Category: происшествия

Пылающее сердце

Бесполезность



У меня из головы не выходит фраза из книги Эмиля Чорана "Признания и проклятия": "Когда, проявив слабость, садишься работать над книгой, нельзя без восхищения думать о том хасидском раввине, который отказался от подобных планов, поскольку не был уверен, что ему по силам написать книгу исключительно ради удовольствия своего Создателя".
Эта фраза ушла у меня на задний план, но я время от времени вспоминал ее и думал. Писать текст только для удовольствия Бога - значит с предельной отрешенностью от всего суетного. В наших действиях, словах очень часто бывает много игры на публику: мы актерствуем, строим из себя кого-то.
[Spoiler (click to open)]
Жан-Поль Сартр с безжалостность описывает свое детское актерство в "Словах": "Я вел двойную жизнь, в равной мере фальшивую: на людях я был паяцем — пресловутый внук знаменитого Шарля Швейцера; наедине с собой я погрязал в воображаемых обидах. ... моим реальным «я» могло навсегда остаться чередование обманов".
В нас всегда присутствует эта оглядка, она понятная, без нее невозможна социализация. Но очень часто "казаться" становится намного важнее чем  "быть". Есть тысяча и одна причина "играть на публику", всегда есть страх, что не поймут, посчитают, что дурак, а мы всегда хоть немного хотим признания, даже тогда, когда машем рукой "да мне плевать"... Это все бесконечные игры социализации, игры взаимных "поглаживаний" (по Эрику Берну). И нам нужны роли, маски, актерская игра. Мы не делаем, а изображаем что-то из себя. А если мы чуть-чуть нарушим рамки, нам тут же объяснят, что так вести не подобает.
А чтобы выйти хотя бы на время из этого актерства, нужно отрешиться и прежде всего от идеи какой-либо пользы. Иногда посещает мысль, что занимаешься абсолютно бессмысленным, бесполезным делом, когда пишешь свои статьи, которые никому не нужны, или делаешь рисунки, которые никто не смотрит. Но в следующую секунду этой мыслью о полной бесполезности и по особому вдохновляешься. Появляется ощущение свободы и непривязанности. В этот момент не погружен в злобу  дня мира сего, а словно бы паришь над ним.

Бесполезность

Я знаю  - это бесполезно,
Но бесполезность сладкий дар.
Глядеть на вещи надо трезво,
Когда в душе угас пожар.

Когда ты мертв и только разум
Считает мыслей медяки,
Впустил сердечную заразу -
Гнить от мучительной тоски.

Пускай умершие хоронят
Таких же мертвых, как они,
Пусть соревнуются в погоне
За пользою, сжигая дни.

А коль в тебе хоть искра тлеет
Безумный опьянит завет:
Цель выраженья не имеет,
Простор открыт, предела нет.

Может быть человеческому духу и пристало творить бесполезное вопреки всякому прагматизму? Может быть только это и достойно его? Делать нечто глядя в бесконечное пространство перед собой, в глубину небес...

Прекрасное равнодушие -
Сижу я ленивою тушею:
Всех целей узлы развязаны,
Все мысли родились и сказаны,
И в точку сошлись параллельные
У горизонта над елями,
Над соснами, над дубравами,
Холмами в снегу и оврагами.
Прекрасное равнодушие -
Истоки желаний задушены,
В потоке слилось то, что временно,
Все личное в дымке потеряно...
Пылающее сердце

Вспышка

Разговор о мире, аде и вечном возвращении.




- Я иногда думаю... мне в голову приходят очень смешные мысли... когда бывает горько, то, знаешь ли, порой приходят очень смешные мысли, и иногда смеешься, когда совсем горько становится...
Так вот, я иногда так думаю: а что, если все очень презабавнейшим образом устроено? Так, что если разобраться, то очень от этого смеяться будешь. И что если тюрьму организовать так, что не будешь стараться покинуть ее, а наоборт - главным страхом будет возможность ее потерять? Представляшь? Сидит заключенный в тюрьме и жмется в угол в ужасе, что кто-то придет и выкинет его оттуда. И этот страх - главный тюремщик и самый надежный засов... Если такого заключенного попробуют потащить из темницы, он будет дико орать, глаза у него полезут из орбиты, и ломая ногти он смертельной хваткой вцепится в стены и пол...
- Ты говоришь о чем? О системе? О социуме?
- Это все чушь, это все вторично, тени на стене. Главный гвоздь забит в самую, быть может, сердцевину, чтобы никто и никогда не увидел и не догадался.
[Spoiler (click to open)]
Вот кажется в дзен есть такое понятие - "сомнение"... Но только пожалуй там что-то другое, и я неверно его толкую... Но вот так ходишь, смотришь на привычный мир и вдруг появляется от это привычной картины... какое-то сомнение... подозрение... Есть во всем этом что-то такое нарочитое... даже слово подобрать не могу... И словно что-то мелькает стремительное, какая-то догадка, что не можешь схватить. Как во снах иногда посещает догадка, что находишься во сне. И вот будто пытаешься проснуться и не можешь... И ощущаешь себя в каком-то пограничном состоянии, очень мучительном... У Эдгара По есть рассказ, где загипнотизировали умирающего, и вот он в гипнозе умер и остался таким пограничным живым мертвецом, что ни жив, ни мертв... Это ощущение пограничности настолько мучительно, что его невозможно долго выносить... Морок... Как бы ты мог одним словом все это?
- Что именно?
- Ну это все! Жизнь эту...
- Одни словом? Подумаю... Не знаю... Развитие...
- А по ощущениям? Вспомни главное ощущение... Разве ты ощущаешь развитие? В основном мороку... Хорошее слово, отражающее это течение... Есть еще другое - заморачиваться... Жизнь - это все какая -то морока... Подчас нудная, подчас мучительная, а иногда ужасная... Нас словно бы медленно прожаривают здесь... на медленном огне. Иногда жизнь становится похожей на хроническое заболевание.
- Мне кажется, что ты и выражаешь сейчас точку зрения уставшего человека, больного депрессией. Жизнь не только морока. У тебя негативная установка, формирующая мрачную картину мира. И мне кажется, что некоторые люди даже упиваются этой мрачностью...
- Отчего же такая точка не имеет права на существование? А иногда, особенно по вечерам, когда иду по улице, то все пронизывается такой странной тоской, будто я не живу, а давным давно уже умер и в виде гладкого скелета вспоминаю давно прошедшую жизнь... У тебя не было ощущения, что ты в ловушке?
- Это как? Что этот мир ловушка?
- Не просто этот мир, а что ты сам - и есть ловушка? Что твое я и есть проклятье и ловушка?
- Ну это что-то суицидальное.
- Самоубийцы - бесконечные оптимисты!
- Оптимисты?
- Да, конечно! По детски наивные, как мне кажется. Они верят, что все можно закончить вот так просто! Чик и все! И театр абсурда опускает занавес. Хотя кто же им давал такие гарантии? Это должна быть светлая вера, что можно так вот просто выйти из этой ситуации хлопнув дверью...
- Все-таки слова - радостная... светлая... Ты что несешь?
- Ну ты представь, появилась бы дверь такая в стене мира. Через которую можно в любой момент выйти из этого лучшего из миров.
- В небытие?
- Небытие - абсолютно беспроблемное состояние. Даже ни одной грустной мысли не может появиться... Состояние, когда все проблемы остались за рамками. Самоубийцы наивно хотели бы нырнуть в такую беспроблемность. Но если бы у них появилось сомнение... догадка, что тот, кто все так устроил, возможно, позаботился, чтобы побег не был бы таким простым, то, глядишь, они бы и не торопились с такими опрометчивыми решениями.
Есть замечательный фильм Горана Дукича "Самоубийцы: история любви". Парень кончает жизнь самоубийством и попадает в загробный мир, уготованный для суицидников. А это вовсе не котлы с пыточным инструментарием, а такая еще более засранная версия нашего мира - с унылыми барами, гнусной квартиркой, поганой работой... Вот это настоящий кошмар, от которого хочется прям орать во всю глотку: "Ааааааа!" Прекрасная пытка для паршивого дезертира, который пытался смыться. В то же самое говнище мордой: "Получай, тварь!" При этом возникает понимание, что такое и наш мир...
- Блин...
- Ну да... (смеется)... Я знаешь ли люблю почитывать разные страшные истории... такие жуткие бывальщины, истории про путешествия в иной мир. Мне попалась одна история, девушка какая-то рассказала, что однажды, кажется после какой-то травмы (то ли автокатастрофы) она в состоянии клинической смерти встретила покойную бабушку. Там много чего рассказывалось, но был замечательный момент. На вопрос внучки "Бабушка, а ты в раю или в аду?" бабушку ответила: "Так это вы в аду находитесь"...
- Я такие истории могу писать пачками. Зажмурив глаза...
- Да, возможно... Написали зажмурив глаза. Но хороша история. Прекрасный поворот сюжета для триллера.
- По твоему все есть ад и рая нет? Ты это хочешь сказать?
- Нет, вовсе не то. Не совсем то. Ты видел схему космоса по Данте? Я как увидел ее в небольшой такой книжице, так сразу что-то заподозрил... смешное. Символы на поверхности, подсказки тоже. Там в центре находится Земля, а вокруг восходящие сферы планет, а еще выше райская роза. В Земле воронка оставленная падением сатаны, она то и представляет собой нисходящие круги ада. А в самом центре мира находится Люцифер, вмороженный в лед. Т.е. Люцифер - это такой обездвиженный центр мира. Центральная точка. Это есть низший уровень ада...



- И что? Что ты хочешь этим сказать?
- В чем главный грех сатаны? В гордыни. У него божественные претензии. Из-за этого он опрокинут с небес в эти глубины. А теперь задумайся - что является центром нашего мира?
- Я не знаю... Бог?
- Подумай получше... Где та нулевая точка отсчета, от которой ты танцуешь? Ведь что такое Бог для тебя? Это такой символ в восприятии. В восприятии чего?
- Мира?
- А мир кто воспринимает?
- Я.
- Вот! Именно! Вот оно. Вот она центральная точка космоса с божественными претензиями. Твое Эго - центральная точка мира. Все прочее - периферия. Концентрические круги. И твое Эго имеет поистине божественные претензии, оно выступает, как Творец всего мира. И если сам Бог захочет уничтожить тебя, то Он тем самым уничтожит и Себя в твоем восприятии. Разве это не поразительная мысль? Все, что есть - есть в твоем восприятии! Но именно поэтому Эго сброшено с небес в самые мрачные глубины!
- Ты хочешь сказать, что Эго... есть Люцифер?
- Ага (смеется)... светоносец.
- Меня начинает слегка подташнивать от твоей депрессивной философии...
- Подожди-ка, немного терпения... То ли еще будет! Тут самое интересное, как вся эта адская механика устроена.
Был такой французский ученый XIX века Альфред Мори. У него приключилась интересная история со сном. Приснилось ему однажды, что он участник французской рефолюции, его арестовали и бросили в тюрьму вместе с другими жирондистами. Затем допрашивали, а потом он предстал перед революционным трибуналом, где он видел Робеспьера, Марата и других. Сон был обстоятельный, с подробностями. Он отвечал на вопросы, спорил, но, в конце концов, был осужден и приговорен к смертной казне через гильотинирование. Его привезли к месту казни на телеге в сопровождении огромной толпы народа, возвели на эшафот, положили его голову на плаху, после чего он почувствовал холодное острие гильотины на своей шее. От этого Мори в ужасе проснулся и обнаружил, что ему на затылок упала холодная перекладина постельного полога. Получается, что эта внешнее раздражение породило сон, развернувшийся в целую историю за мгновение, как Мори проснулся от удара перекладины. Практически в одну секунду пролетела целая жизнь.
- И какое это имеет отношение к тем разговора?
- А я сейчас выскажу одну сомнительную гипотезу. Мы представляем жизнь в виде прямого отрезка, с пунктом А и финальным Б. А что если это не отрезок, а замкнутая окружность? С некой точкой, которую я бы пожалуй назвал ... например, "вспышкой". Возможно это как раз тот момент "падения Люцифера в адские глубины". Эта вспышка порождает историю жизни и замыкается сама на себя. Порожденная "вспышкой" история пересматривается обратно в порядке проживания...
- А потом?
- А потом все сначала... Это вечный двигатель, бесконечность ада. Есть такой интересный момент, как пересмотр жизни перед смертью или ее угрозой - "вся жизнь пронеслась перед глазами"... Возможно, это что-то вроде перемотки...
- Ты хочешь сказать, что мы все время пересматриваем одну и ту же историю жизни? И сколько раз?
- В бесконечности разы утрачивают смысл... Это вечное вращение колеса сансары. Вечное дежа-вю... Ницше какая-то догадка осенила...
- Фух... Твое мрачное сознание рождает мрачные грезы.
- Отчего же мрачные. По мне так - веселые! Это же так смешно, что я бы пожалуй разрыдался. Ты знаешь, моментами хочется по-настоящему, по хорошему разрыдаться, чтобы не только слезы из глаз текли, но сопли из носа. Отдаться настоящему реву, как бывало в детстве. Я помню, что в детстве после этого наступало удивительное расслабление...
- Так разрыдайся, кто мешает?
- Не получается. Даже не знаю - в чем тут дело? То ли я как-то засох от жизни, то ли проблема в воспитании - "мужики не плачут". От того и живут меньше женшин, которые не утратили искусства рыдания. Остается только смеяться (смеется).
Пылающее сердце

Родина




Угасший свет.

На улице удивительный мартовский декабрь... Или декабристкий март... Меня вполне устраивает эта внезапная «почти-что-весна» посреди зимы. На балконной двери сидят пробудившиеся, жирные сизые мухи. Это в конце декабря! Сирень сдурела и набила зеленые почки. Еще немного тепла и распустится. Но самое главное - вместо всегдашней зимней серости, мглы, когда не видишь дневного света по полгода, вдруг по странному капризу природы, по Божиему промыслу облака разошлись и во всем великолепие предстало голубое небо пронизанное солнечным сиянием... Это так прекрасно, что грех сидеть дома, и вот я иду прогуливаться, сознательно бессистемно, выбирая солнечные стороны улиц. Мне кажется, что вороны, скрывают какую то мудрую тайну, пытаюсь вступить с ними в диалог, но они в гордом молчании посматривают на меня...
И когда идешь так бессистемно, бесцельно и неторопливо, то в голове так же бессистемно и неторопливо складываются какие-то слова, фразы, монологи - ни к кому и в никуда... Например, о том, что когда все утрачено, то остается одна добродетель - искренность. Когда отпадает сама необходимость красоваться и придумывать приличные глупости, а можно только пристально взглянуть на все как есть и может быть подивиться.
Я бреду в каком-то странном пространстве… ходил здесь много раз и дома, и улицы знакомые, но и бесконечно чужие. С годами это чуждость только усиливается. Что это такое все? Это чужбина, место отчуждения. Город, в котором прожил всю жизнь, как чужбина... Чужие безнадежные здания, торгушки, вывески... И какая-то тоска вялой жизни шевелится в окнах. Чуждые безумные пространства...
[Spoiler (click to open)]«Пикник» поет:

Я не могу этот город любить,
Пусть будет сердце из чистого льда.
И то, что зовут они кровью, только вода.

О, как много погасших огней,
Как много рук, что нельзя согреть.
Так мимо, мимо, мимо, мимо, мимо скорей!


Мимо, мимо скорей, туда, где можно вздохнуть полной грудью.
Мне однажды приснился сон: я ехал на маршрутке и уснул (уснуть во сне - каково!). Когда я выскочил из нее, то понял, что проехал свою остановку. Шел по незнакомой улице, с чужими домами и никак не мог понять, где оказался. Но когда взглянул на небо и увидел незнакомые светила и планеты, то понял, что заехал слишком далеко и это не наш мир...
Странное ощущение, что я заблудился и ошибся комнатой преследует меня всю жизнь.
Я очень часто в окружающем не распознавал Родину, но я всегда чувствовал ностальгию – по какой-то покинутой, скрытой Родине.
Родное проверяется расстоянием, разлукой. В первый год службы армии, в самые сложные времена адаптации, я с удивление понял, что тоскую не по своему городу, а по Ахтубинской пойме. Мы с родней приезжали к знакомым, в умирающий хутор, вниз по Волге на «Ракете». И я брал палочку, чтобы отпугивать змей в траве, искать грибы, и отправлялся в долгие прогулки по тропинкам - в удивительной симфонии лесной тишины, не нарушаемой человеческим шумом. Именно туда меня и тянуло в разлуке. И это было родным, а не  удушливые пространства города.
Мне понятно языческое поклонение деревьям, священным рощам. В своих прогулках я однажды забрел в старую тополиную посадку, где высокие деревья стояли рядами, и вдруг словно бы оказался внутри готического собора с высокими колоннами. И испытал подобие священного восторга.
И мне понятно языческое преклонение перед Солнцем. Когда после долгих пасмурных дней, светило является в разрывах тучах то опять же испытываешь священный восторг. А на закате начинается целая мистерия света и цвета, всего касается удивительная солнечная позолота... Это родное. Сквозь это просвечивает Родина. Она не данность, не всегда явлена, она сокрыта. И иногда словно бы является в виде такого сияния, просвечивания. Такое сияние иногда открывается в человеке, и тогда познаешь его глубину и родство. Такое сияние обнаруживаешь в книжке, оно отзывается в глубинах души, там поднимается что-то смутное, близкое... Кажется еще немного и все вспомнится и взорвется восторгом забытого счастья.
Николай Гумилев пишет в "Заблудившемся трамвае":

Понял теперь я: наша свобода
Только оттуда бьющий свет...


И мне кажется, что наша Родина - это "оттуда бьющий свет". И эту, земную Родину можно принимать, если сквозь нее просвечивает это иной свет. И историю можно принимать, если сквозь нее пробивается этот иной свет. А если его нет то, что тогда нам история? И чего она стоит? И если угас в России этот иной свет, то к чему она?
Клюев пишет:

…Ужель погас над Россией
Сириновый полет?!


А если угас, то не все равно ли что будет с этими мертвыми, бессмысленными пространствами?
Пылающее сердце

Если читать новости...

Ежегодно десятки тысяч граждан России улетают в черную дыру.


Я не смотрю теленовости, и стараюсь избегать их в интернете. Особенно рубрику «Происшествия». Но иногда случайно так зацепишься за что-нибудь и прелести нашей российской жизни предстают во всей ужасающей красе…

30.11.2019 г., «Росбалт»: «В Ленобласти собаки съели мертвую пенсионерку. … внучка 81-летней женщины нашла останки бабушки на участке садоводства «Дружба». У трупа не было верхней части скелета и ступней».

Заодно попалось и такое сообщение:

29.11.2019 г., «Росбалт»: «Жители Саратова заметили собаку, которая несла в зубах человеческую голову. Полиция после осмотра местности обнаружила также ступню в кроссовке».

Ради любопытства поискал, как часто случаются подобные истории:

04.07.2019 г. «В Ухте собака принесла хозяевам человеческую голову». (bnkomi.ru)

9.10. 2015 г. «Жуткую картину наблюдали жители дома на улице Чапаева в Дзержинске Нижегородской области: собака во дворе играла с оторванной человеческой головой».  (susanin.news)

23.11.2015 г. «По информации портала «ProГород — Ярославль», в полицию обратился охранник одного из предприятий. Он рассказал, что собака принесла ему с помойки человеческую голову». («Свободная пресса»)

А что у нас такое происходит? Почитал о пропавших людях.

[Spoiler (click to open)]

ИА «Русское Агентство Новостей» опубликовало статью Алексея Кравцова: «Один мой знакомый работает в Уголовном розыске. Работа его заключается в поиске пропавших без вести, или как он их называет, «потеряшек». И вот что он поведал про суровые «ментовские» будни. В России в год пишется около 200 тысяч заявлений о пропавших без вести. Это сейчас, в мирное время. А находятся каждый год около 100 тысяч человек. То есть именно находятся (живыми и мертвыми) — то есть опознаются теми, кто писал заявление о пропаже, или сами «потеряшки» заявляют, что они — это они. Вопрос: куда деваются остальные 100 тысяч?

Знакомый сразу предупредил, что говорить будет только о тех пропавших без вести, на которых есть заявление в милицию от родственников, коллег и т. д.

Я читал статистику, опубликованную в интернете — там другие цифры. Но человек этот говорит: «Вся опубликованная статистика ложная, недостоверная и ничего не отражающая, которая нужна только чинарям в штабах».

Основные группы пропадающих без вести, которых не находят:

1) пропали внезапно без видимых причин;

2) ушли на охоту, рыбалку, в турпоход и т. п.;

3) поссорились со второй половиной и «ушли в ночь»;

4) ушли из дома — те, кто выпивающие, нездоровы психически, склонны к потере памяти, наркоманы и т. д. Как правило, под конец жизни (если их не находят) они попадают в итоге в крематорий как неустановленные трупы;

5) убежавшие детдомовцы;

6) пропали, но есть основания считать, что замешаны в чем-то нехорошем (имеются большие долги, члены преступной группировки и т. д.);

7) пропали в зоне боевых действий или природных катастроф;

8) бомжи.

Примерно половина пропавших относится к первому пункту — «пропали внезапно без видимых причин». То есть 50 тысяч людей в год пропадают внезапно, без видимых причин. …Таких историй — тысячи и десятки тысяч по всей стране. Куда же деваются люди, которых не могут найти?

Вот список предположений, которые в некоторых случаях нахождения людей (живых или мертвых) подтверждались:

1) убийства (труп зарыт, сожжен, утоплен, расчленен и т. д.);

2) похищение в рабство;

3) воруют на органы;

4) удержание или насильственный вывоз для занятий проституцией;

5) сбивает машина, внезапно теряется сознание и тому подобные случаи — то есть нелепые случайности.

Мне это рассказал оперативник со стажем почти 17 лет. Пришел в милицию в середине 90-х. Статистика что тогда, что сейчас одинакова. Он не знает, какая была раньше статистика по стране, но по его отделу (обслуживают территорию с населением 500 тысяч человек) всегда одинаковая была. Примерно одно и то же в течение 20 лет. В силу специфики своей работы иногда в командировки ездит по стране — на местах оперативники тоже говорят, что всегда примерно одинаковое количество было.

Говорит, что уже готов в инопланетян верить почти на полном серьезе. Потому что пропадают люди, которые не должны пропасть — нет никаких предпосылок для этого. И обстоятельства такие, что человеку некуда пропасть. И таких в стране каждый год около 50 тысяч человек. И мужчин, и женщин. И детей, и стариков. Разных национальностей. Разных социальных статусов и уровней дохода».

В какую-то черную дыру в России ежегодно улетают около 50 тысяч человек. Такие вот дела…

Почитал еще по этой теме. ИА «Город Nовостей» пишет: «На «черном рынке» человеческих органов сердце стоит 160 тысяч долларов. Печень стоит от 60 до 150 тысяч. Поджелудочная железа оценивается в 45 000 долларов. Почка - в 10 тысяч. Крайняя плоть мальчика - в 20000 «зеленых». За 5 лет в стране исчезли 150 тысяч детей. Интерпол объявил, что не может найти большую часть детей, которых усыновили иностранцы.

Ни одно государство в мире не может обеспечить себе достаточное количество трансплантата. «Черные» торговцы органами и некоторые легальные врачи пытаются найти компромиссный вариант: используют органы наркоманов, пытаются добиться разрешения изымать «ливер» у недавно умерших «по умолчанию» - без прижизненного согласия. Некоторые используют органы животных. Например, достать здоровое человеческое сердце, годное к пересадке, очень сложно. Поэтому торговцы часто продают сердца бабуинов, выдавая их за человеческие. Такое положение активно используется транснациональной организованной преступностью для создания высокодоходного «черного рынка» донорских органов. Основными «поставщиками» органов являются бездомные и бедные, а также дети. За 5 лет в России бесследно исчезли более 150 тысяч детей. … Больше всего людей исчезает в Центральном, Приволжском и Сибирском федеральных округах, в Москве и Питере. Ежегодно в России объявляют в розыск почти 30 тыс. детей и подростков. За семь лет число разыскиваемых детей возросло в полтора раза».

Стало совсем интересно и попытался понять – насколько серьезна проблема или это только спекуляции на «страшную тему».

Нашел сообщение еще от 23 июля 2003 г. с сайта «Newsru.com»: «Управление по борьбе с организованной преступностью (ОБОП) ГУВД Москвы намерено бороться с преступлениями, связанными с похищением людей с целью изъятия у них органов и продажи их за границей. Как сообщил заместитель начальника управления по борьбе с организованной преступностью ГУВД Москвы полковник милиции Сергей Солопов, на днях эта проблема обсуждалась на коллеги в Мосгорпрокуратуре. По его словам, работа в этом направлении только началась и о каких-то результатах пока говорить рано. Солопов отметил, что в Москве за первое полугодие 2003 года было зарегистрировано 50 похищений людей и 19 фактов незаконного лишения свободы».

Возможно, начавшаяся тогда работа увенчалась успехом, трудно судить.

Вот еще один материал, более свежий - 30.11.2017 г. «АиФ»: «По данным Всемирной организации здравоохранения, ежегодно в мире проводится 10 тысяч незаконных пересадок человеческих органов. Обзор публикаций показал, что впервые такой случай был официально зарегистрирован в 1987 году: тогда в Европе сумели спасти от смерти партию из 30 гватемальских детей. Затем были пресечены попытки незаконной торговли органами маленьких граждан Гондураса, Бразилии, Мексики, Парагвая. А первым арестованным был гражданин Египта: его задержали в 1996 году за скупку почек по 12 тыс. долларов за штуку. Как утверждают специалисты ООН, скупка органов до сих пор процветает в Индии. Там в ряде регионов до 10% населения имеют по одной почке, а каждый проданный орган оценивается в 2-3 тыс. долларов. Активно промышляли такой продажей и граждане Молдавии. Независимые эксперты утверждают, что в Китае на пересадку идут органы казненных за различные преступления граждан. Комиссия, расследовавшая ситуацию в Косово, утвердилась во мнении, что во время событий 1999 года пленные сербы становились донорами. А в Иране торговля органами разрешена законодательно: здесь вполне официально можно купить почку или даже сердце за 5-6 тыс. долларов.

«В декабре 2016 года при Совете Европы (г. Страсбург) создан официальный комитет по борьбе с нелегальной трансплантацией, — рассказывает главный трансплантолог Санкт-Петербурга, заведующий НИЛ торакальной хирургии ФГБУ «НМИЦ им. В. А. Алмазова» Минздрава России, торакальный хирург, врач высшей категории, кандидат медицинских наук Герман Николаев. — Я вхожу в нее в качестве официального эксперта от России. В задачу комитета входит формирование действий, направленных на предотвращение криминальной трансплантации в мире».

То есть, судя по всему, проблема острая.

Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» опубликовала 28.03.2016 г. опубликовала статью Ирины Мишиной «Рвут на части. В России разрешили тайно изымать у умерших органы». В ней сообщается: «11 января 2014 года Алину Саблину на пешеходном переходе сбила машина. Студентку доставили в больницу с тяжёлой черепно-мозговой травмой. Её родители тут же прилетели в столицу из Екатеринбурга, где жила семья. Почти неделю они дежурили у дверей реанимации, однако за пару часов до смерти Алины врачи запретили матери и отцу входить в палату. О том, что их дочь умерла, родители узнали только от похоронного агента, который предложил транспортировать тело их дочери в Екатеринбург за 170 тыс. рублей. Стоит обратить внимание ещё на одно обстоятельство: в медицинском заключении, полученном матерью Алины, не была указана причина смерти дочери. Лишь через месяц родителям погибшей пришли документы судмедэкспертизы. Из них следовало, что у девушки изъяли восемь органов. Причём сердце и почки были указаны в акте изъятия, а ещё четыре органа, по заключению эксперта, у неё отсутствовали. Куда они пропали, так и осталось загадкой. Саблины обратились в суд, пройдя все ступени ведомства Фемиды. Пока в Конституционном суде России не ответили, что изъятие органов для трансплантации после смерти человека без согласия его родственников допускают Конституция и международное право.

Мало кто знает, что презумпция неиспрошенного согласия на передачу собственных органов уже давно действует в России. Это означает, что каждый из нас, даже не подозревая того, заранее даёт врачам разрешение, что в случае смерти его органы станут собственностью нового хозяина. К тому же в 2015 году были приняты законы о создании базы данных доноров, о снятии с доноров возрастных ограничений, о расширении списка изымаемых органов и об увеличении количества больниц, в которых эти органы смогут забирать. Больше того, с 1 января согласно приказу № 908-н посмертными донорами разрешили считать даже годовалых детей! Законопроект Минздрава о донорстве предусматривает также новую профессию – трансплантационного координатора. На базе Московского координационного центра органного донорства уже созданы специальные бригады (один-два хирурга, две операционные медсестры, судебно-медицинский эксперт, невролог), которые незамедлительно выезжают по поступлении вызова в медучреждения, где в реанимации обнаружен потенциальный донор. Вот, к примеру, выдержка из методички «Особенности работы операционной медицинской сестры отделения органного донорства»: «...работа в условиях различных стационаров и в удалённых больницах; полная мобильность и независимость в оснащении и оборудовании; умение быстро и с соблюдением правил асептики и стерильности развернуть операционную практически в любых условиях». Особенно интригует про «любые условия»…

В законе о трансплантации есть один спорный момент. Изъятие органов у человека может происходить при констатации смерти мозга. То есть у больного бьётся сердце, поддерживается дыхание, но аппарат ЭЭГ больше не подаёт сигнал о деятельности мозга. После этого человек с ещё бьющимся сердцем считается трупом, его больше не спасают. Зато сразу же начинается процесс под названием «кондиционирование донора», когда «спасать» начинают внутренние органы «живого трупа», доводя их до нужной степени готовности к пересадке. После этого можно отсекать бьющееся сердце, ещё тёплую печень, почки, кишечник, поджелудочную железу, роговицу… Невольно вспоминается старый анекдот: «Сестра, а может, меня всё-таки в реанимацию?» – «Доктор сказал: в морг – значит, в морг!».

Кстати, при «посмертном» донорстве 97% организма по-прежнему живо, и такого, живого ещё, человека рассекают сверху донизу или крестообразно, доставая из него ещё работающие органы. Человек при этом ещё чувствует боль, у него продолжают функционировать органы, сохраняются рефлексы. В Германии некоторые врачи в подобных случаях даже вводят в организм донора обезболивающие препараты. Логичный вопрос: если это труп, зачем ему наркоз?

Понятно, что жертвами станут в первую очередь самые незащищённые слои населения. Кто станет хлопотать, например, за одиноких пожилых людей, детей-сирот?

Настораживает и другое. С 2008 года данные российского регистра доноров входят в международный регистр International Registry of Organ Donation and Transplantation (IRODaT). То есть наши органы могут стать потенциальным товаром и на европейском рынке. Видимо, по логике Минздрава лечить и спасать человека затратно, а вот использовать его органы – рентабельно и экономически целесообразно».

В общем, чтение новостей в рубрике «Происшествия» завело меня в какие-то темные и пугающие дебри. Не читайте российских новостей до обеда, а лучше и вовсе не читайте.

Пылающее сердце

Убить зародыш зла

"Сегодня ты играешь джаз, а завтра Родину продашь?"

Владимир Владимирович – прекрасен и гениален. Мне даже немного стыдно, что я указываю на столь очевидный всем факт. Но ведь ангелы на небесах не устают славить Бога, а как можно устать славить Путина?...
…МОСКВА, 10 декабря. /ТАСС/. «Выражение своего мнения должно происходить в рамках закона, нельзя допускать перетекания мирных протестов в беспорядки, заявил президент РФ Владимир Путин. "Бросил какой-то там стаканчик в представителя органов власти. Бросил - ничего, потом пластиковую бутылку - опять ничего, потом уже бросит и стеклянную бутылку, а потом и камень, а потом стрелять начнут и громить магазины. Мы не должны допустить вот этого", - сообщил он на совещании с членами СПЧ».
Конечно же так. Чтобы не громили магазины и не стреляли на улице, надо свирепо сажать за брошенный пластиковый стаканчик – во имя предупреждения зла. Ведь когда зло вырвется на свободу – будет поздно. И чем раньше предупредишь зло – тем лучше, тем меньше будут последствия. Но не слишком ли будет поздно, если дожидаться, когда какой-нибудь негодяй посмеет бросить пластиковый стаканчик? Не будет ли это уже запущенной болезнью? Может быть, стоит карать и хмурый взгляд, брошенный на представителя закона? Сегодня хмурый взгляд, завтра пластиковый стаканчик, а потом что? Ковровые бомбардировки городов и массовые расстрелы? Но и хмурый взгляд – это уже слишком поздно, это уже дерзкое подрывное действие. Зло надо пресекать едва оно зарождается. А зарождается оно в голове, в виде мысли, в виде мыслепреступления. А на этот счет уже есть соответствующие наработки.
[Spoiler (click to open)]Википедия пишет: «Мыслепреступление (или, в другом русском переводе, преступмысль, англ. Thoughtcrime) — вид преступления, описанный в романе Джорджа Оруэлла «1984». Самое тяжкое преступление в тоталитарном государстве Океания. Под это понятие попадает любая неосторожная мысль члена ангсоца, любой неосторожный жест или слово. Неправильное, с точки зрения идеологии правящей партии, выражение лица также является разновидностью мыслепреступления — лицепреступлением. Борьбой с мыслепреступниками в Океании занималась специальная репрессивная организация — полиция мыслей, допросы обвиняемых проходили в Министерстве любви. Для обнаружения подозреваемых использовалась слежка, которую вели за гражданами агенты полиции мыслей и добровольцы (в том числе — ближайшие родственники мыслепреступников), а также специальное техническое устройство, установленное в доме каждого члена партии — телекран. Основная функция полиции мыслей — доказать нарушителю, что он был неправ. Мыслепреступник подвергался изощрённым пыткам и допросам, целью которых было изменение сознания обвиняемого, внушения ему веры в партийные догмы. После такой обработки человек начинал искренне верить в правоту ангсоца, в величие Старшего Брата, признавал свои прежние взгляды ошибочными. Некоторые раскаявшиеся мыслепреступники отпускались на свободу для того, чтобы потом, спустя некоторое время, быть снова схваченными полицией мыслей.
В своём дневнике Уинстон Смит так характеризует мыслепреступление: «Мыслепреступление не влечет за собой смерть: мыслепреступление ЕСТЬ смерть».
Мыслепреступление есть смерть, и граждан России надо спасти от этой лютой смерти!
Зло нужно остановить еще раньше… Чтобы не было мыслепреступления, надо уничтожить саму способность мыслить. Другими словами, России во имя добра требуется всеобщая лоботомия, которая исключит и пластиковый стаканчик, и последующие ужасы массовых беспорядков…
Пылающее сердце

Посыланье



Русские зачаровано падают в пустоту.

Василий Васильевич Розанов писал необычные книги – из афоризмов, торопливых мыслей, запечатленных на кусочках бумаги. И не обременял себя последовательностью: буквально через пару страниц находишь противоречие тому, что сказано ранее. Странная бесформенная форма изложения. И, может быть, наиболее адекватная для русской философии, русской идеи, для изложения которой совсем ни к чему немецкая абстрактность, строгость, способная все запутать, а  именно необходима сбивчивая бесформенность. Все книжки про русскую идею написанные в немецком стиле - чепуха и ложь. Читаешь их и засыпаешь на второй странице. Нужно именно что-то такое бормотать, говорить дикости и несуразности, создать словесный вихрь и вот он то и будет подобием русской идеи…

Розанов в «Уединенном» набормотал что-то важное, как мне кажется:

«Народы, хотите ли я вам скажу громовую истину какой вам не говорил ни один из пророков…

– Ну? Ну?.. Хх…

– Это – что частная жизнь выше всего.

– Хе-хе-хе!.. Ха-ха-ха!.. Ха-ха!..

– Да, да! Никто этого не говорил; я – первый… Просто, сидеть дома и хотя бы ковырять в носу и смотреть на закат солнца.

– Ха, ха, ха…

– Ей-ей: это – общее религии… Все религии пройдут, а это останется: просто – сидеть на стуле и смотреть вдаль».

Тут можно споткнуться о слова «частная жизнь». Это немного не то, что и частная жизнь западного бюргера. Тут Розанов указывает на особое русское состояние, когда все послано куда подальше, в том числе и суетные домашние заботы. Сидит русский и таким особым, расфокусированным взглядом глядит в бесконечную даль, на закат солнце, а, возможно, за это солнце, в ту черную пустоту, которая открывается, когда солнце уходит за горизонт. Он при этом ковыряет в носу, но это медитация на пустоте, той самой пустоте, что источник всех вещей. Русский в этой пустоте очень часто отдыхает и льнет к ней. Именно к ней он и обращается, когда все посылает….

[Spoiler (click to open)]

Мне всякий раз бесконечно стыдно приводить свои бездарные стишата, но я изложил эту идею в рифмованном, сжатом виде:

Русский Дзен

Наш русский Дзен - Искусство посыланья.

Так сладостно все на х.. посылать!

Есть пустота без формы и названья,

Простор открыт и нечего желать.

Пристрастий нет, сокрушены кумиры,

Лишь в чистом поле к горизонту путь...

Выходим за предел, чтобы пройти над миром.

Послать, чтоб отрешиться - в этом суть.

В русском есть некий скепсис по отношению к различным формам – и государственным, и религиозным и всем прочим. Он довольно легко от них отрешается, чтобы впасть в бесформенную пустотность, послав всех «гулять лесом» или к тому древнему символу плодородия, чье известное имя неприлично произносить вслух. Свирепость государства подчас и диктуется этой необходимостью придавать форму бесформенному, которое так и норовит утечь за горизонт… Этот вечный прапорщик, что орет рядовому: «Тварь! Я тебя научу уму-разуму!» Но кроме насилия есть и другое – вовлечение…

Преподаватель философии в институте рассказал нам однажды, как Лев Толстой обучал крестьянских детей. Он заходит в комнату с детишками, а там ужас: дети жутко шумят, бесятся. Толстой не орал на них, призывая к порядку. Он подходил к доске и начинал что-то интересное рисовать. А у детей не только гиберактивность развита, но и любопытство: в какой-то момент они обращали внимание и замолкали в ожидании. И тем самым впадали в состояние предельной готовности для восприятия информации…

Мы думаем, что человек - существо сугубо практичное и движим только прагматичными интересами. В 1938 году нидерландским историком и культурологом Йоханом Хёйзингой был опубликован трактат «Homo ludens» (с лат. — «Человек играющий»), о значении игры в человеческой культуре. Социум можно представить не только, как сугубо прагматичную систему, но и как форму игры, со своими формами вовлечения и стимулами. И можно предположить, что системы падают не только по прагматичным причинам, но и потому, что игра надоедает, к ней утрачивается интерес.

СССР рухнул по многим причинам, но, можно предположить, в том числе и потому, что стал скучным… Один из лидеров мировой социал-демократии, человек очень уважаемый и влиятельный, испанский премьер Фелипе Гонсалес, сказал на заре перестройки в СССР, что «он предпочел бы быть зарезанным в нью-йоркском метро, чем умирать от скуки в Москве». Я очень сильно сомневаюсь, что господину Гонсалесу понравилось быть зарезанным даже на Бали, но в этой фразе (нелепой по сути), кое-что отражается.

Главное условие для вовлеченности в игру – интерес. Хотя игра может быть очень опасной, связанной с кровопролитием. Войну тоже можно воспринять как форму человеческой игры, не случайно дети так любят играть в «войнушку».

Существовала в России русская секта скопцов. Не хочу искать точные цитаты и загромождать ими и без того пространный текст, поэтому буду приводить некоторые факты на память, возможно, искажая их. Секта была связана с определенными увечьями, понятного характера – удалялся греховный уд. И, как вы понимаете, эта операция проводилась без наркоза – как общего, так и местного – подручными средствами. Способов было много. В одном из текстов мне попался такой способ: ударом камня по тестикулам, они прерващались в кровавое месиво… Когда я это прочитал, меня слегка замутило. Представляете себе это? У мужчины это одно из уязвимых мест и ударом по нему, можно легко его привести в согбенное состояние. А тут – камушком… Понятно, что такую вот операцию мог пережить не каждый. Но при этом с притоком неофитов в секту проблем не было. В одной книжке мне попался жандармский отчет о деятельности скопцов: там указывалось, что некий проповедник соблазнил в эту веру крестьян и обнаружилось, что довольно многие расстались с источником плотского греха. А это не просто водичкой окропиться или ритуал совершить. Поразительно, но крестьяне вполне на это шли. Что-то их манило. Возможно, с, одной стороны, официальная церковь была довольно скучной игрой, а скопцы предлагали нечто новое и необычное… Игра была небезболезненной, но интересной.

90-е годы были погружением в ад. Совершенно недвусмысленным. Это было страшно, но по своему, по-русски увлекательно. Смерть гулял по России, но было не скучно… Борис Николаевич Ельцин предельно выражал дух эпохи. Очень был ярок и колоритен, он собой демонстрировал выход за пределы… Бухать, все пускать в распыл, писать на колесо, стучать ложками по головам – это знакомый русский загул, который, как правило, кончается летально. В такой загул уходят словно садясь на поезд до станции Могилево. И есть в нем ужас и странная радость распыления, саморазрушения. Макабр, пляска смерти.

Как несли за флягой флягу —

Пили огненную влагу.

Д’накачался —

Я.

Д’наплясался —

Я.

Дьякон, писарь, поп, дьячок

Повалили на лужок…

Это была последняя гулянка.

А потом началась странная эпоха. Сейчас уже понятно, что она странная и в чем ее странность заключается. А пока мы были в начале нее, то нам еще что-то такое снилось, мерещилось, какая-то стабилизация, вставание с колен и возрождение…

Пока человек умирает, бьется в последних судорогах агонии, есть какое-то движение, действие. Потом начинается разложение, там тоже присутствует действие: то птички слетятся, то червяки шевелятся на своем пиршестве, то газы какие-нибудь прорываются. А потом наступает тишина и девственная чистота скелета, который знаменуют конец всяческих сюжетов… Ну, разве что какая-то голодная сука схватит кость и убежит.

Особенность эпохи Путина в пугающей безликости, в усиливающейся пустоте. Вся динамика этой эпохи сводится к тому, что последние сюжетные линии сворачиваются. Образы расплываются и тают. И если незашоренным взглядом всмотреться в самого Владимира Владимировича, то можно подивиться удивительной безликости его внешности. Стоит от него отвернуться и невозможно воспроизвести в сознании его черты, только серое размазанное облачко всплывает в сознании. А все, что струится, шевелится за плечами Владимира Владимировича – вообще такое бесформенное, серое облако. Ни одной характерной физиономии, безликая мгла. Блестящая лысина Путина, напоминающая череп – вот и все, что можно при усилии воспроизвести в своем разуме.

В XIX веке возник такой жанр – «post mortem» («после смерти»). Это были фотографии умерших людей. Мне кажется, что «post mortem» -  хорошее определение нынешнего состояния России. Словно бы уже все свершилось, осталась лишь одна фотография. Но эта тень жизни настолько пуста и мертвенна (мертвее мертвого), что когда ее запалят с четырех концов, то русский человек сядет и будет смотреть на это расфокусированным взглядом, ковыряя пальцем в носу, словно наблюдая закат солнца и ожидая прихода ночи, которая есть мать и начало всего сущего…

Пылающее сердце

Молчание ягнят



Метаморфозы государственности.
Я люблю фильм "Молчание ягнят", пересматривал его несколько раз. Мне вообще нравятся психологические триллеры. А с книгой Томаса Харриса, по которой был поставлен фильм, познакомился совсем недавно: попалась аудиокнига, прочитанная неплохим артистом, и я послушал. И пока слушал, размышлял; у меня возникли, так сказать, заметки на полях книги.
Во всей этой истории присутствует изюминка - это персона доктора Лектера, прекрасно воплощенная в экранизации Этони Хопкисом (В 1992 году он получил «Оскара» за лучшую мужскую роль, хотя присутствует на экране в течение всего 16 минут. Пишут: вторая жена Энтони Хопкинса Дженнифер Линтон говорила, что ушла от мужа после того как он очень убедительно сыграл маньяка и ей было не по себе жить рядом с «доктором Лектером»).
В Лектере присутствует некая загадочность, странная смесь утонченности, аристократизма с маньяческими наклонностями. Он доктор, психолог, с  пониманием человеческой души, особой проницательностью, с сильным интеллектом. За всем этим лежит нечто глубокое, что делает его не просто маньяком, а чем-то другим. В этом образе присутствует демоническое. И мы можем перебрать другие схожие образы: Воланд из булгаковского "Мастера и Маргариты", профессор Мориарти из цикла рассказов Конан Дойля о Шерлоке Холмсе (Мориарти – красноречивое мия. Например, этимология имени Морена (Мара) восходит к слову «мор» - смерть, гибель. Поэтому изначально Морена (Мара) - воплощение мора, духа смерти. Таким образом, Мориарти - это профессор Смерть).
[Spoiler (click to open)]
Ганнибал Лектер - не просто убийца, но и каннибал, пожиратель людей. Но он и врач, душевед. Это странное, парадоксальное совмещение напоминает "coincidentia oppositorum" - единство противоположностей.
Но, кроме того, в основе "Молчания ягнят" лежит древнейший миф о герое. Насколько значителен, важен этот миф для человечества, можно судить по культу Георгия Победоносца: этот святой стал необычайно популярен ещё со времён раннего христианства. Его иконописный образ предельно выражает эту героическую суть - всадник поражает копьем дракона тьмы и хаоса.
Кларисса Старлинг борется не просто с конкретным маньяком Буфало Биллом, она сражается с неумолимым фатумом. Она, конечно, не лишена честолюбие. Но даже в нем скрыт вызов судьбе: она пытается одолеть проклятье, лежащее на всем ее роде. А, к тому же, она пытается победить фатальность смерти, с которой впервые столкнулась в детстве: трагическая гибель отца, вид животных на ферме, приговоренных к смерти. Уже тогда она пытается исправить вынесенные приговоры, и сбегает с лошадью, обреченной стать мясными консервами. Вид ягнят, приготовленных к убою, стал ее бесконечным кошмаром (само название романа указывает на то, что это ключевой образ).
Образ фатума, неумолимой судьбы предстает в виде бабочки Мертвая голова, которая, как посланник иных сфер, витает надо всем разворачивающимся действом. И она словно бы проявляется в некоторых персонажах, что уносят жизни, таких как Буффало Билл.
Наставник Клариссы, Джек Кроуфорд с проницательностью старого бойца видит эту ее особенность, героическую инаковость.  Кроуфорд сам подвержен этому фатуму - старению (готовится уйти на пенсию), смерти (у него смертельно больна жена). В романе много этих видов смерти, он пронизан ее духом.  И, конечно же, в этой искре причина того интереса, что проявляет к Клариссе доктор Лектор. Он, наверное, как никто другой видит особенность этой девушки и поэтому обменивает свои подсказки на фрагменты ее личной истории. Кларисса в ходе этих откровенных диалогов, возможно, кое-что начинает понимать о себе самой.
И это произведение интересно, как символ, как модель. Государство, покоящееся на фундаменте легитимности, как раз несет в своем ядре миф о герое. Государство по своей глубинной, архетипической сути есть остров посреди океана хаоса, крепость, защищающая от ударов разрушительных волн.  Конечно же, есть много различных злоупотреблений, даже в романе видно, какие различные интересы бывают у служителей порядка. Но весь смысл государственности держится, как на основе, на героическом служении, на какой-нибудь Клариссе Старлинг, ведущей свою героическую борьбу с Тьмой. Это фундамент государственности.
Однако, ни в чем нет постоянства. Добрые, хорошие консервативные люди считают, что все остается одним и тем же, неизменным: белое всегда белое, а черное всегда черное. И смысл государства тоже остается непоколебимым.
Но все в мире течет и меняется. Я помню песню из советских времен со словами: "Меняю сарай с канализацией, где все течет и все меняется". Вот мир - это такой сарай, где все течет и меняется. Нет неизменных форм, даже горы меняются.  Нет статики, а есть тенденции. И эти тенденции зачастую до неузнаваемости преображают формы...
У нас тут был разговор недавно на эту тему: Александр III сформулировал: "У России есть два союзника - армия и флот". Но ирония судьбы в том, что через небольшой, по историческим меркам, отрезок времени именно армия в лице высших генералов похоронила монархию. Именно КГБ, призванный защищать советскую государственность, стал могильщиком СССР. Вот до такой степени изменчивы формы: то, что должно было быть стражем, лекарем, доктором, стало убийцей и каннибалом.
Очень часто под внешне благопристойной маской происходит нечто, что меняет смысл до неузнаваемости. И поэтому сам характер государства, этой крепости, противостоящей хаосу, может сильно измениться.
В романе "Молчание ягнят", который, как я уже сказал, можно рассматривать, как модель - это очень хорошо показано, символически. ФБР пытается остановить маньяка, убивающего девушек. Но в ходе расследования приходится прибегать к помощи доктора Лектора, который по своей сути намного опаснее и страшнее, какого-то Буффало Билла. Доктор Лектор - исчадие зла, закованное, спрятанное в глубинах лечебницы. И этот символ государства, прибегающего ради борьбы со злом к компромиссу с другим намного более опасным злом, - очень важен. По известной формуле государство обладает монополией на насилие. В каком-то смысле эта монополия - безусловное благо. Когда насилие вырывается на свободу и, как в условиях гражданской войны, приобретает неконтролируемый, вездесущий характер - это настоящий кошмар. Загнать насилие в рамки порядка - значит уже повысить шансы на выживаемость. Но само по себе насилие не есть добро. Насилие есть зло, поставленное, вроде бы, на службу добра, что уже делает эту формулу не такой однозначной. Но в итоге метаморфоз - это вроде бы запертое в глубинах государства насилие может вырваться на свободу и использоваться уже не только для торжества справедливости или ограждения от хаоса.
В "Молчании ягнят" удалось благодаря подсказкам доктора Лектора поймать опасного маньяка Буффало Билла. Но в итоге хитрой игры сам доктор Лектор вырывается на свободу. Одно зло было нейтрализовано, но другое, намного более страшное, вырвалось наружу... Вот итог этих комбинаций.
Государство, противостоящее злу, может само выпустить наружу еще более ужасное зло. Тенденции, изменчивость, мутация государства может привести к тому, что оно станет не защитником от зла, а злом. Если государство утратит связь с героическим ядром, то во что оно превратится? Оно превратится не в героическую крепость, а в позорную, гнусную тюрьму. Уже не Георгий Победоносец воссядет на коня, а торжествующий дракон, поражающий копьем человека. О'Брайен говорит в "1984": "Если вам нужен образ будущего, вообразите сапог, топчущий лицо человека — вечно". А такой характер государства принципиально меняет все, опрокидывает вертикаль социальных ценностей. Если граждане превращаются в узников государства, ставшего тюрьмой, то к какому полюсу тогда они обращаются за помощью? К тому, против которого борется этой демоническое государство. В метаморфозах изменчивости баланс меняется и то, что ранее представало злом, становится привлекательной альтернативой (меньшим из двух зол).
Если органы охраны правопорядка превращаются в инструмент чистого насилия, если смыслы в государстве настолько обесценились, что нет авторитета чиновников, старшего поколения, уничтожена сама идея народа, а власть выглядит вполне оккупационной, то как, например, молодое поколение все это воспринимает? Оно испытывает отвращение и к этой власти, и к своим предкам-терпилам, но что тогда вызывает симпатии? Преступный мир, враждебный государству, совершенно понятно, почему становится популярным какое-нибудь АУЕ, ведь именно там является намного более симпатичная альтернатива, чем мир насильников и терпил. Это логика фатального процесса. Отвергнутый маргинальный полюс становится притягательным потому, что государство из крепости стало узницей.
Мы, как мне кажется, не понимаем всей глубины катастрофы, в которой оказались. То, что делает нынешняя власть беспрецедентно в своей чудовищности. Дело не в том, что они воруют! Воровство уже доходит до фантастических пределов. Свежий заголовок: "2 тонны денег нашли у главного кадровика ГУ МВД по Москве". Деньги бессмысленно считать, их взвешивают! Квартиры у представителей власти, у силовиков завалены деньгами! Но дело не только в том, что они из нас высасывают живительные соки, загоняя в могилы. Они при этом производят страшную разрушительную работу: убивают идею нашего государства. Они пускают разрушительный яд в сознание людей, который расщепляет и хоронит наш мир, нашу цивилизацию. Они надругались на героическим мифом государства, который был в его основе. Растоптали и помочились на него. Образ государственности начинает мутировать, меняться, демонизироваться. Это становится очевидным из итогов опросов.
Социологи «Левада-центра» выяснили, что один из главных страхов у жителей страны - боязнь произвола властей:  он переместился с седьмой на третью строчку рейтинга за три месяца, сообщает РБК. С другой стороны, согласно
«Левада-Центр» враждебность граждан к Украине и США резко снизилась. Российское государство превращается для граждан в главное чудище, в главный источник страхов. Баланс меняется!
Если руководители превратили страну в постылое подобие тюрьмы, то любой, кто начнет крушить стены узницы извне будет восприниматься, как освободитель, вне зависимости от того, какие цели у этого разрушителя. И не найдется ни одного аргумента, чтобы мобилизовать населения для защиты того, что стало отвратительной несвободой.
Мы, как беспомощные ягнята в загоне ожидаем финала большой исторической трагедии. Ягнята замерли, они молчат…
Пылающее сердце

Сюжеты




Недавно посмотрел очередной выпуск BadComedian о фильмах «Миллиард» и «Бабушка легкого поведения 2». Под впечатлением.  Российский кинематограф ужасен. Плохо снимают, плохо играют и плохие сценарии. Хотя жизнь в России интересная, вполне остросюжетная, в ней столько разных историй, что, пожалуйста, – бери и снимай.

Служил Гаврила полицейским,

Людей Гаврила потрошил…

В Москве на станции метро «Рязанский проспект» служил сотрудник патрульно-постовой службы 35-летний прапорщик Алексей Смирнов. Наверное, неплохо служил. Попутно занимался тем, чем, в принципе, занимаются многие представители российской власти – используя свои должностне полномочия изыскивал источники дополнительных доходов, другими словами - тряс с нарушителей по мелочишки, из-за чего, якобы, и попал в прицел отдела собственной безопасности. В тот роковой день прапорщик Алексей Смирнов остановил гражданина, попросив его предъявить документы. У мужчины их не оказалось и это могло стать основанием для того, чтобы тот, как минимум, несколько часов провел в клетке в комнате полиции. Однако, поторговавшись с пассажиром, прапорщик согласился отпустить его за 2 тыс. руб. и пачку сигарет (!), которую тот и отдал полицейскому, положив в нее деньги. Вот после этого, прапорщика и повязали… Дальнейшие события развивались, как в американском боевике: «Baza пишет, что Смирнов начал стрелять после того, как ему попытались подкинуть тысячу рублей к взятке в две тысячи рублей, чтобы «утяжелить» статью. Патрульный произвел множество выстрелов и успел перезарядить оружие. Погиб 39-летний Максим Веялко. Второй полицейский — 41-летний Алексей Лимонов — в тяжелом состоянии госпитализирован в НИИ скорой помощи имени Склифосовского». Все подробности этой кровавой истории замечательны, из этого вполне мог бы получится эпический фильм о буднях защитников закона новой России.

[Spoiler (click to open)]

Еще цитата: «Старший прапорщик Алексей Смирнов, расстрелявший коллег, объяснил свой поступок усталостью от работы в полиции, где, по его словам, почти нет выходных и мало платят».

Помните песню «Сектора газа»?

Я вернулся с работы, дорогая я не пьян.

Ели-ели опускаюсь я на жесткий диван.

Я сегодня за червонец две смены отпахал и я устал.

Я устал.

««Коммерсантъ» утверждает, что полицейский брал деньги с пассажиров, попавшихся на незначительных нарушениях, и это приносило ему около 10-ти тысяч ежедневно. Официально прапорщик получал чуть больше 50-ти тысяч рублей». Наверное для Москвы 50 тысяч – небольшие деньги… И, вероятно, в самом деле полицейские устают.

«Росгвардия начала проверку по факту самоубийства двух сотрудников ведомства в Вологодской и Ивановской областях. Об этом рассказал представитель Росгвардии Валерий Грибакин. Копию рапорта о двух суицидах, произошедших 20 сентября, опубликовал у себя в телеграме «Омбудсмен полиции». В документе утверждается, что в городе Тотьма Вологодской области покончил с собой начальник отдела вневедомственной охраны, а в Иваново — начальник штаба батальона.

«Вчера в городе Иваново после проверки поста по несению службы на ближайшем дереве повесился майор Росгвардии  Дмитрий Патраничев, со слов коллег несколько дней ходил подавленный, т.к. три раза писал на пенсию, но его отговаривали и принудительно назначали на разные должности, но, видать, это никого не насторожило. Приношу свои соболезнования по данному факту, очень достойный сотрудник был», — прокомментировал коллега росгвардейца  произошедшую трагедию в Иваново».

Вешаются не простые сотрудники - начальник отдела вневедомственной охраны, начальник штаба батальона…

А вот прекрасное сообщение с «Lenta.ru»: «Северо-Кавказский окружной военный суд приговорил к 14 годам лишения свободы бывшего следователя по особо важным делам УФСБ по Краснодарскому краю Дмитрия Гнатива за получение взятки в размере 55,5 миллиона рублей. По информации издания «Коммерсантъ», Дмитрий Гнатив 20 лет отслужил в органах ФСБ и имеет боевые и государственные награды, а также многократно признавался «лучшим следователем» спецслужбы».

Прекрасен сам заголовок этого сообщения «Лучший следователь ФСБ сел за взятку в 55 миллионов рублей». Это звучит, как эпитафия российской государственности… Может быть, следует повесить мемориальную табличку на кремлевскую стену, где-нибудь возле Спасской башни – «Здесь раньше было государство»?

Лучшего следователя ФСБ взяли за взятку… А что осталось в ФСБ? Не лучшее? А это «не лучшее» - чем занимается?

«Politshturm» сообщает: «Сотрудник ФСБ расхищал имущество ведомственной Академии. Старший техник Академии ФСБ России Артур Хайруллин за год в должности разобрал более 500 системных блоков. Он снял и продал 430 процессоров Intel стоимостью 14-15 тыс. руб. и 505 модулей оперативной памяти стоимостью 1,5-2,5 тыс. руб. Прапорщик планировал разбогатеть в спортивном тотализаторе, но ничего не выиграл».

Как мы видим, сотрудники ФСБ не лишены азарта… А так же определенных чувств, влечений, это вполне живые люди.

Putnik (Лев Вершинин) описывает остросюжетную историю:

«(а) миллионер по фамиии Салихов, которым интересуются следственные органы, узнал, что один из следаков (во время одного из обысков?) попытался изнасиловать его 13-летнюю дочь;

(б) обидевшись, бизнесмен Салихов (во время одного из обысков?) орально изнасиловал поганца, то есть, дал ему в рот, зафиксировав акт любви на видео;

(в) судя по всему, наказанный сотрудник следственных органов на эту тему не распространялся, однако во время одного из следующих обысков видео попало на глаза его коллегам;

(г) естественно, коллег это огорчило, и один из них, Илья Кирсанов, мл. лейтенант ФСБ, изнасиловал миллионера стволом карабина, обещая трахнуть и его, и его 90-летнего папу природным методом;

(д) это забавное событие широко и доброжелательно обсуждалось в курилках ФСБ, но, вот беда, перестаравшись с карабином, Илья порвал миллионеру прямую кишку…».

Такое ощущение, что вместо государства на территории страны действуют различные бандформирования под видом государственных структур...

«Бумага» (https://paperpaper.ru) пишет: «23 августа на заседании по делу Кирсанова по видеосвязи выступил засекреченный свидетель под псевдонимом Владимир Дудышев. Он рассказал, что в управлении ФСБ по Петроградскому району подсудимый заранее сообщил о своих планах применить насилие к пострадавшему бизнесмену. Также свидетель утверждал, что Кирсанов сделал это с разрешения руководства. Вернувшись после обыска 7 мая, вспоминал свидетель, оперативник Кирсанов неоднократно рассказывал коллегам, что порвал Саликову задний проход и называл пострадавшего «петухом». «Он сказал что опустил авторитетного человека и будет поступать так с каждым, с кем посчитает нужным», - вспоминал свидетель под псевдонимом Дудышев».

И можно предположить, что эта элита именно так воспринимает свое господство: властвует тот, кто опускает. Властвование – это жаханье. Народ для них – это опущенные, которых можно обкрадывать или жахать, даже если это дети, 13-летние девочки… Ничего запретного нет. Такое вот кино, которое никак не кончается.


Пылающее сердце

Падаль

Грустные размышления
 


Гребенщикова я впервые услышал на втором курсе института. Это был 1985 год и нас отправили работать на консервный завод в Ленинск. Теперь понимаешь, что, наверное, это было самое  лучшее время, еще не отравленное никакой гадостью и трагедиями… Однокурсник Федор взял туда свой кассетный магнитофон: он был меломан и даже пытался группу создавать (крутил он нам как-то кассеты со своими опытами – совершенно невыносимыми), и был в курсе музыкальных новинок и вообще много знал о рок музыке. Это благодаря ему впервые познакомился с оперой «Иисус Христос суперзвезда», «Лед Зеппелином» и многим другим. Он нам тогда ставил «Браво» и «Радио Африка» «Аквариума». БГ мне показался странным малым, его тексты выглядели слегка абсурдными (что, впрочем, мне нравилось), но в целом музыка была интересной, особенно мрачненькая песня «Рок-н-ролл мертв, а я еще нет»; меня тогда очаровывало все мрачное.
[Spoiler (click to open)]А потом началась перестройка, крушение всех основ. Я тяжело все это переживал. А тогда по телевидению крутили клип БГ «Полковник Васин».  Страну ломали, мы капитулировали в «холодной войне», а БГ пел:



Полковник Васин собрал свой полк
И сказал им:" Пойдем домой.
Мы ведем войну уже семьдесят лет.
Мы считали, что жизнь это бой,
Но по новым данным разведки
Мы воевали сами с собой".


В клипе, напоминавшем фрагмент из фильма «Бумбараш», где дезертиры ехали с фронта, тоже ехал поезд, а Гребенщиков вдохновенно в припеве повторял:

Этот поезд в огне и нам не на что больше жать.
Этот поезд в огне и нам некуда больше бежать.
Эта земля была нашей, пока мы не увязли в борьбе.
Она умрет, если будет ничьей, пора вернуть эту землю себе.


А еще там говорилось:

И если мы хотим, чтобы было куда вернуться -
То время вернуться домой.


И уж в самом конце:

Но хватит ползать на брюхе
Мы уже возвратились домой.


Поезд полковника Васина, прекратившего битву, мчался домой. Так считал тогда БГ. Я его в те времена за эту песню и клип очень сильно невзлюбил. Зло подумал: «И ты туда же, гадина!» Их было много тогда – таких вдохновенных певцов перестройки и надвигающейся катастрофы.
Но со временем я немножко отношение к БГ все-таки изменил. Особенно, когда услышал его песню «Кладбище». Он эту песню написал не позднее 1995 года. И хотя песня – это не стихи, ее надо слушать, я все-таки приведу ее текст:



Село солнце за Гималаи,
Чтоб назавтра вновь взойти;
Бредет йогин на кладбище
Отсекать привязанности.

У него труба из кости,
Он начнет в нее трубить;
Созовет голодных духов –
Их собой поить-кормить.

Они съедят его тело,
Они выпьют кровь до дна;
И к утру он чист-безгрешен,
Не привязан ни хрена.

Ох, мы тоже трубим в трубы,
У нас много трубачей;
И своею кровью кормим
Сытых хамов-сволочей;

Столько лет – а им все мало.
Неужель мы так грешны?
Ох, скорей бы солнце встало
Над кладбищем моей родины...


Песня и в музыкальном, и в смысловом отношении – сильная. И исполнил ее БГ прекрасно, мне кажется, это одна из его самых больших творческих удач. Но самое главное – это подобие некоего прозрения. Оказывается, веселый поезд привез полковника Васина не домой, а на кладбище… Мрачное кладбище в беззвездной ночи с злыми, голодными духами – такой увидел БГ свою Родину…
Образ мертвой Родину у БГ жуткий, но не отвратительный. А есть еще один образ смерти – с невыносимым непотребством разложения, которое пытался поэтизировать Бодлер:

Вы помните ли то, что видели мы летом?
Мой ангел, помните ли вы
Ту лошадь дохлую под ярким белым светом,
Среди рыжеющей травы...


В лирическом отступлении в «Мертвых душах» Гоголь сравнивает Русь с лихо мчащейся тройкой: «Русь, куда ж несешься ты? дай ответ. Не дает ответа. Чудным звоном заливается колокольчик; гремит и становится ветром разорванный в куски воздух; летит мимо все, что ни есть на земли, и, косясь, постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства».
Этот отрывок цитировали и цитирую при всяком случае: мчится куда-то Русь, но непонятно куда…
А есть другой интересный образ, впечатливший меня и засевший в памяти на долгие годы - сон Раскольникова из «Преступления и наказания»: «В большую такую телегу впряжена была маленькая, тощая, саврасая крестьянская клячонка, одна из тех, которые — он часто это видел — надрываются иной раз с высоким каким-нибудь возом дров или сена, особенно коли воз застрянет в грязи или в колее, и при этом их так больно, так больно бьют всегда мужики кнутами, иной раз даже по самой морде и по глазам, а ему так жалко, так жалко на это смотреть, что он чуть не плачет, а мамаша всегда, бывало, отводит его от окошка. Но вот вдруг становится очень шумно: из кабака выходят с криками, с песнями, с балалайками пьяные-препьяные большие такие мужики в красных и синих рубашках, с армяками внакидку. «Садись, все садись! — кричит один, еще молодой, с толстою такою шеей и с мясистым, красным, как морковь, лицом, — всех довезу, садись!» Но тотчас же раздается смех и восклицанья:
 — Этака кляча да повезет!
 — Да ты, Миколка, в уме, что ли: этаку кобыленку в таку телегу запрег!
 — А ведь савраске-то беспременно лет двадцать уж будет, братцы!
 — Садись, всех довезу! — опять кричит Миколка, прыгая первый в телегу, берет вожжи и становится на передке во весь рост. — Гнедой даве с Матвеем ушел, — кричит он с телеги, — а кобыленка этта, братцы, только сердце мое надрывает: так бы, кажись, ее и убил, даром хлеб ест. Говорю садись! Вскачь пущу! Вскачь пойдет! — И он берет в руки кнут, с наслаждением готовясь сечь савраску.
 … Все лезут в Миколкину телегу с хохотом и остротами. Налезло человек шесть, и еще можно посадить. Берут с собою одну бабу, толстую и румяную.
  — Садись! Все садись! — кричит Миколка, — всех повезет. Засеку! — И хлещет, хлещет, и уже не знает, чем и бить от остервенения.
 — Папочка, папочка, — кричит он отцу, — папочка, что они делают? Папочка, бедную лошадку бьют!
 — Секи до смерти! — кричит Миколка, — на то пошло. Засеку!
 — Да что на тебе креста, что ли, нет, леший! — кричит один старик из толпы.
 — Видано ль, чтобы така лошаденка таку поклажу везла, — прибавляет другой.
 — Заморишь! — кричит третий.
 — Не трожь! Мое добро! Что хочу, то и делаю. Садись еще! Все садись!  Хочу, чтобы беспременно вскачь пошла!…
 Два парня из толпы достают еще по кнуту и бегут к лошаденке сечь ее с боков. Каждый бежит с своей стороны.
 — По морде ее, по глазам хлещи, по глазам! — кричит Миколка.
 — Песню, братцы! — кричит кто-то с телеги, и все в телеге подхватывают. Раздается разгульная песня, брякает бубен, в припевах свист.
 Бабенка щелкает орешки и посмеивается.
 — А чтобы те леший! — вскрикивает в ярости Миколка. Он бросает кнут, нагибается и вытаскивает со дна телеги длинную и толстую оглоблю, берет ее за конец в обе руки и с усилием размахивается над савраской.
 — Разразит! — кричат кругом.
 — Убьет!
 — Мое добро! — кричит Миколка и со всего размаху опускает оглоблю.
 Раздается тяжелый удар.
 — Секи ее, секи! Что стали! — кричат голоса из толпы.
 А Миколка намахивается в другой раз, и другой удар со всего размаху ложится на спину несчастной клячи. Она вся оседает всем задом, но вспрыгивает и дергает, дергает из всех последних сил в разные стороны, чтобы вывезти; но со всех сторон принимают ее в шесть кнутов, а оглобля снова вздымается и падает в третий раз, потом в четвертый, мерно, с размаха. Миколка в бешенстве, что не может с одного удара убить.
 — Живуча! — кричат кругом.
 — Сейчас беспременно падет, братцы, тут ей и конец! — кричит из толпы один любитель.
 — Топором ее, чего! Покончить с ней разом, — кричит третий.
 — Эх, ешь те комары! Расступись! — неистово вскрикивает Миколка, бросает оглоблю, снова нагибается в телегу и вытаскивает железный лом. — Берегись! — кричит он и что есть силы огорошивает с размаху свою бедную лошаденку. Удар рухнул; кобыленка зашаталась, осела, хотела было дернуть, но лом снова со всего размаху ложится ей на спину, и она падает на землю, точно ей подсекли все четыре ноги разом.
 — Добивай! — кричит Миколка и вскакивает, словно себя не помня, с телеги. Несколько парней, тоже красных и пьяных, схватывают что попало — кнуты, палки, оглоблю, и бегут к издыхающей кобыленке. Миколка становится сбоку и начинает бить ломом зря по спине. Кляча протягивает морду, тяжело вздыхает и умирает.
 — Доконал! — кричат в толпе.
 — А зачем вскачь не шла!
 — Мое добро! — кричит Миколка, с ломом в руках и с налитыми кровью глазами. Он стоит будто жалея, что уж некого больше бить.
 Но бедный мальчик уже не помнит себя. С криком пробивается он сквозь толпу к савраске, обхватывает ее мертвую, окровавленную морду и целует ее, бросается с своими кулачонками на Миколку.
 — Папочка! За что они… бедную лошадку… убили! — всхлипывает он, но дыханье ему захватывает, и слова криками вырываются из его стесненной груди».
Интересно, а кто-то когда-нибудь высказывал мысль, что в этом сне Достоевский тоже нарисовал образ Руси – но не мчащейся по простору, а измученной, изнуренной и добиваемой?
Когда в 1917 году рухнула Российская империя, Максимилиан Волошин написал отчаянные строки:

С Россией кончено… На последях
Её мы прогалдели, проболтали,
Пролузгали, пропили, проплевали,
Замызгали на грязных площадях,

Распродали на улицах: не надо ль
Кому земли, республик, да свобод,
Гражданских прав? И родину народ
Сам выволок на гноище, как падаль.

Как падаль…
Но Волошин ошибся и лошадка еще поскакала, да как поскакала! Но потом все кончилось… И в этот раз рука палача с тяжелым ломом кажется не подвела: «кобыленка зашаталась, осела, хотела было дернуть, но лом снова со всего размаху ложится ей на спину, и она падает на землю, точно ей подсекли все четыре ноги разом».
Стихотворение Бодлера, что я помянул выше, называется «Падаль»:

Вы помните ли то, что видели мы летом?
Мой ангел, помните ли вы
Ту лошадь дохлую под ярким белым светом,
Среди рыжеющей травы?

Полуистлевшая, она, раскинув ноги,
Подобно девке площадной,
Бесстыдно, брюхом вверх лежала у дороги,
Зловонный выделяя гной.

И солнце эту гниль палило с небосвода,
Чтобы останки сжечь дотла,
Чтоб слитое в одном великая Природа
Разъединенным приняла.

И в небо щерились уже куски скелета,
Большим подобные цветам.
От смрада на лугу, в душистом зное лета,
Едва не стало дурно вам.

Спеша на пиршество, жужжащей тучей мухи
Над мерзкой грудою вились,
И черви ползали и копошились в брюхе,
Как черная густая слизь.


Мы ругам власть, мы замечаем, что над нами словно бы жужжащей тучей вьются странные голодные сущности – то ли злые духи, то ли мухи, которые впиваются и жрут нас. И причина этой оказии нам не вполне ясна, хотя при определенном усилии могло бы возникнуть страшное подозрения: эти гады так атакуют нас потому, что мы стали падалью… Но падаль по определению далека от того, чтобы анализировать ситуация, она просто бесстыдно лежит вверх брюхом подставляя свой зловонный гной мушиной туче. Кстати, помните кто такой Вельзевул? Бааль-Зевув - означает «повелитель мух»… Мухи и черви поедают то, что уже перестало быть жизнью, они санитары. И этот процесс занимает некоторое время.

Гамлет. - Много ли пролежит человек в земле, пока не сгниет?

Первый могильщик- Да как вам сказать… Если он не протухнет заживо – сейчас пошел такой покойник, что едва дотягивает до похорон, – то лет восемь-девять продержится.

Гамлет. - Дай взгляну. (Берет череп в руки).  Бедный Йорик! Я знал его, Горацио. Это был человек бесконечного остроумия, неистощимый на выдумки. … А теперь это само отвращение и тошнотой подступает к горлу.

 
Пылающее сердце

Право сильного

Силовики ведут себя на территории России, как оккупанты.



Силовики в России окружены особой заботой: «Правительство РФ своим Постановлением от 27 июня 2019 г. № 820 утвердило повышение окладов сотрудникам ряда силовых ведомств и военнослужащим. Согласно документу, с 1 октября 2019 года оклады по должностям и званиям будут повышены на 4,3%. Индексация касается сотрудников МВД, Росгвардии (имеющих специальные звания полиции), ФСИН, ФТС, Федеральной противопожарной службы, военнослужащих-контрактников и срочников, а также начальствующего состава органов федеральной фельдъегерской связи».
Eщё сообщение: «В Росгвардии намерены повысить с 1 октября 2019 года зарплаты и надбавки сотрудникам. Проект ведомственного приказа об увеличении денежного довольствия опубликован на портале правовых нормативных актов. Для руководящего состава подразделений Росгвардии в Москве, Подмосковье, Санкт-Петербурге и Ленинградской области зарплаты планируют повысить на 10%. Ежемесячная надбавка "за особые условия службы" в подразделениях собственной безопасности увеличится на 40% от оклада». (Подробнее: https://www.newsru.com/russia/23aug2019/rosguard_wages.html)
[Spoiler (click to open)]Российская власть достигла выдающихся успехов в области охраны правопорядка.
burckina_new пишет: «В РФ приходится 623 полицейских на 100 тыс. населения, что является одним из самых больших показателей в мире и нашей истории (для сравнения: СССР -217, Китай - 120, Индия - 128, США - 256, ЕС - 330).  Сломав СССР, вы взамен построили какого-то антисоциального тоталитарного монстра, уничтожившего с 1991 года 14 миллионов граждан и планирующего уничтожить еще столько же, для чего создавшего огромный аппарат подавления и борьбы со своим народом».
 

Надо полагать, что боевой дух силовиков соответствует поставленным задачам. Виктория Волошина пишет на сайте «Rosbalt.ru»: ««Нормальный советский мент, забирая Азара, позвал бы соседку тетю Дусю посидеть с малышом», — пишет френд, комментируя нашумевшее задержание журналиста в Москве.
Как случилось, что ночные задержания людей, которых наказывают фактически за политическую позицию, стали в России нормой? Мы сегодня уже не обсуждаем, с какой вообще стати человека, не представляющего никакой угрозы для окружающих, надо срочно тащить в отделение ночью в тапочках и пижаме для составления административного (!) протокола. Мы лишь даем советы в соцсетях, что делать с ребенком в такой ситуации: оставить с соседкой, передать представителю службы опеки, или позволить отцу забрать малышку с собой в участок. Как гуманнее?
Как случилось, что мы уже не только взрослых, но и детей поделили на своих и чужих? Прямо как в сериале «17 мгновений весны», где гестаповец Рольф морозит младенца на глазах матери и кричит ей: «Ты выполняешь свой долг перед своим народом, а я — перед своим». Что происходит в головах людей в погонах, когда они, по сути, оказываются в роли этого самого Рольфа?
Все последние годы внимание правоохранительных органов медленно, но верно переключали с борьбы с преступностью на борьбу с оппозицией. И в просто устроенных мозгах довольно большой части силовиков произошла автозамена: оппозиционеры стали равны преступникам. Оказались враждебной силой. Врагами государства. Экстремистами, желающими посеять хаос и майдан. А с преступниками и врагами не церемонятся. И с их детьми тоже».
Да уж! С детьми не церемонятся! «32-летний житель Ульяновска Артем Панфилов заявил, что его избили в отделе полиции, куда он пришел вместе с семилетней дочерью сообщить о преступлении. Мужчина намеревался написать в полиции Железнодорожного района заявление о краже сруба и строительных материалов на его дачном участке. По словам Панфилова, принимавший его сотрудник не поверил ему, посчитав, что гражданин все выдумал и сам похитил у себя имущество. После просьбы опросить свидетелей один из полицейских вывел дочь мужчины из кабинета, прикрыл дверь, а второй несколько раз ударил Панфилова в грудь и по голове. Мужчину вместе с его дочерью остановили при попытке покинуть участок - силовикам показалось, что он записывал происходящее на телефон».
Сообщение от 18 июля 2019 года: «В Петербурге двое росгвардейцев остановили 16-летнего подростка и при обыске якобы нашли у него наркотики. За то, чтобы они не передавали дело в полицию и не возбуждали уголовное дело, они потребовали взятку - 300 тысяч рублей. Сообщается, что подросток оказался сыном состоятельных людей, поэтому смог предложить 40 тысяч рублей».
Но подростков в России можно не только грабить, но и убивать – ради удовольствия: «В Брянске скончался 17-летний Иван Вахрушин, которого в середине августа избил майор полиции Денис Терехов. Об этом рассказали его родственники. Как ранее сообщали «Брянские новости», происшествие случилось в поселке Локоть Брасовского района. На Ивана Вахрушина возле местного кафе «Нерусса» напал пьяный 36-летний заместитель начальника местного отдела полиции Денис Терехов. По словам очевидцев, полицейский осыпал бранью и прибывших родителей Ивана, а отца даже попытался ударить. Подростка в тяжёлом состоянии госпитализировали в Брянскую областную больницу, он впал в кому. За жизнь подростка  боролись врачи, однако он скончался в больнице».
А еще наших детей можно насиловать – почему бы и нет? «Ночью 26 августа полицейские застали на пляже Витязево 17-летнюю девушку и совершеннолетнего молодого человека. Полицейские за непривлечение несовершеннолетней к административной ответственности понудили последнюю к половому сношению. ТАСС со ссылкой на источник в экстренных службах писал, что пострадавшая — волейболистка из спортивно-оздоровительного комплекса «Волейград», которая выступала за команду Московской области. По сведениям «Комсомольской правды», пострадавшая приехала на сборы из Липецка и играет в юношеской сборной России: на побережье отдыхала парочка. Под шум волн они не заметили, как к ним подошли полицейские, которые заставили ее заниматься оральным сексом, а третий просто стоял рядом и наблюдал, — пишет газета».
Российские полицейские судя по сообщениям вообще любвеобильны: «В Екатеринбурге в ночь на 18 августа полицейские, находясь в служебной машине, с угрозой применения насилия и ограничивая свободу потерпевшей 1997 года рождения, «совершили в отношении неё изнасилование и иные действия сексуального характера».
Напомню, что осенью 2018 года суд Уфы заключил под стражу трёх экс-сотрудников полиции по подозрению в изнасиловании 23-летней девушки-дознавателя.
А еще в России любят пытать, это стало обычной практикой. «Meduza» сообщает: «Более 200 заключенных исправительной колонии №2 в Екатеринбурге нанесли себе порезы, протестуя против побоев и издевательств в учреждении. Об этом изданию E1.ru сообщила супруга одного из осужденных. "Кто порезал вены, кто горло. Они бунтуют против администрации колонии, говорят, их там избивают, издеваются», — сказала она». «МК» пишет: «Один из заключенных новосибирской исправительной колонии ИК-18 зашил себе рот в знак протеста против пыток, но ему его разорвали представители администрации учреждения, сообщает Тайга.инфо со ссылкой на жену мужчины. Мужчина зашил себе рот нитками для голодовки. Сам мужчина сообщает своей жене, что больше не может выдерживать избиений. При этом об избиениях сообщают и другие заключенные колонии».
Такое вот право и порядок на территории России: пытки, избиения, изнасилования, убийства.
Напомню, что не так давно, когда стало известно о банде ФСБ, грабившей банки (им удалось похитить по одним оценками 140 млн. рублей, под другим – 170 млн), генерал-майора ФСБ запаса Александр Михайлов дал такую оценку ситуации в силовых структурах: «Такое ощущение, что сыпется все. Тревожит и то, что сегодня мы сталкиваемся с самым широким кругом подразделений, которые принимают участие в преступной деятельности. В одном месте подлатаем, так в другом рвется, как тришкин кафтан». По его словам и в ближайшем будущем ждать позитивных перемен не придется: «Ничего не изменится, пока в системе МВД, ФСБ не перестанут создавать инкубаторы для блатных».