Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

Пылающее сердце

Китайская рыбалка с бакланами

Как и в России в Китае тоже очень любят рыбалку.
Но китайцы не были бы китайцами, если бы не изобрели один хитроумный способ, который помог значительно облегчить их труд. Некоторые китайские рыбаки прибегают к помощи специально обученных бакланов, которые ловят рыбу и приносят ее хозяину.



Возможно, вам покажется это сложным, но на самом деле все довольно просто.
Хозяин приучает к себе птицу на протяжении нескольких недель, тренируя и заботясь о ней.
В свою очередь обласканные заботой бакланы привыкают к людям удивительно быстро — уже спустя пару недель птица принимает еду из руки рыбака и всегда радуется его присутствию, демонстрируя это своим поведением.
Вы спросите — а как все-таки выглядит такая рыбалка и как рыбакам удается изъять у своих вечно голодных помощников рыбу?
Технология крайне проста — на шею прирученной птицы одевается специальное кольцо, которое позволяет ей лакомиться небольшой рыбкой (ненужной человеку), но с большим экземпляром такой номер уже не проходит.
Тогда баклан возвращается к хозяину, а тот просто извлекает трофей прямо из его горла.
Выглядит со стороны не очень, но птица не страдает.

Пылающее сердце

Человек как еда

 По книге Каневского Л. "Каннибализм".

В дебрях Амазонки

Р.Уоллес сто лет назад писал об обычаях амазонских племён: "Индейцы племени тариана и тукано, как и некоторые другие племена, через месяц после смерти расчленяют уже разложившийся к этому моменту труп, который кладут в большую кастрюлю и варят на огне, пока из трупа не выварятся все летучие вещества с чудовищной вонью и не останется чёрная углевидная масса, которую потом тщательно растирают в порошок и помещают в несколько больших чанов, сделанных из ствола выдолбленного дерева, которые заливают изрядным количеством "каксири". Затем это выпивается всей компанией. Они считают, что таким образом им передаются все достоинства почившего родственника. Индейцы племени кабеуш и ваупеш … едят членов чужих племён, которых убивают в бою, кроме того, они специально затевают войны, чтобы обеспечить себя достаточным количеством человеческого мяса. Если у них оказывается слишком много сырья и они не в силах всё съесть сразу, то коптят трупы".

Заимствование "жизненной силы"

Тот воин, который съедал сердце поверженного в битве врага, таким образом получал новую дозу отваги. А если на месте жертвы оказывался бесстрашный, доблестный воин – тем большую! Мальчиков в одном австралийском племени принуждали съедать части трупа отца, считая, что таким образом им передавалась его воинская отвага и смелость. Это помогало стать также опытным следопытом или даже вождём.
Считалось, что заимствование у врага "жизненной силы" увеличивает способность к деторождению, и среди многих племён главным условием заключения брака была успешная вылазка за черепами, совершаемая женихом в одиночестве. Наиважнейший вопрос плодородия, будь то зачатие детей или сбор урожая зерна или плодов, всегда ассоциировался у примитивных племён с представлениями о крови, этой "жизненной силе". Среди них существовал обычай осыпать возвратившегося с победой из похода за черепами воина зерном. Это, по их мнению, способствовало укреплению плодовитости человека и плодородию его семени. На более приземлённом уровне во многих регионах существовала иная практика каннибализма: больной человек съедал у умершего здорового соплеменника ту часть тела, которая, по его мнению, вызывала у него самого болезнь.
В племенах жумана и кобена в бассейне Амазонки, как и в индийских племенах Бихора, благоговейно поедались трупы наиболее почитаемых родственников в надежде, что к живым перейдут все их положительный качества.

Людоедство – не порок

К.К.Мик в своей первой книге, вышедшей в 1931 г. даёт впечатляющую картину жизни одного из типичных нигерийских племён.
"Туземцы племени ганавури сдирали мясо с тела своих поверженных врагов, оставляя лишь внутренности и кости.
С кусками человеческого мяса на остриях пик они возвращались домой, передавали добычу в руки жрецов, которые должны были по справедливости разделить её среди стариков. Самый знатный из старейшин этого племени получал плоть, содранную с головы. Для этого у жертвы с головы срезали волосы, потом содранное мясо, разрезав на полоски, готовили и съедали возле священного камня.
Туземцы из племени калери старались съесть как можно больше трупов своих врагов – они были на самом деле настолько кровожадными, что до последнего времени убивали и тут же съедали любого чужака, если тот вдруг оказывался на их территории.
Члены племени йергум обычно выжидали два дня после возвращения с добычей своих воинов и только после этого начинали своё людоедское пиршество. Головы всегда варились отдельно от остального тела, и ни одному воину не позволялось есть плоть с головы, если только он лично сам не убил этого врага. Остальная человеческая плоть не имела большого значения, и ею могли лакомиться все соплеменники – мужчины, женщины и даже дети. В этом племени, в отличие от ганавуру в пищу шли даже внутренности.
Каннибалы из племени йарава имели обыкновение отделять голову от остального тела, но они не варили её в горшке. Вместо этого они обмазывали её глиной и целиком совали в костёр. Когда глина, высохнув, осыпалась, все волосы оказывались удалёнными без остатка.
В каннибализме мабилов религиозные представления не играли особой роли. Когда их об этом спрашивали, то туземцы просто отвечали, что едят человеческую плоть, потому что она – мясо. Когда они убивали врага, то разрезали на куски его тело и съедали обычно в сыром виде без всяких формальностей. Отдельные куски они приносили домой для стариков, которые тоже лакомились ими из-за своей неуёмной страсти к такому продукту. Они съедали даже внутренности человека, которые перед этим извлекали, мыли и варили.

Просвещённость не имеет значения

Антрополог П.А.Тэлбот предоставляет дополнительную информацию об этих племенах.
Он без всяких обиняков заявляет, что практика каннибализма, которому постоянно сопутствует "охота за черепами", носит почти универсальный характер и существует почти во всех нигерийских племенах.
Тэлбот утверждает, что, насколько он знает, каннибализм ни в какой мере не связан с уровнем развития того или иного племени или с их "моральными стандартами".
Он был широко распространённым явлением даже среди таких племён, которые обладали самым высоким, самым просвещённым уровнем развития. Когда Тэлбот допрашивал некоторых соплеменников, то все они в один голос категорически заявляли, что едят человеческую плоть только потому, что им нравится есть мясо.
"В этих местах, - продолжает он, - любят также мясо животных и птиц, но в большей части этих районов такое мясо считается деликатесом, т.к., принимая во внимание ужасающую царящую повсюду бедность, туземец не всегда может позволить себе убить курицу или утку. Он отдаёт предпочтение человеческому мясу из-за его большей сочности, и за ним в этом отношении следует мясо обезьяны. Самым большим лакомством здесь считаются ладони рук, пальцы рук и ног, а если речь идёт о женщине, то грудь. Чем моложе жертва, тем мягче её мясо…
Некоторые нигерийские племена отличались свирепой жестокостью. Например, туземцы племени бафум-бансо часто пытали пленников перед смертью. Они кипятили пальмовое масло и с помощью тыквы, используемой в качестве клизмы, выливали кипящее содержимое через горло несчастного ему в желудок, либо через задний проход в кишечник. Говорят, что от этого мясо пленников становилось ещё нежнее, ещё сочнее. Тела умерших обычно долго лежали, покуда не пропитывались маслом насквозь, после чего их расчленяли и жадно поедали…"

"Я сожрал бы всех до одного!"

Сотрудник баптистского миссионерского общества преподобный У. Хольман Бентли прожил 20 лет в этом регионе, и опубликованные его два тома "Пионеры на реке Конго" дают нам живописную, подчас глубоко волнующую картину: "Вся эта обширная страна, судя по всему, отдана на растерзание каннибалам, - от реки Мобанги (крупнейшего притока Конго) до водопада Стэнли, на расстояние до шестисот миль по обеим берегам главной реки. Сколько раз туземцы обращались к Гренфеллу с просьбой продать ему одного из своих матросов или тех людей, которые постоянно работают на океанском побережье, - такие люди просолены насквозь, а для каннибалов соль – это всё равно, что для нас сахар. Они так и говорят об их плоти – "сладкая". За каждого такого "солёного" человека они готовы отдать одну, а то и двух женщин. Туземцы никак не могли понять, почему все так возмущены их обычной, даже обыденной практикой. "Вы же едите кур, домашнюю птицу, коз, а мы – людей, почему бы и нет?" Матабвики, сын вождя племени либоко, когда его спросили, пробовал ли он когда-нибудь человеческое мясо, оживившись, воскликнул: "Ай! Будь на то моя воля, я сожрал бы всех до одного на этой земле!"

Ночь… Барабан… Африка…

Несколько лет в начале прошлого века в бассейне р. Конго провёл художник и скульптор Герберт Уорд, который хорошо изучил этот регион.
Он приводит красочное описание невольничьих рынков на многочисленных притоках р. Конго, на которых продавали рабов для последующего употребления в пищу. Обычно их обменивали по бартеру на слоновую кость. 
"Любой визит на такой склад "живого товара" просто поражает воображение. Группами на земле лежат в ожидании своей дальнейшей судьбы сотни рабов обоих полов и всех возрастов, включая младенцев на руках матерей. Их тела измождены от долгого голодания. Они отрешённо сидят, потупив взор, отлично понимая, что их ждёт впереди. Они будут наверняка убиты и съедены.
Вероятно, самой бесчеловечной практикой среди туземных племён следует считать отрывание кусков плоти у живой жертвы. Каннибалы становятся похожи на ястреба, выклевавшего плоть своей жертвы. Как это ни невероятно, но пленников обычно водят с одного места на другое перед жаждущими их мяса, которые в свою очередь особыми знаками метят те лакомые куски, которые хотели бы купить, Поразителен стоицизм таких несчастных жертв, на глазах у которых идёт бойкая торговля частями их тела!"

На Новой Гвинее

В племенах Новой Гвинеи широко распространено мнение, что человеческое мясо по вкусу сильно напоминает свинину, но для приготовления более вкусной пищи предпочтение отдаётся первому, т. к. оно всё же нежнее и к тому же обладает и другим преимуществом – об этом мне рассказывали все, кто отважился в разговорах со мной быть предельно откровенным, - оно никогда не создаёт болезненного ощущения сверхсытости и не вызывает приступов рвоты. Эти люди признавались мне, что стоило им переесть свинины, как у них раздувались животы и появлялась острая боль. Человеческое мясо можно есть сколько угодно, пока не устанешь глотать, не опасаясь неприятных, болезненных симптомов.
В случаях, когда в деревню доставлялись одновременно два пленника, в этих племенах убивали сразу одного из них на глазах другого и зажаривали, чтобы вторая жертва видела жуткую предсмертную агонию соплеменника. Другим проявлением утончённого варварства были заострённые щепки, которые втыкали в тело жертвы, а затем поджигали".