blprizrak (blprizrak) wrote,
blprizrak
blprizrak

Псковские школьники и поколение без будущего

Судя по интернет-комментариям, история с псковскими подростками произвела сильное и впечатление, и
она  бы горячо обсуждалась, если на следующий день ее не загородила новость об аресте Улюаева. Но даже то, что прозвучало в попытках хоть как-то осмыслить это шокирующее происшествие, показывает насколько наше общество не осознает собственных болезней. Кто-то просто выражал свое недоумения, а кто-то писал в духе – «дескать, ну вот еще одни идиоты, которые с дури бесяться».
Восстановить, что произошло на самом деле, пока что затруднительно, вот что, например, сообщает сайт НТВ: «Компьютерные игры, конфликт с родителями, наркотики или алкоголь — следователи и психологи сейчас пытаются найти ответ, что стало причиной многочасовой драмы в Псковской области, которая закончилась самоубийством двух школьников. В этой истории уже есть очевидное и скрытое.
Очевидное — это то, что Денис и Катя поссорились с родителями и спрятались в доме ее родителей, так они сами рассказали в трансляции. В сейфе отчима школьницы они взяли двуствольное охотничье ружье и пистолет, после чего парень начал стрелять по собакам, а когда на шум подъехал наряд, открыл огонь по полицейским.
Затем пришла мама девочки, которая попыталась их образумить. Денис выстрелил женщине в ногу, правда, из пневматического оружия. Затем школьники опубликовали в соцсетях прощальные послания друзьям и прекратили отвечать на звонки. После штурма их обнаружили уже мертвыми.
А теперь о скрытом. При просмотре записи трансляции складывается ощущение, что подростки не собирались сводить счеты с жизнью — сквозь подростковую браваду, подогреваемую алкоголем, прорываются слова о желании жить. Видно, что ребята подавлены, они спрашивают знакомых через Интернет, какое наказание им грозит.
В Росгвардии уже заявили, что бойцы СОБР не открывали огонь при штурме дома. Тела девушки и парня они нашли рядом со вскрытым сейфом, сообщает ТАСС.
Изучением обстоятельств трагедии займутся не только следователи, но и областная комиссия по делам несовершеннолетних».
Все перечисленные причины – конфликт с родителями и т.д. – причину случившегося не объясняет. Но не может не шокировать ролик, выложенный в сеть сами подростками незадолго до гибели, на котором Денис с улыбкой говорит: «Последние минуты жизни…», а потом начинает палить из ружья по полицейской машине. Что это такое? Можно ли это ужасное происшествие свести к частному случаю или таким образом проявила себя некая тяжелая общественная болезнь?
[Spoiler (click to open)]На следующий день после гибели псковских подробностей появилось сообщение такого рода: «Следственный комитет раскрыл подробности работы по делу о "группах смерти" ВКонтакте, которые подталкивали подростков к самоубийству. Напомним, тревогу забила «Новая Газета» весной этого года - была установлена связь между происходившими по всей стране суицидами подростков и деятельностью сообществ в социальных сетях. По данным издания, группы работали по типу сект - новичков принимали после испытаний, а дальше в форме усложняющейся игры подводили к решению покончить с собой».
В рамках реформы образования школа перестал выполнять функцию воспитания, сведя все к предложению «образовательных услуг». Но это не значит, что воспитанием детей вообще никто не занимается. Свято место пусто не бывает, и то, что не может дать власть, лишенная высокого смысла и идеологии, предлагают такие вот «группы смерти», заполняющие образовавшуюся пустоту. Или радикалы иного рода, и потом все ужасаются, что приличная девушка из благополучной семьи вдруг отправляется в запрещенный законами РФ ИГИЛ…
Просто пытаться понять, что случилось с конкретными псковскими подростками Денисом и Катей, безумные они или их родители, - недостаточно. Надо попытаться осмыслить – что происходит с обществом, со страной? Какие процессы в ней идут? Что например происходит с нашими детьми? Сразу бросается в глаза очень красноречивая картина, которая показывает, что псковская история далеко не частный случай, а часть разворачивающейся катастрофы…
Вот сообщение от 29.10.2010 года: «Россия вышла на первое место в мире по числу самоубийств среди подростков и лидирует по количеству убийств детей и молодежи в Европе. Эти данные отражены в докладах, подготовленных специалистами Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) и детского фонда ООН – ЮНИСЕФ».
