blprizrak (blprizrak) wrote,
blprizrak
blprizrak

Categories:

Капитулянская система в новой «холодной войне»

"В конце октября в Москве объявился и директор ЦРУ США Роберт Гейтс, который встретился с Ельциным и с главой российской службы безопасности Виктором Баранниковым. Перед возвращением в США Гейтс, склонный к театральным эффектам, прошел парадным шагом по Красной площади перед камерами западных корреспондентов. При этом он громко говорил: «Здесь на площади, возле Кремля и Мавзолея, совершаю я одиночный парад победы». Этот сюжет показали, однако, только в странах Запада".  (Рой Медведев)


При обсуждении горячих тем то и дело приходиться отвечать на атаки с двух направлений: с одной стороны, это яростные либерасты, с другой, путинские патриоты. Одни говорят: «Да это государство вообще ад, и нечего тут жалеть!», другие: «Как вы смеете критиковать, вас Госдеп наверное купил!» и что то подобное. Поэтому необходимо кое-что прояснить.
Надо понять один важный факт – нынешняя государственность, нынешняя система родилась в результате капитуляции советской элиты в «холодной войне». «Холодная война» - это не шутки, это вполне беспощадное, многолетнее столкновение систем. Мы эту великую битву проиграли. Наша элита, наши командующие спустили флаг и сдались на милость победителя. Об этой реальности предельно ясно сказал Бжезинский: ««Россия — побежденная держава. Она проиграла титаническую борьбу. И говорить «это была не Россия, а Советский Союз» — значит бежать от реальности. Это была Россия, названная Советским Союзом. Она бросила вызов США. Она была побеждена. Сейчас не надо подпитывать иллюзии о великодержавности России. Нужно отбить охоту к такому образу мыслей… Россия будет раздробленной и под опекой». (Из книги «Выбор. Мировое господство или глобальное лидерство»)
[Spoiler (click to open)]Понятно, что наша элита тем не менее во всем этом видели для себя определенную выгоду. Тот же Бжезинский сказал: ««Новый мировой порядок при гегемонии США создается против России, за счёт России и на обломках России». Новый порядок в России тоже создавался на обломках СССР, за счет народа и против народа. Элита вела внутреннюю «молниеносную гражданскую войну» (определение С.Г.Кара-Мурзы) с опорой на внешние силы. Бывшие коммунисты мечтали стать господами, интегрированными в мировое сообщество. В этом был весь смысл этих свершений.
Особенность данной капитуляции была в том, что в нашу страну не вводили иностранные армии. В нашу страну вводили иностранных советников, которые и создавали новую, подчиненную Западу государственность, экономическую систему, институты выпускающих чиновников с новой системой мышления. Т.е. была переформатирована, пересобрана вся система на условиях победителей и под диктовку победителей. И разрушение отечественной промышленности, сырьевой характер экономики РФ, разрушение социальной системы, образования и медицины – все это части единой политики по интеграции побежденной, разгромленной в «холодной войне» советской цивилизации, в которой наши противник видели все ту же старую Россию.
Все было прекрасно, но в процессе интеграции произошел сбой. В чем он можно понять. Дело, конечно же, не в патриотизме. Элита, которая сдавала страну как старое барахло в комиссионку, нельзя заподозрить в таком страшном грехе, как любовь к Родине (и где у них Родина?). Просто стало очевидно, что с окончательным демонтажем России (который был неизбежен в процессе интеграции) не остается ничего, что могло бы защитить капиталы российской элиты. Никаких гарантий! Они поняли, что их разденут. И дернулись. И началось то, что называют теперь «новой холодной войной». Но от того, что «война холодная» вовсе не значит, что в ней не стреляют, или что она не так опасна, как горячая. Разгром в прошлой «холодной войне» нам стоил очень многого, а разгром в этой обещает нам полное уничтожение. Но самое главное – конфликт исключает интеграцию. Все подо что затачивали нашу систему в годы реформ – стало невозможным. В новых условиях конфликта эта система по своей структуре, по заложенному в ней смыслу не оставляет шанса ни на победу, ни на выживание. Ее надо демонтировать и строить нечто иное. И весь вопрос после Крыма был в том, как и когда Путин (или те, кто за ним стоит) начнут перестраивать систему, т.к. компромисс с ней невозможен. Нас на Западе обозначили в качестве врагов, нас вполне серьезно готовятся закатать в асфальт, и в этих условиях  продолжать политику интеграции с Западом, который готовит наше уничтожение, – есть безумие… Но все надежды, все послекрымские упования на изменения не оправдались. Система не была перестроена. И мы зависли в крайне противоречивой ситуации, которая моментами напоминает шизофренический бред.
С одной стороны в российских СМИ и выступления руководителей страны звучит критика Запада, с другой такие вот реалии (цитирую материал с сайта «Красноярское время»):
«Давайте немного разберемся в фактах и действующих лицах происходящего.
1. Ярослав Кузьминов – ректор Высшей школы экономики с 1992 года, – муж Эльвиры Набиуллиной. Встречался поболтать с Теффтом. Видимо, получал директивы ЦРУ.
2. Высшая школа экономики – ВУЗ, созданный по проекту ЦРУ в 1992 году указом Гайдара. Кампусы есть в Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Перми.
3. Эльвира Набиуллина – выпускница программы IVLP (International Visitor Leadership Program), программа обучения лидерству для иностранных кадров. Учреждена при Бюро Культуры и Образования Госдепартамента США в 1940 году Нельсоном Рокфеллером. Кроме того, Эльвира – выпускница известного вербовочного учреждения американского Госдепартамента – Йельского университета. Да-да, того самого, который оканчивал Алексей Навальный.
4. Набиуллина подписала распоряжение о том, что система управления рисков ЦБ разрабатывается американской компанией Oliver Wyman, которая в свою очередь является бизнес юнитом Marsh & McLennan Companies, Inc. (MMC)
5. Внешний аудитор ЦБ – PriceWaterhouseCoopers.
6. Усилиями Минэкономразвития Германа Грефа ни один госбанк сегодня не может даже чихнуть без санкции внешнего иностранного оценщика.
Мы смеемся над иностранными министрами в украинском правительстве, а вся наша управленческая команда за штурвалом российской экономики – это сплошь друзья, сватья, кумовья, птенцы гнезда Гайдара, перетекающие из банка в банк, из кабинета в кабинет. У нас даже валютными контрактами на Московской бирже заведует агент влияния США, майданщик, друг Маккейна – Роман Сульжик».
Это взрыв мозга. Это такова наша оборона в «новой холодной войне». Есть определенная патриотическая риторика, которая абсолютно не подкрепляется внутренней политикой. Можно сколько угодно кричать патриотические фразы о вставании с колен, но надо понимать – реальная самостоятельность страны обеспечивается не словами (даже очень правильными и красивыми), а конкретными действиями.
Приведу фрагмент статьи Михаила Хазина  от  17.12.2016: ««Вашинтонский консенсус» – это набор правил, которыми должны были руководствоваться те, кто создавал новую экономическую модель в России и других странах проигравшей мировой системы социализма. И суть их - обеспечить полный и безоговорочный переход этих стран в (ставшую к тому времени мировой) западную финасово-экономическую систему. Соответственно, было несколько базовых соображений, которые считались абсолютно принципиальными и альтернатива им не допускалась. Первое и главное: источником развития должен быть только доллар! Не должно было быть внутренних, не связанных с долларом источников развития. А потому - любая инвестиция и любой кредит должна была в базе иметь доллар, который был тем или иным способом получен страной. Именно отсюда идет пресловутая система «currency board», смысл которой в том, что стране разрешается иметь ровно столько национальной валюты, сколько можно обменять на валюту настоящую (доллары, в первую очередь).
Пункт второй – абсолютный приоритет иностранных инвестиций. Только они могут быть источником развития (а заодно - гарантией того, что добавленная стоимость, созданная в стране, будет легко выведена за рубеж). Не должно быть финансовых потоков, начало и конец которых лежит в России (это же касается и других стран, вошедших в долларовую систему на границе 80-х - 90-х годов прошлого века). Главной задачей любого национального правительства становится привлечение иностранных инвестиций.
Отметим, что денежная система любой страны обладает, в силу сложности своей структуры, большой гибкостью. Например, США в 2008-14 годах напечатали и влили в экономику 2.5 триллиона долларов (что в три раза превышает наличную денежную массу на середину 2008 года), однако инфляцию это даже близко не вызвало. Не вызывает инфляции и нынешняя эмиссия Европейского центробанка, которая достигает сотен миллиардов евро в год. А чего опасается в нынешней ситуации наше правительство? Ответ очень простой. И в США, и в ЕС инвестиционной валютой была валюта национальная - доллар, евро. А в России сегодня инвестиции в национальной валюте запрещены, соответственно, единственная цель экономической деятельности - получить в свое распоряжение доллары (и вывезти их туда, где их можно вложить). Ну и, соответственно, отсюда и инфляция. Собственно, на этом рассказ о «Вашингтонском консенсусе» можно и закончить. И повторить, в качестве резюме, что возник он как механизм решения вполне прагматичной задачи - безоговорочного включения новых стран в долларовую систему. Он изначально не имел в виду интересы экономик этих стран, но его «коварство» было ограничено и, теоретически, с ним можно было бороться. И то, что у нас он стал настолько порочным и привел к столь катастрофическим последствиям, стало следствием очень простого обстоятельства: нашу экономику сегодня контролируют лица, для которых ее интересы ничего не значат. То есть, проблемы не столько вовне, сколько - внутри страны».
А вот фрагмент интервью Глазьева на радио РСН:
«ГЛАЗЬЕВ: У нас макроэкономическое регулирование выстраивалось ещё с начала 90-х годов в рамках доктрины шоковой терапии. В рамках этой доктрины были реализованы определённые догмы, которые специалисты называют догмами вашингтонского консенсуса, потому что они были изобретены ещё в 70-е годы для того, чтобы международные кредиторы, США, которые печатают мировые деньги, англичане, теперь уже европейцы со своим евро и Япония, могли контролировать все другие страны и следить за тем, как эти страны развиваются, используя их кредиты. Была изобретена очень простая формула, я извиняюсь, для дураков, для африканских слаборазвитых стран.
Смысл этих догм следующий. Нельзя печатать свои деньги, иначе как под покупку иностранной валюты, то есть ограничения касались самостоятельности в денежной политике. Соответствующие страны-должники лишались возможности самостоятельно создавать деньги, они могли их создавать только под те кредиты, инвестиции, которые получали из-за границы, а также под экспортную выручку. Очень простая схема, которая запрещает фактически внутренние источники кредита, и тем самым национальную экономику подчиняют внешним интересам.
Грубо говоря, тот, кто вкладывает инвестиции, даёт кредиты и покупает товары, тот и заказывает музыку. При такой денежной политике у национальной экономики нет возможности развития за счёт внутренних источников, поэтому она целиком ориентируется на внешний спрос и на интересы внешних кредиторов.
Когда рухнул Советский Союз, эта примитивная система также предполагает демонтаж системы госсобственности, госконтроля за ценообразованием, всяких форм планирования. Эта система такого анархического рынка, где государство самоустраняется от экономики и занимается только тем, что ограничивает предложение денег приобретением иностранной валюты. Печатают деньги под прирост валютных резервов, и больше ничего не делают.
Таким образом, смысл макроэкономической политики сводится к самоустранению государства от регулирования экономики, ценообразования, планирования, от управления госсобственностью. Триада принципов фундаментальных: либерализация внешней торговли, то есть, отказ от контроля за торговлей и движением капитала, приватизация, то есть, отказ от участия государства в собственности, и жёсткая денежная макроэкономическая политика, смысл которой – обеспечить простор для движения свободного иностранного капитала.
С. КОРОЛЁВ: Правильно ли я понимаю, что мы до сих пор находимся в этой системе координат?
С. ГЛАЗЬЕВ: Проблема в том, что после распада Советского Союза этот вашингтонский консенсус был внедрён в методологию работы наших денежных властей, прежде всего, Центрального банка, и с тех пор наш Центральный банк работает в этой методологии. К сожалению, результаты этой работы сводятся к одной фразе, в сущности, ущерб, который мы понесли от этой макроэкономической политики, оценивается сегодня уже почти в 2 триллиона долларов вывезенного капитала. Это больше, чем экономические потери Советского Союза в ходе Великой Отечественной войны. Следствием этой политики стала деградация нашей экономики, её примитивизация, поскольку отказ от внутренних источников кредита, отказ от планирования, управления собственным развитием повлёк переход на внешние источники кредита, внешние источники финансирования. Западному рынку, откуда мы до сих пор получали деньги, от нас требуется только сырьё, а также наши мозги, утечку капитала мы даже не включаем в эти оценки экономического ущерба, и деньги. То есть сырьё, деньги и умы – вот что от нас получает сегодня Запад, при этом ежегодно мы теряем в неэквивалентном обмене с мировым финансовым рынком, где доминируют США, порядка 150 миллиардов долларов – это чистая оценка оттока денег, без учёта оценки потерь от утечки умов, технологий. Мы, к сожалению, до сих пор находимся в плену у этой модели».
В рамках этой системы мы никогда не сможем победить, это исключено. А раз так, то, что у нас происходит? Можно предположить, что идет сложная игра. Цель осталась прежней – интеграция в мировое сообщество, в этом главная страсть, в этом смысл. Но наша элита пытается выиграть для себя более сильные карты, чтобы добиться гарантий своих капиталов. Поэтому это странная холодная война, где агрессивная риторика совмещается с сомнительными перешептываниями и перемигиванием.
Вот, к примеру, Ксюша Собчак в качестве кандидата в президенты вдруг заявила: "С точки зрения международного права Крым — украинский. Точка. Дальше давайте разговаривать. Как это будет происходить, что будет дальше, какова будет жизнь людей в Крыму? Мы нарушили будапештский меморандум, мы обещали и обещание не выполнили. Надо искать какие-то выходы, говорить с экспертами. Но как женщина Ксения Собчак, я могу сказать: для нас важно восстановить дружбу любой ценой".
Понятно, что для любого кандидата подобные заявления просто убийственны, трудно представить, что даже Ксюша этого не понимает. Хотя она намеривалась собрать голоса очень разных людей, предлагая себя графиней «Противсех». А после таких слов, ее поддержка, и без того небольшая, окончательно схлопывается. Для чего тогда это делается?
Первая мысль, что режиссеры демократического театра таким образом вносят остроту в сценарий, несколько оживляют его. И чем мрачнее альтернативы, тем светлее лик главного кандидата. Дескать, можете критиковать Владимира Владимировича, но вы поглядите – каковы оппоненты! Навальный, Собчак!
Но помимо этого возникают и кое-какие нехорошие подозрения. Ксюша выглядит клоуном, но клоун при дворе выполнял, как мы помним, сложную роль. Он был, конечно, дураком, с которого взятки гладки, но он на этом основании получал право говорить нелицеприятную правду. Ксюша в своей вроде бы дурацкой роли выполняет важную роль: посылает сигнал (как минимум от части нашей элиты) западным партнерам о готовности к компромиссу. С одной стороны, вроде бы предъявить ничего нельзя, ну, дескать, подумаешь, что там Ксюша несет! Это же несерьезно. А с другой стороны, сама Ксюша очень сильно упирала в своем первом заявлении на то, что она идет не сама по себе, а представляет вполне влиятельные силы в российской элите: «Я могу разговаривать со всеми - и потому, что я лично знаю большую часть российского истеблишмента... Я смогу собрать деньги на свою кампанию – и это тоже очень важно я надеюсь, что соберу их среди элиты, – и это покажет, что все слои общества недовольны происходящим».
А кроме этого в общество вбрасывается сама тема еще одной капитуляции. Все, надеюсь, знают, что такое «окна Овертона». Тему надо сначала вбросить, потом обсуждать и в ходе обсуждения будут происходить метаморфозы…
Это, конечно, только предположения, догадки, но основываются они на том, что постсоветская Россия не вышла из системы, созданной по итогам капитуляции. А это свидетельствует об очень, мягко говоря, сомнительном состоянии нашей государственности.
Что я еще хочу добавить в заключение: я, да и все здравомыслящие люди, конечно же, бесконечно ценим то, что наша страна каким-то чудом выжила после ужасов 90-х. Если в этом есть заслуги Путина – их надо признать. И я вовсе не хочу хаоса, или чего-то подобного тому, что творится на Украине. Но при этом у меня есть сознание того, что и сама криминальная революция, и то, что она в итоге создала – есть болезнь. Большая радость, когда болезнь калечит, но окончательно не убивает человека. Больной выжил, но перестал ходить, толком не соображает, у него отнялась рука. Ну, слава Богу, пусть хоть так, зато живой! Больного надо беречь и желать ему выздоровления. Но именно выздоровления! То, что болезнь не убила организм, вовсе не означает, что ее надо восславить и культивировать. Болезнь остается болезнью, она ведет свою разрушительную работу, если ей не противодействовать, она добьет больного. Стремится надо к здоровью! В этом вся моя сложность отношения к существующей в России системе: я радуюсь, что больной жив, но я не могу восхищаться болезнью, которая разрушает больного.
Tags: статьи
Subscribe

  • Наплевать!

    Какие процессы идут в общественном сознании 1 марта 2021 г.: «Кремль не согласен с выводами издания Bloomberg, которое отнесло Россию к…

  • Ликвидком

    К 90-летию Горбачева. Вчера под вечер, уставший, стал просматривать соцсети, и вижу – что-то Мишку Меченного поминают. Думаю:…

  • Клиентоцентричность

    От российского государства остался только гимн, герб и флаг. "Новые Известия" пишут: «Масштабный и долгий конфликт между…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments