Category: дети

Пылающее сердце

Посыланье



Русские зачаровано падают в пустоту.

Василий Васильевич Розанов писал необычные книги – из афоризмов, торопливых мыслей, запечатленных на кусочках бумаги. И не обременял себя последовательностью: буквально через пару страниц находишь противоречие тому, что сказано ранее. Странная бесформенная форма изложения. И, может быть, наиболее адекватная для русской философии, русской идеи, для изложения которой совсем ни к чему немецкая абстрактность, строгость, способная все запутать, а  именно необходима сбивчивая бесформенность. Все книжки про русскую идею написанные в немецком стиле - чепуха и ложь. Читаешь их и засыпаешь на второй странице. Нужно именно что-то такое бормотать, говорить дикости и несуразности, создать словесный вихрь и вот он то и будет подобием русской идеи…

Розанов в «Уединенном» набормотал что-то важное, как мне кажется:

«Народы, хотите ли я вам скажу громовую истину какой вам не говорил ни один из пророков…

– Ну? Ну?.. Хх…

– Это – что частная жизнь выше всего.

– Хе-хе-хе!.. Ха-ха-ха!.. Ха-ха!..

– Да, да! Никто этого не говорил; я – первый… Просто, сидеть дома и хотя бы ковырять в носу и смотреть на закат солнца.

– Ха, ха, ха…

– Ей-ей: это – общее религии… Все религии пройдут, а это останется: просто – сидеть на стуле и смотреть вдаль».

Тут можно споткнуться о слова «частная жизнь». Это немного не то, что и частная жизнь западного бюргера. Тут Розанов указывает на особое русское состояние, когда все послано куда подальше, в том числе и суетные домашние заботы. Сидит русский и таким особым, расфокусированным взглядом глядит в бесконечную даль, на закат солнце, а, возможно, за это солнце, в ту черную пустоту, которая открывается, когда солнце уходит за горизонт. Он при этом ковыряет в носу, но это медитация на пустоте, той самой пустоте, что источник всех вещей. Русский в этой пустоте очень часто отдыхает и льнет к ней. Именно к ней он и обращается, когда все посылает….

[Spoiler (click to open)]

Мне всякий раз бесконечно стыдно приводить свои бездарные стишата, но я изложил эту идею в рифмованном, сжатом виде:

Русский Дзен

Наш русский Дзен - Искусство посыланья.

Так сладостно все на х.. посылать!

Есть пустота без формы и названья,

Простор открыт и нечего желать.

Пристрастий нет, сокрушены кумиры,

Лишь в чистом поле к горизонту путь...

Выходим за предел, чтобы пройти над миром.

Послать, чтоб отрешиться - в этом суть.

В русском есть некий скепсис по отношению к различным формам – и государственным, и религиозным и всем прочим. Он довольно легко от них отрешается, чтобы впасть в бесформенную пустотность, послав всех «гулять лесом» или к тому древнему символу плодородия, чье известное имя неприлично произносить вслух. Свирепость государства подчас и диктуется этой необходимостью придавать форму бесформенному, которое так и норовит утечь за горизонт… Этот вечный прапорщик, что орет рядовому: «Тварь! Я тебя научу уму-разуму!» Но кроме насилия есть и другое – вовлечение…

Преподаватель философии в институте рассказал нам однажды, как Лев Толстой обучал крестьянских детей. Он заходит в комнату с детишками, а там ужас: дети жутко шумят, бесятся. Толстой не орал на них, призывая к порядку. Он подходил к доске и начинал что-то интересное рисовать. А у детей не только гиберактивность развита, но и любопытство: в какой-то момент они обращали внимание и замолкали в ожидании. И тем самым впадали в состояние предельной готовности для восприятия информации…

Мы думаем, что человек - существо сугубо практичное и движим только прагматичными интересами. В 1938 году нидерландским историком и культурологом Йоханом Хёйзингой был опубликован трактат «Homo ludens» (с лат. — «Человек играющий»), о значении игры в человеческой культуре. Социум можно представить не только, как сугубо прагматичную систему, но и как форму игры, со своими формами вовлечения и стимулами. И можно предположить, что системы падают не только по прагматичным причинам, но и потому, что игра надоедает, к ней утрачивается интерес.

