Category: психология

Category was added automatically. Read all entries about "психология".

Пылающее сердце

За гранью

То, что мы забыли о себе.



В "Бесах" Ставрогин устраивает причудливые, возмутительные "номера".
"Наш принц вдруг ни с того ни с сего, сделал две-три невозможные дерзости разным лицам.., дерзости совсем неслыханные, совершенно ни на что не похожие..."
Либерал Липутин на свою голову пригласил Ставрогина на вечеринку по поводу дня рождения жены. "...Николай Всеволодович поднял мадам Липутину - чрезвычайно хорошенькую дамочку, ужасно пред ним робевшую, - сделал с нею два тура, уселся подле, разговорил, рассмешил ее... вдруг, при всех гостях, обхватил ее за талию и поцеловал в губы, раза три сряду, в полную сласть. Испуганная бедная женщина упала в обморок. Ставрогин взял шляпу, подошел к оторопевшему среди всеобщего смятения супругу... пробормотал наскоро: "Не сердитесь", вышел. Липутин побежал за ним в переднюю, собственноручно подал ему шубу и с поклонами проводил с лестницы..."
Другой жертвой стал помещик; отец Артемия Павловича Гаганова: «Один из почтеннейших старшин нашего клуба, Павел Павлович Гаганов, человек пожилой и даже заслуженный, взял невинную привычку ко всякому слову с азартом приговаривать: "Нет-с, меня не проведут за нос!" Оно и пусть бы. Но однажды в клубе, когда он, по какому-то горячему поводу, проговорил этот афоризм собравшейся около него кучке клубных посетителей (и всё людей не последних), Николай Всеволодович, стоявший в стороне один и к которому никто и не обращался, вдруг подошел к Павлу Павловичу, неожиданно, но крепко ухватил его за нос двумя пальцами и успел протянуть за собою по зале два-три шага. Злобы он не мог иметь никакой на господина Гаганова». Ставрогин сразу же небрежно извинился, чем только усилил оскорбление...
[Spoiler (click to open)]Еще одной жертвой стал губернатор Иван Осипович, которого Ставрогин укусил за ухо, после чего опять уехал из города почти на четыре года за границу.
Что это? Свободная спонтанность? Самое простое, шаблонное представление, что Достоевский изобличил и высмеял. Но, мне кажется, что все далеко не так просто, и в голове Федора Михайловича водились зайтеливые тараканы...
Мне моя родная мать как-то рассказала (не пойму зачем?) историю. Она была, наверное, подростком или постарше. "Бабушка, - говорит, - стала садиться на стул, а я в последний момент его из под нее вытащила. И она упала". Я несколько опешил: "А зачем?!" Мать пожала плечами: "А вот спроси!" Это было тем более странно, ведь она свою бабушку любила, постоянно мне об этом рассказывала.
Что-то странное порой говорит мне и мой друг: "Бывает, стоишь в автобусе, а перед тобой какой-нибудь здоровенный такой детина, с кулаками-кувалдами, способными превратить в кровавое месиво. И вдруг откуда-то появляется дикая, необъяснимая мысль: а вот взять, да и со всей дури ударить ему промеж лопаток? И так в голове при этом ярко предстает - что после этого случится. И тут же спохватываешься - да что я такое думаю? А потом становится еще страшнее - если я такое думаю, то ведь и сделать смогу?"
Человек не знает - что он такое на самом деле. А то, что он о себе знает или, вернее, ему кажется, что знает, - это иллюзия. Околдованность привычным - это великая загадка нашей жизни. Это как погружение в сон.
Идешь вот так по улице, вокруг такой привычный мир, лишенный какой-либо таинственности, плоский в своей обыденности. И вдруг спохватываешься, представляешь эти странные, бездонные пространства Вселенной, нашу планету в ней, и понимаешь, что наша обыденность, привычность находится в тотальности неизвестного, и мы тут просто коллективно бредим, спим, не замечая этого. И тогда словно пелена спадает с глаз: я не знаю - где нахожусь, что тут на самом деле происходит, и даже - кто я. И привычные предметы становятся загадочными, например, автомобиль в блеске солнечных лучей, и слово "автомобиль" уже ничего не объясняет, и так же загадочно, как предмет, который оно обозначает.
В "Солярисе" Тарковского прекрасный конец: сын возвращается к отцу, он встречает его на пороге милого, старого дома, обстановка вроде бы привычная, знакомая, но вот ракурс меняется, мы словно поднимаемся выше, выше и обнаруживается, что наше привычное и известное - это островок в таинственном мыслящем Океане...
"Солярис" - это не фантастическая история про странные инопланетные порождения, похожие на людей. Она про то, что мы, люди, странные пришельцы, пришедшие неизвестно откуда. Просто в своем земном бреду мы забыли об этом...
А наше Эго, такое ясное, простое и понятное, - это утлое образование в бескрайнем Океане. И иллюзию автономности и управлямости этого Эго легко поддерживать пока Океан спокоен. Но природа Эго - та же самая, что у Океана, хоть Эго и наклонно забывать о своих истоках. Личность - это личина, маска. Весь вопрос - что скрывается за этим многообразием масок?
Я люблю наблюдать за полиэтиленовыми пакетами, движимые ветром. Они как живые. То замирают, то словно крадутся, то вдруг взлетают… У Майринка в одном из произведений есть описание двух ползущих на ветру газет: одна намокла и ползла тяжело, как солидный, уставший человек, а другая была легкая, как юноша…
Мы привыкли себя воспринимать, как такие четкие силуэты, а на самом деле, возможно, мы лики, проступившие в больших облаках, и у нас нет четких границ.
И есть такой таинственный, необъяснимый момент. Вот жил рядом с тобой обычный, простой человек, казавшийся таким плоским, однозначным в своей обыденности. Но он умирает, лежит в гробу, и вот все вокруг обволакивается какой особой напряженностью, будто третье око во лбу четко видит, что не видят обычные глаза и то, что не принимает ум, словно нечто покинуло эту простую, обыденную оболочку и витает, стелется вокруг, приближая, делая возможным какую-то мысль, что разнесет в клочки мир плоских представлений. Но самое главное - это нечто стелется, скрывается где-то позади нашего представления о себе самих, притворяясь таким понятным и четко очерченным Я...
Наше Я – великий паук, сплетающий паутину плоского мира.
Кастанедовский Дон Хуан говорит:
«— Ты слишком сосредоточен на самом себе, в этом твоя беда. Это тебя изматывает.
— А как же должно быть иначе, дон Хуан?
— Нужно искать и видеть чудеса, которых полно вокруг тебя. Ты умрешь от усталости, не интересуясь ничем, кроме себя самого; от этой-то усталости ты глух и слеп ко всему остальному…»
Мы есть постоянная история, которую сами себе рассказываем:
«– У меня нет личной истории, – сказал дон Хуан после продолжительной паузы. – В один прекрасный день я обнаружил, что в ней нет никакой нужды, и разом избавился от нее. Так же, как от привычки выпивать.
– Но как можно избавиться от личной истории? – спросил я с желанием спорить.
– Сначала нужно этого захотеть, а потом человек должен продолжать гармонично отсекать ее понемногу.
– Нельзя ли уточнить, что имеется в виду, когда ты говоришь «избавиться от личной истории»? – спросил я.
– Уничтожить ее, покончить с ней – вот что, – жестко ответил дон Хуан.
– Неужели тебе не ясно? – драматически сказал он. – Ты должен постоянно обновлять свою личную историю, рассказывая своим родителям, родственникам и друзьям обо всем, что делаешь; а если бы у тебя не было личной истории, надобность в объяснениях тут же отпала бы. Твои действия не могли бы никого рассердить или разочаровать, а самое главное – ты не был бы связан ничьими мыслями.
– Ты должен стирать вокруг себя все до тех пор, пока ничего не будет само собой разумеющимся, пока ничего не будет несомненным или реальным. Сейчас твоя проблема в том, что ты слишком реален. Твои стремления слишком реальны, твои настроения слишком реальны. Не принимай вещи настолько очевидными. Ты должен начать стирать самого себя.
– Как? – спросил я.
– Начни с простого – никому не рассказывай о том, что в действительности делаешь. Потом расстанься со всеми, кто хорошо тебя знает. Таким образом, ты постепенно создашь вокруг себя туман».
У Тютчева есть удивительное стихотворение, лишний раз показывающее - насколько он глубокий поэт.

О чем ты воешь, ветр ночной?
О чем так сетуешь безумно?..
Что значит странный голос твой,
То глухо жалобный, то шумно?
Понятным сердцу языком
Твердишь о непонятной муке —
И роешь и взрываешь в нем
Порой неистовые звуки!..
О! страшных песен сих не пой!
Про древний хаос, про родимый
Как жадно мир души ночной
Внимает повести любимой!
Из смертной рвется он груди,
Он с беспредельным жаждет слиться!..
О! бурь заснувших не буди —
Под ними хаос шевелится!..

Возможно, где-то здесь отгадка - почему народ порой безмолвствует, а порой поднимаются. Чисто рациональным толкованием всего не объяснишь; вроде бы и поводов для возмущения много, и недовольство растет, и рейтинг власти низкий. Но почему-то штиль... А быть может все дело в том, что Океан спокоен. Но вот пробуждаются заснувшие бури, поднимается волна, и ночная душа откликается на песни про древний хаос, про родимый...
Пылающее сердце

Вспышка

Разговор о мире, аде и вечном возвращении.




- Я иногда думаю... мне в голову приходят очень смешные мысли... когда бывает горько, то, знаешь ли, порой приходят очень смешные мысли, и иногда смеешься, когда совсем горько становится...
Так вот, я иногда так думаю: а что, если все очень презабавнейшим образом устроено? Так, что если разобраться, то очень от этого смеяться будешь. И что если тюрьму организовать так, что не будешь стараться покинуть ее, а наоборт - главным страхом будет возможность ее потерять? Представляшь? Сидит заключенный в тюрьме и жмется в угол в ужасе, что кто-то придет и выкинет его оттуда. И этот страх - главный тюремщик и самый надежный засов... Если такого заключенного попробуют потащить из темницы, он будет дико орать, глаза у него полезут из орбиты, и ломая ногти он смертельной хваткой вцепится в стены и пол...
- Ты говоришь о чем? О системе? О социуме?
- Это все чушь, это все вторично, тени на стене. Главный гвоздь забит в самую, быть может, сердцевину, чтобы никто и никогда не увидел и не догадался.
[Spoiler (click to open)]
Вот кажется в дзен есть такое понятие - "сомнение"... Но только пожалуй там что-то другое, и я неверно его толкую... Но вот так ходишь, смотришь на привычный мир и вдруг появляется от это привычной картины... какое-то сомнение... подозрение... Есть во всем этом что-то такое нарочитое... даже слово подобрать не могу... И словно что-то мелькает стремительное, какая-то догадка, что не можешь схватить. Как во снах иногда посещает догадка, что находишься во сне. И вот будто пытаешься проснуться и не можешь... И ощущаешь себя в каком-то пограничном состоянии, очень мучительном... У Эдгара По есть рассказ, где загипнотизировали умирающего, и вот он в гипнозе умер и остался таким пограничным живым мертвецом, что ни жив, ни мертв... Это ощущение пограничности настолько мучительно, что его невозможно долго выносить... Морок... Как бы ты мог одним словом все это?
- Что именно?
- Ну это все! Жизнь эту...
- Одни словом? Подумаю... Не знаю... Развитие...
- А по ощущениям? Вспомни главное ощущение... Разве ты ощущаешь развитие? В основном мороку... Хорошее слово, отражающее это течение... Есть еще другое - заморачиваться... Жизнь - это все какая -то морока... Подчас нудная, подчас мучительная, а иногда ужасная... Нас словно бы медленно прожаривают здесь... на медленном огне. Иногда жизнь становится похожей на хроническое заболевание.
- Мне кажется, что ты и выражаешь сейчас точку зрения уставшего человека, больного депрессией. Жизнь не только морока. У тебя негативная установка, формирующая мрачную картину мира. И мне кажется, что некоторые люди даже упиваются этой мрачностью...
- Отчего же такая точка не имеет права на существование? А иногда, особенно по вечерам, когда иду по улице, то все пронизывается такой странной тоской, будто я не живу, а давным давно уже умер и в виде гладкого скелета вспоминаю давно прошедшую жизнь... У тебя не было ощущения, что ты в ловушке?
- Это как? Что этот мир ловушка?
- Не просто этот мир, а что ты сам - и есть ловушка? Что твое я и есть проклятье и ловушка?
- Ну это что-то суицидальное.
- Самоубийцы - бесконечные оптимисты!
- Оптимисты?
- Да, конечно! По детски наивные, как мне кажется. Они верят, что все можно закончить вот так просто! Чик и все! И театр абсурда опускает занавес. Хотя кто же им давал такие гарантии? Это должна быть светлая вера, что можно так вот просто выйти из этой ситуации хлопнув дверью...
- Все-таки слова - радостная... светлая... Ты что несешь?
- Ну ты представь, появилась бы дверь такая в стене мира. Через которую можно в любой момент выйти из этого лучшего из миров.
- В небытие?
- Небытие - абсолютно беспроблемное состояние. Даже ни одной грустной мысли не может появиться... Состояние, когда все проблемы остались за рамками. Самоубийцы наивно хотели бы нырнуть в такую беспроблемность. Но если бы у них появилось сомнение... догадка, что тот, кто все так устроил, возможно, позаботился, чтобы побег не был бы таким простым, то, глядишь, они бы и не торопились с такими опрометчивыми решениями.
Есть замечательный фильм Горана Дукича "Самоубийцы: история любви". Парень кончает жизнь самоубийством и попадает в загробный мир, уготованный для суицидников. А это вовсе не котлы с пыточным инструментарием, а такая еще более засранная версия нашего мира - с унылыми барами, гнусной квартиркой, поганой работой... Вот это настоящий кошмар, от которого хочется прям орать во всю глотку: "Ааааааа!" Прекрасная пытка для паршивого дезертира, который пытался смыться. В то же самое говнище мордой: "Получай, тварь!" При этом возникает понимание, что такое и наш мир...
- Блин...
- Ну да... (смеется)... Я знаешь ли люблю почитывать разные страшные истории... такие жуткие бывальщины, истории про путешествия в иной мир. Мне попалась одна история, девушка какая-то рассказала, что однажды, кажется после какой-то травмы (то ли автокатастрофы) она в состоянии клинической смерти встретила покойную бабушку. Там много чего рассказывалось, но был замечательный момент. На вопрос внучки "Бабушка, а ты в раю или в аду?" бабушку ответила: "Так это вы в аду находитесь"...
- Я такие истории могу писать пачками. Зажмурив глаза...
- Да, возможно... Написали зажмурив глаза. Но хороша история. Прекрасный поворот сюжета для триллера.
- По твоему все есть ад и рая нет? Ты это хочешь сказать?
- Нет, вовсе не то. Не совсем то. Ты видел схему космоса по Данте? Я как увидел ее в небольшой такой книжице, так сразу что-то заподозрил... смешное. Символы на поверхности, подсказки тоже. Там в центре находится Земля, а вокруг восходящие сферы планет, а еще выше райская роза. В Земле воронка оставленная падением сатаны, она то и представляет собой нисходящие круги ада. А в самом центре мира находится Люцифер, вмороженный в лед. Т.е. Люцифер - это такой обездвиженный центр мира. Центральная точка. Это есть низший уровень ада...



- И что? Что ты хочешь этим сказать?
- В чем главный грех сатаны? В гордыни. У него божественные претензии. Из-за этого он опрокинут с небес в эти глубины. А теперь задумайся - что является центром нашего мира?
- Я не знаю... Бог?
- Подумай получше... Где та нулевая точка отсчета, от которой ты танцуешь? Ведь что такое Бог для тебя? Это такой символ в восприятии. В восприятии чего?
- Мира?
- А мир кто воспринимает?
- Я.
- Вот! Именно! Вот оно. Вот она центральная точка космоса с божественными претензиями. Твое Эго - центральная точка мира. Все прочее - периферия. Концентрические круги. И твое Эго имеет поистине божественные претензии, оно выступает, как Творец всего мира. И если сам Бог захочет уничтожить тебя, то Он тем самым уничтожит и Себя в твоем восприятии. Разве это не поразительная мысль? Все, что есть - есть в твоем восприятии! Но именно поэтому Эго сброшено с небес в самые мрачные глубины!
- Ты хочешь сказать, что Эго... есть Люцифер?
- Ага (смеется)... светоносец.
- Меня начинает слегка подташнивать от твоей депрессивной философии...
- Подожди-ка, немного терпения... То ли еще будет! Тут самое интересное, как вся эта адская механика устроена.
Был такой французский ученый XIX века Альфред Мори. У него приключилась интересная история со сном. Приснилось ему однажды, что он участник французской рефолюции, его арестовали и бросили в тюрьму вместе с другими жирондистами. Затем допрашивали, а потом он предстал перед революционным трибуналом, где он видел Робеспьера, Марата и других. Сон был обстоятельный, с подробностями. Он отвечал на вопросы, спорил, но, в конце концов, был осужден и приговорен к смертной казне через гильотинирование. Его привезли к месту казни на телеге в сопровождении огромной толпы народа, возвели на эшафот, положили его голову на плаху, после чего он почувствовал холодное острие гильотины на своей шее. От этого Мори в ужасе проснулся и обнаружил, что ему на затылок упала холодная перекладина постельного полога. Получается, что эта внешнее раздражение породило сон, развернувшийся в целую историю за мгновение, как Мори проснулся от удара перекладины. Практически в одну секунду пролетела целая жизнь.
- И какое это имеет отношение к тем разговора?
- А я сейчас выскажу одну сомнительную гипотезу. Мы представляем жизнь в виде прямого отрезка, с пунктом А и финальным Б. А что если это не отрезок, а замкнутая окружность? С некой точкой, которую я бы пожалуй назвал ... например, "вспышкой". Возможно это как раз тот момент "падения Люцифера в адские глубины". Эта вспышка порождает историю жизни и замыкается сама на себя. Порожденная "вспышкой" история пересматривается обратно в порядке проживания...
- А потом?
- А потом все сначала... Это вечный двигатель, бесконечность ада. Есть такой интересный момент, как пересмотр жизни перед смертью или ее угрозой - "вся жизнь пронеслась перед глазами"... Возможно, это что-то вроде перемотки...
- Ты хочешь сказать, что мы все время пересматриваем одну и ту же историю жизни? И сколько раз?
- В бесконечности разы утрачивают смысл... Это вечное вращение колеса сансары. Вечное дежа-вю... Ницше какая-то догадка осенила...
- Фух... Твое мрачное сознание рождает мрачные грезы.
- Отчего же мрачные. По мне так - веселые! Это же так смешно, что я бы пожалуй разрыдался. Ты знаешь, моментами хочется по-настоящему, по хорошему разрыдаться, чтобы не только слезы из глаз текли, но сопли из носа. Отдаться настоящему реву, как бывало в детстве. Я помню, что в детстве после этого наступало удивительное расслабление...
- Так разрыдайся, кто мешает?
- Не получается. Даже не знаю - в чем тут дело? То ли я как-то засох от жизни, то ли проблема в воспитании - "мужики не плачут". От того и живут меньше женшин, которые не утратили искусства рыдания. Остается только смеяться (смеется).
Пылающее сердце

Рождение личности



Мы думаем,  что рождаемся сразу, что мы данность,  постоянный фон нашей жизни.
Мы можем сомневаться во всем, но только не в собственном существовании. Уж что-что, а наше Я - пуп Вселенной, какие тут могут быть сомнения? Это  бытие Бога легко можно подвергнуть сомнению, а вот свое тепленькое Эго, оно всегда тут, рядышком...

На самом деле это некое недоразумение, вызванное недостатком наблюдательности, рефлексии. Существование Эго кажется безусловным до тех пор, пока на него не начинаешь пристально смотреть.
Эго - результат социализации,  маска,  возникшая под внешним воздействием.  Эгоистические установки на самом деле безличностны,  механистичны,  привнесены извне.
Это, если можно так выразиться, - базовое программное обеспечение, набор необходимых минимальных функций: пи-пи, ка-ка, мня-мня, ещё что-то, набор каких-то тривиальностей. Различия в этих базовых наборах примерно такое же, как у скрепышей, что раздают в Магните: одни серые, другие синие, но по сути это одно и то же. Подобным образом, запрограммировано не только "приличное" поведение, но и субкультуры.
Мы сидели, как с другом на скамейке, мимо прошла девушка с ядовито накрашенными волосами. Друг сказал примерно следующее: "Если ты видишь девушку с такими волосами, то, скорее всего, у нее проколот пупок, она либертарианка и слушает определенную группу". Т.е. это набор, неизвестно и кем составленный, как кукла Барби продающаяся в коробке с комплектом платьиц и мебели. Не нужно усилий, все уже продумано без нас. Это как скачать программку в Плей Маркете. Можно бесплатную, можно платную, но все усилие лишь в том, чтобы выбрать и установить.
Молодой человек хочет быть оригинальным, не таким, как все. Ему предлагают готовые наборы: не желаете ли готом или панком? Вся линия субкультуры продумана, атрибуты можно приобрести в ближайшем магазине...

Мы представляем собой - набор автоматизмов. То, что мы гордо своим Я - лишь сумма стандартных, достаточно простых программ, все отличия которых кроются в малозначительных деталях. Мы все безлики и механичны, стандартизированы. Даже наши мысли о собственном Я - результат общей стандартизации.
Мы живем не родившись,  пребывая в общем потоке бессознательности.
Такая жизнь заполнена "яканьем" и "мойканьем": «моя машина», «моя женщина», «моё барахло», «а я думаю», «а я так считаю»... Но это всё якающее небытие. Оно пустотно, в нем отсутствует сущность.
Личность - это не то, что существует в нас изначально, само собой, это то, что должно быть рождено в итоге целенаправленных усилий.
В Индии брахманов называют «дважды рожденными» (двиджа). Евангелие от Иоанна говорит: "Если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия".

Мы должны родиться второй раз - уже не физически, а духовно. Без этого человек так и остаётся безличной, бесформенной болванкой...
Я с некоторой неприязнью отношусь к понятию «self-made man», оно связано с либеральным индивидуализмом, и, как правило, зациклено на иллюзорных успехах и призрачном Эго. Но в глубоком смысле личность - это задача. Это то, что должно строиться. Нам всегда кажется, что наши жизненные задачи связаны с внешним; там во внешнем мире надо чего добиться, достичь. Мы не воспринимаем самих себя, как то, что должно быть построено.

В масонстве есть представление о работе над диким камне, я, возможно, не очень правильно его понимаю. Но суть заключается в том, что мы в начальной позиции представляем собой бесформенный камень, который надо обтесать для придания ему правильной формы. Это символический язык строительства, архитектуры. Наверное, точнее символ прорастающего семени: каждый из нас есть семя, которое может прорасти, а может и не дать всхода….

Пылающее сердце

Тележка с барахлом

Мы можем сомневаться в очень многих вещах (например, есть ли жизнь на Марсе?), иметь различные мнения по разному поводу, но одно нам представляется совершенно достоверным - наше собственное «Я». Какие тут могут быть сомнения - ведь оно здесь, так сказать, всегда под рукой. Более того, наше собственное «Я» кажется нам не только совершенно достоверным, но и безконечно важным. И если чьи-то интересы нам могут показаться крайне сомнительными, то свои, личные потребности не кажутся таковыми никогда. И стоит лишь немного задеть нас, как мы обнажаем чувство собственной важности: мы кричим, лезем в драку, чтобы отстоять права собственной личности...
Однако так уж ли достоверно существование нашего «Я»? Вообще - что это? Я задаю глупые вопросы? Ну что ж, можно устроить небольшой эксперимент: как-нибудь вечерком взять листок бумаги и постараться вкратце выписать на нем, что кружилось в голове в течение дня. Что обнаружится? Обрывки мыслей, эмоциональные реакции на окружающих, сплетение смутных желаний и много, много повседневной заботы. Это такая абсолютно безформенная и самое главное - совершенно безличностная каша. В точности такая же каша варится в миллионах других голов, различаясь лишь в нюансах. В этом нет ничего оригинального, там невозможно обнаружить личность, в существование которой мы так убеждены.
И в этой безформенной каше можно нащупать только одно устойчивое ядро - это страх. Эго и страх неразрывно связаны, одно порождает другое.
Ощущение собственного «Я» появляется у нас не сразу: в детском возрасте еще нет такой четкой грани отделяющей индивидуальность от окружающего мира. И хорошо помню, как у меня наступило осознание собственной индивидуальности. Я учился где-то в пятом классе. Утром встал в школу, пошел умываться: стоя около ванной выдавил из тюбика зубную пасту на щетку. И вдруг поразила одна мысль: я понял, что смертен. Вдруг представился магазин «Джем-повидло», мимо которого частенько ходил, и стало ясно, что когда-то меня не станет, а этот магазин будет существовать - как ни в чем не бывало. Мне представилась асфальтовая площадка перед входом в это заведение, оно было освещено летними солнечными лучами, но это было пространство БЕЗ МЕНЯ. Мысль так поразила, что я сел на край ванны, подавленный накатившим чувством.
Осознание «Я» - это всегда и осознание смертности, конечности этого «Я». В итоге бытие Эго отравлено страхом, особым надрывом, болью. Оно к тому же таит глубочайшее противоречие - Эго стремится воспринимать себя центром вселенной, одновременно осознавая, что этот центр подвержен страшным угрозам. Поэтому каждый из нас живет так, будто он находится в центре Апокалипсиса. История Эго - эта трагедия божка, которого неизбежно свергают с Олимпа и сбрасывают в пропасть, в Тартар («в тартарары» - как говорят в России). Каждое Эго в итоге ждет то, что оно больше всего боится, и этот финал не отсрочить.
Поэтому так милы нашему сердцу истории о загробной жизни: нам приятно думать о том, что только бренное тело будут жрать черви, а наше горячо любимо «Я», обретя духовную форму, перекочует в небесные селения и будет там существовать вечно. Истории об аде, кстати, в этом плане тоже имеют утешительный характер: наше Эго не слишком пугает перспектива вечной муки, т.к. боль в его природе, неразрывно с ним связана. Его куда больше страшит небытие. Так что перспектива оказаться на сковородке на веки вечные - не столько ужасает, сколько успокаивает Эго, которое бы хотело сохраниться в любых условиях на веки вечные...
Но, как мне кажется, эти иллюзии порождены некоторой путаницей. Люди по наивности считают, что Эго и безсмертная душа, о которой говорят духовные учителя различных философских и религиозных традиций, - это одно и то же. И эта иллюзия приводит к забавным заблуждениям: многие начинают видеть свое посмерное существование, как продолжение истории собственного эгоизма, но лишь в условиях безконечности.
Я где-то читал, что умирающая богатая женщина попросила принести ей любимое дорогое платье. И уже агонизируя так в него вцепилась, что пришлось похоронить тело с клочком ткани, зажатым в руке. Наша жадность не может остановиться и хочет утащить радости мира сего на тот свет.
Помните в советское время по радио детский хор исполнял такую песенку:

Из чего же, из чего же, из чего же
Сделаны наши мальчишки?
Из пружинок
И картинок,
Из стекляшек
И промокашек…

Наши Эго сделаны из различного житейского барахла. И мы бы хотели весь этот воз барахла протащить в вечность. Как это может выглядеть? Как реализацию нашей страстности и жадности. Рай, как безконечный шопинг: ряды полок с первоклассными товарами, с кредиткой в кармане с безконечным счетом, покупки, которые никогда не кончаются. Или половой акт с непрекращающимся оргазмом. Или бездонная бутылка пива. Таким бы наверное могло быть блаженство наших индивидуальностей... если бы только они могли пересечь границу отделяющую наш мир от мира иного.
Достаточно критически взглянуть на то, из чего сделано нашего Эго, чтобы понять - в нем нет ничего вечного. Это всего лишь накипь на волнах бурного потока жизни - очень мимолетная.
Дугин в одном выступлении высказал интересную мысль: вне жизни душа бодрствует, а тело мертво, а в жизни - тело бодрствует, а душа спит. Эго существует потому, что душа спит. И когда после смерти душа проснется, то на нем не останется следов нашего эгоизма - они улетучатся от дыхания смерти.
В католической заупокойной молитве говорится: «Земля к земле, прах к праху, тлен к тлену». Было бы очень наивно думать, что это относится лишь к физическому телу. Бренное тело еще будет гнить в земле, пожираемое червями, а Эго уже растает как дым, т.к. это было самой бренной, самой тленной частью человеческой природы. Просто этот центр страха и боли, который мы считаем своим «Я», лопнет как пузырь и все связанные с ним простые земные желания, страстишки и мыслишки - рассеются без следа...
Тленное не может перейти в нетленное. В разных традициях описывается, что путь за грань нашего мира пролегает над бездной, например, по мосту, который тоньше лезвия бритва. Ничто, обремененное житейскими заботами, по нему не пройдет. В вечность возвращается только вечное. И если при нашей жизни нам не удалось разбудить свое вечное ядро, то оно очнется после житейского сна никак не затронутое нашей бренной биографией.
В чем смысл посвящения в монахи? Человек не просто теряет свое имя, не просто уходит из мира – он отказывается от своего Эго. Он принимает обет послушания, чтобы отсечь свою эгоистическую волю. В Индии представителей касты брахманов называли «дваждырожденными» т.к. они в определенном возрасте проходили через ритуал, якобы, открывавший им духовный мир. Второе рождение - это смерть Эго и пробуждение Души. Смертную, тленную оболочку надо содрать с себя еще при жизни, иначе вся жизнь будет неудачей. И как испорченный листок бумаги отправится в утиль, в корзину с мусором.
Тленность, смертность связана с потоком времени. Тленное Эго всегда живет в осознании времени: оно грустит о прошлом, мечтает о будущем или страдает от ожидания надвигающейся угрозы. Наши «Я» к тому же очень любят откладывать все необходимые изменения на завтра.
Помните замечательный разговор из сказки Льюиса Кэрролла «Алиса в Зазеркалье»?

– Нанимаю тебя, – предложила Королева. – Плата деньгами пополам с вареньем.
Алиса еле сдержала улыбку.
– Спасибо, – сказала она. – Служанкой я быть не могу. К тому же варенье пополам с деньгами я не очень-то люблю.
– Но варенье сладкое! – заманивала Королева. – Попробуешь?
– Сегодня что-то не хочется, – отказывалась Алиса.
– А хоть бы и хотела! СЕГОДНЯ варенье не выдаётся, – сказала Королева. – У нас правило твердое: выдача варенья только ВЧЕРА или ЗАВТРА.
– Но ведь завтра ЗАВТРА станет СЕГОДНЯ! – воскликнула Алиса.
– Правильно. Но как только оно станет СЕГОДНЯ, оно перестанет быть ЗАВТРА, – отрезала Королева.


Мы все живем с ощущением, что самое важное или самое лучшее с нами произойдет ЗАВТРА. На самом деле в этом вечном ЗАВТРА нас всего лишь ждет финал. Как иронично заметил один психолог: «Мы все ждем Деда Мороза, но вместо него в итоге приходит Смерть».
Пробуждение безсмертной души всегда означает выпадение из потока времени. Вчера и завтра исчезают, остается лишь вечное сейчас. Всякое просветление, всякое пробуждение запланированное на ЗАВТРА - останется иллюзией. Все самое важное может случиться только здесь и сейчас, в это самое мгновение...
Пылающее сердце

Крестовый поход детей

В юности я зачитывался книгой Курта Воннегута «Бойня номер пять, или крестовый поход детей». Сейчас подумал, что это прекрасное название для моей статьи.



В первый раз об украинском национализме я услышал еще в детстве - от отца. Он читал засаленный, без обложки выпуск «Роман-газеты» с повестью о бандеровцах и пересказывал нам что-то страшноватое об их зверствах...
Потом была у меня пара случаев в армии. На первом году службы меня вместе с парнем из Украины бросили на оформление нового спортивного зала. И пока мы малевали на стенах рисунки, он мне рассказывал о том, что среди украинских ребят бурлят яростные самостийные настроения. Я его слушал и ничего не понимал. Как простой советский человек я всегда считал украинцев такими же русскими, отличающимися лишь своеобразным говором. Какой там может быть национализм? Все это мне казалось какой-то дикостью.
Уже в штабе полигона познакомился и сдружился с другим украинцем - Олегом Хильчуком. Парень он был добрый, хороший, к тому же общность интересов сблизила нас - мы рисовали, обсуждали прочитанные книги. Олегу из дома присылали соленое сало и домашние колбаски в банках, невероятно вкусные. Через некоторое время к нам во взвод прислали еще одного украинца - тоже неплохого парня. Никаких особых проблем и конфликтов с ним не было.
И вот однажды сидел в каптерке с двумя этим украинскими ребятами, мы попивали чаек, и что-то обсуждали на политическую тему. На дворе был разгар перестройки и было о чем поговорить. И вот каким-то образом наш разговор вдруг свернул на тему украинской независимости. Я тогда был не слишком политически подкован, и украинская независимость казалась мне полным абсурдом: зачем Украине отделяться от России? Какой в этом смысл? И как сможет она прожить, разорвав все экономические и культурные связи? Но мои сослуживцы преобразились, это явно была больная для них тема: у обоих загорелись глаза каким-то странным, маньячным огнем и они мне стали яростно доказывать, что на Украине все есть, что она самодостаточная и если отделится, то будет процветать. Преображение милого, тихого друга Олега Хильчука меня тогда шокировало. Я понял, что многое о наших украинских братьях не знаю...
Сейчас, так сказать в ретроспективе, понимаешь, что великая украинская мечта о самостийности вполне вызрела еще в советские годы, жила в подполье, набирая силы, передавалась из поколения в поколение. Пока однажды не осуществилась... И как только она осуществилась - началась деградация, вымирание Украины. Но это великую украинскую мечту ничуть не пошатнуло, а сделало еще более яростной. Все новые национальные революции сотрясают ее, погружая все глубже в трясину и есть предчувствие, что февральская революция - не последняя.
Я много писал о специальных технологиях, которые используются и на Украине и в мире для манипуляции человеческими массами. Манипуляторы получают свою власть, когда жмут на определенные кнопки в сознании людей. Поэтому очень важно понять - что это за кнопки?
Разговор об украинском безумии вовсе не такой отстраненный. Точно такое же безумие гуляло на просторах России, когда рушился СССР. Надо понять его природу, его ядро.
Первое что бросается в глаза - полная иррациональность подобных настроений. Доводы разума перестают работать. В 1991 году мы небольшой группой собрались и пошли на митинг против Калашникова, представляя альтернативное мнение. Эта толпа поначалу едва не утопила нас в своей ярости. У всех там горели глаза особым, нездоровым огнем, народ влекла какая-то мечта: «Вперед, вперед, не останавливаясь!» Разговоры о направлении этого движения, о том, что нас ожидает - не получались. Сразу срабатывали блокирующие штампы, которые прекращали диалог. И в перестройку разумные голоса были блокированы, заглушены. Зато по телеку гоняли клип Бориса Гребенщикова «Поезд в огне». Помните его текст? Он заслуживает внимательного прочтения, если мы что-то хотим понять в недавних и нынешних событиях:

Полковник Васин приехал на фронт
Cо своей молодой женой.
Полковник Васин собрал свой полк
И сказал им: Пойдем домой.
Ведем войну уже семьдесят лет.
Мы считали, что жизнь это бой,
По новым данным разведки
Мы воевали сами с собой.
Я видел генералов - Они пьют и едят нашу смерть.
Их дети сходят с ума от того,
Что им нечего больше хотеть.
А земля лежит в ржавчине.
Церкви смешались с золой
И если мы хотим, чтобы было куда вернуться -
То время вернуться домой
Этот поезд в огне и нам не на что больше жать.
Этот поезд в огне и нам некуда больше бежать.


О чем эта песенка? СССР был создан в экстремальных условиях, как единый военный лагерь, который выдержал мощнейшие удары внешнего врага. И вот Б.Г. запел о том, что оказывается 70 лет «мы воевали сами с собой». Т.е. в Великую Отечественную войну, под Москвой и под Сталинградом - «мы воевали сами с собой», это была просто дурь зажравшихся генералов. Нет никаких врагов! Штык в землю и айда домой!
Клип Гребенщикова был калькой с фрагмента фильма «Бумбараш»; помните - дезертиры облепили поезд, а Золотухин под гармошку поет:

Наплевать, наплевать, надоело воевать!
Ничего не знаю - моя хата с краю.
Моя хата маленька, печка да завалинка,
Зато не казенная, а своя законная.


Вот на какую кнопочку жали наши враги и они понимали, что делали!
И монархическая, и советская системы были по своему характеру патерналистскими. Это, с одной стороны, позволяло в экстремальной ситуации мобилизовывать силы для необходимых проектов, но, с другой, создавало уязвимость. Опора на центральную фигуру власти - Царя или генсека предполагала, что все остальные являются не полноценными гражданами, а всего лишь подданными, которые должны выполнять приказы свыше без размышлений. Царя называли «батюшкой», а генсека «отцом народов», т.е. это означало, что власть является отцовской, а все остальные - детьми, что неизбежно вело к культивации инфантильности (от лат. infantilis — детский): «Наше дело маленькое, мы не размышляем, что батя прикажет, то и делаем». И пока глава государства был более или менее приличным человеком - все работало. Но когда СССР возглавил Горбачев - стадо детишек дружно понеслось за козликом-провокатором в пропасть.
Что стали делать негодяи, когда получили власть? Они начали пробуждать в инфантильных подданных детский бунт. Был в советское время очень хороший мультик «Праздник непослушания» про то, как родители, обидевшись на капризы своих чад, покинули город. Детишки, оставшись одни, устроили свою свободную республику - без всяких взрослых ограничений. Разумеется, началось веселье - все стали обжираться чем попало, ломать и крушить все подряд. И если бы родители не вернулись - все перемерли.
Вот перестройка и была таким организованным праздником непослушания, когда инфантильным подданным, которые раньше подчинялись приказам, вдруг сказали: «Эй, ребятня, - гуляй, веселись! Нет больше правил! Гоните своих воспитателей взашей!» И детишки начали веселиться. Шахтеры застучали касками, народ побежал свергать секретарей обкомов. И все были воодушевлены этим детским ощущением свободы: «Все! Кончились эти серые будни, когда взрослые заставляли нас трудиться, учиться, и заниматься разными скучными делали. Все это чушь и бред! Начальство просто издевалось над нами! Нет никаких врагов, а булки сами растут на деревьях! Просто надо прекратить заниматься скучным маразмом!»
Мне это чувство так знакомо! Когда я учился в школе, то случались настоящие праздники. Приходишь в класс и вдруг учитель говорит: «В школе нет воды - занятия отменяются!» Это рождало безконечную радость, я с таким воодушевление бежал тогда домой, словно летел на крыльях: «Ура, можно целый день гулять, рисовать и заниматься другими классными вещами!» И если бы какой-то здравомыслящий гражданин в тот момент сказал бы мне, что радоваться нечему и мы напрасно теряем целый день в учебном процессе, который важен для моей жизни, то я бы просто расхохотался! Какой там учебный процесс, что за чушь?!
Детишки в перестройку веселились вовсю, не обращая внимания на то, что рушится государство, а взрослые, хмурые дяди рассовывают советские богатства по своим карманам. А потом праздник резко закончился: расшалившихся детей расстреляли из пушек и пулеметов, и снова начались серые, унылые будни...
И мы никогда не поймем события на Украине, иррациональный украинский национализм, если не осознаем, что в основе его находится инфантильная, детская мечта. Я вовсе не против мечтаний, не против великих идеалов, более того, уверен, что без устремленности к идеалу человечество просто погибнет, но дело в том, что инфантильные идеалы означают не только полный разрыв с реальностью, они совершенно разрушительны по своей сути, о чем я скажу ниже. Циолковский и Королев, например, тоже были мечтателями, они хотели того, что другие считали сказкой. Но оба эти мечтателя не порывали с реальностью, они имели силы, волю, ум, чтобы построить мост к своей сказочной мечте.
А инфантильная мечта - это окончательный и полный разрыв с реальностью. Сусальная Украина, грезами о которой живут бандеровцы, - не имеет ничего общего с реальной жизнью. Знаете на что это похоже? Шотландский драматург и романист Джеймс Барри написал известную сказку про Питера Пена - мальчика, который не захотел взрослеть и улетел в волшебную страну Нетландию, где живут феи, русалки и прочие чудесные существа. Так вот, надо понять, что Украина в грезах бандеровцев - это Нетландия. Разумеется, там все ходят в вышиванках, там всегда тепло (поэтому не нужен газ), и там текут молочные реки с кисельными берегами, а вместо свиней бегает копченное сало с вилкой и ножом в спине... Понятное дело, что это не достижимый идеал, а чистая клиника. И рациональные аргументы в данном случае утрачивают всякую силу. Представьте знакомую ситуацию: ребенок устраивает истерику, бьется головой о пол и требует, чтобы ему купили планшет. Родители пытаются его урезонить и говорят: «У нас небольшая зарплата, надо платить за квартиру, одежду покупать, питаться в течение месяца». А ребенок из всего этого понимает лишь то, что родители отказывают ему в покупке вожделенной игрушки. А ведь у Санька из пятого дома планшет есть, и даже у Ромки есть, а он будет один, как полный дурак...
Говорить взбесившемуся украинцу, что в Европе они никому не нужны, что без связей с Россией у них исчезнут остатки производства и т.д. - значит нарваться примерно на такую же реакцию. Ребенку не нужны здравые рассуждения, ему нужна игрушка...
Я все пытался понять, чем, какими энергиями питается озлобленный антисоветизм. И до меня дошло, что инфантильному сознанию советская власть ненавистна, как воплощение строгой, отцовской силы, которая дисциплинирует, заставляет делать разные неприятные дела. Отец народов, товарищ Сталин, был очень строгим воспитателем - шалить не позволял, за разные проказы мог не только в угол, но и просто к стенке поставить... А хочется ведь волюшки вольной, праздника непослушания - идеал-то в этом! Поэтому с постаментов сносятся памятники Ленину, и водружается Бандера, который воплощает другой образ. Когда ребенок отбивается от рук, то в пику отцу он начинает искать опору в дворовых авторитетах. Батя - нудный и строгий, все запрещает, а вот уличный хулиган - добрый, понимающий. Он сигаретку даст закурить, и стаканчик водочки нальет, а когда совсем раздобреет - и героинчиком угостит. Душа-человек!
Бандера для инфантильных бандеровцев дорог потому, что является воплощением такого дворового хулигана. Он же выступал против «отца народов», дерзил ему, делал что-то непозволительное. Ничего не создал, не построил (в отличие от Сталина), но кому эта скукотища нужна?
И американцы тоже милы потому, что они всячески поддерживают, спонсируют украинскую бузу. Но какие могут быть сомнения в том, что будет в итоге? В итоге будет карачун... Но дело в том, что инфантильное сознание как раз и тянется к карачуну (напомню: карачун - «смерть», «гибель», «злой дух»).
Когда сознание останавливается на детской ступени, когда оно отказывается от зрелости, от тягот и радостей взрослой жизни, то возникает своеобразный поворот вектора жизни - он начинает подсознательно стремиться обратно - в материнскую утробу. Вожделенная сказочная страна вечного детства, Нетландия, где живут феи, - имеет вполне конкретное психо-физическое основание. Психолог Станислав Гроф, проводивший в свое время эксперименты с ЛСД, столкнулся с интересным фактом: некоторые его пациенты под действием наркотика вдруг обнаруживали себя внутри материнского чрева, испытывая при этом блаженство, своеобразную эйфорию. Гроф заключил, что память о внутриутробном существовании сохраняется в глубинах нашего безсознательного, и зачастую проецируется на наши фантазии в качестве райских образов.
Но чем оборачивается на практике такая регрессивная устремленность в материнское чрево? Бегством не просто от взрослой жизни, а от жизни вообще. Это проявление воли к смерти.
Немецкий психоаналитик X. Штирлин различает два типа самоубийств: так называемое "отцовское самоубийство", связанное с сильной яростью и необычайной деструктивностью, и так называемое "материнское самоубийство", символически означающее воссоединение с матерью, возвращение в утробу матери («мать-земля примет, даст покой и счастье»).
Таким образом, идеал инфантильных революционеров - братская могила, в которой кончаются все проблемы, все тревоги, связанные с жизнью. Страна вечного детства, ослепительная Нетландия с феями и прочим очарованием, - это кладбище. На словах звучат безконечные разговоры о свободной, независимой Украине или республике Русь в случае пробандеровских русских радикалов, но в глубинах души пульсирует именно это - суицидальная воля к саморазрушению и разрушению. Поэтому разговоры о том, как рационально наладить жизнь – им не нужны и не интересны. Они жаждут устроить большой пожар, в котором все сгорит и навеки успокоится. Уснуть в чреве матушки-могилы.
Пока я этого не понимал, то все время удивлялся - почему мне не удается вывести своих радикальных собеседников на конструктивный разговор о том, что будет на следующий день после победы революции. Потом до меня дошло, что никакого следующего дня и не предусматривается. Революция должна стать последним днем, когда все кончится. Это вовсе не означает, что они сознательно именно так понимают свою задачу, но в их подсознании сидит именно это: «Смерть-матушка - великий революционер, великий освободитель от земных тревог и волнений!» В их груди звучит великий гимн последней революции - похоронный марш. Вы только взгляните на символический ряд, которым украшают себя подобные радикалы - ведь там рвется наружу Танатос, воля к смерти - открыто, беззастенчиво. Символы подчас говорят намного больше, чем слова.
Но для того, чтобы стать безжалостным истребителем жизни, надо обосновать свое право карать ближних. И для этого приходится вознести себя на невиданную высоту, отделить себя от всех неполноценных «обывателей», «ватников», «москалей», «колорадов», «анчоусов», «недочеловеков», «совков», признать их просто двуногим мусором, заслуживающим утилизации. И тогда процесс истребления жизни покажется благостной работой по очищению Землю. Поэтому инфантильное сознание больно нарциссизмом, самовлюбленностью. Достаточно почитать писания украинских националистов, чтобы обнаружить титаническую гордыню, амбиции вселенских масштабов. Все украинцы - воплощение арийской чистоты, а москали - смешение разных нечистот. Адам не был сотворен Богом, его родила украинка. Сам Творец был запорожским казаком...
Я, конечно, немного утрирую, но примерно передаю стиль подобной писанины, которой увлекаются особо оголтелые деятели не только на Украине, но и на всех просторах бывшего СССР. Такое ощущение, что этот горячечный бред клепают в одной лаборатории...
В Интернете нашел статью под названием «Хроническое саморазрушение». В ней говорится: «Следствием проявления злокачественного нарциссизма является хроническое саморазрушение, связанное с суицидальными тенденциям. Термин злокачественный нарциссизм относится к пациентам, у которых агрессия пропитывает патологическое грандиозное Я, характерное для нарциссической личности. Самоуважение и уверенность в своей грандиозности у этих пациентов растет тогда, когда они выражают агрессию, направленную на себя или на других. Удовольствие от жестокости, садистические сексуальные перверсии, а также наслаждение от причинения себе вреда – вот части общей картины. Спокойствие, с каким эти пациенты могут причинить себе вред и даже убить себя, контрастирующее со страхами, отчаянием и "мольбами" окружающих – родственников или персонала, – стремящихся защитить их жизнь и установить с ними человеческий контакт, есть проявление крайне извращенных средств, с помощью которых эти пациенты удовлетворяют свое самоуважение. Пациент в своей грандиозности переживает победу над страхом боли и смерти и, на безсознательном уровне, чувствует, что контролирует и саму смерть. Некоторые пациенты с анорексией относятся к этому типу».
Трудно остановить человека, который по настоящему захотел умереть. Отличительной чертой людей, совершающих самоубийство, является так называемое «туннельное сознание». Восприятие заужается, замыкается в тесном кругу, где постоянно вращаются одни и те же разрушительные мысли. Пробиться в это пространство извне - невероятно сложно. Человек словно превращается в поезд, несущийся на всех парах к «пункту назначения» - к погибели.
Пылающее сердце

Карл Юнг: Трансформация. "Внутренний друг".

Утрата души (уменьшение личности)

Примером изменения (в смысле сужения, уменьшения) личности служит феномен, известный в примитивной психологии как «потеря души». Своеобразное состояние, описываемое этим понятием, сознание первобытного человека объясняло предположением о том, что душа уходит подобно тому, как от хозяина ночью убегает собака. В таких случаях задача знахаря состояла в том, чтобы вернуть беглянку назад. Часто потеря происходит внезапно и проявляется в общем недомогании. Это явление тесно связано с природой сознания первобытного человека, которому недоставало прочной связности, присущей нашему сознанию. В отличие от первобытных людей, мы умеем управлять своей силой воли. Если им нужно было сконцентрироваться для какой-нибудь сознательной, преднамеренной, а не только эмоциональной и инстинктивной деятельности, требовались сложные упражнения. Наше сознание в этом отношении безопаснее и надежнее, но временами что-то подобное случается и с цивилизованным человеком, только он называет это уже не «потерей души», a «abaissement niveau mental» (понижение психического уровня). Это уменьшение напряжения сознания можно сравнить с низким столбиком барометра, предсказывающим плохую погоду. Тонус понижается, и человек чувствует себя равнодушным, замкнутым и подавленным. У него нет больше ни желания, ни смелости встретиться с проблемами дня. Тело его как будто наливается свинцом и кажется, что ни один его член не хочет двигаться. И все это результат того, что человек не имеет никакой дополнительной энергии. Это хорошо известное явление аналогично потере души у первобытного человека. Безразличие и паралич воли могут зайти так далеко, что цельная личность распадается и сознание утрачивает свое единство, отдельные части личности становятся независимыми и поэтому выходят из-под контроля разума, как это бывает с анестезируемыми участками тела или при систематической амнезии. Последние хорошо известны как истерические явления «потери функции». Этот медицинский термин также аналогичен примитивной потере души.
Abaissement du niveau mental может быть результатом психической и умственной усталости, заболеваний тела, сильных переживаний и шока, причем последний оказывает особенно вредное влияние на уверенность человека в себе. Abaissement всегда имеет ограничительное влияние на личность в целом. Оно снижает уверенность в себе, дух предприимчивости и, как результат возрастающей эгоцентричности, сужает интеллектуальный кругозор. В итоге это может привести к развитию негативной по своей сущности личности, что свидетельствует об искажении подлинной личности.


Расширение (увеличение) личности

Личность редко остается неизменной. Поэтому существует возможность ее расширения, по крайней мере в течение первой половины жизни. Расширение возможно путем приращения нового жизненного содержания, которое попадает в личность извне и усваивается ею. Таким образом может произойти значительное расширение личности. Поэтому мы склонны считать, что это приращение приходит только извне, тем самым оправдывая тот предрассудок, что человек становится личностью лишь «впихивая» в себя как можно больше материала извне. Но чем усерднее мы следуем этому рецепту и чем упорнее верим, что рост личности обусловлен внешними причинами, тем больше мы обедняем наш внутренний мир. Следовательно, если нами овладевает некая пришедшая извне великая идея, мы должны понимать, что она овладевает нами только потому, что нечто в нас самих соответствует ей и идет ей навстречу. Богатство сознания состоит в ментальной восприимчивости, а не в накоплении приобретений. Все, что приходит к нам извне и даже все, что берет начало внутри, может стать нашим собственным только тогда, когда мы одарены внутренней полнотой, адекватной поступающему содержанию. Действительный рост личности означает осознание развития, начало которого кроется во внутренних причинах. Без психической глубины мы никогда не сможем адекватно разобраться в важности нашего предмета. Поэтому совершенно верно было сказано, что человек растет вместе с величием своих задач. Но он должен иметь способность к росту и внутри себя. В противном случае, даже самое сложное задание не принесет ему пользы. Скорее он будет просто раздавлен им.

Одержимость маской

Одной из наиболее важных форм изменения личности является феномен одержимости: некоторая идея или черта характера личности по той или иной причине овладевает человеком. Идея, которая таким образом заняла господствующее положение, проявляется в форме странных убеждений, идиосинкразии, настойчивых планов и т. д. Как правило, такая ситуация не поддается корректировке.
Обычным примером этого служит идентичность с персоной (маской), являющейся личной системой адаптации к миру, или с манерой, которую личность вырабатывает для взаимодействия с миром. Каждое призвание или, например, профессия имеют свою характерную персону (маску). Особенно легко изучать эти вещи сегодня, когда в прессе так часто появляются фотографии общественных деятелей. Общество навязывает им определенный стиль поведения, и они стараются вести себя в соответствии с этими ожиданиями. Опасность, однако, заключается в том, что они идентифицируют себя со своими персонами: профессор со своим учеником, тенор со своим голосом. Ущерб нанесен. С этого момента человек существует исключительно на фоне собственной биографии. О нем теперь пишут: «...потом он посетил такие и такие места и сказал то-то и то-то», и т. д. Одежда Деяниры очень быстро приросла к его коже, и, как и в случае с Гераклом, требуется отчаянное решение, если человек собирается сорвать со своего тела этот хитон Несса и шагнуть в испепеляющий огонь бессмертия для того, чтобы вернуть себе свой настоящий облик. С небольшим преувеличением можно сказать, что персона-маска - это то, чем человек не является на самом деле, но тот, кем он сам считает себя и кем его считают другие. В любом случае искушение быть таким, каким ты кажешься другим, очень велико, так как эта роль всегда вознаграждается.

"Внутренний друг"

Естественные трансформационные процессы дают о себе знать главным образом во сне. Эти сновидения, все без исключения, обнаруживали символику возрождения. Здесь мы имеем дело с длительным процессом внутренней трансформации и перерождения в другое существо. Это «другое существо» является находящимся в нас самих другим человеком. Это та более значительная и сильная личность, которая созревает внутри нас и с которой мы уже встречались в качестве внутреннего друга души. Вот почему всякий раз, когда находим в ритуале изображение друга или товарища (например, изображение дружбы между Митрой и богом солнца), мы чувствуем утешение. Эти взаимоотношения - тайна для научного интеллекта, ибо он приучен рассматривать их без всякого сочувствия. Но если бы он принял во внимание чувства, то мы бы обнаружили, что это тот самый друг, которого бог солнца берет с собой на свою колесницу, как это изображается на надгробиях. Это представление о дружбе между двумя людьми является простым отражением внутренних процессов: оно обнаруживает наше отношение к этому внутреннему другу нашей души, в которого нас хотела бы превратить природа, к тому другому человеку, которым мы также являемся, но все же никогда не сможем стать им полностью. Мы похожи на тех близнецов Диоскуров, один из которых смертен, а другой бессмертен, и которые несмотря на то, что они всегда вместе, не могут стать полностью одним. Трансформационные процессы стремятся приблизить их друг к другу, но наше сознание сопротивляется этому, так как другой человек кажется странным и жутким, и поэтому мы не можем привыкнуть к мысли, что не являемся полным хозяином собственного дома. Мы предпочитаем всегда быть «я» и ничем другим. Но мы стоим лицом к лицу с нашим внутренним другом или врагом, и то, является ли он нам другом или врагом, зависит от нас.
Совсем не обязательно быть душевнобольным, чтобы слышать его голос. Напротив, это самая простая и естественная вещь. Например, вы можете задать себе вопрос, на который «он» даст ответ. Беседа будет продолжаться дальше, как любой другой диалог. Вы можете описать это как простое «движение ассоциаций» или «разговор с самим собой», или как «размышление» - в смысле древних алхимиков, которые называли своих собеседников aliquem alium internum («некий другой внутри»). Что-то подобное мог иметь в виду один из алхимиков, который писал: «Выбери в качестве своего Камня того, благодаря которому коронуются короли, а целители исцеляют своих больных, ибо он близок к огню». Алхимики проецировали внутренние явления на внешние образы, поэтому для них внутренний друг выступал в форме «Камня». Другим людям друг является в виде Христа или Хадира, видимого или невидимого гуру, или некоторого другого личного руководителя, или вожака. Но среди них некоторые были достаточно умны, чтобы знать: «Эта трансформация во мне самом - не трансформация личности, но превращение того, что во мне смертно, в то, что бессмертно. Оно стряхивает смертную оболочку, которой я являюсь, и пробуждается к своей собственной жизни; оно поднимается на солнечный баркас и может взять меня с собой».
Из книги К.Г. Юнга "Душа и миф".
Пылающее сердце

Архетип тени

Для начала выясним, что же такое архетип. Архетип – это изначальные врождённые психические структуры, составляющие содержание коллективного бессознательного, распознаваемые в нашем опыте и являемые, как правило, в образах и мотивах сновидений. Те же структуры лежат в основе общечеловеческой символики мифов, волшебных сказок. Набор архетипов ограничен. Существует несколько основных архетипов души по К. Г. Юнгу. Это такие архетипы: Маска (Персона), Тень, Анима и Анимус, Самость. Рассмотрим подробнее архетип Тени.
Архетип Тени – это всё то плохое, бессознательное, что существует в нас и легко может владеть нами, этот архетип не в силах побороть до конца даже воспитание, каким бы хорошим оно не было. Особенно же ярко этот архетип проявляется в детском возрасте, выражаясь в некоторой импульсивности. Данным архетипом могут являться все наши внутренние желания, но именно те, которые противоречат каким-либо общественным стандартам, устоям. Это та сущность, которая живёт в каждом из нас, хотим мы этого или нет, и хочет делать то, что мы себе не позволяем. Человек может отрицать или не признавать в себе какие-то плохие качества, но они всё равно будут преследовать его. Эти плохие качества также входят в сферу архетипа Тени, составляют его часть. Но, как ни парадоксально, у архетипа Тени существуют и положительные черты. Тень как бы уравновешивает то лучшее, что есть в людях и является толчком, опорой для человеческого развития и самосовершенствования.
К. Г. Юнг пришёл к выводу, что Тень нельзя пытаться подавлять в себе, её невозможно уничтожить. Разумный путь состоит в другом: необходимо научиться жить в гармонии со своей Тенью, извлекая из неё пользу. То есть, смысл нашей жизни заключается в постоянной борьбе, а человек, у которого не было бы Тени, не смог бы ни бороться, ни совершенствоваться. Таким образом, он не смог бы ничего делать и строить будущее.
Пылающее сердце

Сознательное и бессознательное. Медитация.



В общем виде теория Карла Юнга выглядит следующим образом:
- Отправной точкой юнгианского анализа является, по сути, так называемая теория типов личности, разработанная Юнгом, которая состоит из  двух основных аттитюдов - интроверсии и экстраверсии и четырех функций - мышления, чувств, интуиции и ощущений;
- На основе типизации личностей Юнгом была создана модель бессознательного поведения и разработано понятие архетипа;
- Через архетипы личности Юнг пришёл к разграничению её составляющих на эго, персону, тень, аниме-анимус, самость.
Согласно Юнгу, психика в первую очередь состоит из бессознательного. Юнг, как и Фрейд, считал, что эго вырастает из бессознательного. (Общая картина психики личности по Юнгу представлена на схеме).
Человек, как считал Юнг, «никогда ничего полностью не воспринимает и не понимает». Всякий факт, всякое психическое переживание могут быть интерпретированы многими способами. Любой научный опыт содержит множество импликаций. Любая мысль, по Юнгу, способна ветвиться до бесконечности.
Одно из основных понятий у Юнга – индивидуализация - процесс личностного раз­вития, что подразумевает установление связей между эго и самостью. Эго является центром сознания; са­мость - ядром психики вообще, включая и сознание, и бессознательное. Сознание и бессозна­тельное постоянно взаимодействуют. Они существуют не отдельно друг от друга, а являются как бы двумя звень­ями единой системы.
Материалом для формирования личного бессознатель­ного становится прошлое индивида. Эта формулировка аналогична фрейдовскому понятию бессознательного. Личное бессознательное состоит из болезненных и подавленных воспоминаний, а также незначительных воспоминаний, просочившихся из области сознания. Личное бессознательное содержит в себе части личности, которые никогда не доходят до сознания.
Коллективное бессознательное - ядро всего психического материала, который не проходит через личный опыт. Его состав­ляющие и образы появляются, распределяясь между людьми всех временных периодов и всех культур.
Согласно Юнгу, бессознательное выражает себя в первую очередь через символы: индивидуальные и коллективные. Под индивидуальными символами Юнг подразумевал «естественные» символы, которые спонтан­но продуцируются человеческой психикой. Коллективные символы представляют собой образы культуры, религии и т. п., которым привержен индивид.
Архетипы - это наследуемые склонности отвечать миру определенными способами. 0ни являются изначальными образами, воспоминаниями об инстинктивных энергиях коллективного бессознательного. Архетипы являются структурно-формирующими элементами внутри бессознательного. С каждым архетипом может быть связано широкое разнообразие символов.
Архетипы служат для того, чтобы организовывать или направлять в определенное русло психологический материал.

Рассмотрим понятия структур личности:
Персона (маска) - верхний слой, фасад личности, который включает социальные роли, стиль поведения, предпочитаемую внешность, то есть это облик человека, который он представляет другим.
Эго (собственно «Я») - центр поля сознания личности.
Тень - архетип, представляющий собой «низкую», греховную инстанцию личности.
Анимус у женщин и анима у мужчин - архетипы. Анимус воплощает мужское начало у женщин, анима - женское начало у мужчин. Проявляются эти архетипы зачастую в отношениях между мужчиной и женщиной.
Самость - центральный архетип в структуре Эго. Это архетип упорядоченности и целостности личности. Согласно К. Юнгу, самость есть качество, превосходящее сознательное Эго. Оно охватывает не только сознание, но и несознательную психею. Самость - это архетип потенциала человеческой личности, конечная цель самоосуществления. Именно к идее К. Юнга о самости восходят современные концепции самореализации, столь популярные в различных направлениях мировой психологии. Детальнее концепция самореализации развивается в гуманистическом направлении психотерапии.
Целью психического развития человека и своих достижений в области психоанализа К. Юнг считал индивидуализацию - стремление Эго к слиянию с «самостью» - особую интеграцию содержания коллективного бессознательного, благодаря которой личность реализуется как уникальное неделимое целое.