15.03.2013 правительственная «Российская газета» опубликовала интервью с Геннадием Ониценко под заголовком «Линия смерти»: «Россия заняла первое место в Европе по количеству самоубийств среди детей и подростков. […] Еще никогда Россия не занимала первое место в Европе по количеству самоубийств среди детей и подростков». А вот что говорит Геннадий Онищенко: «Масштабы проблемы еще более значительны, поскольку число попыток самоубийств существенно больше, чем число завершенных суицидов. Попытки превышают число самоубийств в 10-20 раз. В некоторых группах населения в 40 раз. Более всего тревожит, что суицид становится все более модным среди детей и подростков. У половины подростков 15-16 лет, совершающих попытки самоубийств, эти попытки не первые. За последние годы количество детских суицидов и попыток самоубийств увеличилось на 37 процентов. Чаще всего кончают жизнь самоубийством подростки и молодые люди в 15-35 лет. У этой категории на одну смерть от суицида приходится почти 200 нереализованных суицидальных попыток. Основные причины: конфликты с родителями и сверстниками, страх перед будущим, одиночество. А вообще среди самоубийц лидируют неработающие. Второе место занимают учащиеся. На третьем - рабочие, вклад которых вдвое превысил долю студентов».
Что здесь примечательно? Страх перед будущим как одна из основных причин молодежного суицида. Надежда на будущее – это то, в чем в наибольшей степени нуждается новое поколение вступая в жизнь. А этой надежды нет, она уничтожена…
А вот фрагмент материала с «Ленты.Ру» от 10 ноября 2014 года под заголовком «Почему по количеству детских суицидов Россия занимает первое место в мире»: «Последние два месяца пресса чуть ли не ежедневно сообщала о самоубийствах подростков. Дети сводят счеты с жизнью в Москве, Питере, Челябинске, Туле, Иркутске... По официальной статистике, ежегодно 16 подростков из каждых 100 тысяч убивают себя. Эти цифры почти в три раза выше среднемировых. Два года назад на фоне очередной волны детских самоубийств федеральные власти обещали разработать государственную программу профилактики суицидов. Однако никаких подвижек нет. Между тем эксперты осторожно прогнозируют, что в ближайшие годы печальная статистика может пойти вверх. Экономический кризис и социальная нестабильность — благодатная почва для «эмиграции» на тот свет».
Может быть, мрачный прогноз не оправдался в последние годы ситуация стала улучшаться?
Выдержка из статьи Ирины Мишиной из газеты «Наша версия» от 26.01.2015: «Согласно данным Министерства здравоохранения России, за 11 месяцев прошлого года с жизнью покончили 24 690 человек. По мнению психиатров, в первые шесть месяцев 2015 года количество суицидов может увеличиться. Это связывают с возросшим уровнем тревоги и кризисом. Так или иначе, проблема самоубийств в России превратилась из медицинской в социальную».
То есть, суицид превращается в социальное бедствие. Но и сам суицид является лишь частью большой катастрофы, которая разворачивается в обществе. Процесс набирает силу, проявляясь пока что в таких симптомах, а дальше все будет страшнее…
Выдержка из статьи с сайта «Русская планета» от 28 июля 2015: «Выступая в Следственном комитете РФ на расширенном заседании коллегии по итогам работы за первое полугодие 2015 года, глава ведомства Александр Бастрыкин рассказал о беспрецедентном росте в текущем году количества детских самоубийств».
Хочу особо подчеркнуть: Бастрыкин рассказал о беспрецедентном росте количества детских самоубийств в 2015 году. То есть, есть, наблюдается не просто высокий уровень самоубийств, а определенная динамика роста, причем, по словам Бастрыкина, она носит беспрецедентный характер!
Сообщение с Росбалта от 31 декабря 2015 года: «В 2015 году от самоубийств погибли больше граждан России, чем от дорожных аварий, говорится в ежемесячном докладе Федеральной службы государственной статистики о социально-экономическом положении в стране».
Если учитывать общую ситуацию, то очевидно, что псковская история – это лишь часть большой трагедии нашей страны. За этим происшествием проглядывает нечто намного более страшное.
Так что происходит с нашей молодежью? На этот вопрос постарался дать ответ Сергей Георгиевич Кара-Мурза, разместивший в своем блоге материалы по молодежной политике. Приведу наиболее интересные с моей точки зрения фрагменты, которые помогут разобраться в ситуации: «Уровень самоубийств – один из самых чутких индикаторов дезинтеграции современных обществ, а уровень самоубийств детей и подростков тем более. В докладе по теме сказано (2010): «По уровню самоубийств среди подростков Россия на первом месте в мире – средний показатель самоубийств среди населения подросткового возраста более чем в 3 раза превышает средний показатель в мире. И эти страшные цифры не учитывают случаев попыток к самоубийству. Причины подростковых самоубийств это, прежде всего, конфликты с окружающими».
По данным Следственного комитета, в 2008 году было зарегистрировано 572 случая самоубийств несовершеннолетних, в 2009 – 582, в 2010 – 798, в 2011 – 896, а первом полугодии 2012 – уже 532 случая.
Социологи пишут (на материале Ивановской обл.): «Коэффициент суицидальности по завершенным самоубийствам за 2000–2005 гг. в Иваново был в среднем равен 54, а по суицидальным попыткам – 125,4. По стандартам Всемирной организации здравоохранения, уровень, превышающий 20 суицидов на 100 тыс. населения, считается высоким.
Депрессивная экономика, низкий уровень жизни и высокая дифференциация доходов населения сильнее всего сказываются на представителях молодежной когорты, порождая у них глубокий “разрыв между нормативными притязаниями… и средствами их реализации”, усиливая аномические тенденции и способствуя тем самым росту суицидальной активности в этой группе…
Бесконечные реформы, результирующиеся в усиление бедности, рост безработицы, углубление социального неравенства и ослабление механизмов социального контроля, неизбежно ведут к деградации трудовых и семейных ценностей, распаду нравственных норм, разрушению социальных связей и дезинтеграции общественной системы. Массовые эксклюзии рождают у людей чувство беспомощности, изоляции, пустоты, создают ощущение ненужности и бессмысленности жизни. В результате теряется идентичность, растет фрустрация, утрачиваются жизненные цели и перспективы. Все это способствует углублению депрессивных состояний, стимулирует алкоголизацию и различные формы суицидального поведения. Общество, перестающее эффективно регулировать и контролировать повседневное поведение своих членов, начинает систематически генерировать самодеструктивные интенции. Рост суицидальной активности, маскулинизация и дальнейшее омоложение самопокушений, радикализация методов их совершения – тревожные симптомы, свидетельствующие о нарастании суицидального потенциала в современной России. Полуразрушенная экономика и отсталая социальная инфраструктура, слабые рыночные механизмы и низкий уровень жизни людей, острый дефицит современных рабочих мест и отсутствие у молодежи возможностей для профессиональной самореализации, узость среднего класса и высокая доля депривированных слоев населения – таковы важнейшие условия, создающие социально-экономическую базу для неспадающей волны суицидальной активности в регионе. Продолжающийся рост самоубийств – это та цена, которую мы до сих пор вынуждены платить за нецивилизованные формы перехода к капитализму».