СССР рухнул по многим причинам, но, можно предположить, в том числе и потому, что стал скучным… Один из лидеров мировой социал-демократии, человек очень уважаемый и влиятельный, испанский премьер Фелипе Гонсалес, сказал на заре перестройки в СССР, что «он предпочел бы быть зарезанным в нью-йоркском метро, чем умирать от скуки в Москве». Я очень сильно сомневаюсь, что господину Гонсалесу понравилось быть зарезанным даже на Бали, но в этой фразе (нелепой по сути), кое-что отражается.

Главное условие для вовлеченности в игру – интерес. Хотя игра может быть очень опасной, связанной с кровопролитием. Войну тоже можно воспринять как форму человеческой игры, не случайно дети так любят играть в «войнушку».

Существовала в России русская секта скопцов. Не хочу искать точные цитаты и загромождать ими и без того пространный текст, поэтому буду приводить некоторые факты на память, возможно, искажая их. Секта была связана с определенными увечьями, понятного характера – удалялся греховный уд. И, как вы понимаете, эта операция проводилась без наркоза – как общего, так и местного – подручными средствами. Способов было много. В одном из текстов мне попался такой способ: ударом камня по тестикулам, они прерващались в кровавое месиво… Когда я это прочитал, меня слегка замутило. Представляете себе это? У мужчины это одно из уязвимых мест и ударом по нему, можно легко его привести в согбенное состояние. А тут – камушком… Понятно, что такую вот операцию мог пережить не каждый. Но при этом с притоком неофитов в секту проблем не было. В одной книжке мне попался жандармский отчет о деятельности скопцов: там указывалось, что некий проповедник соблазнил в эту веру крестьян и обнаружилось, что довольно многие расстались с источником плотского греха. А это не просто водичкой окропиться или ритуал совершить. Поразительно, но крестьяне вполне на это шли. Что-то их манило. Возможно, с, одной стороны, официальная церковь была довольно скучной игрой, а скопцы предлагали нечто новое и необычное… Игра была небезболезненной, но интересной.

90-е годы были погружением в ад. Совершенно недвусмысленным. Это было страшно, но по своему, по-русски увлекательно. Смерть гулял по России, но было не скучно… Борис Николаевич Ельцин предельно выражал дух эпохи. Очень был ярок и колоритен, он собой демонстрировал выход за пределы… Бухать, все пускать в распыл, писать на колесо, стучать ложками по головам – это знакомый русский загул, который, как правило, кончается летально. В такой загул уходят словно садясь на поезд до станции Могилево. И есть в нем ужас и странная радость распыления, саморазрушения. Макабр, пляска смерти.

Как несли за флягой флягу —

Пили огненную влагу.

Д’накачался —

Я.

Д’наплясался —

Я.

Дьякон, писарь, поп, дьячок

Повалили на лужок…

Это была последняя гулянка.

А потом началась странная эпоха. Сейчас уже понятно, что она странная и в чем ее странность заключается. А пока мы были в начале нее, то нам еще что-то такое снилось, мерещилось, какая-то стабилизация, вставание с колен и возрождение…

Пока человек умирает, бьется в последних судорогах агонии, есть какое-то движение, действие. Потом начинается разложение, там тоже присутствует действие: то птички слетятся, то червяки шевелятся на своем пиршестве, то газы какие-нибудь прорываются. А потом наступает тишина и девственная чистота скелета, который знаменуют конец всяческих сюжетов… Ну, разве что какая-то голодная сука схватит кость и убежит.

Особенность эпохи Путина в пугающей безликости, в усиливающейся пустоте. Вся динамика этой эпохи сводится к тому, что последние сюжетные линии сворачиваются. Образы расплываются и тают. И если незашоренным взглядом всмотреться в самого Владимира Владимировича, то можно подивиться удивительной безликости его внешности. Стоит от него отвернуться и невозможно воспроизвести в сознании его черты, только серое размазанное облачко всплывает в сознании. А все, что струится, шевелится за плечами Владимира Владимировича – вообще такое бесформенное, серое облако. Ни одной характерной физиономии, безликая мгла. Блестящая лысина Путина, напоминающая череп – вот и все, что можно при усилии воспроизвести в своем разуме.

В XIX веке возник такой жанр – «post mortem» («после смерти»). Это были фотографии умерших людей. Мне кажется, что «post mortem» -  хорошее определение нынешнего состояния России. Словно бы уже все свершилось, осталась лишь одна фотография. Но эта тень жизни настолько пуста и мертвенна (мертвее мертвого), что когда ее запалят с четырех концов, то русский человек сядет и будет смотреть на это расфокусированным взглядом, ковыряя пальцем в носу, словно наблюдая закат солнца и ожидая прихода ночи, которая есть мать и начало всего сущего…

Пылающее сердце

Отношение к детям и старикам в России

 

Всюду жизнь и вольно и широко,
Точно Волга полная, течет.
Молодым - везде у нас дорога,
Старикам - везде у нас почет.

Существует известное высказывание, что о государстве судят по тому, как оно относится к детям и старикам. Какое суждение на этом основании можно вынести о России?

Наши чиновников в последнее время пробило на откровенность и они много чего интересного нам наговорили, основной мыслью этих высказываний было: «Вам государство ничего не должно, это наше, а не ваше государство».

Но они не только говорят, они делают. Где-то что-то у нас так или иначе вытягивают. Пенсии отняли, тарифы повышают, налоги. Это на высшем уровне. Местные чиновники тоже стараются – по мере сил: что-то как-то отщипнуть, порыться в наших дырявых карманах и найти себе какую-то мелочишку…

[Spoiler (click to open)]

История чиновников города Клинцы в Брянской области, которые вместо больных детей и детей из малообеспеченных семей отправили на отдых в Турцию своих детей, - бурно обсуждалась. Там ведь главный момент –  почему? Почему они так поступили? Это очень важно понять, чтобы психологическая сущность существующей в стране власти нам стала абсолютно ясной. Деньги на поездку выделил «Международный благотворительный фонд помощи детям с тяжелыми заболеваниям и находящимся в тяжелой жизненной ситуации». Понимаете? Есть несчастные дети, которые не только стали или родились инвалидами или находятся в тяжелой жизненной ситуации. Это дети, лишенные радостей нормального детства. Они не только калеки, но еще и, как правило, нищие. Живут в семьях, где загнанные родители пытаются выживать в условиях созданных российской властью, борясь с отчаяньем. Так вот этих убогих и несчастных НЕЛЬЗЯ БЫЛО НЕ ОБОКРАСТЬ. Потому что в понимании российских чиновников ТАК НАДО! Это как заповедь на скрижали того темного божества, которому они поклоняются. Глава города Клинцы Олег Шкуратов за 2016 год заработал 34000000 (тридцать четыре миллиона) рублей, а за 2017 год 66000000 (шестьдесят шесть миллионов) рублей, это больше 180.000 рублей в день. Конечно, никаких проблем, чтобы организовать отдых своим детям в Турции или на Бали у этих господ нет. Но нельзя не красть! Нельзя! Увидел нищего просящего подаяние в переходе – отбери копеечку! Она не нужна, но надо отбирать. И жрать, жрать, пока не лопнешь, наслаждаясь видом голодающих… Это такое вот явление царствует сейчас в России.

На фото: жизнерадостные, успешные чиновники и их дети

В сети есть отчет Фонда Карлова об этой поездке и там прекрасные кадры отдыхающих детей чиновников с пивом Туборг:

Но обокрасть – это далеко не самое худшее, что могу сделать с детьми в России.

Новости России, свежие – за декабрь прошлого года: «Бывшие астраханские чиновники обвиняются в изнасиловании несовершеннолетних и съемке детского порно. СК завершил расследование уголовного дела и вскоре направит его в суд. 53-летний и 55-летний мужчины обвиняются в 78 преступлениях, которые были совершены с 2016 по 2018 год. Они за деньги приглашали к себе детей от 8 до 17 лет для участия в оргиях и съемках порнороликов. Сообщается, что жертв для экс-чиновников подыскивала 20-летняя приятельница».

А вот сообщение от 7 марта 2018 года – о российских детдомах: «Совсем недавно на всю страну прогремела новость о Лазурненской школе-интернате в Челябинской области, сотрудников которой обвинили в изнасиловании воспитанников. В приёмных семьях дети стали рассказывать новым родителям о том, что воспитатели постоянно насиловали своих подопечных. Всплыл в разговорах и некий Серёга - абсолютно посторонний человек, который не имел никакого отношения к интернату, однако был в нём частым гостем и брал детей «на рыбалку», где насиловал их.

Ситуация не просто скандальная, а шокирующая и пугающая. Впрочем, в Кировской области, даже судя по официальной информации, в этом плане тоже не всё благополучно. За последние десять лет в нашем регионе произошло как минимум пять случаев совращений воспитанников школ-интернатов. Осенью 2011 года в интернете появилось шокирующее видео московского правозащитника Романа Степанова, на котором воспитанники кировской школы-интерната N6 рассказывали о процветающей в детдоме педофилии. По словам подростков, некий Максим на красном «Фольксвагене» с компанией приятелей в течение нескольких лет забирал воспитанников из детдома и возил их в ближайшую сауну. Некоторые дети (в основном девочки 13 - 14 лет) по своей воле участвовали в разврате (возможно, потому что были запуганы), часто пропадали на ночь».

Сообщение с «НТВ» 25.04.2017 г.: «Буквально за один день дело стало резонансным, ведь таких масштабных издевательств над детьми в новейшей истории Петербурга просто не было. Это самое масштабное расследование в истории Петербурга, связанное с педофилией. Впервые в качестве подозреваемых выступает целая группа лиц. Среди них — известные педагоги. Так, 70-летний Станислав Виноградов — заслуженный учитель России 2008 года, экс-директор 565-й школы. А Кирилл Покалюк сам в прошлом — выпускник детского дома на улице Ивана Черных. Он почти легендарная личность в среде соцработников. Куратор гостиницы для совершеннолетних сирот «Мечта» Покалюк пользовался уважением и покровительством звезд и высокопоставленных чиновников. Впрочем, доверие власть имущих и средства спонсоров подозреваемые в педофилии использовали в откровенно гнусных целях».

А теперь о стариках…

Этот материал опубликовала «Лента.Ру»: «Студенты одного из медицинских образовательных учреждений Смоленска летом побывали на практике в местном геронтологическом центре «Вишенки». Реалии дома престарелых, где с постояльцами обращаются как с животными, ребята вспоминают с ужасом. Старшие коллеги, когда студенты описывали интернатовские нравы, пожимали плечами: так везде. Однако будущие врачи пока еще не разучились считать, что это — ненормально. Написали открытое письмо в независимый профсоюз медицинских работников «Альянс врачей». Цель — помощь старикам и самим сотрудникам центра. Ведь это так важно — оставаться людьми несмотря ни на что. «Лента.ру» записала рассказ одного из студентов. Поскольку времена сегодня людоедские, ребятам может грозить отчисление за активную гражданскую позицию — их имен мы не называем.

«Место летней практики студенты обычно не выбирают, по крайней мере, на первых курсах. Нас просто распределили в геронтологический центр. Работали там две недели. «Вишенка» — это огромный загородный комплекс. Практически в лесу стоят 8-9 этажные корпуса. Обитатели — люди от 50 лет и старше. В первый день на инструктаже нас предупредили, что жильцов нужно называть именно постояльцы, а не пациенты.

Моральная атмосфера удручающая. Часто постояльцы отказывались есть. А одно из наших заданий было — помощь в кормлении лежачих. И тогда мы хитрили, уговаривали: «Ну почему вы отказываетесь? Нас будут ругать. Вам нас совсем не жалко?» Только одна женщина на наш «шантаж» не поддавалась и шептала: «Я лучше умру, чем буду тут находиться».

Сотрудники в центре — разные. Есть те, кто старается все по совести сделать. Немало перегоревших работников, которым уже все равно. Однажды мы сделали постояльцу перевязку ноги. Чуть позже пришли санитары и увезли его мыться. Как оказалось, мыли прямо в этой повязке. Почему бинты не сняли — не знаю. Может, лень. Привезли назад. Прямо на эти мокрые бинты натянули носок, накрыли одеялом и ушли. Потом пришла родственница, обнаружила это все, разозлилась. Увидела перед собой людей в белых халатах, то есть нас, практикантов. И выдала по полной программе, что думает о здравоохранении и о врачах.

Банные дни там своеобразные. Эти помывочные мероприятия — не для всех. По крайней мере, многих лежачих они не касались. Подойдут санитары к человеку, принюхаются — вроде не сильно пахнет. И — до следующего «банного дня». Цитата от сотрудников: «в морге всех моют». Тех, кто хоть как-то мог сидеть — загружали в ванную и поливали из шланга. Мы однажды помогали доставлять постояльцев в душевые. Через несколько минут я проходил мимо этого помещения, оттуда такой визг доносился. У меня почему-то сразу ассоциация возникла — наверное так обращаются со свиньями на ферме.

Как правило, обитатели центра ни на что не жалуются. Кто-то в силу состояния просто не может. Я работал в отделении, где были практически все лежачие. У многих — пролежни. У кого-то поражения небольшие, а у кого-то просто огромные. У лежачих эти язвы легко образуются. Ведь люди постоянно в памперсах, которые сутками не меняют. По крайней мере, нам санитарки запрещали переодевать грязные подгузники до тех пор, пока каловых масс там не наберется достаточно. Сколько это «достаточно» — мы так и не узнали. Потому что нам предлагалось менять повязки на пролежнях на крестце прямо по калу. А на самом деле такой задачи — сэкономить памперсы — вовсе не было. Тем более, памперсы там были. Мы сами видели кладовку, где стоят коробки с ними. Нам сказали, что их получают по какой-то благотворительной программе.

Записка, переданная практикантам немым постояльцем

У одной пациентки, которой почти сто лет, две недели была температура 37,5 — 38. Пролежни на бедрах с двух сторон 25 на 15 сантиметров. Эта бабушка мне врезалась в память. Когда практика только начиналась, нам выдали бумажку, где были указаны ФИО пациентки, номер палаты и задание: перевязка правого бедра. Через несколько дней выяснилось, что у нее еще и левое гниет. Мы случайно об этом узнали, просто одеяло откинули. А о том, что на спине зияющая рана длиной сантиметров 20, сгнившая до самой кости, вообще стало известно только уже в конце двухнедельной стажировки.

Раны от пролежней у одной из пациенток

У бабушки было два инсульта, она после них, конечно, была никакая. Но мне кажется, многое чувствовала. Вероятно, она очень страдала, но кричать не могла. После инсультов пропал голос. Когда мы ее переворачивали, обрабатывали раны, то она просто открывала рот и тихонько шипела от боли: «Ш-ш-ш».

В нормальном месте, конечно, прежде чем обрабатывать такие глубокие пролежни, следует удалить пораженные ткани. У человека даже при фурункуле температура поднимается. А когда ткани массивно гниют, то все токсины попадают внутрь организма. Нужно убрать очаг поражения. Учитывая глубину гниения — это практически хирургическая операция. В Центре такое не практиковали. Хирургов из городских больниц мы тут не видели. Обезболивающих таким пациентам никто не давал.

Экономили не только памперсы. Со всеми медикаментами было не очень. Например, опрелости предлагалось лечить крахмалом, по старинке. Антисептики, хоть и были, но их при нас разводили медсестры. Концентрацию определяли на глаз и по запаху.

Нам давали по две пары медицинских перчаток на день. И никого не волновало, что мы делали во время дежурства: мыли полы, перевязывали или что-то еще. При перевязках, например, по санитарным номам положено менять перчатки после каждого больного. Особенно, если ты имеешь дело с гнойными ранами. В противном случае можно всех заразить синегнойной палочкой. А это — одна из самых неприятных больничных инфекций. Очень опасная для ослабленного организма.

Первое время мы еще просили у медсестер чистые перчатки. Но нам давали понять, что такая расточительность не оправдана, мы слишком шикуем.

Мы в этот центр шли с неким запалом. Представьте, студенты-медики, которые изучали теорию. А тут их до настоящих пациентов допускают. А когда это все увидели, весь оптимизм сразу испарился. Мы старались хоть что-то сделать для стариков. Но если посмотреть на эффективность наших манипуляций, она была очень сомнительна.

У нас некоторые девчонки выходили в коридор и плакали. Жалко было стариков. Я отдавал себе отчет, что на практике мы будем памперсы менять, что будут каловые массы, моча. Но что тут будут люди заживо гнить, а окружающие будут считать это обычной рутиной, издержками «места» — представить было сложно. Надеемся, хоть немножко помочь этим старикам. Возможно огласка сделает их жизнь чуть лучше. Хотя бы на пару месяцев».

Зачем плакать? Привыкай. Это не концлагерь, это твоя Родина, сынок.

Россия — священная наша держава,
Россия — любимая наша страна.
Могучая воля, великая слава —
Твоё достоянье на все времена!

Пылающее сердце

Детские рисунки

Попались мне на глаза детские рисунки.
Это вот - тема любви в рисунках первоклассников:

01

02

А это уже рисунок третьеклассника. Как поясняет надпись - "человек идёт паход".
Чем с детства забиты головы детей? Здание со звездой и знаком доллара, какая-то землянка с американским флагом...

03
Пылающее сердце

В китайских ресторанах можно заказать блюдо из неродившихся младенцев

В некоторых ресторанах Китая можно заказать суп из младенцев, которым 6-7 месяцев с момента зачатия. Стоит это блюдо от 3000 до 4000 юаней ($430-570) за порцию … 

Считается, что такой суп поднимает тонус и жизненные силы, а у пожилых мужчин значительно усиливает потенцию, сообщает российский портал Южный Федеральный.
Первая остановка корреспондента была в ресторане г. Фошань провинции Гуандун, куда он зашел вместе со знакомым бизнесменом по фамилии Ван, которому уже больше 62-х лет, а потому он является частым посетителем таких ресторанов. Ван спросил знакомого менеджера, можно ли сделать им это блюдо. Менеджер сказал, что у них сейчас нет в запасе младенцев, но есть свежая плацента. Он также сказал, что младенцев и плаценту нельзя замораживать, иначе они будут не вкусными. Далее он сказал, что у них на примете есть молодые супруги, приехавшие из деревни на заработки и что женщина беременна двойней и все девочки. Супруги собирались стимулировать преждевременные роды и отказаться от детей. И тогда, по словам менеджера, будут продукты для нужного им блюда. 
В результате клиенты поехали в г. Тайшань той же провинции Гуандун. Нашли нужный ресторан и пока вся компания за столом ожидала заказ, корреспонденту предоставили возможность пройти на кухню и посмотреть на процесс приготовления блюда. Там журналист первый раз своими глазами увидел то, о чём уже много слышал. На разделочном столе лежал маленький труп младенца, которому было всего 5 месяцев. Повар выразил ему извинения по поводу того, что младенец был очень маленьким и рассказал, что обычно младенцев они получают по своим каналам из деревень. Он не сказал, какая у них закупочная цена, но сказал, что она зависит от размера младенца и о того, живой он или мёртвый. В основном это девочки.
Ван же в свою очередь сказал своему другу журналисту, что он платит более 3 тысяч юаней и все эти детали о том, как они достают младенцев, его не интересуют. Все сидящие в тот вечер за столом в ресторане, разлили себе суп по тарелкам, разделили мясо младенца и со смаком поели. Журналист так и не смог пересилить себя и попробовать это блюдо.
Слухи о каннибализме в Китае начали распространяться в прессе 4 года назад. Журналисту одного из западных изданий удалось присутствовать на «ужине», в ходе которого гостеприимные хозяева на обе щеки трескали сваренный в супе человеческий эмбрион.
В ежемесячном журнале Гонконга Next Magazine недавно была опубликована статья, в которой рассказывалось о том, что мертвые младенцы и эмбрионы являются самым ценным деликатесом у китайцев. В статье также описывались все подробности хранения и приготовления этого «деликатеса».
Самыми ценными считаются зародыши мужского пола, хотя ранее в материалах СМИ, посвященных проблеме «эмбрионоедения» в Китае, сообщалась противоположная информация – о том, что китайцы едят только девочек и виновата демографическая политика страны, так как в Китае без преследований со стороны закона можно иметь только одного ребенка. Женщин здесь рассматривают скорее как второй сорт, и всякий раз, когда в небогатой семье появляется новорожденная девочка, муж и жена стоят перед выбором: или убить себя, или убить ребенка, или продать девочку на черном рынке как пищу.
Врачи-акушеры, принимающие роды, рассказывают журналистам, что всем новорожденным детям от матерей, не имеющих разрешения на роды, делают в голову спиртовый укол, от чего ребенок неизбежно умирает. Таким образом, китайское общество ежедневно избавляется от многих проблем «нелицензионных» детей.
По просьбе сотрудников журнала на банкете одного тайваньского бизнесмена его служанка Лиу показала место, где готовятся зародыши. На глазах изумленных журналистов она порезала на кусочки утробный плод и сварила из него суп.
— Не волнуйтесь, это всего лишь мясо, и не более чем высокоразвитого животного, – приговаривала она во время процесса. Согласно обычаям региона, перед тем как быть приготовленными, зародыши обжигаются в горнах. Впрочем, некоторые китайцы-каннибалы предпочитают не новорожденных детей, а плаценту, она более доступна и продается всего за 10$. В некоторых ресторанах южной провинции Гуандун можно заказать очень популярное блюдо: суп из шести-семимесячного ребенка с лекарственными травами. Стоимость такого супа от 3000 до 4000 юаней.
Пристрастие китайцев к людоедству не может не наводить ужас. В 2000 г. в провинции Гуанкси полицией была задержана группа контрабандистов, перевозящих в грузовике младенцев, самому старшему из которых было 3 месяца. Дети были напиханы по трое-четверо в мешки и были практически при смерти. Ни на одного их них не было заявки о пропаже от родителей. В 2004 г. житель города Шуанчэнцзы нашел на свалке пакет с расчлененными младенцами. В пакете было 2 головы, 3 торса, 4 руки и 6 ног. Эти и другие ужасающие сведения время от времени появляются на страницах изданий и экранах телевизоров Китая. 
Человеческих младенцев труднее достать для еды и, по-видимому, в Китае есть законы касательно убийства младенцев для этой цели. Но похоже там нет закона против употребления в пищу абортированных человеческих утробных плодов и выкидышей. Ряд госпиталей, проводящих аборты, продает абортированные утробные плоды для еды. Однако доступно такое лакомство далеко не всем. Тем, у кого нет определенных связей, приходится записываться в длинные списки в ожидании человеческого тела.
Как правило, небольшие утробные плоды варятся для супа, а поздние утробные плоды употребляются в пищу подобно жареным молочным поросятам.
В прошлом месяце репортеры из «Ист Уик» (East Week) — отделения англоязычной газеты Гонконга «Истэрн Экспресс» — отправились в клиники Шеньдзян (Shenzhen), чтобы проверить слухи о том, что после абортов в этой провинции можно приобрести в качестве пищевого продукта м ёртвые утробные плоды. Репортер пришёл к обеденному перерыву в государственный Центр Здоровья для женщин и детей Шеньдзяна и попросил зародыши, объяснив это целью поправить свое здоровье. Когда врач наконец вышла из операционной комнаты, в руках у нее была стеклянная бутыль, набитая зародышами размером с большой палец. Врач сказала: «Здесь 10 плодов, все абортированы сегодня утром. Можете взять их. Мы государственная клиника и отдаем их бесплатно».
Репортер выяснил, что в настоящее время утробные плоды идут по цене 10 долларов за штуку, но когда товара недостаточно, цена может возрасти до 20 долларов. Однако эти деньги — почти ничего по сравнению с ценами в частных клиниках, которые, как сообщается, делают на утробных плодах большой бизнес. В клинике на улице Бонг Мен Лао за один зародыш запрашивают 300 долларов. Директором клиники является человек примерно 60-ти лет. Когда он увидел репортера, жалующего на недомогание, то предложил ему 9-месячные утробные плоды, которые, как он утверждал, обладают наилучшими лечебными свойствами. На вопрос, являются ли утробные плоды съедобными, женщина-врач по имени Янг из клиники Син Хуа горячо заявила: «Ну, разумеется. Они даже лучше, чем плацента. Они могут сделать вашу кожу более гладкой, ваше тело крепче, и они полезны для почек. Когда я была в военном госпитале провинции Джиангти (Jiangti), то часто приносила зародыши домой ».
Зоу Кин, 32-летняя женщина с прекрасной кожей для своих лет, приписывает свой хорошо сохранившийся вид диете из зародышей. Будучи врачом в клинике Лун Ху, Зоу сделала аборты нескольким сот пациенток. Она считает, что зародыши очень питательны и утверждает, что за последние шесть месяцев она съела их более сотни. Зоу достает образчик утробного плода перед репортером и объясняет критерии отбора. «Обычно люди предпочитают утробные плоды молодых женщин; лучший утробный плод для еды — это мальчик-первенец. Они бесполезно пропадут, если мы не съедим их. Женщинам, которым мы делаем аборты, не нужны эти зародыши. Кроме того, зародыши уже мертвы, когда мы съедаем их. Мы не делаем аборты только ради того, чтобы есть зародыши… »
Доктор Уоррен Ли, президент Ассоциации Питания Гонконга (административный центр, перешедший в 1997 году от Великобритании к Китаю), осведомлен об этих малоприятных слухах. «Употребление в пищу утробных плодов — это разновидность традиционной китайской медицины, и имеет глубокие корни в китайском фольклоре», — сказал он. В статье от 12 апреля 1995 г. из «Истэрн Экспресс» имеется также много другой информации по этой теме.
В процессе своего расследования журналистам удалось выйти на контакт с одним из пекинских художников, который считает, что есть блюда из младенцев – это некая культура поведения. Он также назвался христианином и заявил, что ни в Библии, ни в законах страны нет запрета на питание младенцами.
Пылающее сердце

Закон о ликвидации семьи

 На рассмотрение Государственной Думы РФ внесен законопроект, предполагающий изменить статьи Семейного кодекса о лишении родительских прав (ФЗ N 143212-4). Он был разработан в 2005 году. Но тогда его не пропустил профильный комитет, а почти все авторы отозвали свою подпись под законопроектом. 21 апреля 2011 г. он таки внесен на рассмотрение Думы.
Закон предполагает возможность изымать ребенка из семьи до лишения родителей родительских прав, уже по одному факту рассмотрения подобного дела. При этом основанием может быть обоснованная органами опеки угроза "причинения вреда физическому, психическому здоровью ребенка, его нравственному развитию". Что есть угроза психическому здоровью и нравственному развитию, естественно, не раскрывается.
Также законом предполагается выселение родителей, лишенных родительских прав из жилого помещения, в котором проживает ребенок. В пользу ребенка предусмотрены денежные выплаты и компенсации в случае установления причинения ему вреда.
Фактически, закон позволяет записать на ребенка имущество (включая жилье), распорядителем которого будут органы опеки.
Для чего может использоваться данный закон?
1. Для узаконивания процедуры отъема детей до суда. Опека часто изымает и удерживает детей по первому подозрению, но пока подобные действия - вне правового поля. Принятие данного закона позволит сделать подобную практику повсеместной.
2. Для изымания собственности у лиц, имеющих задолженность по квартплате или налогам. Сейчас изъятие квартиры может привести к ухудшению жилищных условий ребенка, что, вроде бы, запрещено. Закон вводит изящный механизм, когда квартира отнимается вместе с ребенком, а родители-неплательщики просто отселяются.
3. Для формирования фондов, находящихся в распоряжении государства (органов опеки). Эти "детские" деньги, естественно, будут лежать в правильных банках, вкладываться в нужные рыночные инструменты и т.д. Т.е. власть получает еще один источник финансовой стабильности (наряду с пенсионными накоплениями и т.п. фондами). В условиях углубляющегося экономического кризиса это нелишне.
4. Для усиления давления на граждан. Мало ли что будет истолковано как угроза психическому здоровью и нравственному развитию. Понятие нравственности в светском обществе ситуационно. Сегодня нравственно одно, а завтра - другое. Будет введена подобная норма, глядишь, завтра отказ пускать детей на уроки сексуального просвещения будет расцениваться как основание для их изъятия из семьи. ("Forum.academ.org")

ПРОЕКТ "ХАЗАРИЯ"
Хазары жили за счет сбора дани с окрестных вассальных племен и транзитной торговли. Как пишут историки, кроме посредничества и ростовщичества колоссальной и основной статьей доходов каганата на протяжении всей его истории была работорговля. Регулярные набеги на соседние земли (преимущественно славянские) давали хазарам большое количество рабов, которых продавали по всему миру. По свидетельству средневекового путешественника Ибрагима ибн Якуба, евреи добывали из славянских стран не только воск, меха и лошадей, но главным образом военно-пленных для продажи в рабство, а также юношей, девушек и детей. ("Русский вестник" 04.09.2008)

Хазары
Где серебро возьмут крестьяне?
По гриве да по белке с дыма?
За недоимки дочь и сына
В рабы он тащит на аркане.
Бежать!
Мы пропадем здесь даром!
Уж лучше сгинуть по пути
С женой и малыми детьми,
Чем в рабство их отдать хазарам!
Бежать на Север!
В город Новый!
Там Гостомысловы полки!
Для ненавидящей руки
Найдут там щит
И меч тяжелый!
(Б. И. Пинчуков)