blprizrak (blprizrak) wrote,
blprizrak
blprizrak

Categories:

О Путине, архетипах и психологии

Почему не удастся «накачать» Путина или повторить его успех



Хазин об архетипах
Михаил Хазин на своем сайте опубликовал интересный комментарий – о причинах изменения отношения к Путину. Его, скорее всего, многие читали, однако я приведу наиболее важные места из этого текста: "Сталин в современном понимании (особенно для молодежи) -- не исторический персонаж и даже вообще не человек, а архетипический образ. […] Человек с архетипом спорить не может. […] Путин оседлал архетипический образ. […] Но кроме позитивных архетипических образов, есть и негативные. Соловей-разбойник там, или Иудушка-Троцкий. И всякие там чубайсы и гайдары как раз и проходили по разряду нечисти поганой. Но поскольку их много, то возник новый (собирательный) образ -- либерасты.  […] Можно чётко объяснить, в чём феномен падения рейтинга Путина. […] Народ заподозрил, что Путин -- скрытый либераст. И поэтому любые добрые дела, которые он может сделать для страны, пойдут ему на пользу только в том случае, если их можно проинтерпретировать как отказ от образа либераста».
[Spoiler (click to open)]
Что здесь лично для меня симпатично? То, что Михаил Леонидович говорит или пытается говорить о психологии. Это, с моей точки зрения, очень важно. Так, как за процентами роста или падения, за различными экономическими выкладками и терминами, очень часто забывается о том, что речь, в конечном счете, идет о не об отвлеченной абстракции, а о людях, о человеке, думающем и чувствующем, вполне живом и обладающем психологией. А психология – территория весьма туманная, настолько, что многие серьезные люди, при попытке назвать психологию наукой, лишь саркастически ухмыляются. Если не ошибаюсь, то еще Лев Толстой сказал, что чем ближе наука к человеку – тем менее она точна. Из всех областей познания, самопознание – едва ли не самое трудное… Нам рассказывают, из чего состоят звезды или лунный грунт, но как только начинаешь разбираться, а что такое, собственно, сам человек, то тут все понятия начинают как-то… плыть что ли. Словно бы мы приближаемся к главной загадке нашей жизни. А как только дело касается чего-то загадочного, то и язык становится таким неконкретным, сбивчивыми. И недаром у оккультистов существовал принцип: объяснять непонятное через еще более непонятное. И поэтому я, пытаясь вести разговор о рейтинги Путина с точки зрения психологии, напишу какую-то странную, туманную, сбивчивую статью…
Отражения
Я – человек крайне поверхностный, всего понемногу хватаю и в голове не ясный порядок, а какой-то странный хаос из обрывков. И конечно компетентно рассуждать о серьезных дисциплинах не могу, а скорее всего наговорю каких-то глупостей. Но глупый человек на то и глупый, что ему не хватает ума помолчать, поэтому я и пишу эту статью, не сумев по умному сдержаться и помолчать.
В основе западной классической философии лежат понятия субъекта и объекта, это фундаментальные категории. Они настолько стали общим местом, что мы используем их как само собой разумеющееся, и, например, говорим: «Это объективный факт. Ваше мнение слишком субъективно»  и т.д.
Но начинаешь разбираться, например, с точки зрения аналитической психологии и вдруг обнаруживаешь, что грани становятся смутными, а потом начинают вроде бы как теряться…
По Юнгу ребенок не рождается с готовым сознанием, но его разум не есть табула раса (tabula rasa). Это не чистая доска, в ребенке уже есть содержание. И что это за содержание? Цитата из статьи «Теория личности К. Юнга»: «Строение личности по К. Юнгу базируется на понятиях коллективного бессознательного и архетипов. Первичные означает "первый" и "первоначальный; первичный образ, следовательно, относятся к самым ранним проявлениям души. Человек наследует эти образы от своего родового прошлого, которое включает как его человеческих, так и предчеловеческих или животных предков. В коллективном бессознательном содержатся психические "структуры" или архетипы. Это формы без собственного содержания, которые организуют и канализируют психологический материал. Их можно сравнить с сухим руслом реки, форма которого определит характеристики реки, когда по нему потечет вода. Юнг называет также архетипы "первичными образами", потому что они часто соответствуют мифологическим темам, которые вновь и вновь появляются в народных сказках и легендах различных времен и народов».
Итак, наша бессознательная часть души структуирована архетипами. Можно ли это отнести к чему-то субъективному? Конечно же нельзя. А что же тогда субъективное? Ребенок в процессе роста и воспитания подвергается процессу социализации. В итоге этого процесса адаптации человек обретает Персону, Маску. Она по Юнгу представляет собой социальную роль, которую человек играет, выполняя требования, обращённые к нему со стороны общества, публичное лицо личности, воспринимаемое окружающими, она скрывает уязвимые и болезненные места, слабости, недостатки, интимные подробности, а иногда и суть личности человека. Как тут не вспомнить: «Вся жизнь театр, а люди в нем актеры». Но Персона обращена не только к окружающим, мы очень часто начинаем себя отождествлять с ней. Маска, как у Фантомаса, становится нашим лицом. Но ведь Персона является результатом объективизации, социализации, жесткого внешнего воздействия и адаптации внутреннего содержания. Это процесс подобный тому, как пресс придает форму раскаленному металлу. Разве эта Маска и есть субъект? А если она не есть субъект, а нечто, за что субъект прячется, то где собственно этот субъект? Ниже Персоны область бессознательного с его архетипами, где тоже нет ничего субъективного. Ау, субъект, ты где?
А как мы воспринимаем мир? Есть в аналитическое психологии такое понятие, как проекция. Процитирую определение: «Проекция есть переложение (expulsion) субъективного внутреннего содержания (события) во внешний объект». То есть, представьте, что ваш взгляд – это луч кинопроектора, который проецирует картинку на окружающий мир. Так что в качестве объекта мы наблюдаем? Субъективное содержание? Юнг писал: «В мужском сознании существует коллективный образ женщины, с помощью которого он постигает женскую природу. Каждая возлюбленная становится воплощением этого вечно присутствующего и не имеющего возраста образа». То есть, когда мы влюбляемся, то реальная женщина служит для нас экраном, на который мы проецируем архетип женщины - Аниму. Это явление по своей природе объективно или субъективно? А кроме проекции, есть обратный процесс – интроекция: «бессознательный психологический процесс, включение индивидом в свой внутренний мир воспринимаемых им от других людей взглядов, мотивов, установок и пр. (интроектов)». И где тут грань между субъективным и объективным? Мы наблюдаем процесс бесконечных отражений, в котором трудно прочертить какие-либо отчетливые границы.
Объективный Путин
Что такое Путин как объект, как вещь в себе? Я, думаю, мы этого никогда не узнаем, да это и не так важно. Для меня было показательным заявление пресс-секретаря Путина Пескова, который сообщил в ноябре прошлого года, что одновременное отсутствие в России президента и главы правительства – не страшно (Путин находился тогда с государственным визитом в Сингапуре, а Медведев в Палермо на международной конференцию по Ливии). Какова реальная функциональная роль Путина в системе власти – это загадка. У меня после его переизбрания вообще возникает странное ощущение, что на самом деле президентом выбрали Пескова. А все, что нам говорят о роли Путина, о его влиянии и т.д., возможно, не более, чем мифотворчество. Помните, как в романе Джорджа Оруэлла «1984» Большой Брат – это всего лишь плакат на стене, и никто не знал – существует ли он на самом деле: «На каждой площадке со стены глядело всё то же лицо. Портрет был выполнен так, что, куда бы ты ни стал, глаза тебя не отпускали. СТАРШИЙ БРАТ СМОТРИТ НА ТЕБЯ — гласила подпись». Возможно, что Путин – это всего лишь сценический персонаж для политической мыльной оперы. Но в определенный феномен его превратили не только старания политтехнологов.
Проекция надежды
Путина сделала вполне Путиным массовая надежда.  При всех ужасах 90-х в народе жила надежда, что еще немного и мы куда-то вырулим – в более приспособленное для жизни форму существования. Надежды гасли потихоньку, но не сразу. Уже не мечталось, что заживем как в США или в Швеции, но хотя бы как в Испании, ну или хотя бы как в Польше. И Путин, благодаря ряду обстоятельств, благодаря высоким ценам на нефть, и многому другому, как раз стал идеальным экраном для проекции массовой надежды на то, что мы потихоньку выходим из состояния первоначального накопления капитала, и скоро олигархи станут более цивилизованными, запустят отечественное производство, и вообще – жизнь наладиться. И пока эта надежда жила, а Путин ее олицетворял и персонифицировал, – его рейтинг имел тефлоновый характер, к нему ничто не прилипало – ни странный характер его окружения, ни последствия проводимых реформ, ни причуды чиновников в центре и на местах. Путин парил высоко…
Но в новый срок все пошло иначе. Переназначение Медведева и многие инициативы (в первую очередь – пенсионная реформа) эту надежду сокрушили. Всем стало понятно, что никуда мы по этой дорожке не приедем, ситуация будет не нормализироваться, а только усугубляться. И тефлоновый феномен Путина тут же лопнул потому, что создававшая его надежда - исчезла. Теперь массовое сознание проецирует нечто другое – безнадежность. Вне зависимости от того, что представляет собой в реальности Путин, его личина в массовом сознании принципиально изменилась. И в этом измененном состоянии данный образ действует по-другому – к нему начинает прилипать любой, даже самый мелкий негатив. Любая придурь чиновника или представителя партии власти, рост тарифов, неубранный снег на улицах – все бьет по рейтингу Путина и топит его. Раньше ничего не приставало, а теперь все бьет в эту точку. Потому, что Путин больше не олицетворение надежды, а олицетворения безнадежности и безвыходности. Попытки переломить эту ситуацию чисто политтехнологическими средствами – бесполезно. Если кто-то общался с человеком, погруженным в глубокое депрессивное состояние, то он знает – как тяжело к нему обращаться с какими-то позитивными установками, они отметаются с раздражением. Но любой негатив воспринимается, как нечто реалистичное. И вот Хазин пишет: «Я уже несколько раз проверял читателей: никакие позитивные сигналы не работают. Что-то строят?  Значит, строят плохо, не там, не в то время, да и разворовывают в три раза больше. Что-то делают? Значит, дурят, или стараются купить, или запугать народ. Сажают коррупционера? Значит, хотят посадить на его место нового, из другого клана. Ведут переговоры? Значит, хотят продать Родину...»
Это причина, по которой «накачать» Путина или повторить его успех – не получится…
Tags: статьи
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Они заботятся о нас

    Аттракцион неслыханной щедрости во имя нашего спасения. Недавно… о, есть такое классное русское слово – надысь! Так вот: надысь…

  • Россия в гробу

    Праздник, я кушаю куличек с чайком и думаю, а мысли не праздничные, хотя погодка за окном чудесная. Есть советский фильм по мотивам одноимённой…

  • Пункт назначения

    Мне в свое очень понравился фильм «Пункт назначения» - первый. Произвел сильное впечатление. Это потом стало превращаться в сериал, с…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments