Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Пылающее сердце

Неизвестное

"Вечность есть играющее дитя, которое расставляет шашки: царство над миром принадлежит ребенку". (Гераклит Эфесский)



Сократ сказал: "Я знаю, что я ничего не знаю". Мне кажется, что это очень смелое заявление... Подозреваю, что даже это мы с полной уверенностью не может утверждать. Можно с тем же основанием сказать "Я не знаю, что я всё знаю". Единственное, что можно сказать - есть Неизвестное. Это можно было бы назвать Великим Неизвестным, но подлинному величию претит всякий пафос, это удел разных клоунов бытия.
Впрочем, даже название Неизвестное - ошибочно. "Дао, о котором можно говорить, не есть истинное Дао". Трудно мыслить то, чему нет имени и что находится за рамками всякого понятия. Как мы чаще всего представляем Пустоту? Как пустоту комнаты. Чтобы помыслить пустоту нам необходимо обрамление понятным. В одной энциклопедии мне попалась интересная, кажется, буддистская скульптура, изображающая пустоту: это было подобие рамки зеркала на ножках, но без зеркала. Чтобы помыслить бесконечное, нам требуется включить его в рамку конечного. Неизвестное предстает как фигура в плаще с сокрытым лицом.
[Spoiler (click to open)]Помню, как в детстве меня ставила в тупит бесконечность Вселенной. Я представлял себе кирпич, сброшенный с Земли, который падает, падает и не может остановиться. А если есть преграда, граница? Значит будет бесконечность границы, толщина стены, никогда не кончающаяся? Или она кончается? И вот кирпич вновь летит и никак не может упасть... Образность, понятийность встречаясь с превосходящей ее Неизвестностью, либо пытается свести ее к конечному, либо мечется, как пойманная муха в банке, сходя с ума... При этом Неизвестное не что-то далекое, запредельное. Это все вокруг. Вот поэтому в Дзен предпочитали не объяснять, а указывать на Это...
В "Наутилусе" капитана Немо был девиз : «Mobilis in mobile» - "Подвижный в подвижном". Ну... не знаю. Я бы сказал, что более уместен девиз "Неизвестное в неизвестном".
А что же такое наше знание? Это предложение игры, с которым мы обращаемся к Неизвестному. Мы предлагаем Неизвестному сыграть с нами во что-то, например, в науку и создаем соответствующую игру с определенными правилами. И заманиваем Неизвестное. У игры есть правила и имена. Если Неизвестное заинтересовывается, то игра начинается, и открытия случаются. Можно предложить другую игру - под названием магия. И постараться втянуть Неизвестное в этот вид игры. Если игра заинтересует, то магические формулы и ритуалы заработают. Вы садитесь на берегу Великого океана и забрасываете удочку с наживкой "Научный эксперимент" или, например, "Зевс" и ждете, когда нечто клюнет, и поплавок, нырнув, пустит вокруг себя круги по воде...
Возможна любая игра?
В книге Михаила Елизарова "Земля" есть интересный диалог: "Отдельно Алину зацепила своей мрачной выразительностью аббревиатура “МРОТ”, которую я услышал от Юры (минимальный размер оплаты труда, но в контексте какого-то очередного похоронного указа по кладбищенским услугам – перенос оградки или демонтаж памятника).
Алина долго смаковала этот “МРОТ”:
– Звучит как имя хтонического божества! Вслушайся: Мро-о-от! Почти Морена или Мара. Влёгкую можно запузырить в оккультную блогосферу! И поверили бы как миленькие! – Хихикнула. – Ритуалы слагали, вызывали, заклинали!
– Забавно. Только какой толк поклоняться тому, чего нет? – И тут же поправился: – Я хотел сказать, если вообще ничего такого нет. Сверхъестественного... Какой прок поклоняться богу Мроту?
– Не больший и не меньший, чем Ктулху. Но если начать активно призывать бога Мрота, то рано или поздно Нечто, – она растопырила пальцы, словно удерживала невидимый арбуз, – откликнется на призыв. Правда, неизвестно, что именно – первородный ли хаос, лярва или юнгианский архетип из коллективного бессознательного. Потустороннее – всегда кот в мешке. ...я в каком-то журнале читала, что встречаются гигантские грибницы площадью больше тысячи гектаров. Они очень древние, и миллионы грибов на их пространстве – это, по сути, один и тот же гриб. Вот так и Яхве, Кали, Один – просто разные личины хаотичной, первородной силы, которая по коллективному запросу принимает определённую форму культуры. Вся нечисть выдуманная и невыдуманная, старые боги, бесы, демоны и особенно Карл Густав Юнг – это действительно остатки смыслов. И опасность они представляют, только если с ними начинают заигрывать".
Опасность или возможность? Где возможность, там и опасность. Да и есть ли у нас выбор?
Алистер Кроули пишет в книге "Магия в теории и на практике": "Для того, чтобы вызвать Дьявола, нужно лишь позвать его всем своим желанием. Так сказал Волшебник Юрских Гор, и это универсальная магическая истина, применимая не только к Дьяволу, но и ко всем прочим существам. Ибо полное желание каждого человека в действительности является полным желанием Вселенной.
Однако вызвать демонов не составляет труда, ибо они всегда вызывают нас — и нам достаточно лишь вступить на их уровень и побрататься с ними. Когда им будет нечего делать, они разорвут нас на части. Но это случится не сразу: сперва они дождутся, пока мы полностью разорвем всякую связь со своим Священным Ангелом-Хранителем, и только тогда набросятся на нас — если мы не сбежим от них в последний момент".
Относительно сбежать в последний момент мне вспоминаются строчки из любимого стихотворения Иннокентия Анненского:

Прыгнет тень и в травы ляжет,
Новый будет ужас нажит…
С ней и месяц заодно ж —
Месяц в травах точит нож.
Месяц видит, месяц скажет:
«Убежишь… да не уйдешь»…
И по травам ходит дрожь.

«Убежишь… да не уйдешь»... Убежать невозможно.
Но это же безумие - верить, что маленький, ограниченный субъект может влиять на Неизвестное! Да, если только не понимать, что маленькое, замкнутое Эго - это порождение игры, которую Неизвестное ведет само с собой. Так, что ошибки быть не может, и между волей отдельного субъекта и ответом Неизвестного нет разрыва. Ведь Неизвестное и порождает эту волю... «Ибо полное желание каждого человека в действительности является полным желанием Вселенной».
Ницше сказал: "Если долго вглядываться в бездну, то бездна начнет вглядываться в тебя". На самом деле Бездна постоянно вглядывается в нас. И наивно это представлять, например, чем-то вроде бездны ночного звездного неба (хотя бездна ночного неба безусловно вглядывается в нас). Бездна вглядывается в нас каждый раз, когда мы смотримся в зеркало... И когда в нас является желание сыграть с Неизвестным в игру, то это на самом деле Неизвестное зовет нас сыграть с ним. И зачастую шутка заключается в том, что когда нам кажется, будто мы всеми силами защищаем рациональность и суверенность своего Я, мы на самом деле отвечаем на вызов и включаемся в игру. Ведь мы и есть игра.
А зачем эта игра? Не буду корчить из себя умника, употребляя непонятные термины (да и не знаю я их), а порассуждаю на метафизические темы с наивностью ребенка.
Что интересно, когда есть все? Вообще все и нет страхов. Все наше бытие отравлено страхом. И жадность – это аффект страха, последствие опыта нехватки. Всегда хочется «про запас». В рассказе Джека Лондона «Любовь к жизни» спасенный человек уже избавился от голода, стал наращивать жирок, но все равно набивал подушку сухарями. Тщеславие - аффект страха непризнания. Мы все время боимся потерять и поэтому нам хочется большего. Но что может желать абсолютная полнота? (Да, да, я понимаю, насколько некорректно слово желание в отношении Абсолютного, но я же предупреждал, что буду рассуждать, как ребенок. Вы же не обидите ребенка?)
Есть у Тютчева известное стихотворение:

Эти бедные селенья,
Эта скудная природа —
Край родной долготерпенья,
Край ты русского народа!
Не поймет и не заметит
Гордый взор иноплеменный,
Что сквозит и тайно светит
В наготе твоей смиренной.
Удрученный ношей крестной,
Всю тебя, земля родная,
В рабском виде Царь небесный
Исходил, благословляя.

Царь Небесный ходит в рабском виде, благословляя смиренную наготу бедных селений и скудной природы! Помните эти истории о королях и султанах, что в простом платье тайно прогуливались по городу, и, видимо, не только для получения информации, но и испытывая какое-то наслаждение от ситуации… игрового самопринижения.
И герой «Подростка» Достоевского, мечтающий разбогатеть, говорить нечто интересное и важное: «Будь только у меня могущество, рассуждал я, мне и не понадобится оно вовсе; уверяю, что сам, по своей воле, займу везде последнее место. Будь я Ротшильд, я бы ходил в стареньком пальто и с зонтиком. Какое мне дело, что меня толкают на улице, что я принужден перебегать вприпрыжку по грязи, чтоб меня не раздавили извозчики. Сознание, что это я сам Ротшильд, даже веселило бы меня в ту минуту. Я знаю, что у меня может быть обед, как ни у кого, и первый в свете повар, с меня довольно, что я это знаю. Я съем кусок хлеба и ветчины и буду сыт моим сознанием». Подлинное могущество наслаждается этим нисхождением в убогость и бедность. Безграничному интересно сыграть в то, чего у него нет – в ограниченность, бессмертному – в смертность, всемудрому - в глупость. Поэтому вечное вполне забавно сыграть в дурака, в старую безумную бабушку или вздорную девицу. Даже черту это забавно, если судить по «Братьям Карамазовым», где бес признается: «Ты вечно сердишься, тебе бы все только ума, а я опять-таки повторю тебе, что я отдал бы всю эту надзвездную жизнь, все чины и почести за то только, чтобы воплотиться в душу семипудовой купчихи и Богу свечки ставить». Разумеется не на веки вечные, а на время… на время… Вечность играет в временность.
И наше я рождается как результат игрового очарования. Уэйн Ликерман (Рам Цзы) пишет в книге "Просветление – не то, что ты думаешь": "Когда я говорю о ложном чувстве авторства, я не думаю о нём как о низшем состоянии в противоположность высшему, называемому Просветлением. В моём определении ложное чувство авторства фактически не делает ничего. Его единственная функция – присваивать себе функционирование Вселенной, происходящее через определённый организм, как «моё» деяние. Рамеш придумал выражение «божественный гипноз», чтобы описать это ложное чувство, что «я» — автор всего. Это чувство часто присутствует, даже если интеллект полностью понимает, что никак не может быть автором. Вот почему термин «божественный гипноз» так изящен. Если всё божественно, если всё – Одно, тогда даже присутствие ложного чувства авторства должно быть его частью. Это не самогипноз, «я» не может создать его. Оно может только утверждать, что создало его, но это также ложное притязание. Это ложное притязание личного авторства".
Помните слова молитвы? "И не введи меня в искушение..." Искуситель - Бог. Но надо помнить, что надувательство - это тоже часть забавной игры... У вас не бывает ощущения, когда сбывается желание, что словно случается какое-то надувательство? До того, как конфетка была съедена, когда ей еще только махали перед носом – она казалась намного-намного слаще. А потом – чпок! – и пузырик лопается…
Но с игрой одна проблема - она надоедает. Поэтому игры кончаются и боги умирают. Есть игры большие и маленькие. Отдельный человек - эта малая, короткая, игра, а Вселенная - большая. Когда кукла надоедает - ребенок отрывает ей голову. И каждому из нас по окончанию определенного срока отрывают голову, чтобы выбросить в помойное ведро. Великая тайна в том, что Великий Разрушитель - это и есть наше подлинное Я, рассеивающее туман сна. О! На эту тему есть старый, бородатый анекдот, но который настолько в тему, что его нельзя не повторить: «Скачет ковбой по прерии. Скачет себе, как вдруг замечает, что за ним гонится целое племя индейцев. Естественно, он "дает газу", пытаясь от них оторваться, а сам думает - "Ну все, мне конец!". Тут раздается внутренний голос: "Наклони голову влево!". Ковбой недолго думая наклоняет. И тут у него над правым ухом просвистела стрела. "Ничего себе!",- подумал ковбой и поскакал ещё быстрее, про себя думая - "Мне конец!". И тут опять раздается внутренний голос - "Наклони голову вправо!", - и в тот же миг над левым ухом пролетело копьё. Ковбой скачет дальше, а индейцы все ближе. И он думает: "Мне точно конец!". А внутренний голос говорит: "Нет, ещё не конец! Наклони голову вперёд!". Ковбой наклоняет - и прямо над макушкой пролетает томагавк. Скакал бы ковбой и дальше так, да только перед ним возник обрыв. Стал перед ним ковбой и думает: "Ну теперь-то мне точно конец!". А внутренний голос - "Нет, и теперь ещё не конец!". И продолжает: "Слезь с коня и подойти к вождю!". Ковбой слазит и подходит к вождю. Внутренний голос говорит: "Плюнь вождю в лицо!". Ковбой плюёт. Внутренний голос: "Вот ТЕПЕРЬ тебе конец!"
А еще есть у БГ песенка "Три сестры":

А в саду благодать, пахнет медом и сиренью.
Навсегда, навсегда, навсегда - я шепчу - приди, приди.
Кто зажег в тебе свет - обернется твоей тенью
И в ночной тишине вырвет сердце из груди

Три сестры, три сестры черно-бело-рыжей масти,
В том далеком краю, где не ходят поезда.
Три сестры, три сестры разорвут тебя на части:
Сердце вверх, ноги вниз, остальное что куда...

Нас в любом случае разрывают на части - были мы мистическими хулиганами или благопристойными гражданами.
Легкость игры в том, что она прекращается. Дети бросают свои построенные замки в песочнице и бегут обедать. Если бы игра стала бы бесконечной, то она перестала быть игрой. Вот почему мир - театр явлений и исчезновений, рождений и разрушений.

Весь мир - театр.
В нём женщины, мужчины - все актёры.
У них свои есть выходы, уходы,
И каждый не одну играет роль.

И самое главное: надеюсь, читатели понимают, что этот текст носит чисто игровой характер? Жаль, что вы не видите – как хитро я вам подмигиваю…
Пылающее сердце

Тёмный туман

Власть жмется к темным



Недавно посмотрел первый сезон «Настоящего детектива». Мне несколько раз встречалось в разных материалах название этого сериала. Наконец, когда мне попался ролик про него, я решил его все-таки посмотреть. И не пожалел.
Заметил интересную штуку: в последнее время мне попадаются сериалы, которые лучше, чем полнометражные фильмы.
Самое главное – атмосфера, пейзаж нашего мира, предстающий в этом фильме: это Земля, отравленная злом.  Она словно обуглилась от ядовитого прикосновения. Пейзажи Луизианы хорошо передают это состояние. Мне это напомнила атмосферу фильма Дэвида Линча «Семь». В нем есть великолепная сцена: детектив приходит в библиотеку, чтобы найти необходимую информацию по делу, он видит охранников, играющих в карты, и говорит:
- Господа, господа, у вас здесь все книги мира, а вы, что делаете? В покер режетесь.
Те отвечают:
- А мы уже окультурились!
- Культура уже из зада прет!
А другой ставит на магнитофоне великолепную, волшебную «Арию на струне» Баха… И детектив листает книги со страшными картинками под эту чудную музыку, и есть от всего этого ощущение, что мы пережили какую-то страшную катастрофу, которую не заметили…
[Spoiler (click to open)]В «Настоящем детективе» два следователя ведут беседу в машине, и Раст Коул (его играет Мэттью Макконахи) говорит что-то жуткое о человечестве: «Я считаю, что человеческое сознание является трагической ошибкой эволюции. Мы – создания, которые согласно законам природы вообще не должны существовать. Возможно, самым достойным для нашего вида было бы то, чтобы мы прекратили размножаться и ушли бы рука об руку навстречу вымиранию, в одну последнюю полночь – братья и сестры нашедшие выход из нечестной сделки. Я говорю себе, что я в этом мире просто свидетель. Но на самом деле очевидно, что это тоже установка. А для самоубийства у меня не хватает смелости».
Но, не смотря на такой мрачный взгляд на жизнь, в поступка Раста  есть какое-то противоречие, он почему-то борется со злом, расследуя мрачное дело о ритуальном убийстве с какой невероятной одержимостью – на протяжении многих лет. Значит не только отчаяние жило в его сердце. Это становится понятно в финальном диалоге. Напарник Мартин Харт напоминает Расту, что он когда-то сочинял истории про звезды, тот отвечает, что это все были старые темы о борьбе света с тьмой. Харт обводя ночное небо взглядом говорит: «Да, передел явно не в пользу света», а Раст поясняет: «Ты ничего не понял – раньше была только тьма». Хотя эта парочка очень странно выглядит для воинов, ох и странно…
Раст глядит на мир крайне мрачно. Он выбит из него трагической смертью дочери. Будь все счастливо и умеренно, он мог быть вполне приличным, спокойным гражданином. С тривиальной биографией. Но он вышиблен из этой колеи. И в огне горя обрел некое видение, ему открыто, что незаметно для обычных людей – знаки, символы. Но самое главное - у него другая страсть. В православии есть такая версия, что страдания – это милость Божия, открывающая нам глаза. Пробуждающая нас. И если немного подумать, то можно осознать, что самое худшее - это сон жизни, умеренная успокоенность обывателя. Этот сон страшнее всего…
Лев Шестов пишет: «… ангел смерти, слетающий к человеку, чтоб разлучить его душу с телом, весь сплошь покрыт глазами… Бывает так, что ангел смерти, явившись за душой, убеждается, что он пришел слишком рано, что не наступил еще человеку срок покинуть землю. Он не трогает его души, даже не показывается ей, но, прежде чем удалиться, незаметно оставляет человеку еще два глаза из бесчисленных собственных глаз. И тогда человек внезапно начинает видеть сверх того, что видят все и что он сам видит своими старыми глазами, что-то совсем новое. И видит новое по-новому, как видят не люди, а существа "иных миров" …»
Раст, обоженный огнем смерти своей дочери, умиравший много раз, видит что-то новое. Это как шаманская болезнь, приводящая к перерождению человека. И самое главное, что те темные, по следу которых идет Раст, стразу различают в нем близкую душу, вырванную из повседневности.
В одном из комментариев на «Настоящий детектив» я встретил интересную мысль, что эти черные оккультисты творят страшное зло (такое, как принесение в жертву детей) не ради тривиальных выгод, а ради особой жажды к открытию иного, ибо наш мир, потерпевший катастрофу, невыносим в своей двухмерности. У Генона есть понятие «святые сатаны», особые темные подвижники зла. И в известном «Утро магов» встречаются очень интересные размышления о природе подлинного зла, которое совсем не похоже на то, что мы чаще всего принимаем за зло: «Колдовство и святость - вот единственная реальность… Обычный человек, плотский и чувственный, никогда не будет настоящим святым. И настоящим грешником - тоже. Мы по большей части просто противоречивые создания и, в общем, не заслуживаем внимания. Мы следуем нашим путем по повседневной грязи, не понимая глубинного значения вещей, и поэтому добро и зло в нас идентичны - случайны, незначительны…  Зло в своей сущности есть что-то уединенное, страсть души? Средний убийца как таковой - вовсе не грешник в подлинном смысле этого слова. Это просто опасное животное, от которого мы должны избавиться, чтобы спасти свою шкуру. Грех состоит для меня в стремлении проникнуть запретным способом в другую, высшую сферу. Поэтому вы должны понять, отчего он так редок. Слишком мало людей и вправду желает проникнуть в другие сферы, будь они высокими или низкими, дозволенными или запретными. Святых мало. А грешников - в том смысле, как я это понимаю - еще меньше. И гениальные люди (принадлежащие порой и к тем, и к другим) - тоже редки...»
А вокруг этих темных, демонических подвижников, трутся люди власти – со своими интересами, с жаждой обретения силы. И когда в фильме темных накрывают, то все концы уводящие наверх – обрубаются, следствие дальше идти не может. А там, дальше – страшная загадка элиты, темный туман…
Интересный материла опубликовал сайт «Новых известий»: «В эфире ютуб-канала Фейгин Live специалист по оккультизму Андрей Космач раскрыл шокирующие подробности "чёрных" ритуалов и рассказал о том, какие магические практики наиболее популярны в российской столице.
«Сейчас не будем затрагивать тему тринадцати великих мировых оккультных орденов, потому что это очень сложная тема. Давайте коснёмся более приземлённых ритуалов.
Главный критерий приземлённого ритуала – театральность. Чем более он будет театральным и чем больше в нём будет крови и жути - тем он считается наиболее эффективным. Сейчас в Москве очень актуальны две так называемые практики. Одна из них - вуду, а вторая - «санта муэрте» (santa muerte), то есть «святая смерть».
Давайте сейчас просто рассмотрим ритуал «на зло». Это будет наиболее интересно и весьма впечатляюще. Здесь существует два самых важных компонента. Если «на зло» - то это должен быть свежий труп, желательно маньяка-убийцы, и деревянная кукла с очень трогательным названием Чичирику. Первый этап. На кладбище адепт культа выкапывает свежий труп маньяка-убийцы или суицидника, привозит в помещение, где всё будет происходить, разделывает на части, выкладывают в бочку, в которой смешивает их с могильной землёй. В землю вставляют копья, на которые насаживают живых птиц, которые должны умереть в страшных мучениях.
Второй аспект – это кукла. Всегда эта кукла вырезается исключительно из древесины. Её размер не превышает 40-50 см. Куклу делают парную. Вначале искусный мастер создаёт образ, который очень и очень напоминает образ жертвы, для которой будет сделано это «зло». Затем готовую фигурку замачивают в составе из крови и сока растений.
Через четыре дня кукла вынимается из этого состава и закапывается в эту могильную землю с частями трупа, на шесть дней… После этого одна кукла остаётся у адепта, жреца или колдуна, а вторую куклу торжественно отправляют человеку, которому она и предназначается.
И вот здесь срабатывает, прежде всего, психологический элемент. Если человек в это верит, он и получает, ровным счётом, то, во что верит. Исключительно на это и рассчитано, не более. Никакой серьёзной практики, как у тринадцати мировых орденов, там нет.
Я вам могу привести пример от ноября 2019 года. В Москве одному очень высокопоставленному бизнесмену, которого мы часто видим на экранах телевизора, на день рождения прислали роскошную, восхитительную коробку. Именинник, естественно, радостно открывает эту коробку, и что он видит: там лежит вот такая кукла, которая ещё и окружена определёнными предметами.
У этого человека произошёл очень серьёзный инфаркт. Он в это реально верил и он получил то, во что верил».
Чем интересна эта история? Кто такой Габышев, и в какой степени он шаман – вопрос открытый. Хотя некоторые факты его биографии оказались небезынтересные. Он окончил истфак Якутского госуниверситета, а шаманом стал после того, как смерть жены едва не довела его до безумия. Но во всей истории с ним, интересен не столько сам Габышев, как реакция власти на него. Казалось бы, если в далекой Якутии кто-то бьет в бубен и вызывает духов – это его личное дело. У нас шаманизм не преследуются законом, государство носит светский характер и не принято сжигать ведьм на костре. Даже если он вдруг начинает странный поход. У нас нельзя ходить по дорогам? Или это могут делать только члены «Единой России»? И только с благими пожеланиями в адрес власти? Но дело не в этом… Было бы желание запереть Габышева – его бы заперли. Есть же старое  надежное средство  – «обнаружили наркотики» в крайнем случае. Нес кило кокаина в столицу под шаманским предлогом. Но странные пляски власти вокруг шамана, возможно, что-то такое демонстрирует. Власть словно бы его реально опасается и в то же время боится. А почему боится? Так бояться могут только те люди, которые сами прибегают к оккультным практикам…
«МК» в номере от 20.06.2019 г. опубликовала материал под заголовком «Российские чиновники массово увлеклись оккультизмом». В нем говорится: «С медицинской точки зрения сознание властителей все больше приобретает клинические черты, — утверждает политолог Валерий Соловей. — Трудно иначе охарактеризовать людей, которые периодически совершают оккультные обряды с целью обретения силы и власти, регулярно обращаются к шаманам при принятии важнейших общенациональных решений, напрямую «общаются с космосом» и делают еще более фантасмагорические вещи».
Причем явление носит не просто массовый, а прямо-таки повальный характер: исключений среди высшего чиновничества, по словам политолога, сегодня практически нет.
Религиовед-эзотериолог Иван Буджум подтверждает факт поветрия. Утвердительно отвечает на вопрос о культе оккультного в коридорах власти и политолог, преподаватель МГИМО Автандил Цуладзе: «Поскольку все это глубоко личное, естественно, точной информации на этот счет ни у кого быть не может. Но в принципе действительно прослеживается определенная тенденция к увлечению чиновничества эзотерическими дисциплинами»».
Весь вопрос – как далеко заходят подобные практики…
Пылающее сердце

Пасхальное…

Отчаянье и надежда



Вчера устал и лег спать пораньше. Но потом проснулся, ворочался и не мог уснуть… Взял планшет, покопался на Ютубе, на глаза попался ролик с названием… что-то вроде «Самые страшные фотографии, которые видели криминалисты»… Как-то так.. В ролике нет видеоряда. Там просто читается текст. И, как правило, это истории про людей, которые умирали очень нехорошо и в одиночестве…
Я, конечно, пожалел, что посмотрел такое видео, вернее – послушал. Уснуть я сразу так и не смог, а лежал в темноте и думал…
В этом году из-за самоизоляции так и не удалось попасть на кладбище. Дело даже не в испуге, не в страхе перед запретами, а в том, что отменили транспорт, а так, как у меня нет автомобиля, то это создало много проблем…. Но когда я бываю на кладбище, то не могу удержаться от того, чтобы не смотреть на памятники, на кресты, на фотографии и даты жизни и смерти. Это как читать книгу жизни. Кажется, что покойники как-то по особому смотрят с поблекших эмалевых фотографий, это словно взгляд с другой стороны - оттуда. На страницах этой книги часто встречаются трагедии: умершие дети, молодые люди с одинаковыми датами смерти. И невольно начинаешь понимать – что за каждым крестиком, за каждым холмиком – агония, мука, страдание, горе. Молодая девушка смотрит с крестика, храня за этим взглядом какую-то большую беду, какой-то ужас… И вот все кладбище представляется таким … закопанным в землю страданием… А потом я и всю историю вижу, как череду непрерывной агонии, мук и страданий: миллионы корчатся в предсмертных муках.
[Spoiler (click to open)]Иногда мне кажется, что я глубоко и сильно ненавижу этот мир. И у меня появляется странное желание стать на карачки и что-то выблевать из себя– то ли комок мерзкой шерсти, то ли ужас и отвращение…
А еще я думаю о Пасхе… Несмотря на то, что я – совок, мне близок этот праздник. И по традиции, и по смыслу. Мы его отмечали всегда, и в советское время – неизменно. Есть в этом праздники что-то весенне-языческое, какой-то не убиваемый  культ предков, уходящий в туманную глубь времен. Но есть и что-то, заставляющее меня о нем все время размышлять в эти весенние дни.
Есть в евангельском повествование что-то очень правдоподобное. Апостолы не описываются, как сверхчеловеки, люди особого ума и смелости. Рыбаки, мытарь… Евангелия не пытается их приукрасить и сообщает, что они не всегда понимали своего Учителя, которого, кажется, порой выводили из себя. Фраза: «О, род неверный и развращенный! доколе буду с вами? доколе буду терпеть вас?»  не вполне понятно кому была брошена – то ли народу, то ли ученикам, но спорить не буду, я не знаток Писания.
Очень правдиво то, что предателем стал один из учеников. И то, что апостолы не проявили чудес героизма в защите Учителя, а разбежались. Апостол Петр трижды отрекся от Христа. Эта история совершенно не приукрашивается… И вообще на момент казни Христа – все предельно понятно и естественно. Иисус говорил: «Я победил мир», но в тот момент, когда ученики видели умирающего в жутких страданиях Учителя на кресте им, должно быть, как никогда было ясно, что этот мир победить нельзя. Что его законы неизменны и князь мира всегда торжествует, всегда говорит последнее слово. И если бы на этом была поставлена жирная точка – то какие еще могли бы возникнуть вопросы? Что тут еще надо разъяснять, кто тут такой глупенький?
Образ мертвого Христа  с картины Гольбейна – один из пугающих символов в романе Достоевского «Идиот». Чахоточный Ипполит под впечатлением картины пишет в своей записке: "Природа мерещится при взгляде на эту картину в виде какого-то огромного, неумолимого и немого зверя или, вернее, гораздо вернее сказать, хоть и странно, - в виде какой-нибудь громадной машины новейшего устройства, которая бессмысленно захватила, раздробила и поглотила в себя, глухо и бесчувственно, великое и бесценное существо - такое существо, которое одно стоило всей природы и всех законов ее, всей земли, которая и создавалась-то, может быть, единственно для одного только появления этого существа! Картиной этою как будто именно выражается это понятие о темной, наглой и бессмысленно-вечной силе, которой всё подчинено, и передается вам невольно. Эти люди, окружавшие умершего, которых тут нет ни одного на картине, должны были ощутить страшную тоску и смятение в тот вечер, раздробивший разом все их надежды и почти что верования. Они должны были разойтись в ужаснейшем страхе, хотя и уносили каждый в себе громадную мысль, которая уже никогда не могла быть из них исторгнута. Всё это мерещилось и мне отрывками, может быть действительно между бредом, иногда даже в образах, целые полтора часа. Может ли мерещиться в образе то, что не имеет образа? Но мне как будто казалось временами, что я вижу, в какой-то странной и невозможной форме, эту бесконечную силу, это глухое, темное и немое существо. Я помню, что кто-то будто бы повел меня за руку, со свечкой в руках, показал мне какого-то огромного и отвратительного тарантула и стал уверять меня, что это то самое темное, глухое и всесильное существо, и смеялся над моим негодованием".
  С огромным тарантулом – все ясно и понятно. Мы его видим во всем отвратительном великолепии и особенно сейчас, когда в России и в мире творится что-то запредельное….
Очень большая правда в том, что апостолы не поверили женам-мироносицам, и, должно быть, решили, что бедные женщины помешались от горя. И я никогда не испытывал осуждения в отношении поведения апостола Фомы – его то реакция вполне нормальная…
То, что христианская история не закончилась на распятии – большая загадка и тайна. Что случилось с теми простыми людьми, вполне трусливыми и не очень глубокими, что их преобразило? Что изменило их до неузнаваемости, наполнило той мощной верой, что они смогли заразить других? И я не думаю, что это были не просто размышления на диване, разные выдумки, известно к каким результатам приводящие. Там словно бы случилась какая то вспышка, которая своим фактом отменила законы мира, бесконечное торжество огромного тарантула. И я, советский человек, который не крещен и никогда не посещает храмы, в эти праздничные дни все-таки люблю думать о том, что в наш не очень хороший мир иногда проникают такие преображающие вспышки света. И это мне дает надежду…
Пылающее сердце

Не спасения в одиночку



«Каждый побрел в свою сторону
И никто не спасет тебя».

       (Исайя)


Не могу сказать, что мне нравится поэзия Зинаиды Гиппиус. Листая ее сборник я находил стихотворения интересные и не очень. Но вдруг нашел одно, поразившее меня, даже не столько поэтической формой, сколько своим смыслом. Оно называется "Ограда".

В пути мои погасли очи.
Давно иду, давно молчу.
Вот, на заре последней ночи
Я в дверь последнюю стучу.
Но там, за стрельчатой оградой
Молчанье, мрак и тишина.
Мне достучаться надо, надо,
Мне надо отдыха и сна...
Ужель за подвиг нет награды?
Я чашу пил мою до дна...
Но там, за стрелами ограды
Молчанье, мрак и тишина.

[Spoiler (click to open)]Стучу, кричу: нас было трое,
И вот я ныне одинок.
Те двое выбрали иное,
Я их молил, но что я мог?
О, если б и они желали,
Как я любили... мы теперь
Все трое вместе бы стучали
Последней ночью в эту дверь.
Какою было бы отрадой
Их умолить... но все враги.
И вновь стучу. И за оградой
Вот чьи-то тихие шаги.
Но между ним и мной ограда.
Я слышу только шелест крыл
И голос, лёгкий, как прохлада.
Он говорит: «А ты любил?
Вас было трое. Трёх мы знаем,
Троим вам быть здесь суждено.
Мы эти двери открываем
Лишь тем, кто вместе и одно.
Ты шёл за вечною усладой,
Пришёл один, спасал себя...
Но будет вечно за оградой,
Кто к ней приходит не любя».
И не открылись двери сада;
Ни оправданья, ни венца;
Темна высокая ограда...
Мне достучаться надо, надо,
Молюсь, стучу, зову Отца
Но нет любви, темна ограда,
Но нет любви, и нет Конца.


Мы живём в эпоху распада. Мы как камни разрушенного собора: каждый валяется по отдельности, и свою отделенность почитает за благополучие. И даже духовность наша пронизана этим духом отделенности. Тот, кто ещё спасается, уже этот факт считает за великий подвиг и спасается в одиночку, словно бы выгребая на своей персональной лодочке от обреченного "Титаника", уходящего в темную пучину. И даже не задумываясь о том, что спасения в одиночестве, быть может, есть всего лишь форма утончённого эгоизма.
«Махабхарата» — это индийский эпос о героях и богах. Один из ее героев — старший из братьев-Пандавов, сын царицы Кунти и царя Лунной династии Панду, царь Индрапрастхи и, позднее, Хастинапура – Юдхиштхира.
Когда пришло время для великого исхода Пандавов, то облачившись в одежды отшельников, пятеро братьев вместе с Драупади покинули навсегда Хастинапур. Они дошли до гор Хималая, за ними открылась обширная пустыня, а за пустыней - гора богов Меру, упирающаяся вершиной в небосвод. Миновав пустыню, они стали подниматься в гору тропой, ведущей на небо. Вскоре, не вынеся тягот пути, упала Драупади, и дух ее отлетел. Потом упал мертвым Сахадева, потом настал черед Накулы, следующим пал Арджуна, а после него - Бхимасена. Только Юдхиштхире, царю справедливости, удалось взойти на вершину, где его встретил Индра, чтобы доставить на своей колеснице в рай.
Юдхиштхира ступил было на колесницу, но Индра сказал оставить его спутника пса, создания, которому вход на небеса не был позволен. Юдхиштхира не пожелал оставлять в одиночестве существо, однажды взятое под его опеку. Индра спроисил: «Ты можешь оставить братьев позади без кремации… И ты отказываешься покинуть бродячего пса!» Юдхиштхира ответил: «Драупади и братья покинули меня, не я их» и отказался пойти далее без собаки. В этот момент пёс превратился в бога Дхармы, испытывавшего Юдхиштхиру в образе животного. Старший из Пандавов с честью выдержал последнее испытание.
По прибытии в рай он не нашёл ни одного из своих братьев или жены Драупади. Полубоги объяснили ему, что его братья в аду за свои грехи. Юдхиштхира отправился в ад, чтобы увидеть своих братьев. Там его ужаснули стоны и реки крови, пролившиеся в битвах, но овладев собой он услышал голоса любимых братьев и жены. Они звали его и просили разделить с ними страдания. Юдхиштхира рассудил, что лучше остаться в аду. В этот момент все преобразилось, оказавшись иллюзией и ещё одним испытанием сына Дхармы.
Готовы ли мы, ценой своего спасения, принять ад ради любви? И можно ли спастись, если жажда спасения больше любви.
Помните притчу о луковке, рассказанную в «Братьях Карамазовых»?
Жила-была одна баба злющая-презлющая и померла. И не осталось после нее ни одной добродетели.  Схватили ее черти и кинули в огненное озеро. А ангел-хранитель ее стоит да и думает: какую бы мне такую добродетель ее припомнить, чтобы Богу сказать. Вспомнил и говорит Богу: она, говорит, в огороде луковку выдернула и нищенке подала.
И отвечает ему Бог: возьми ж ты, говорит, эту самую луковку, протяни ей в озеро, пусть ухватится и тянется, и коли вытянешь ее вон из озера, то пусть в рай идет, а оборвется луковка, то там и оставаться бабе, где теперь.
Побежал ангел к бабе, протянул ей луковку: на, говорит, баба, схватись и тянись.
И стал он ее осторожно тянуть и уж всю было вытянул, да грешники прочие в озере, как увидали, что ее тянут вон, и стали все за нее хвататься, чтоб и их вместе с нею вытянули.
А баба-то была злющая-презлющая, и почала она их ногами брыкать: „Меня тянут, а не вас, моя луковка, а не ваша“.
Только что она это выговорила, луковка-то и порвалась. И упала баба в озеро и горит по сей день.
А ангел заплакал и отошел.
Так и нас наверное покинул ангел-хранитель из-за того, что остыла в нас любовь…

И каждый прочь побрел, вздыхая,
К твоим призывам глух и нем,
И ты лежишь в крови, нагая,
Изранена, изнемогая,
И не защищена никем.


(М. Волошин, «Родина)
Пылающее сердце

Внезапная смерть Всеволода Чаплина

Мысли вслух, вызванные скоропостижной смертью протоиерея Всеволода Чаплина


Я долго думал, стоит ли вообще касаться этой темы. Это не тот случай, когда можно что-то конкретное сказать. Можно разве что делиться лишь своими смутными ощущениями, догадками, а это все весьма сомнительно. Но вот Александр Пасечник на канале "Сталинград" записал ролик на тему внезапной смерти Всеволода Чаплина. Да и у меня эта смерть тоже оставило какое-то странное впечатление.
В последнее время случилась целая цепочка скоропостижных смертей известных персон. Я понимаю, что все люди смертны, а некоторые люди даже внезапно смертны. И у этих умерших обнаруживаются какие-то болезни, да и мало, наверное, полностью здоровых людей. Но все-таки... за небольшой срок происходит что-то дивное: как-то непонятно скончался Доренко на мотоцикле - в заключении о смерти сказано "от разрыва аневризмы". То Никита Исаев умирает в поезде. Читаю: "в 2 часа ночи Исаев побежал в туалет из вагона СВ, скоро вернулся и говорил о том, что отравился, повторив это несколько раз". О причине смерти читаю - "скончался от остановки сердца".
И вот Всеволод Чаплин... "МК" опубликовал слова близкого друга покойного: "Он сел на лавочку у храма после завершения литургии и умер от сердечного приступа". Ну, конечно, как пишут, протоиерей страдал и астмой, и сахарным диабетом, и все это безусловно тяжелые болезни. Но что-то не дает покоя... Вовсе не хочется наводить напраслину, строить домыслы, заниматься конспирологией и придумывать какие-то зловещие истории. Но.... как-то странно...
[Spoiler (click to open)]
К Всеволоду Чаплину у меня смешанное отношение. Он был довольно видной фигурой, делал какие-то заявления... Не хочу сейчас тратить время, поднимать его старые высказывания, делать подробный анализ - что он и когда говорил.
Можно долго перечислять посты, которые он занимал: заместитель председателя ОВЦС Московской Патриархии, член Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте Российской Федерации, председатель Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества  и т.д. Он время от времени делал заявления, вызывавшие подчас бурную реакцию в обществе. Свою реакцию сейчас помню довольно смутно: помню, что от каких-то его слов я пожимал плечами, что-то удивляло. Но Чаплин был на виду, публичным человеком, говорящим от лица Церкви. А потом в 2015-2016 гг его настигла опала: со всех постов Чаплина поснимали. Он тогда довольно жестко выступил с критикой Патриарха. «Мы достаточно серьезно разошлись с его святейшеством в понимании того, какова должна быть роль Церкви в государстве и обществе. Я считаю, что мы должны быть независимы, мы должны критически вести диалог с властью, не поддакивать ей, спорить с ней, спорить с обществом, даже если кто-то не соглашается с тем, что верующие люди говорят», — сказал Чаплин. Но скандальная ситуация утихла, стала забываться... Был человек и куда-то словно пропал.
А потом наступил 2018 год, началась "пенсионная реформа". А я тогда очень внимательно следил за всеми акциями протеста. И вдруг в записи, выложенной на Ютуб, о проведенном в Москве митинге против реформы, я увидел выступление Всеволода Чаплина. Говорил он очень неплохо. Само его появление на митинге оппозиции меня тогда поразило. Конечно, тогда разные представители церкви, разные батюшки в основном, выступили против пенсионной реформы и я даже сделал подборку их заявлений. Это было отрадно, что хоть кто-то в Церкви от этой ситуации не отстранился и обозначил свою позицию. Но, несмотря на опалу, Всеволод Чаплин все-таки выглядел значительной фигурой, и его соучастие в действиях оппозиции было для меня неожиданностью. И я уже тогда подумал, что он играет с огнем.
Затем были еще его выступления на различных оппозиционных акциях, он появлялся в роликах оппозиционных каналов. А потом вдруг он внезапно умер... И, возможно, причиной всему неважное состояние здоровья. А, с другой стороны, я не могу не думать о том, что власть отводит Церкви вполне определенную роль. И, как мне кажется, власть относится с особой тревожностью к возможности соединения религиозности с протестными настроениями. И понятно - почему. Дело в том, что обычного, мирского человека, протестующего по социальным мотивам, довольно легко запугать, застращать, надавить на определенные кнопки; он психологически, как правило, уязвим. Конечно, встречаются и среди таких людей решительные бойцы, но все же в обыватели нет решимости идти до конца. Иное дело - человек с религиозной страстностью, чья мотивация не ограничена рамками обычной жизни. И тогда появляется взрывная смесь - политизации и религиозного фанатизма, который может образовать некую форму, если так выразиться, "шахидизма", мученичества за веру. С таким человеком уже трудно что-либо сделать, его сложно запугать, с ним не работают привычные приемы обработки, "прессовки". Я думаю, что власть очень хорошо понимает эту угрозу и поэтому ко всему, что касается религиозной жизни, она проявляет особую щепетильность. И, как мне кажется, оппозиционность Всеволода Чаплина, чем бы она не была вызвана - искренними чувствами или обидами, - для власти носила вполне угрожающий характер. Возможно, что под внешним благолепием, спокойствием, под спудом лояльности, в Церкви таятся разные энергии, а фронда Всеволода Чаплина могла вызвать некое подражание.
Сейчас о нем много чего пишут, некоторые не придерживаются правила "об умерших хорошее или ничего". Попался мне в сети заголовок статьи Александра Невзорова, которую я даже не стал читать. А из небольшой заметки Кураева мне запомнилась одна фраза - о том, что Всеволод Чаплин был живым человеком.
И тут хочется немного коснуться судьбы Церкви в нашей стране. Мне кажется, что православие у нас загнали в затхлый, совершенно тупиковый угол. Это случилось намного раньше, нынешняя олигархическая власть просто продолжила определенную традицию. Когда некоторые батюшки начинают говорить о трагедии ХХ века, о гонениях при большевиках, то мне кажется, что они либо действительно не понимают подлинной трагедии русской Церкви, либо просто переводят стрелки, дабы все запутать. Потому, что трагедия Церкви случилась задолго до революции - тогда, когда ее окончательно оформили, "упаковали" в качестве своеобразного министерства по делам религий при императоре. Церковь выполняла определенную пропагандистскую и идеологическую, а иногда даже жандармскую роль, когда догладывала в компетентные органы сведения, открывшиеся на исповеди. И в итоге, вроде бы, с одной стороны, православие оказалось в особо привилегированном положении, а, с другой, превратилось в служанку престола. Церковь стала засушенным институтом, с духом казармы, в котором усохла мысль и дух увял. И если при советской власти действительно были какие-то гонения (о реалиях, подлинных масштабах которых нужна вести отдельный разговор), то они скорее оживили жизнь, потому, что если бы Церковь так и влачила свое существование в недрах империи, то, глядишь, жизнь в ней бы окончательно увяла. Христианство, как религия, рождалась в условиях жесточайших гонений, которые ее закаляли. Но христианство можно растлить и убить, задушив в объятиях. Вот что сейчас, как мне кажется, и происходит. И вроде бы храмы строятся, и приходы растут, но такое ощущение, что жизнь остановилась, впала в коматозное состояние.
Нельзя, конечно, судить всех сразу. Тем более, глядя извне. Мои суждения однобоки и, возможно, неверны. Но то, что встречал в виде разного рода плодов "православной идеологии" мне кажется совершенно безысходным, ловушкой мысли и духа. Особенно в виде этого царебожества с культом императора. Яростный антисоветизм, и такое подчас странное преподношение консерватизма, что он не привлекает, а, скорее, отталкивает. Хотя, безусловно, здравый консерватизм необходим. Иногда создается впечатление, что все свелось к совершенно засушенной, безжизненной мантре, установке на дурную простоту. Я не наблюдаю (возможно, по собственной вине), что при внешнем экстенсивном развитии Церкви забурлила бы православная мысль, православные идеи. Я понимаю какую важную роль играют догматы. Но сами догматы были рождены бурлящей жизнью Церкви, живой мыслью. Нельзя строгим следованием правилам подменить эту жизнь. Если это случилось, если Церковь не способна ничего рождать, значит она, как живое явление, - умерло, это реликт, свет давно погасшей звезды.
Время прошло, изменились люди, эпоха другая. Есть ли какой-то отклик? Нельзя же просто говорить, что все деградировало, что люди испортились и погрязли в грехе. Нужно формировать свой позитивный современный образ - социума, человека. Современное христианское общество - это что? Можно ли российскую олигархию считать христианским обществом? Нельзя же просто ссылаться на то, что деды 200 лет назад жили по-другому. Первые христиане были не просто современными, они пришли с революционным учением и этим вызвали негодование фарисеев. Ветхому завету был противопоставлен Новый, и было сказано, что новое вино не вливают в старые меха. Чем стало христианство, если бы оно изначально было крайне консервативным? Ничего бы вообще не получилось... Если христианство живо, то оно не может просто ограничиваться догматами, жить бесконечным повторением прошлого, застыть в виде живых мощей. Оно должно заново обретать себя в современности. И, тем более, мне кажется тупиковым создание церковного культа Романовых, которые хорошенько поработали над оскопление русского православия. Есть же капитальный труд Флоровского "Пути русского богословия", где описывается, что в послепетровскую эпоху русское богословие сводилось к борьбе прокатолических и пропротестанских партий. Это было все таким мертвым повторением заимствованного.
Есть еще в нашей современности трагическая фигура, чья жизнь была внезапно прервана. Тоже был очень живой, активный человек - священник Даниил Сысоев. Он занимался активной миссионерской деятельности и был, как и многие батюшки, ярым антисоветчиком, предлагал снести Мавзолей. Но он выступил против ереси царебожия, даже брошюру его читал на эту тему. И его зарезали, якобы, за критику ислама, а там - пойди разбери кто и за что...
Вести разговор с православными о том, что жизнь зашла в тупик, бывает подчас очень непросто. Кургинян хорошо говорил о том, как в разных религиях отсекался ум. Растет религия, в ней бурлит мысль, творчество, а потом вводится особая установка и думать становится вредным. Заучивая, повторяй что до тебя придумали и не размышляй. Мне кажется, что и в православии в какой-то момент внедрили подобный механизм остановки мышления. Хорошей добродетелью стала вера без размышления. А все попытки думать, размышлять - идут якобы от лукавого,  пытающегося сбить с правильного пути. Ну, в плане дисциплины, возможно, подобная установка очень эффективна, но мне кажется - это лучшее средство, чтобы при этом оглупить и умертвить дух в Церкви. И у нас получается общее умерщвление жизни...
Внезапно умершие люди, о которых я сказал в начале материала, по своим убеждениям были не особенно мне близки. Доренко у меня подчас вызывал крайнее раздражение, Никита Исаев был, насколько я понял, - либералом. Не могу сказать, что я так уж полностью разделял убеждения Всеволода Чаплина. Но идет такой странный процесс, что на нашем политическом поле исчезают последние живые люди, которые еще хоть как-то шевелятся, бегают, шумят, иногда кривляются, но хоть как-то проявляют жизненность. Доренко был странный человек, с какими-то хулиганскими наклонностями, и на власть работал, и мог вдруг что-то ядовитое против власти сболтнуть. И все у нас в России как-то омертвляется, не знаю уж - случайно или по злой воле. Но те, кто остался из разряда живых - вообще склонны быстро умирать. Как некогда Виктор Илюхин рассказал, что в нашей стране налажена целая индустрия по фабрикации фальшивых архивных документов, и вскорости скоропостижно скончался и тоже от сердечка... Этот сердечный диагноз давно преследует разных не вполне вписывающих людей. Есть очень темная история смерти Шукшина, скончавшегося от "сердечной недостаточности", хотя он ранее на сердце не жаловался.
Евгений Черных пишет в "КП" пишет: "«Есть, есть тайна в смерти Шукшина, - утверждал Алексей Ванин. - Многое мог бы поведать Жора Бурков. Но он унес тайну в могилу. Раз двадцать мы приглашали Жору, чтобы откровенно поговорить о последних днях Шукшина. Он всегда соглашался, но ни разу не пришел».
Вот и Анатолий Заболоцкий говорил мне, что Бурков всегда нервничал, когда он просил его рассказать о последних часах жизни Шукшина. И каждый раз по-разному излагал ход событий. То говорил, что в каюте, когда они зашли ночью, стояла чашка кофе, которую Шукшин не заказывал. Наутро чашка исчезла. То про запах корицы в каюте после смерти Макарыча - так, дескать, пахнет «инфарктный» газ, вызывающий остановку сердца. Позже на вечерах памяти Шукшина, по словам Ванина, «Жора напивался вусмерть». В сильном подпитии намекал друзьям, что Макарыч умер не своей смертью, но он, дескать, не может открыть всю правду. Сам Бурков тоже умер рано - в 57. От той же «сердечной недостаточности»".
Вот ведь как случается в жизни...
Пылающее сердце

Бесполезность



У меня из головы не выходит фраза из книги Эмиля Чорана "Признания и проклятия": "Когда, проявив слабость, садишься работать над книгой, нельзя без восхищения думать о том хасидском раввине, который отказался от подобных планов, поскольку не был уверен, что ему по силам написать книгу исключительно ради удовольствия своего Создателя".
Эта фраза ушла у меня на задний план, но я время от времени вспоминал ее и думал. Писать текст только для удовольствия Бога - значит с предельной отрешенностью от всего суетного. В наших действиях, словах очень часто бывает много игры на публику: мы актерствуем, строим из себя кого-то.
[Spoiler (click to open)]
Жан-Поль Сартр с безжалостность описывает свое детское актерство в "Словах": "Я вел двойную жизнь, в равной мере фальшивую: на людях я был паяцем — пресловутый внук знаменитого Шарля Швейцера; наедине с собой я погрязал в воображаемых обидах. ... моим реальным «я» могло навсегда остаться чередование обманов".
В нас всегда присутствует эта оглядка, она понятная, без нее невозможна социализация. Но очень часто "казаться" становится намного важнее чем  "быть". Есть тысяча и одна причина "играть на публику", всегда есть страх, что не поймут, посчитают, что дурак, а мы всегда хоть немного хотим признания, даже тогда, когда машем рукой "да мне плевать"... Это все бесконечные игры социализации, игры взаимных "поглаживаний" (по Эрику Берну). И нам нужны роли, маски, актерская игра. Мы не делаем, а изображаем что-то из себя. А если мы чуть-чуть нарушим рамки, нам тут же объяснят, что так вести не подобает.
А чтобы выйти хотя бы на время из этого актерства, нужно отрешиться и прежде всего от идеи какой-либо пользы. Иногда посещает мысль, что занимаешься абсолютно бессмысленным, бесполезным делом, когда пишешь свои статьи, которые никому не нужны, или делаешь рисунки, которые никто не смотрит. Но в следующую секунду этой мыслью о полной бесполезности и по особому вдохновляешься. Появляется ощущение свободы и непривязанности. В этот момент не погружен в злобу  дня мира сего, а словно бы паришь над ним.

Бесполезность

Я знаю  - это бесполезно,
Но бесполезность сладкий дар.
Глядеть на вещи надо трезво,
Когда в душе угас пожар.

Когда ты мертв и только разум
Считает мыслей медяки,
Впустил сердечную заразу -
Гнить от мучительной тоски.

Пускай умершие хоронят
Таких же мертвых, как они,
Пусть соревнуются в погоне
За пользою, сжигая дни.

А коль в тебе хоть искра тлеет
Безумный опьянит завет:
Цель выраженья не имеет,
Простор открыт, предела нет.

Может быть человеческому духу и пристало творить бесполезное вопреки всякому прагматизму? Может быть только это и достойно его? Делать нечто глядя в бесконечное пространство перед собой, в глубину небес...

Прекрасное равнодушие -
Сижу я ленивою тушею:
Всех целей узлы развязаны,
Все мысли родились и сказаны,
И в точку сошлись параллельные
У горизонта над елями,
Над соснами, над дубравами,
Холмами в снегу и оврагами.
Прекрасное равнодушие -
Истоки желаний задушены,
В потоке слилось то, что временно,
Все личное в дымке потеряно...
Пылающее сердце

Корабли на дно уходят



Вы же все знаете тест Роршаха: человек смотрит на абстрактные чернильные пятна и, описывая их, проецирует на них свое собственное внутреннее содержание. В художке наш преподаватель Михаил Абрамович учил основам композиции, приговаривая: «По пятнам надо, по пятнам!» И он шел от абстрактной композиции пятен: брал кусок мятой бумаги, макал в краску и наносил на лист сочетание пятен. А потом в этих пятнах можно спроецировать любую фантазию и сюжет… Так, глядя на пятна на старой штукатурке стены, мы можем разглядеть лица, деревья, фантастические пейзажи…

[Spoiler (click to open)]

Это вступление делаю лишь затем, чтобы читателям было ясно: я отдаю себе отчет в том, что написанное ниже есть не коспирология, а проекция моего сознания, моего внутреннего содержания…

Недавно заглядываю на Ютуб (частенько туда заглядываю), и мне попадается песенка из мультфильма «В синем море, в белой пене…». Все-таки советская мультипликация была удивительной, своеобразной, авторской. Прекрасные мультфильмы делал Роберт Аршавирович Саакянц, ныне покойный. Думаю, многие еще помнят мультфильмы цикла, созданного по сказкам классика армянской литературы Ованеса Туманяна («Кто расскажет небылицу?», «Ух ты, говорящая рыба!»,  «Находчивый крестьянин» и другие).

Роберт Саакянц (1950-2009).jpg

В мультфильме Саакянца «В синем море, в белой пене…» песня ««В море ветер, в море буря…» занимает очень солидное место. Сам мультфильм короткий по продолжительности, а большую его часть звучит эта песня. Я одно время думал, что ее исполняет Пугачева, но это голос Анаит Каначян.

И вот сейчас слушая эту песенку, я вдруг стал, как в кляксе Роршаха различать что-то такое, чего не видел раньше. Какие то мои фантазии стали проецироваться… Мультфильм был снят в 1984 году, за это время многое с нами случилось, и, видимо, это содержание меняет восприятие. Видеоряд, сопровождающий песню, так же важен, как и слова самой песни. А нам показывают подводный мир, где рогатый музыкант пожирает рыб, впрочем, и рыбы меланхолично, неторопливо пожирают друг друга; такая иллюстрация к социал-дарвинизму, о котором мы в далеком 1984 году еще мало чего знали.

В море ветер, в море буря,

В море воют ураганы,

В синем море тонут лодки

И большие корабли!

Корабли на дно уходят

С якорями, с парусами,

На морской песок роняя

Золотые сундуки...

Корабли лежат разбиты,

Сундуки стоят раскрыты,

Изумруды и рубины осыпаются дождём.

Если хочешь быть богатым,

Если хочешь быть счастливым,

Оставайся мальчик с нами —

Будешь нашим королём.

Будешь сеять ветер в море,

В синем море, в белой пене,

Пусть, захлебываясь в пене,

В море тонут корабли.

Пусть на дно они ложатся

С якорями, с парусами,

И тогда твоими станут

Золотые сундуки, золотые сундуки...

Эта песнь какая-то попсовая, но легко цепляющаю. И это песнь соблазнения. Мы вот все думаем, что демонический соблазн совершается в готическом стиле, под мрачный гул органа, а, возможно, что современные уцененные душенки можно скупать оптом под веселую попсу.

Слушаю сейчас эту песню я и мне не весело. В ней излагается некая схема превращения человеческих жизней в богатство. А для наглядности нам показывают любопытную картинку: водоворот затягивает корабли, они перемалываются через мясорубки и на выходе появяются сундуки с золотом.

Это прекрасное графическое изображение той системы, что построена сейчас в России.

В качестве иллюстрации я приведу несколько цитат из прессы, которые не требуют особых комментариев, все предельно красноречиво и наглядно.

- «Ведомости» пишут: "Минфин отчитался о рекордном профиците бюджета. По предварительной оценке, доходы федерального бюджета в 2018 г. составили 19,45 трлн руб. (102,7% от запланированных), превысив расходы 16,71 трлн (99,4%) почти на 2,75 трлн руб., сообщает Минфин. В результате профицит достиг 2,7% ВВП".

- цитата с сайта «Свободная Пресса» от 25 марта 2019 г.: «По данным исследовательского холдинга РОМИР, в феврале уже этого года средний чек вырос сразу на 2,3%, что стало рекордом за последние годы наблюдений. «Столь резкий рост среднего чека в феврале, скорее всего, обусловлен последствиями повышения НДС, который привел к росту цен». — поясняет президент холдинга Андрей Милехин».

- «Число ультрабогатых жителей России, владеющих состоянием от 30 миллионов долларов, за год увеличилось на 7% — это самые высокие темпы роста в мире. К такому выводу пришли составители ежегодного доклада World Wealth Report, представленного Knight Frank в Москве».

-  «Естественная убыль населения в 2019 году станет рекордно высокой за 11 лет, следует из подсчетов Росстата».

Корабли лежат разбиты,

Сундуки стоят раскрыты,

Изумруды и рубины осыпаются дождём…

Но меня еще смущает один момент. По учебе в институте я помню что такое «корабль». Люди, знакомые с архитектурой, особенно с храмовой, этот термин знают: ««Корабль» — архитектурный тип, характеризующийся расположением частей церкви (храма, трапезной и колокольни) в одну линию, в чём было найдено сходство с кораблём».

Joy in Sorrow floorplan, G&P 1832.jpg

Кроме того, в русской иконописи есть сюжет называемый «Корабль веры».

Сайт "Алчевск Православный" пишет: «Этот сюжет в русском искусстве известен в стенописях, на иконах, в лубочных картинках. Впервые он появился в XVII веке, когда в 1666 году в Киево-Печерской лавре вышел сборник проповедей епископа Черниговского и Новгородского Лазаря «Меч духовный». «Корабль веры» помещался на титульном листе книги, представляя собой не отдельную гравюру, а часть более обширной композиции". На иконе мы видим корабль с мачтой в виде православного креста, ведомый самим Иисусом Христом, окруженным апостолами, вероучителями и мучениками. Плавание совершается в бурном житейском море, где верных последователей Христа подстерегают бесчисленные опасности. Отождествление церкви с кораблем — древняя традиция. Иногда и архитектурно храм уподобляется спасительному кораблю. Слово «неф» (в средневековых церквах — продолговатая часть здания, простирающаяся от главных входных дверей до хора) произошло от латинского navis — корабль, вследствие того, что в обозначаемой им части храма собираются во время богослужений члены христианской общины, которая издревле уподоблялась кораблю, а также вследствие внешнего сходства этой части с кузовом опрокинутого корабля».

Корабли на дно уходят

С якорями, с парусами…

А знаете, что такое «парус»? «Парус — часть свода, элемент купольной конструкции, посредством которого осуществляется переход от прямоугольного основания к купольному перекрытию или его барабану».

А знаете, что такое «якорь»? В православии есть «якореобразный» крест. Вот, что о нем пишут: «Первоначально этот символ попался археологам на Солунской надписи III века, в Риме — в 230-м, а в Галлии — в 474 году. А из «Христианской символики» узнаем, что «в пещерах Претекстата находимы были плиты без всяких надписей, с одним изображением «якоря» » (Гр. Уваров, стр. 114). В своем Послании Апостол Павел поучает, что христиане имеют возможность «взяться за предлежащую надежду (т.е. Крест), которая для души есть как бы якорь безопасный и крепкий» (Евр. 6:18-19). Этот, по слову Апостола, «якорь», символически прикрывающий крест от поругания неверных, а верным открывающий подлинный его смысл, как избавление от последствий греха, и есть наша крепкая надежда.

Церковный корабль, образно говоря, по волнам бурной временной жизни доставляет всех желающих в тихую пристань жизни вечной. Поэтому «якорь», будучи крестообразным, сделался у христиан символом надежды на крепчайший плод Креста Христова — Царство Небесное».

В мультике есть странный кадр: спасательный круг лежит на дне, а его вверх тянет якорь, словно пытаясь поднять со дна. А на заднем плане стоят потопленные корабли с мачтами, чьи вершины похожи на кресты (кстати, номера на них интересны – 007, это явная связь с Джеймсом Бондом, а вот 747 напоминает Боинг. Мультик был создан в 1984 году, а 1 сентября 1983 года в небе над Сахалином при пролёте над территорией СССР был сбит южнокорейский «Боинг-747». Вот и думаю – к чему бы это?)

Корабли на дно уходят

С якорями, с парусами,

На морской песок роняя

Золотые сундуки...

Золото подчас представало довольно зловещим символом. Например, в виде Золотого тельца. А.Ф. Лосев пишет в работе «Исторический смысл мировозрения Рихарда Вагнера»: «Все человеческое, да и мировое зло происходит оттого, что люди и боги строят свое благополучие на беззаконном использовании нетронутой мощи и красоты мироздания, символом чего является золото Рейна, и золотом этим овладевает один из Нибелунгов, Альберих, который отрекается от любви и проклинает ее… Осознав всю пагубу золота, гибнут герои и боги, пытавшиеся основать свое блаженство на незаконном овладении этим золотом, и притом погибают в мировой катастрофе...»

Еще хочу напоминить, что Церковь – это не здания, а сообщество верующих. И я в своих проекция сознания, могу воспринять куплеты этой песенки, как сообщение о духовном разгроме человечества: спасительные корабли в житейском море утонули и ушли на дно. При этом ясно, что гибельные водовороты не возникают просто так, есть, так сказать, операторы этих бедствий, короли глубин…

Мультик начинается с того, что дед с внуком поднимают из моря в сетях бутылку, и выпускают таящееся в нем зло. Этот колдун сообщает интересные сведения: «Тысячу лет я ждал этой минуты!»

В Апокалипсисе говорится: «Он взял дракона, змия древнего, который есть диавол и сатана, и сковал его на тысячу лет...Когда же окончится тысяча лет, сатана будет освобожден из темницы своей».

В мультике колдун не может якобы вспомнить имя великого волшебника, что заточил его. Вопрос: может ли сатана произнести вслух имя Божие?

Зло вырывается на свободу и похищает внука (будущее). И начинает его соблазнять богатством и своим злым «счастьем». И не только. Он предлагает брак с неким женским персонажем. Персонаж похож на русалку, но когда она глядит с экрана - в ее глазах сверкает нечто пугающее.

Характер возможного брака иллюстрируется видеорядом: два брачных кольца из руки русалки превращаются сначала в короны, а потом соединяются в хищную, зубастую пасть капкана, так что перспективы этого возможного брака становятся вполне понятными.

Один из известных образов демонической женственности – это Лилит. Приведу пару цитат: «Внешность ее разнится в зависимости от источников. Средневековые демонологии считают, что она выглядит как олицетворение похоти, сексуальности, более древние тексты описывают ее как поросшую волосами, имеющую змеиный хвост или когтистые звериные лапы — отметины, данные Богом и его ангелами в качестве наказания». «Согласно кабалистической и некоторым ответвлениям иудейской традиции, Люцифер и Лилит — супруги. Первая из всех демониц — именно она. Во всех мифах женщина предстает супругой ангела Самаэля — так изначально звали Сатану, что подчеркивает древность происхождения традиций».

Если вы думаете, что я слишком далеко зашел в своих фантазиях, то укажу на один интересный факт. Если заглянуть в фильмографию Саакянца, то можно обнаружить, что самый первый мультфильм снят им в 1972 году. И называется он «Лилит».

Это не вполне анимация, а скорее слайд-шоу из миниатюр древних армянских рукописных книг. И в этом странном для советских атеистических времен мультфильме рассказывает о том, что Бог сначала создал для Адама Лилит из огня. Но она ушла к сатане. Потом Бог создал Еву из земли, но Адам стал тосковать об огненной Лилит. История очень многозначительная, в конце которой не точка, а многоточие, и похожая на знак понимающим.  Так, что Саакянц вполне был в теме…

Но еще раз повторю, что не занимаюсь конспирологией, а просто делюсь своими размышлениями, невзначай возникшими, своими совершенно безосновательными фантазиями.

…Известна фраза «будущее отбрасывает тень в настоящее». Вот только способны ли мы различить эту тень и понять ее значение? Появляются такие, подчас пугающие знаки, предвещающие что-то, но разве способны мы их увидеть и прочитать? И как понять – знаки ли это или проекции собственной фантазии?

P.S. Кстати, многие увидели в одной из рыб Трампа.

Пылающее сердце

Рождение личности



Мы думаем,  что рождаемся сразу, что мы данность,  постоянный фон нашей жизни.
Мы можем сомневаться во всем, но только не в собственном существовании. Уж что-что, а наше Я - пуп Вселенной, какие тут могут быть сомнения? Это  бытие Бога легко можно подвергнуть сомнению, а вот свое тепленькое Эго, оно всегда тут, рядышком...

На самом деле это некое недоразумение, вызванное недостатком наблюдательности, рефлексии. Существование Эго кажется безусловным до тех пор, пока на него не начинаешь пристально смотреть.
Эго - результат социализации,  маска,  возникшая под внешним воздействием.  Эгоистические установки на самом деле безличностны,  механистичны,  привнесены извне.
Это, если можно так выразиться, - базовое программное обеспечение, набор необходимых минимальных функций: пи-пи, ка-ка, мня-мня, ещё что-то, набор каких-то тривиальностей. Различия в этих базовых наборах примерно такое же, как у скрепышей, что раздают в Магните: одни серые, другие синие, но по сути это одно и то же. Подобным образом, запрограммировано не только "приличное" поведение, но и субкультуры.
Мы сидели, как с другом на скамейке, мимо прошла девушка с ядовито накрашенными волосами. Друг сказал примерно следующее: "Если ты видишь девушку с такими волосами, то, скорее всего, у нее проколот пупок, она либертарианка и слушает определенную группу". Т.е. это набор, неизвестно и кем составленный, как кукла Барби продающаяся в коробке с комплектом платьиц и мебели. Не нужно усилий, все уже продумано без нас. Это как скачать программку в Плей Маркете. Можно бесплатную, можно платную, но все усилие лишь в том, чтобы выбрать и установить.
Молодой человек хочет быть оригинальным, не таким, как все. Ему предлагают готовые наборы: не желаете ли готом или панком? Вся линия субкультуры продумана, атрибуты можно приобрести в ближайшем магазине...

Мы представляем собой - набор автоматизмов. То, что мы гордо своим Я - лишь сумма стандартных, достаточно простых программ, все отличия которых кроются в малозначительных деталях. Мы все безлики и механичны, стандартизированы. Даже наши мысли о собственном Я - результат общей стандартизации.
Мы живем не родившись,  пребывая в общем потоке бессознательности.
Такая жизнь заполнена "яканьем" и "мойканьем": «моя машина», «моя женщина», «моё барахло», «а я думаю», «а я так считаю»... Но это всё якающее небытие. Оно пустотно, в нем отсутствует сущность.
Личность - это не то, что существует в нас изначально, само собой, это то, что должно быть рождено в итоге целенаправленных усилий.
В Индии брахманов называют «дважды рожденными» (двиджа). Евангелие от Иоанна говорит: "Если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия".

Мы должны родиться второй раз - уже не физически, а духовно. Без этого человек так и остаётся безличной, бесформенной болванкой...
Я с некоторой неприязнью отношусь к понятию «self-made man», оно связано с либеральным индивидуализмом, и, как правило, зациклено на иллюзорных успехах и призрачном Эго. Но в глубоком смысле личность - это задача. Это то, что должно строиться. Нам всегда кажется, что наши жизненные задачи связаны с внешним; там во внешнем мире надо чего добиться, достичь. Мы не воспринимаем самих себя, как то, что должно быть построено.

В масонстве есть представление о работе над диким камне, я, возможно, не очень правильно его понимаю. Но суть заключается в том, что мы в начальной позиции представляем собой бесформенный камень, который надо обтесать для придания ему правильной формы. Это символический язык строительства, архитектуры. Наверное, точнее символ прорастающего семени: каждый из нас есть семя, которое может прорасти, а может и не дать всхода….

Пылающее сердце

Левая идея и метафизика



Темы: Кризис материализма. Общество потребления. Причины атеистической революционности. Религия как основание старого мира. Революционеры-семинаристы. Уязвимость атеизма. Неявные метафизические смыслы красной идеи. Предупреждение Бердяева о советском мещанстве. Новый человек для новой революции.
Цели революции. Сводится ли левая идея к мещанству? Сытость и депрессия. Коммунистическая идея: критика капитализма и проект нового человека. Творческая сила истории, как скрытый Бог марксизма. Марксизм как вера. Скрытые религиозные символы. Борьба с несправедливостью. Бессмысленность современной эксплуатации. Победой над несправедливостью проблема человека не исчерпывается. Поколение советских мещан. Трагедия СССР.
Вывернутый марксизм. Сатанизм. Государство-церковь. Построение ада на земле.
Аскетизм первых большевиков. Христианские ценности. Аморален ли материализм. Упадок социализма как подготовка к зверскому капитализму. Отсутствие красной метафизики, как уязвимость.
Православие и аскетизм. Буржуазность. Буржуазность в религии. Аскетический атеизм. Утрата идеи нового человека, Хрущев и крысятничество.
Скрытая религиозность советизма. Вульгарный материализм, как путь к катастрофе. Развилка. Метафизичность сверхзадачи. Опошление и омертвение советизма.
Капитилизм - антихристианский и неэтичный. Унизительность борьбы за кусок хлеба. Новое понимание качества жизни. Физическая и духовная голодность.
Пылающее сердце

Доктор Мертваго

Воля к смерти российской власти


Россия - мое Отечество, а я патриот, и мне глубоко неприятна та ненависть к России, что изливают некоторые либерасты, считающие ее недоразумением. Но быть патриотом - не значит быть слепым и рисовать свою Родину в духе аляповатых, лубочных ура-патриотических плакатов и вести речи только о проклятых супостатах, что хотят извести наше богоспасаемое Отечество. Любить Родину - значит не боятся правды о ней, даже если эта правда не очень красивая.
Основоположник раннего славянофильства Алексей Хомяков писал 23 марта 1854 года в стихотворении «Россия»:
…Но помни: быть орудьем Бога
Земным созданьям тяжело.
Своих рабов он судит строго,
А на тебя,  увы! как много
Грехов ужасных налегло!
В судах черна неправдой чёрной
И игом рабства клеймена;
Безбожной лести, лжи тлетворной,
И лени мёртвой и позорной,
И всякой мерзости полна!
[Spoiler (click to open)]
Сильно сказано: «И всякой мерзости полна!» И сейчас хочется поговорить не о внешних врагах, а о внутренней мерзости, оказавшейся страшнее внешних супостотатов.
...Я недавно слушал Максима Шевченко на радио «Эхо Москвы». Обсуждался, если не ошибаюсь, визит Путина в Ватикан. Журналистка допытывалась: какой в этом смысл? Максим Шевченко сказал примерно следующее: Ватикан является очень серьезным субъектом мировой политики, в отличие от РПЦ, которая в принципе никакой особой субъектности не имеет. Так, как ее еще при царе превратили в служанку престола. Поэтому есть смысл ехать к Папе Римскому и с ним встречаться, но нет никакого смысла ехать к Патриарху всея Руси и о чем-то с ним разговаривать...
Наши российские православные царебожники трагикомичны: они славят то, что их Церковь фактически уничтожило. Романовы, уничтожив патриаршество, использовали православие в практических интересах, почти что подчинив охранке, и эта государственная практичность окончательно съела какое-либо значительно внутреннее содержание. Эта была казарменная церковность. В итоге от Церкви осталась одна внешность. Бывает, что в паутине увидишь грустные, спеленатые жертвы паука, которых он давно высосал. Вот и при Романовых Церковь спеленали и высосали. И когда нынешние царебожники начинают затягивать песнь о трагедии православия в годы большевизма, то хочется ответить: «Спохватились! Нельзя убить то, что уже было мертво». То, что Церковь мертва - прекрасно продемонстрировало ее так называемое «возрождение» в годы перестройки и реформ. Парадокс ситуации в том, что церквей становится все больше, а Церкви при этом как бы и нет.
При этом я нисколько не злорадствую.  Нынешнее состояние Церкви - трагично, она могла бы стать серьезным фактором в национальной жизни, если была бы живой. Но чего нет, того нет...
И дело не в том, что я совок, который, якобы, испытывает к религии неприязнь. У меня такой неприязни нет. К тому же я считают, что советская номенклатура сделала с идеей коммунизма ровным счетом то же самое, что Романовы сделали с Церковью, - т.е. умертвили и засушили. И трагедия коммунистической идеи в нашей стране случилась задолго до 1991 года. Это высушивание и выхолащивание идеологии казалось оправданным ситуацией внешней угрозы, состоянием «холодной войны» («не до жиру, быть бы живу»), но потом оказалось, что все это делалось не для сохранения страны, а ради ее распродажи. Т.е. с патриотизмом это засушивание не имеет ничего общего.
Потом та же номенклатура стала играть с идеями демократии. И ясно, что она с ними сделала - она их стремительно умертвила и опустошила до такой степени, что в России даже появилось словечко «дерьмократия». Поэтому до такой степени не интересны разговоры про выборы и про Госдуму: это засохшая муха, которую давным-давно высосал паук. Там нет жизни.
При этом российская власть в деле умерщвления и засушивания достигает особых успехов. Коммунистическая партия в СССР превратилась в пустую и позорную оболочку не сразу, она в истоках имела бурный этап большевизма, героический период сталинизма. А вот «Единая Россия» была создана изначально мертвой, как чучело набитое опилками. Это мертворожденное дитя, спроектированное стерильным от жизни, т.к. наша странная власть не доверяет жизни, она, вероятно, кажется ей крайне подозрительной и опасной. А мертвое предсказуемо и надежно. Поэтому охранительная политика и заключается в постоянном умерщвлении и бальзамировании. Живой человек - это плохо, а мумия - хорошо. Хорошая политика - это мертвая политика, когда демонстрируется мертвая внешность без всякого содержания. Социальная политика - это политика умерщвления, помогающая «дорогим россиянам» тихо и неприметно упаковаться в могилки, чтобы под крестами и памятниками обрести полностью неэкстремистский статус. Хорошие города - это брошенные города, с мертвым, пустыми домами, где в разбитых окнах стонет ветер. Хорошие поля - это поля поросшие бурьяном. Хорошие заводы - это мертвые заводы, с пустыми цехами. Это проявляется во всем, даже в мелочах. Создается впечатление, что власти нашего города ненавидят жизнь во всех проявлениях: зеленые насаждения уничтожаются, а на месте выкорчеванных деревьев появляется асфальт. Мертвый асфальт надежнее живых растений. В центре города, на центральной площади находится старое здание ЦУМа, в годы реформ там теплилась странная жизнь - было много разных лавочек, где торговали какими-то б\у телефонами. Но даже эта форма жизни не могла устроить: всех оттуда изгнали и вот теперь ЦУМ который год находится в совершенно мертвом, призрачном состоянии, которое так нравится властям. Таких призрачных зданий в городе много, например, бывший молодежный центр, военная прокуратура, дом офицеров, сельскохозяйственный колледж - всех не перечислишь.
Когда в 2014 году власть стала играть с патриотизмом, она тут же стала его высасывать, засушивать и умерщвлять. В итоге патриотическая риторика официальных пропагандистов стала совершенно невыносимой. Даже самых ярых патриотов стало трясти от их телевыступлений.
Но самое главное, что власть умерщвляет саму идею российской государственности, превращает ее в дохлую высосанную муху, и очевидно, что мы уверенно идем к какой-то катастрофе. Либо умертвители нас упакуют в гробики, либо жизнь восстанет и испепелит эту странную государственность, превратившуюся в похоронное агентство. И вразумлять людей будет невозможно потому, что возникнет страстное желание просто вырваться вон из склепа и глотнуть свежего воздуха...