Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Пылающее сердце

Россия в гробу




Праздник, я кушаю куличек с чайком и думаю, а мысли не праздничные, хотя погодка за окном чудесная.

Есть советский фильм по мотивам одноимённой сказки Евгения Шварца, снятый в 1964 году. В описании на Википедии замечательная фраза: «Четыре злых волшебника, главная цель жизни которых — делать людям пакости, осознают, что уже постарели и не могут заниматься своим делом так, как прежде. Они решают вернуть себе молодость». Молодость они возвращают похищая чужое время: они становятся юными, а дети становятся старичками.

Так вот: главное преступление современной российской власти не в том, что она крадет деньги. А в том, что она крадет время – главный не возобновляемый ресурс. У нации, у страны похищена целая эпоха, страну просто сбросили в состояние безвременной комы. Попробуй – верни теперь это. Разрушенный завод можно отстроить заново. Но как вернуть время, за которое, например, Китай полностью преобразился.

[Spoiler (click to open)]

Кто они – эти злые волшебники России? Весь свой творческий потенциал они показали сполна, и ясно - что сюрпризов не будет. Путин уже похож на живую мумию, бормочущую набор слов не имеющий к реальности никакого отношения, словно бы в голове у него установлен органчик. В стране почти полностью убита не только общественная, но всякая творческая жизнь. В мрачном, паучином углу безнадежности угасает российская наука, а госпожа Васильева, боевая подруга Сердюкова, становится почетным академиком Российской академии художеств! Это такое у нас теперь высокое искусство!

«Певцу, выступающему под псевдонимом ЮрКисс, российский президент Владимир Путин вручил медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени, вызвав негодование в соцсетях и возмутив известных представителей российской эстрады. Они гадают, что должен был сделать российский музыкант, чтобы в 23 года его наградили государственной медалью «За заслуги перед Отечеством»? Парень не стал российским музыкантом, вошедшим в топ Billboard 200, не выиграл Евровидение, а уже получил такую награду. Ответ прост: ЮрКисс — старший сын близкого к Кремлю влиятельного продюсера Владимира Киселева. О «большом вкладе» можно судить, послушав хотя бы пару песен ЮрКисса. «Где-то моя бейба без меня, меня она не знает — это зря!», — поется в песне ЮрКисса «Лишь она». Там есть и такие строки: «Фар-фар, кидебу, фар-пиду, комбинация джаз, я решаю на ходу, просекаю фишку на раз-два, один взгляд, искра — и со мной она»». Это теперь такие заслуги перед Отечеством, высоко оцененные самим Путиным!

В космосе – мы теперь отстающие, единственные российские космонавты в черной форме теперь бегают с дубинками по улицам, хватая и дубася граждан.

Невозможно жить, невозможно чем-то заниматься. «ТАСС. Россия потеряла к августу 2020 года 1 млн 95 тыс. 423 микро-, малых и средних предприятия (МСП), или почти каждый пятый бизнес в этом секторе, выяснила аналитическая служба международной аудиторско-консалтинговой сети FinExpertiza».

Полицаи гоняются за музыкантами. «В Сети появилась информация о том, что ФСБ создала «черные списки» музыкантов, выступления которых могут оказаться под вопросом. Об этом сообщил юрист Международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков». «Фронтмен музыкальной группы "Ногу свело!" Макс Покровский рассказал об отмене гастрольного тура по Сибири из-за давления на организаторов. Об этом музыкант написал в своем блоге в Instagram. "В большинстве городов, так ждущих нас после длительного перерыва, организаторов концертов вызвали в какие-то важные кабинеты и сказали, что концерт "Ногу свело!" состояться не должен. А если состоится, то площадки под тем или иным предлогом закроют. COVID поможет", - сообщил он. По словам артиста, "всем понятно, откуда ноги растут". При этом музыкант подчеркнул, что билеты на концерты продавались отлично, но "тяжелые времена продолжаются"».

Полицаи громят монастырь, уводят в полон схиигумена, изгоняют монахинь.



В России организуются спецоперации с участием ОМОНа, чтобы нейтрализовать и упечь в психушку (здравствуй, карательная психиатрия!) якутского шамана Габышева! Сказочное кощеево царство сказочного!

И главные средства злых волшебников – разная форма кражи времени: задержания, аресты, тюрьмы – представляющие собой такие капсулы небытия, где нет времени.

При этом полицаи уже гоняются за адвокатами, пытающимися защищать задержанных: «В номере отеля Mercure в Москве, где остановился глава объединения юристов и журналистов «Команда 29» Иван Павлов, проходит обыск, передает корреспондент “Ъ”».

И похоронным маршем звучит одно и то же: чистки, аресты, ужесточение наказания. «В государственном медиахолдинге ВГТРК прошли кадровые чистки — уволили людей, которые проявляли какие-либо симпатии к оппозиции, утверждает издание Baza со ссылкой на свои источники. «Сразу несколько сотрудников новостных телеканалов были уволены за выражение оппозиционных взглядов, в том числе и в собственных соцсетях — за репосты чужих сообщений и комментарии к постам, — утверждает издание. — Среди тех, кто был вынужден покинуть компанию, оказались несколько операторов и монтажеров. Всех их, по словам источников „Базы“, вызвали сначала для разговора к их руководству, после чего и озвучили причины для увольнения».

Целое поколение выросло в эпоху безвременья, есть люди, которые видели только одного президента – Путина. Они родились при нем, возможно, при нем и умрут (мумии не покидают свой пост).

В современной России невозможно жить, жизнь высосали вампиры. Нас превращают в дряхлых, угасающих старичков, потому, что живые мертвецы питаются нашими силами, нашим временем.

Россия похожа на мертвую царевну в хрустально гробу безвременья.

Христос воскрес. Воскреснет ли Россия?

Пылающее сердце

Красный конь



Печально горели соборы,
Тревожно горели мосты.
Проснулись орудья "Авроры",
Буденнова шашки остры...

Огонь по деревьям шагает,
Сметая попутно дома,
В уснувших сердцах пробуждает
Искру, поджигает ума.

Из жизни болотистой лужи
Восстал красный, солнечный конь:
Себя наконец обнаружил
Вселенский и вечный огонь.

Со светлым праздником - с Днем роденья Ильича!

DTCf eiXUAAQEiw

Пылающее сердце

Генри Миллер "Тропик рака"

"Год назад, даже полгода, я думал, что я писатель. Сейчас я об этом уже не думаю, просто я писатель".

" Одеваясь, ван  Норден опять впадает в полусонное состояние. Надев шляпу набекрень и просовывая руку в  рукав пальто,  он  начинает  мечтать вслух  о Ривьере, о солнце, о том, как  было бы хорошо вообще ничего не делать. "Все,  чего я  хочу в жизни,  --  говорит он задумчиво, -- это  читать,  мечтать  и трахаться -- и  так все время".
Пылающее сердце

Самсара (2011)



В переводе с санскрита «самсара» переводится как «вечно движущееся колесо» или «цикличное существование».Картина представляет собой полуторачасовое путешествие по самым удивительным местам планеты. Всего съемки проводились более чем сто различных местах в двадцати пяти странах мира на пяти континентах.

Режиссер: Рон Фрике
Пылающее сердце

Пять дней на море

День отъезда 7 июля оказался очень длинным. Чтобы спасти от засухи свои и без того замученные растения на даче, пришлось встать ранехонько и смотаться туда для полива – это все-таки давало им какой-то шанс выжить. Мечтать о таком подарке природы, как дождик – не приходиться. Раньше на Руси июль называли червенем - от плодов и ягод, которые, созревая в июле, а еще «грозником» - от сильных гроз. А еще его можно с полным правом назвать «засушенцем».
И вот, после всех последних приготовлений, мы, наконец, окончательно упаковываем чемоданы, а позднее начинаем пробираться к вокзалу.
Бородатый нищий в подземном переходе бормочет нам: «Всех благ, удачи!» Как такому не подать денежку? Тем более, что удача нам действительно не помешает. По злой иронии мы купили билеты на поезд №13, а день возвращения тоже пришелся на 13 число.
Я говорю жене:
- Давай, может быть, постараемся полюбить это число?
Она отвечает:
- Лучше просто игнорировать.
- Ну, так не получиться, чтобы что-то пересилить надо проявить противоположную силу – не страх, а любовь.
…В здании вокзала душное адище: перед табло со временем прибытия поездов толпа народа, все с рюкзаками, тележками и чемоданами, невозможно не пройти, не пошевелиться. Шум не дает разобрать половину слов диспетчера. В конце концов выясняется, что наш поезд задерживается.
- Поезд идет от Саратова, что там могло с ним случится на этом отрезке? Машинист напился?
Мы маемся. Пытаемся пристроится на лавочках, стоящих на перроне, но чувствуем себя яичницей на сковородке. Рядом – в тенистом уголке раскинулся цыганский табор: на постеленном прямо на асфальте покрывале спят дети. Цыганки что-то говорят им по своему: «Золотко, тыр-дыр-дыр».
Мы ищем тенистый уголок, наконец, пристраиваемся на подоконнике вокзала, который немного закрыт от палящих солнечных луче. Думаю: «Неужели ни кому не пришло в голову, что неплохо бы устроить на перроне какой-нибудь навес?»
Наконец, наш скорый поезд №13 прибывает с опозданием более чем на час. И вот мы в вагоне. Я смотрю на суету на перроне уже несколько отстраненно, как человек вырвавшийся из нее. Воробьи скачут по раскаленному асфальту с раскрытыми от жары клювами.
И вот мы отправляемся – в 18.05, хотя по расписанию должны были уехать в 16.50.
Нам попалась разговорчивая попутчица, она признается: «Не люблю Волгоград – климат здесь сухой, в городе шум, грохот…»
Боевая тетка выговаривает молоденькому, заспанному проводнику: «Это что за безобразие – почему не включаете кондиционер?» У проводника нет сил долго сопротивляться, он на что-то нажимает, и по вагону начинает идти благодатная прохлада. Жизнь становится совсем хорошей…
Жене звонит подруга, тревожно спрашивает: «У вас все нормально?» Мы удивляемся. Уже позвонив матери, узнаю от нее, что в Краснодарском крае сошел с рельсов пассажирский поезд. Причина нашего опоздания становится понятной…
За окном мелькают то гаражи, то серые грязноватые стены, изрисованные граффити. Наконец, появляется высокая труба с густым серым дымом и проходная Химпрома, через которую моя мать долгие годы ходила на работу. Вид у предприятия страшноватый, какой-то запущенный: пустые корпуса, мертвые трубы, ржавые цистерны.  Мелькает какая-то постройка с выбитыми окнами…
А потом, за городом начинается степной пейзаж: то степь с голубоватыми пятнами полыни средь высохшей травы, то поля до горизонта, словно накрытые желтовато-белой скатертью соломы…
Машинист старается наверстать упущенное время, поэтому стоянок почти нет, из вагона никого не выпускают.
Разговорчивая попутчица что-то рассказывает про своего сына-охранника, про то, как по дурному возводят олимпийские объекты в Сочи: «Там же плавуны кругом, ничего не держится». Я мог бы подкрепить беседу фактами, которые известны мне, но не хочется говорить о политике… Лезу на полку, пытаюсь слушать аудиокнигу, но скоро засыпаю. Люблю, очень люблю спать в поездах, нравится мне и стук колес, и мерное раскачивание. А вот жена мается всю ночь в непривычной обстановке…
А утром за окном другой пейзаж. Я смотрю, как по краснодарскому перрону прохаживаются голуби. Поезд трогается, мимо нас проплывает стена с граффити «Россия для русских!», лозунг «Слава Кубани!» над воротами какого-то предприятия, много рекламных щитов с надписью «Мрамор и гранит», солидное здание «Банк Кубань кредит», небольшой, симпатичный православный храм с зелеными полусферами куполов и золотыми маковками. Затем раскрывается золотисто-зеленое поле подсолнухов…
Вот уже станция Горячий ключ, а дальше - горы… Перед Туапсе мы влетаем в длинный тоннель, и на какое-то время погружаемся в полный мрак. После Туапсе дорога пролегает по берегу моря: воздух уже другой, видны отдыхающие на пляже, и идущий к горизонту громадный танкер. А с противоположной стороны над нами нависают обрывистые склоны с косыми линиями пород, укрепленные металлической сеткой.
На пляжу промелькнул забавный домик составленный из пластиковых ящиков – там, наверное, поселились настоящие дикари!
И вот наша станция – Лазаревская.
Хозяин «частной гостиницы», с которым мы созвонились еще в Волгограде, встретил нас прямо у вагона. Мы погрузились в его красную легковушку и поехали сквозь гудящий улей южного города.
Спрашиваем про погоду:
- Посмотрели по Яндексу - там на всю неделю обещали дожди.
- Ну, так это же специально делают антирекламу.
- Зачем?
- Чтобы не сюда ехали, а в какое-то другое место.
Нам удалось удачно избежать пробок, и вырвавшись из города начинаем петлять по серпантину – это похоже на какой-то аттракцион.
Жена интересуется, указывая на склон горы:
- А что это за деревья такие высокие?
- Кипарисы. Там до революции была богатая усадьба. Сейчас от нее и следа не осталась, а вот деревья растут до сих пор.
Мы въезжаем в Головинку, и оказывается, что наша «частная гостиница» - почти на самом берегу моря, прямо у железнодорожного полотна. Познакомившись с хозяйкой мы идем осматривать жилье. Нам в итоге приглянулась маленькая комнатка на втором этаже с видом на сад: рядом с окном большое лавровое дереве, чуть дальше – инжир.
Расположившись, собираемся на море – время не ждет, всего пять дней. За это время надо так накупаться и назагораться, чтобы захотелось обратно домой…
Море оказалось неспокойным, небо облачным. Хмуро поглядывая на это говорю: «Это все подлая антиреклама…»
Цвет моря удивительно бирюзовый, словно в него добавили красителя… Вода напоминает бутерброд – слой теплый, слой прохладный. Прохладный поток, возможно, – из впадающей в море речки Шахе.
Пляж в Головинки из гальки. Когда мы приехали сюда в первый раз, то долго не могли налюбоваться на разные по форме и цвету камни. А я непрерывно искал «куриного бога». Еще в советские времена, в детстве посмотрел фильм, в котором говорили, что если найти камушек с дырочкой, который называется «куриным богом», то поглядев через это отверстие на Солнце можно загадать желание. В приступе энтузиазма тогда отыскал их штук шесть…
А в этот раз я просто поглядываю по сторонам лежа на пляжном коврике.
Волны с шумом обрушиваются на берег, а потом сползают обратно шурша галькой. На пляже кто-то с удовольствием демонстрирует красивое тело, а кто-то старается не обращать внимание на свою дряблую фигуру… То и дело проходят ходоки с узлами предлагая товар: «Соленая рыба, кукуруза, чурчхела..»
Меж людей по пляжу – туда сюда - прохаживаются в поисках съестного сосредоточенные голуби. Рядом ищут добычу птицы покрупнее – здоровенные морские чайки. Одна из них по стариковски втягивая голову подходит к мусорному мешку и точным движением вытягивает пакет с остатками еды.
Мальчишки бегают по плитам волнорезов, ковыряются в щелях. Пробегают мимо нас – у одного из них пластиковая посудина с водой, в ней кто-то копошиться.
- Что поймали?
- Крабиков.
Выбегают на следующий волнорез, ковыряют между плитами прутиками. Один возбужденно кричит: «Поймал! Прямо руками достал!» Все сбегаются – перед ними по плите прыгает что-то крохотное, чуть больше таракана…
Идя по гальке я думаю: вот как интересно – все эти камни когда имели свою особенную, индивидуальную форму. Но они были вброшены в море, которое долго терло их друг об друга, стачивая углы, до тех пор, пока они не отшлифовались и не обрели одинаковую, совершенную форму. Быть может, и нас так же вбросили в этот мир, в эту жизнь, чтобы мы – такие разные, такие особенные – «терлись» друг о друга во взаимоотношениях, пока в не отшлифуемся и не обретем единую совершенную форму…
Здесь любят слово «домашний»: возле центрального входа на пляж сразу несколько заведений с названием «Домашняя кухня». В одной из них мы и решили перекусить. Картофельное пюре нас слегка разочаровало, а вот овощи запеченные на углях и яблочный пирог оказались вкусными. Рядом с нашим столом работает телевизор, и в новостях рассказывают о краснодарской катастрофе: показывают перевернутые вагоны. Все это мне кажется странным и подозрительной: что-то в последние время стали частенько случаться истории, связанные с РЖД – то вдруг пустят ложный слух об отставке Владимира Якунина, то поезд врежется в оползень. (Уже после возращения домой прочитал такое мнение на форуме работников железнодорожного транспорта: «Все обсуждают тупых менеджеров. А никто не проводил параллель между катастрофами 1980-х и участившимися в последнее время? Ведь вполне вероятно, что кто-то пытается "раскачать" ситуацию в стране, пользуясь всеми возможностями. И "тупой" менеджмент может быть достаточно профессионально организованной работой по дестабилизации. Ведь та же железная дорога всегда была и будет стратегически важной отраслью. Вывести ее из строя сразу не получится, а вот если "точить", капая каплей за каплей...»)
В Головинке нам почти все знакомо, привычно. На лавочки с сувенирами, с характерным южным китчем (кораблики из ракушек и т.д.), даже смотреть не хочется. Но мы все же еще раз отдаем дань местной достопримечательности и плетемся, уже порядком уставшие, к Тюльпановому дереву некогда посаженному декабристами. Могучее, неохватное дерево окружено цепной оградкой, рядом – лавочки, а с другой стороны – расположили прилавки с различными сувенирами, медом и вином. Неподалеку небольшая костюмерная, для желающих сфотографироваться в традиционном костюме народов Кавказа. Опекает это хозяйство усталый рыживатый мужичок в черкеске, который совершенно не похож на кавказца.
Подходя к лавочке мы замечаем, что на ограде сидит громадный красно-синий попугай (кажется – ара). Увидев, как мы проходим мимо и садимся на скамейку, он вытягивает в сторону крыло, широко зевает, тактично прикрыв клюв лапой, а затем закрывает глаза и, кажется, засыпает…
И вот подъезжает автобус с туристами – продавцы моментально оживляются. Парнишка подхватвает спящего попугая и предлагает сфотографироваться  с ним. Тут же подносят и обезьянку. Под ногами мечется енот, который полностью игнорирует людей и деловито разыскивает в траве что-то съестное. Енот производит впечатление зверя-катастрофы, в котором соединились разрушительные способности кошки, хорька и обезьяны…
Рыжий в черкеске безнадежно обращается к приезжим: «Может быть, хотите сделать фотографии в национальной одежде?», но на него никто не обращает внимания.
Туристы суетятся, прикладываются к дереву то спинами, то пузами – видно кто-то им сказал, что это полезно, и при этом все время фоткаются огромными фотоаппаратами с монструозными объективами. Все лихорадочно фиксируют свой отдых, чтобы демонстрировать их родственникам или заполнить страницы соцсетей.
Жена спрашивает:
- Может быть, и нам стоит обнять дерево?
- Ни в коем случае!
- Не хочешь быть похожим на туристов?
- Очень не хочу.
Надо сказать, что со стороны туристы выглядят довольно диковатой публикой. Грузные мужики с голыми пузами, пунцовыми от солнечных ожогов, разгуливающие по городу в трусах, помятые дамы с пестрыми татушками на руках и дымящимися сигаретами в зубах…
Проигнорировав местные столовые мы ужинаем на Шахе – консервированной фасолью с грибами. Самой лучше приправой был пейзаж – на вершине далекой горы расположилась большая туча.
- Представляешь – можно забраться на вершину и потрогать тучу руками…
На следующее утро мы нас ожидало два неприятных сюрприза. Во-первых, обнаружилось, что сильно обгорели в первый же день. А во-вторых, мы поняли – что значит просыпаться с первыми петухами. У этих пернатых с четырех до шести утра начинается перекличка: где-то поблизости, на соседнем дворе звонкий петушиный голосом орет: «Э-ке-ге!» и под самым окном какая-то зверюга вторит хриплым басом: «Ке-ке-ге!!!» Уснуть совершенно невозможно. Пытаясь спрятаться под подушкой думаю: «Вот ведь безумная птица! До приручения жила где-то в диком лесу с волками, мало того, что толком летать не умела, так еще и орала на всю округу, словно созывая всех хищников на обед».
Так петухи стали превращать нас из «сов» в «жаворонков»… И мы купаемся в море встречая восход солнца, что со мною, признаться, давненько не случалось, если не сказать - вообще никогда.
К тому же появился дополнительный стимул купаться по утрам и вечерам – мы уже не загораем, а прячемся от солнечных лучей. Днем кутаемся в полотенца, а на прогулки надеваем вместо шорт и маечек - штаны и рубашки с длинными рукавами.
…К концу второго дня мы так уматываемся, что еле плетемся к нашей «гостинице».
Я устало ворчу себе под нос:
- Приезжаешь на море, думаешь, что будешь отдыхать. Но, оказывается, что отдых – это тоже тяжелый труд. Мы, например, дома столько по улице не шлялись.
Взрослые вогнали себя в такой тревожный ритм, что ухитряются даже отдых превратить в изматывающую работу.
На встречу нам попадается мамаша с мальчишкой, возвращающиеся с пляжа: женщина выглядит еле живой, а ребенок подпрыгивает, машет руками, вертится, как юла.
- Только дети, еще не вовлеченные в проклятье взрослой жизни, могут отдыхать по-настоящему.
На следующий день я вижу, как сосед по нашей гостинице за столом летней кухни колдует над ружьем для подводной охоты. Через пару часов он возвращается. На грозном трезубце ружья болтается добыча – какая-то рыбка размером с палец.
В детстве я по наивности думал, что Черное море выглядит примерно так же, как показывают тропические моря в программе «Мире животных», т.е. прямо у берега по дну средь кораллов ползают разные диковинные моллюски и плавают яркие рыбы странных форм. И когда я впервые приехал на море, реальность оказалось обескураживающей – в воде вдоль пляжа вообще никого не видно – ни рыб, ни водорослей – только галька. Лишь однажды, после сильного волнения на море, к берегу прибило много студенистым медуз, и купаться средь них было не очень приятно…
Но зато все компенсируется обилием тропической растительности. На улицах Головинки можно увидеть банановые пальмы, инжир, цветущий гранат и похожие на виноградные лозы лианы киви с плодами. А цветущих кустарников – не перечесть. В открытом грунте мощно растет все то, что чахнет на наших подоконниках в горшках. Но даже на дикой природе столько всего интересного, что не устаешь разглядывать. Я всегда любил вьющиеся растения, и с удивление увидел, что собой представляет в естественной среде плющ, который продают в наших цветочных магазинах. Зайдя в лес мы вдруг обнаружили под ногами полянку земляники. А дикая ежевика усыпана гроздями плодов, которые намного больше нашей садовой малины.
Интересно, а как все это выглядит зимой? Приехать что ли в Головинку на Новый год? Пройтись по пустынному пляжу, посмотреть на зимнее море…
Здесь гуляют по улицам и сидят на цепи во дворах здоровенные, но довольно миролюбивые собаки. Да и вообще народец – и местный и приезжий – мирный. Наверное, сказывается атмосфера отдыха, люди приезжают расслабленные, оставив агрессию и борьбу за существования дома… Один только раз повстречали мы у магазина злого дедульку: он стоял с бутылкой пива в руке и глядел по сторон сердитым взглядом, выискивающим добычу, напоминая при этом кобру в боевой стойке. Мы попали в поле его зрения, и он выдвинулся в нашу сторону:
- Вот видите, - показал он на валяющуюся на дороге пластиковую бутылку, - бросают прямо на улице мусор. А кто это делает? Приезжие. Это же неуважение к нам, местным.
Мы поняли, что если скажем хоть слово, то у нас завяжется долгий, малоприятный разговор, а потому молча удалились…
Местные продавцы кавказцы – народ говорливый, но хитроватый. Они любят рассказывать разные истории. Под вывеской «Домашний сыр» (я же говорил – здесь очень любят слово «домашний») за столиком сидит молодая женщина. Сыров несколько сортов – некоторые копченные, завязанные в косички. «Берите сыр, - говорит продавщица, - моя мама делает, а я вот продаю». Сыр оказался вкусным, но как бы это сказать – не очень похожим на домашний. Может быть, история про «маму» - это правда, а может и «сказочка» для доверчивых туристов… Подходим к палатке с краснодарскими травяными чая, молодой парень-кавказец тут же начинает рассказывать нам историю: «Берите чай, за дешево отдам. Раньше продавал за 150 рублей, но появились нечестные конкуренты, которые своим плохим товаром сбили цены». Это тоже сказочка – везде такой чай продается по одной цене в 100 рублей.
Есть еще разные подходы к покупателю. Мы купили однажды в лавочке на пляже адыгейский пирог (впервые его там попробовали), а продавщица нам говорит:
- А вы какой национальности? Очень похожи на иностранцев…
Мы этому очень подивились, и я даже припомнил: однажды в горячем споре на интернет-форуме нашей газеты мой оппонент заявил, что я похож на «жидо-чечена», стал быть внешность действительно в каком-то смысле иностранная… Но когда в Сочи к нам стала приставать цыганка, начав разговор с того, что «вы очень похожи на иностранцев», мы поняли – что это чистой воды «разводилово».
Но иногда попаются настоящие артисты: в Лазаревском мы видели, как повар устроил целое представление изготавливая шаурму - то вращал над головой лаваш, то жонглировал щипцами...
Решили устроить небольшое пиршество на берегу Шахе – под мостом. Видели, как местные жарят там на костре шашлыки. А мне пришла идея запечь овощи в фольге. Из камней соорудили подобие печки, вот только палки не хотели разгораться – видимо от большой влажности. Они не столько горели, сколько тлели, испуская клубы дыма. Но этого все же хватило для того, чтобы через час мы начали трапезу. Овощи оказались удивительно вкусными!
- Будем такие теперь на даче запекать!
- А можно и дома в духовке.
Жена рисует акварелью горный пейзаж, а я гляжу на стремительный речной поток бирюзовой воды, и у меня в голове постепенно складываются строчки:
Винтажные своды былого
Припомнит усталая память;
Прекрасного много и злого,
Но этого уж не исправить…
И время старинные своды
Накроет песками навечно,
Уходят культуры и моды –
Все призрачно здесь, быстротечно.
Винтажную память картины
Изрезали в сеть кракелюры,
Покоятся в грязи и тине
Остатки античной фигуры.
И быстрая речка забвенья
Смывает и радость, и горе,
И все, что явило рожденье
Уносится в вечное море.

Неподалеку садится воробей, разглядывает нас, и я думаю о том, что в его жизни – мы лишь случайный эпизод, который он даже не запомнит. И сколько существует живых тварей, столько и историй, версий нашего мира. И как в такой пестроте отыскать истину? Но в индийской философии в учении адвайты (в переводе – «не дуализм», «не двойственность») говорится о том, что во все живых существах проявляется вечное, единое сознание, а всякая разделённость – иллюзорна: «Брахман (Абсолют, Душа мира) реален, мир нереален, джива (индивидуальная душа) и Брахман — одно и то же»…
Неторопливо идем с речки. Наша одежда и рюкзак пропитался запахом дыма, мы уносим частичку костра. Запахи – интересное явление. Оно говорит о том, что мы не ограничены четкими границами своего тела, что вещи и живые существа распространяет вокруг себя ауру влияния. Мы, иногда даже не замечая этого, вторгаемся в сферу других существ, и другие существа так же захватывают нас своим воздействием. Запах – это лишь то, что наиболее заметно. Автор недавно прочитанной мной книги утверждает, что когда человек идет по улице, то в него проникают мысли окружающих людей, вот почему в толпе так трудно бывает сосредоточиться. Мы живем в условиях постоянного взаимодействия, взаимопроникновения. Недаром говорят, что домашние питомцы в конце концом становятся похожими на своих хозяев. Когда глядишь на красивый цветок, то влияешь на него, и в тоже время открываешься ему, позволяем чему-то проникнуть в себя…
…Солнце садится в море, к берегу бежит красная дорожка. Огонек поднимается в небо – кто-то пытается запустить китайский фонарик, но он гаснет и падает в море. На фоне заката видны силуэты рыбаков со спиннингами на камнях волнореза… От солнца остается лишь маленькая черточка на горизонте, но и она скрывается…
Мы после купания лежим на циновке: в темнеющем, сумеречном небе, еще подсвеченном на Западе, тихо плывут облака с причудливыми очертаниями. И вдруг меня охватывает трепет – небо предстает безграничной, бездонной бездной, и мне кажется, что в любой момент я могу оторваться от земли и упасть в нее…
Наступает день отъезда. С сумками и рюкзаками мы выходим на пляж – посмотреть на прибой в последний раз в этом году. Жена протягивает мне монетку, мы выходим на самый край волнореза и бросаем денежки в море.
Я вспоминаю припев песни, которую исполняет Агузарова:
Расставанье - маленькая смерть.
Расставанье - долгий путь к началу
Наша жизнь – динамична, в этом мире нет ничего устойчивого, все проходит через цепь метаморфоз. Мы переезжаем с места на место, мы изменяемся сами. Прощаемся с местами, где недолго побывали или очень долго жили, прощаемся со тем, чем были когда-то сами – со своим детством, своей юностью. И бывают эти моменты перехода, подобные смерти, когда понимаем, что еще один этап нашей жизни пройден, остается в прошлом.
Но расставанье, как справедливо поет Агузарова (быть может, не понимая всей глубины слов) - это действительно не только маленькая смерть, но и долгий путь к Началу…
Пылающее сердце

Прохоров попал в список богатейших евреев

Российские миллиардеры Роман Абрамович и Михаил Прохоров попали в список самых богатых евреев мира. Общее состояние фигурантов этого списка оценивается в 667 миллиардов долларов.
Израильская версия журнала Forbes опубликовала рейтинг 150 самых богатых евреев. Первую строчку с большим отрывом занял основатель компании Oracle Ларри Эллисон. Forbes насчитал у него 36 миллиардов долларов. Эллисон, чья мать была еврейкой, а отец имел итало-американские корни, вырос в Чикаго, а затем переехал в Северную Калифорнию, где и сколотил свое состояние. На втором месте значится игорный магнат и владелец газеты "Исраель Хайом" Шелдон Аделсон. По сведениям издания, у него почти 25 миллиардов долларов. Тройку лидеров замкнул мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг с 22 миллиардами. Далее идут создатели самых успешных проектов в Интернете – Google и Facebook – Сергей Брин с Ларри Пейджем и Марк Цукерберг. На восьмом месте гендиректор Microsoft Стив Балмер. Россияне Роман Абрамович и Михаил Прохоров оказались в рейтинге Forbes с 12 миллиардами и 13,2 миллиарда долларов соответственно, сообщает The Jerusalem Post. Из 151 еврейского миллиардера в этом списке 14 израильтян. Идан Офер, сын покойного Сэмми Оферa, является самым богатым израильтянином. Большинство – 99 – из богатейших евреев живут в Соединенных Штатах. (dni.ru)
Пылающее сердце

Музей мертвецов в Палермо

Говорят, что Ленин похоронен неправильно, что только злобные коммуняки могли додуматься до такого вида захоронения. Но, оказывается, что не только они...
Катакомбы капуцинов (итал. Catacombe dei Cappuccini) — погребальные катакомбы, расположенные в городе Палермо на Сицилии, в которых в открытом виде покоятся останки более восьми тысяч человек, по большей части местной элиты и выдающихся граждан — духовенства, аристократии и представителей различных профессий. Это одна из самых знаменитых выставок мумий — скелетированные, мумифицированные, забальзамированные тела усопших лежат, стоят, висят, образуют композиции.(Всего 47 фото)

Музей мертвецов в Палермо

Полностью статья: http://bigpicture.ru/?p=69329

Костница (церковь из костей)


Костница (церковь из костей)


Изумительный и ужасающий архитектурный памятник, созданный специально для того чтобы напомнить нам о смерти, всемирно известен под именем Костница, Чехия. Украшения, буквы надписей, пирамиды, люстра – всё здесь сделано из действительно необычного материала, из костей человека. Церковь из костей состоит из останков 40 000 людей.
Полностью статья: http://czech-rurepublic-gb.ru/kostnica-cerkov-iz-kostej.html

Пылающее сердце

США, Невада, чудный город-призрак Риолит



Небольшой городок Риолит стоит на пороге Долины Смерти в сотне милях к северу от Лас- Вегаса. Здесь нет гудящих в пробке автомобилей, постоянного шума людской толпы, раздражающего мерцания неоновой рекламы. Город мечта? Нет, город-призрак. Мечтой он был сто лет назад.



Все началось с того, что безработный ирландец Джек Кен в 1904 году случайно нашел вблизи Риолита залежи золота. Будучи сообразительным малым, он поскорее застолбил найденный участок и постарался сохранить свое открытие в секрете. Но не тут-то было, слух о находке прошел по всей Америке и через пару месяцев сюда съехали тысячи старателей, заразившиеся золотой лихорадкой.



Скорости, с которой был построен город Риолит (назван в честь породы, где было найдено первое золото), позавидовали бы многие современные строители. За год здесь выросли десятки магазинов, сотни домов и несколько школ. Было проведено электричество, проложена железная дорога и, конечно же, открыты банки, гостиницы и казино. Прошло 16 лет, золото закончилось и 10 тысяч человек покинули город.



Сейчас по Риолиту гуляет лишь ветер и… шахтер с пингвином. Странная фигура в виде гуляющей парочки установлена на въезде в город скульптором Фредом Бервутсом в 1994 году. Как утверждает автор, пингвин это он сам – чуждый элемент в этой пустыне.

В Риолит достаточно легко попасть по невадскому шоссе 374, что ведет к парку Долина Смерти. Сюда часто заглядывают туристы, ведь кроме заброшенных домов и старой железнодорожной станции здесь есть много удивительных вещей. Например, дом, построенный из бутылок.





Учитывая, что в городе было почти полсотни питейных заведений, собрать материал для здания было проще простого, чем и занимался на протяжении 6 месяцев Том Келли, прежде чем выстроил себе стеклянный домик. Хотя такое количество стеклотары может дать и за 1 день русская свадьба в Воронеже, и не нужно тратить 6 месяцев на собирание.



Рядом с городом есть участок земли, облюбованный нетрадиционными художниками.



Здесь они выставляют свои парадоксальные, необычные скульптуры. Чего стоит только «Тайная вечеря» бельгийца Жукальского! Для создания группы в белых простынях, он использовал живых людей, накидывая на них простыни с быстро высыхающим раствором.



Есть в этом местечке и скульптура обнаженной розовой женщины, задуманная автором видимо в тот момент, когда у него сбилось изображение на домашнем компьютере – уж больно ее фигура напоминает битую пиксельную картинку.



Рядом с Риолитом находятся еще несколько городов-призраков, брошенных разочаровавшимися золотоискателями, но найти их практически невозможно среди выжженной пустыни и опустошенных гор запада Соединенных Штатов Америки.



Источник: turj.ru
Пылающее сердце

Американский генерал насиловал десантников во время командировки в Афганистан

Бригадному генералу Американской армии Джеффри Синклеру, которого в мае 2012 года освободили от командования тыловыми подразделениями дивизии ВДВ в Афганистане, предъявлена целая серия тяжких и позорных обвинений. Высокопоставленному офицеру инкриминируют изнасилования, сексуальные домогательства к подчиненным, а также увлечение порнографией и алкоголем. Наконец, генерала обвиняют в порочащем честь мундира поведении и подаче ложных жалоб. Все эти преступные эпизоды относятся ко времени службы в Афганистане. По данным Министерства обороны США, от действий Джеффри Синклера пострадало несколько десатников из числа его подчиненных, причем деяния генерала квалифицируются как "насильственная содомия". (Жёлтая пресса)

Пылающее сердце

Духовный антихрист

Александр Дугин пишет в статье «Старообрядчество и русская национальная идея»: «Полная безблагодатность мира ставит русских староверов-безпоповцев в страшную ситуацию. Ад пропитывает реальность, кадровые - посланцы дьявола - захватили все позиции в обществе и официальной церкви, т.е. антихрист вселился в саму церковь русскую, как он ранее вселился в католическую, а позднее в греческую. Так возникает безпоповская теория духовного антихриста, идея о том, что сын беззакония уже полностью завоевал мир и что конец мира настал».
На сайте современных старообрядцев федосеевского толка (старопоморов) (staropomor.ru) говорится: «Духовный антихрист есть вся совокупность нечестивого мира не знающего или извращающего учение Христа. Духовный антихрист вначале уничтожает священство, которое может передавать истинную христианскую преемственность. В еретической церкви уже нет епископов, поставленных по Христианскому Закону. Молиться во «внешней» церкви становится невозможным, в ней нет Христовой Истины и Благодати. Антихристовы служители – никониане и прочие еретики пытаются утешить похоть своего желания новыми попами и архиереями, что тщетно и пагубно. Поэтому их видимое «причастие» есть ложь. Если кто приемлет Святую Тайну в еретической церкви, то получает не благодать Божию, а причащается смертному греху. Как писал блаженный Иероним: «Жертва еретиков, это хлеб печали и слез: потому что все то, что они делают, обратится в плач.... И всякий, кто будет есть от жертв их, осквернится. Это слепые, которые слепых ведут в яму».
На этом же сайте старопоморов Андрей Щеглов пишет в статье «Последние времена и духовный антихрист»: «В мире окончательно царствует духовный антихрист и нет уже истинной Церкви, состоящей из трехчинной иерархии. Еретические епископы, попы и дияконы уже не священны по Християнским правилам. Они отступницы или еретики, лишенные духовного знания. Тем, кто хочет остаться православным христианином не следует от них принимать ни благословения, ни службы, ни крещения, ни молитвы. В церкви и в домах с ними не молиться. Еретические иерархии есть часть антихристова полка, которые отреклись от церковного исполнения. Никониане и прочие отступники - дети всепагубного сына геены, сатанинского сосуда, явившегося в свое время - Никона еретика, адова пса, злейшего и лютейшего более всех древних еретиков, которые когда-либо были под Небом».

Безпоповские толки
Все основные толки безпоповщины сформировались в краях, расположенных севернее Москвы, и лишь позднее, со второй половины XVIII века, безпоповщина стала постепенно продвигаться к югу. Все безпоповские толки, за исключением страннического, сложились в конце XVII или в начале XVIII века. Всех переходящих к ним православных и старообрядцев-поповцев они принимали только через повторное крещение, т. е. так же, как еретиков и иноверцев. Наибольшим влиянием в безпоповщине первой половины XVIII века пользовалась поморщина. Первая поморская община возникла в 1694 году (по другим сведениям - в 1695) среди дремучих повенецких лесов, по реке Выгу, близ озера Выг. Основателем ее был дьячок Данила Викулин, почему и сам толк иногда называют даниловским. Первое время Выговская община была почти исключительно крестьянской по своему составу, с небольшой примесью монашеского элемента. Условия жизни были необычайно суровыми. Первоначально была введена даже общность потребления – общинный коммунизм. Во взглядах поморцев этого периода резко противопоставлялись "антихристов мир" и общины верных. Поморцы отрицали царскую власть ("за царя не молим"), не принимали они из "мира антихриста" и попов ("священства не имеем и беглых попов не принимаем"). Перед лицом кончины мира - рекомендовалось вести добродетельную и девственную жизнь, чтобы попасть в число божьих избранников и обезпечить себе райскую жизнь. В связи с грядущим концом света брак объявлялся потерявшим всякий смысл.
Александр Дугин пишет: «Толки безпоповцев можно иерархизировать по степени глубины боли и скорби, по степени того, насколько глубоким считается ими проникновение духовного антихриста в плоть бытия — государственного и церковного. Более всего приближены к поповцам и наименее радикальны поморцы, признающие молитву за царя и запись в раскол, т.е. готовые за определенные гарантии от властей легализировать свой нонконформистский статус. Позже наименее радикальное крыло поморцев признают брак и станут называться новопоморцами. Федосеевцы или старопоморцы более радикальны — брака они не признают до сих пор. Все они осуждают самосожжение и пост до смерти. Радикальнее их — филлиповцы. Эти признают самосожжения и оправдывают их вслед за соловецким дьяконом Игнатием. На самом крайнем фланге — бегуны. Они отрицают любой компромисс с властями, не говоря уже о церкви, счищают заводские клейма, некоторые из них считают прикосновение к деньгам за смертный грех. Для бегунов Петр Первый был антихрист, и остальные Романовы его драконьи головы или рога. Отдельно стоят нетовцы, Спасово согласие, наиболее радикальные из которых в отличие ото всех остальных старообрядцев вообще отрицают наличие на земле церкви Христовой в настоящие времена».

Спасово согласие (нетовщина)
Из Энциклопедического словаря Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона: «Безпоповщина, получившая свое начало в Поморье и потом раздробившаяся на толки по разным вопросам, держалась тех основных убеждений, что, за неимением священства, возможно и не освященному лицу отправлять церковное богослужение и совершать два "потребно-нуждные во спасение" таинства: крещение и покаяние. В результате при этом приходится остаться совершенно без таинств, без общественной молитвы. И появилось в расколе убеждение, что теперь не может быть спасительных тайн, не может быть и общественного богослужения: благодать взята (улетела) на небо. По этому отрицательному признаку держащиеся такого взгляда безпоповцы именуются нетовцами. Но при этом возникал вопрос: возможно ли для нетовца спасение, при отсутствии таинств и общественного богослужения. "Возможно, — отвечают нетовцы, — только как возможно — это один Спас знает: необходимо уповать на его милость и молиться". По этому положительному признаку нетовцев называют Спасовыми или по Спасовой Милости. "Нетовское" направление зародилось еще в XVII веке. С течением времени нетовщина подразделилась на отдельные отрасли. Исходной точкой послужил вопрос о крещении. Некоторые решили вопрос о крещении в том смысле, что можно крестить лишь самому себя. Отсюда название последователей Спасова согласия "самокрещенцами". В Васильсурском и Макарьевском уездах Нижегородской губернии, совершилось новое выделение из Спасова согласия в виде "некрещеных старообрядцев". Их можно назвать строгими нетовцами. Они не признают возможным ни того, чтобы крещение совершал мирянин, ни того, чтобы обращаться за таинством к православному священнику, и ввиду этого оставляют своих детей совсем без крещения, говоря, что "можно, по нужде, спастись одним упованием на Спасову милость". Нетовцу ничего не остается в жизни, кроме упования на Спаса, который сам знает, как спасти его».

Филлиповцы
В 20—30-х годах XVIII века от раскольничьих поселений в Архангельской и Олонецкой губерниях отделилась группа во главе с наставником Филипповым. В своей идеологии филипповцы повторяли основные положения крайнего крыла раскола XVIII в.
Филипповцы отказались принять молитву за царя-антихриста, отказались примириться с миром даже в форме записи в двойной оклад. Ощущение наступления последних времен сформировало и отношение филипповцев к браку, который они отвергали: все общественные институты в условиях торжества антихриста утрачивали смысл и поступивших в их толк супругов разводили на «чистое житие», называя их братьями и сестрами. Никакое соприкосновение с миром, погрузившимся во зло, для филипповцев было невозможным и они направились в безлюдную дремучую тайгу. Спасаясь от розысков комиссии Квашнина-Самарина, они передвинули свои скиты далеко на восток и северо-восток, вплоть до Устюга; только в 40-х годах правительственные розыскные отряды иногда открывали их поселения, но не могли никого из них вернуть «миру» — появление солдат всегда служило сигналом к самосожжению. В 1743 в огне «гарей» погиб сам основатель толка Филипп, такую же смерть приняли и многие другие филипповские духовные вожди. За непреклонность и радикализм филипповцев в старообрядческой среде стали называть «крепкими христианами».

Бегуны
Беглым солдатом из крестьян Евфимием (вторая половина XVIII в.) была основана секта бегунов, или странников. В доктрина бегунов в общих чертах выглядела так: с 1666 года в Российском государстве настало царство антихриста; патриарх Никон — лжепророк антихриста (сумма букв его имени в греческой форме Никитос — 666); антихрист—это преемственный ряд царей, начиная с Алексея Михайловича и Петра I, которые были двумя рогами двурогого зверя; последующие цари — зверь о десяти рогах. Со времени Никона церковь поклонилась диаволу, ее священнослужители — демонские телеса, уста зверины; новопечатные книги — учение диавольское. Вся гражданская жизнь извращена ложными, законопреступными указами Петра с помощью его посланцев, чувственных бесов, бесовских полков воинских и гражданских властей. Уничтожены все благочестивые, богоустановленные обычаи и учреждения.
В проповеди бегунов звучали и отчетливые коммунистические мотивы: Евфимий заявлял, что все необходимое Бог отдал людям в общее владение, и именно слуги зла ввели частную собственность. Петр I пустил в ход изобретение диавола — слово «мое», пересчитал живых и мертвых, разделил людей на «разные чины», размежевал земли, реки и усадьбы, одним дав часть, а другим не дав ничего. Он заставляет всех людей принять печать антихриста — паспорт и изменить даже образ божий в человеке — брить бороды и носить немецкое платье. Все эти мерзости антихристовы продолжались и после Петра: Екатерина размежевывала и раздавала земли и крестьян налево и направо помещикам, засилье антихриста стало еще тягостнее и невыносимее.
Что предлагалось бегунами для спасенья? Уход, бегство от мира, который заражен, отравлен злом. Всякий, кто желает спастись, не должен принимать печати антихриста, т. е. иметь паспорт, не должен записываться в раскольничьи списки, не должен иметь «ни града, ни села, ни дому»; такой человек должен вечно бегать, вечно странствовать, быть странником, неведомым миру, разорвавшим всякую связь с обществом. Бегун находился как бы в состоянии скрытой войны, брани с антихристовым государством до той поры, когда наступит час последней битвы. Как учили первые апостолы бегунства, странничество есть временный режим, который приходится поневоле практиковать до тех пор, пока нельзя вступить в открытую борьбу с антихристом.
В «Разглагольствии тюменского странника», принадлежащем перу некоего Василия Москвина проводится разделение двух миров — мира Божия и мира сатаны, небесного града Сиона и земного града Вавилона. В нем отрицались все основы крепостнического государства, которое описывалось в таких образах: русские законы — кривосказательные книги, священный синод — жидовский синедрион, сенат — антихристов совет, ибо число 666 есть числовое выражение слова «сенаторы». Но в конце «Разглагольствия» звучит уже новая нотка. Бороться с антихристом до времени открытою силою нельзя; но время уже близко. В итоге должна была состояться последняя битва («последний и решительный бой») бегунов с воинством антихриста, т. е. с царской армией. И так, как бегунов возглавит сам Бог на белом коне, то победа и достанется им. А после должно установиться новой царство справедливости. Судя по идеям бегунов – совершенно коммунистическое.  (Например, наставник бегунов, Василий Петров, крестьянин Костромского уезда, выступил в некоторых ярославских и вологодских «пристанях» с проповедью коммунизма. Он громил собственность, и в особенности денежные капиталы, ибо деньги заклеймены печатью антихриста; пользуясь своей властью, он обращал личное имущество странников в общее достояние общины).
А до последней битвы бегуны представляли собой скрытую армию, которая борется с миром зла «противлением его воле и неисполнением его законов»…
Бегунство распространялось чрезвычайно быстро. Оно нашло себе последователей не только среди крестьянства, к нему тянулось также и мелкое городское мещанство, лавочники и ремесленники, выбившиеся из тех же крепостных крестьян или отпущенные на оброк, для которых цехи и гильдии, заведенные Петром, были такою же мертвой петлей на шее, как для крестьян крепостничество, рекрутчина и подушная подать. Сочувствующие, но не желавшие уходить из мира принимались в секту в качестве странноприимцев, обязанных принимать и укрывать у себя бегунов. Странноприимцы (или «бегуны мирские, жиловые») устраивали свои дома специально для лучшего укрывательства странников с подпольями, тайными входами и подземными ходами, ведущими в соседний с деревней лес или перелесок. Такие дома назывались «пристанями». Каждая «пристань» была автономной общиной со своим советом и судом; но более важные дела переносились в Сопелки, где по временам происходили также общие бегунские съезды. Между центром и местными общинами постоянно поддерживались сношения посредством самих бегунов, переходивших из «пристани» в «пристань».
Чтобы спастись, «мирские бегуны» должны были  умереть настоящими странниками. Когда странноприимец смертельно заболевал, родным вменялось в обязанность дать знать в полицию, что он скрылся неизвестно куда. Это обозначало формальный разрыв с обществом. Затем, если больной имеет еще достаточно сил, он сам уходит или его уносят в соседний дом или лес, где он и умирает настоящим странником.

Бегуны-безденежники
Странническое согласие разделилось на два лагеря. Ортодоксально-умеренное крыло представляли сопелковцы, а радикальное — выражавшее интересы наиболее последовательной части странников — безденежники. Возникновение учения безденежников связано с именами Ивана Петрова и Ивана Федорова.
Иван Петров стал странником около 1812 г. В своей деятельности он всецело опирался на учение Евфимия. Петров сделал попытку пойти в решении ряда вопросов дальше своего учителя. В частности, он высказался за то, чтобы странники отказались от употребления „антихристовых" денег и укрывались бы только в пустынях, а не в домах странноприимцев.  Иван Федоров, прежде чем стать странником, был одним из странноприимцев Петрова. По-видимому, „безденежное" учение первоначально разрабатывалось ими совместно. Став странником, Иван Федоров собрал вокруг себя группу единомышленников, часть из которых, стремясь осуществить на практике пустынножительную программу своего учителя, ушла в Пошехонские леса, образовав так называемое лесопустынное согласие.
Стремление оградить себя от „антихристовой скверны" вылилось в своеобразную форму крещения — запрещалось креститься в реках, воды их, как считалось, осквернены антихристом; следовало принимать крещение „в накопившихся ямах и болотинах дождевною водою", то есть водой, пролившейся с небес, причем крестить каждый должен был себя сам.
Негативное отношение к деньгам выросло из двух характерных для радикальных кругов странничества идейных посылок. Во-первых, все законы и установления царя-антихриста рассматривались как „богопротивные" и безусловно отвергались. Последовательное развитие этой идеи привело странников к проповеди отказа от всего, что происходит из мира антихриста. Вторая идейная посылка отрицания денег заключалась в широко распространенном в страннической среде мнении о том, что деньги — атрибут такого „смертного греха", как сребролюбие (Евфимий называл его: „корень всем злым"). В сочинениях, входящих в состав цветников безденежников, обладание деньгами прямо приравнивается к сребролюбию. Каждая деталь царской монеты вызывала негативную реакцию у безденежников: изображение герба Российской Империи, портрет правящего монарха, атрибуты власти — скипетр и держава, „летопись ложная", то есть дата выпуска монеты — все это, по мнению странника, указывает на „дьявольскую" сущность денег.
 Перечень „антихристовых" признаков денег, приведенный в „Кратком изъявлении вин...", является для учения безденежников практически исчерпывающим. Его автор пишет, что всадник, изображенный на гербе Российской Империи,— это император-антихрист. Эти суждения уходят корнями в литературу радикального крыла старообрядчества XVIII в.  Безденежники считали, что герб в виде двуглавого орла появился в России уже после „падения веры". Они наделили его богатой символикой: главы орла обозначают две власти — гражданскую и духовную, а сам орел символизирует антихриста. (Мальцев А.И. Староверы-странники в XVIII – первой половине XIX вв.)