Но в случае псковских подростков мы видим не только жажду личной смерти, но и какую-то пугающую волю к истреблению окружающих. Отдельные атомы, на которые распадается общественный организм, перестают ценить свою жизнь и жизнь окружающих. С.Г. Кара-Мурза пишет: «В поисках новой, пусть временной, картине мира молодежь рассыпается на множество субкультур, как всегда в периоды глубоких кризисов возникали секты, суеверия и погружения в мистику и мракобесие. Это – продукт атомизации общества и саморефлексия – разговор «сам с собой» или в малых группах. Вывод социологов такой (2010): «Саморефлексия в обществе с многочисленными рисками, на наш взгляд, является вполне естественной защитной реакцией на социальную нестабильность, попыткой в меру имеющихся возможностей сконструировать собственную модель социокультурного пространства путем приватизации его отдельных составляющих. Это могут быть символы, мифы, территория, средства модификации физического и духовного состояния человека (наркотики, некоторые виды музыкальной культуры, какие-либо специфические практики), сверстники. Рефлексия, выраженная в форме “атомизации”, предполагает построение индивидуальной модели социокультурного пространства путем его своеобразного “свертывания”. Обычно такая стратегия реализуется вследствие гиперболизации конфликта с окружением, его переноса на социум в целом. При этом конфликт, который может иметь различные источники, приобретает в сознании субъекта ценностно-ролевой характер и, как следствие этого, ярко выраженную тенденцию к эскалации…».
Атомы, выброшенные из общества, начинают собираться в группы, которые тотально враждебны этому обществу. По-другому никак и не может быть, процесс может двигаться только в этом направление. Вот почему в рамках античеловечной экономической системы любая «борьба с экстремизмом» обречена на провал, и почему различные «игилы» никогда не будут испытывать недостатка в человеческом материале. Главный вербовщик и агитатор в данном случае – страх перед будущим и ненависть к государству и обществу, которое этого будущего лишило.
С.Г. Кара-Мурза пишет: «Общество и народ – большие системы. Они устойчивы, если поддерживается баланс между изменениями и стабильностью. Молодежь – часть системы, что ведет поиск и служит «бульдозером» изменений. Институты государства и общества «охлаждают» порывы молодежи на грани порога риска, но не подавляют порыва в штатном режиме. В 90-е гг. старые институты были ликвидированы или деформированы, а создание новых буксует. Новая идеология, культура и условия кризиса привели к радикализации молодежи, при этом подавляя созидательные порывы. К 40 годам происходит резкое «охлаждение» (с обострением конфликта поколений). После 2000 г. этот «реактор» держали в штатном режиме, открыв шлюзы потребительству. С 2008 г. начался процесс радикализации двух постсоветских поколений. Украина – кривое зеркало для России. Там социализацию подростков с 1992 г. отдали на откуп экстремистам – внутренним и внешним. С приходом первого постсоветского поколения во всех общностях молодежи РФ возникли и быстро развиваются структуры экстремизма, а шире, экстремальные настроения. Вот выдержки из большого обзора (2008 г.): «Период с 2002 г. по настоящее время отмечен значительным ростом экстремальных настроений практически во всех сферах жизнедеятельности молодых людей, что указывает на неблагополучное социальное положение молодежи. В крайней форме экстремальность, граничащая с фанатизмом, в личностном самоопределении свойственна 15% молодежи… В бизнесе показатели, характеризующие отношение к предпринимательской деятельности, осуществляемой неправовыми способами и отношение к богатству. Экстремальность проявилась среди трети (31,3%) молодежи, занятой бизнесом, в том числе в высокой степени (в форме фанатизма – «делать деньги любой ценой») среди 12,5%. Каждый десятый молодой человек выразил полное недоверие всем без исключения политическим институтам, что свидетельствует о крайней форме политического нигилизма. Причем доля экстремально настроенной молодежи в политической жизни выросла за четыре года почти в два раза (в 2002 г. она составляла 4,8%)…
За экстремальным отношением к богатым стоит высокий уровень недовольства, связанный с социальной несправедливостью, которая касается и молодого поколения. Социальная нетерпимость в отношении к богатым оказывает влияние на все формы проявления экстремизма… В отношении к чиновникам и бюрократам экстремальные настроения выразили 41,7% респондентов, высокий уровень социальной нетерпимости к чиновникам проявили 10,5% опрошенных».
Вот что зреет под внешностью аполитичности и стабильности. Некий взрывоопасный материал копится и пока что прорывается в виде отдельных пугающих инцидентов, которым простые граждане не могут найти объяснения. Но если ситуацию в обществе не начать оздоравливать, вся эта лава оскорбленного, лишенного надежды поколения прорвется наружу – в том или ином виде…
Tags: статьи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments