blprizrak (blprizrak) wrote,
blprizrak
blprizrak

Разрушенный мост

Пытаясь понять наше современное состояние, все время сталкиваешься с ощущением, что наблюдаешь лишь часть картины, какой–то фрагмент, эпизод большого процесса. И хочется отстранится, подняться и окинуть все, так сказать, с высоты птичьего полета. Поэтому в разговоре о злобе дня то и дело приходится говорить о том, что кажется отвлеченным. Начну издалека…
Меня давно интересует гностицизм. Есть в нем что-то волнующее, тревожное и я раз за разом возвращался к нему – заново перечитывал книги и статьи. Недавно накачал на Ютубе разных роликов на эту тему: послушать, что об этом говорят сведущие люди. Выдернул из видео звуковые дорожки и сбросил на плеер, потом слушал между делом – пока ездил на транспорте или копался на огороде. Что-то показалось мне интересным, а что-то спорным. Но меня поразила лекция Леонида Мациха. Его выступление заняло более двух часов, конкретно по теме было сказано не так уж много, а все остальное заняли пространные отступления, истории, анекдоты. Мацих даже позволил себе не торопясь, с аппетитом скушать яблочко. Такая свободная форма изложения (до такой степени свободная!). К тому же голос выступающего мне показался почему-то знакомым. И я вспомнил - где его уже слышал. Однажды переключая каналы, на ТК "Культура" увидел программу, посвященную масонству: некий господин (тот самый Мацих) говорил о вольных каменщиках с таким же пафос, с каким советские пропагандисты рассказывали о руководящей и направляющей роли партии. Я понял, что наступила новая эпоха и от замалчивания масонской темы наше телевидение перешло к отрытому его превозношению. Но дело не этом...
В ходе своей лекции Мацих неоднократно поминал книгу Олега Радзинского "Суринам". Судьба у этого человека интересная: сын Эдуарда Радзинского, он был осужден за антисоветскую деятельность. Потом отбыл на Запад, где закончил Колумбийский университет и довольно успешно поработал в банковской сфере, а потом вдруг попробовал свои силы в литературе и не безуспешно. И по словам Мациха " Сурирам" интересен тем, что в нем звучит тема гностицизма.
[Spoiler (click to open)]Мне стало любопытно и я отыскал эту книжку. Надо сказать, что в последнее время почти совсем не читаю художественную литературу, просто не до нее - приходится восполнять пробелы в знаниях и читать по разным темам книги иного рода. Но "Суринам" я проглотил на одном дыхании, давно меня так не захватывала художественная книга, тем более современного автора. От хорошей книжки остается сильное впечатление, что-то похожее на цветовую, яркую вспышку. Уже потом вдумываешься и потихоньку разбираешся с деталями. Именно размышления над "Суринамом" позволили, как мне кажется, что-то понять в гностицизме и не только в нем.
В книге с болезненной остротой звучит религиозная тема - не формальная, не внешне ритуальная, а касающаяся «последних вопросов». И хотя в книге упоминаются различные традиции, но солирует еврейская партия, еврейское мироощущение, которое в порыве богоискательства доходит до гностического отрицания мира. Можно сказать, что в книге идет речь о каком-то надрыве в еврейском религиозном сознании. Чтобы была понятна интонация этой книги я приведу фрагмент, который звучит в самом начале:
«Каждый четверг после работы он приходил в большую бестолковую квартиру родителей Антона, где говорили о неведомом и важном. В тот четверг собралось до странного мало народу. Спор шёл об ангелах. Ангелы как посредники между богом и людьми — зачем? Ави, бруклинский каббалист, много лет живший в Верхней Галилее, к северу от долины Бет-Керем, ёрзал верхом на стуле и кричал.
— Понятно, откуда ангелы. — Ави проглатывал звуки, так что у него получалось «агелы». Когда речь шла об особенно важном, Ави проглатывал целые слова. — Талмуд ясно говорит, — кричал Ави, — ясно: «Ангелы пришли из Вавилона». До Первого Вавилонского пленения ангелов в иудаизме вообще не было. Ангелы — просто посланники, потому что он не хотел больше с людьми. Вот что важно: почему бог покинул людей. Он ушёл и оставил вместо себя книгу, которую нужно разгадать. Тора — это загадка: где бог? Как призвать обратно? Как сделать, чтобы он к нам вернулся?
— Почему же бог нас покинул? — спросил Илья. — Он продолжает себя проявлять. Надо только уметь читать знаки.
— Именно, — обрадовался Ави. — Теперь он себя проявляет, а раньше являл. И не только евреям.
…Когда все расходились — городские фонари расплывались пятнами нечистого света, и ночной город дышал медленнее, но глубже, — Илья очутился у выхода рядом с Роландом. Тот посмотрел на Илью и сказал без улыбки:
— Странная история, согласитесь: в начале времён боги были с нами. И вдруг пропали. Оставили после себя мифы, книги, написанные о них людьми, непонятные законы, ненужную мораль. Почему?
Илья не ответил: он не знал. Роланд вздохнул и сказал куда-то в сторону:
— Нет, Ави прав: бог ушёл. Или умер».

Итак, вот тема – бог умер или ушел, бог покинул людей. А потом это получает развитие в трагической истории Кассовского, который отвергнув веру отцов, дошел до чудовищного понимания милосердия…
…О причинах возникновения гностицизма можно говорить долго. Алексей Федорович Лосев считал его глубоким и интересным явлением, которое, по его мнению, представляло собой последние судороги античной мысли.
По мнению Льва Гумилева, гностицизм представляет собой антисистему, породжденную «химерой» - формой контакта несовместимых этносов (еврейского и греческого).
Этот клубок взаимосвязей можно долго распутывать, но возникает вопрос - почему на стыке эллинской и еврейской культур возникло христианство, явление, которое оказало такое влияние на историю человечества? Почему еврейское священное писание вошло в канон священных книг, которые были приняты Церковью? В книге Юрия Николаева (псевдоним, под которым публиковала свои работы Юлия Николаевна Данзас (1879-1942), историк религии и философии, талантливый публицист и общественный деятель) «В поисках Божества» рассказывается как боролись проеврейские и проэллинские течении при формировании христианства. И итог был непредсказуем, был например вариант вероучения от Маркиона. Почему же Ветхий завет был принят христианством? Вокруг евреев нагромождены целые горы конспирологии, но если заглянуть в суть, то что вообще было особенного в учении евреев? Греков и римлян нельзя было удивить причудливыми восточными традициями, они с ними сталкивались, что-то даже включалось в пантеон. А что уникального было у евреев? А особенным, уникальным было историческое мировосприятие. Евреи имели другое ощущение времени.
Николай Бердяев пишет в «Смысле истории»: «Каким образом в истории человеческого сознания, в истории человеческого духа конструировалось «историческое»? Каким образом человеческое сознание пришло к тому, что осознало историческое свершение, исторический процесс? Каким образом впервые пришло сознание, что история свершается, что есть особая реальная действительность, которую мы именуем историческим миром, историческим движением, историческим процессом? Для этого мы должны обратиться к миру эллинскому и миру еврейскому. Поистине нужно сказать, что в основе европейского сознания заложены эти два начала: начало эллинское и начало еврейское; из их сочетания образовался мир христианский, который органически соединил в себе два великих мира нашего прошлого и открыл новую жизнь. Я думаю, что для всякого изучающего историю должно быть ясно, что эллинской культуре, эллинскому миру, эллинскому сознанию было чуждо сознание истории. Понятие исторического свершения в эллинском мире не существовало; величайшие греческие философы не могли подняться до сознания исторического свершения, у величайших греческих философов нельзя найти философии истории; ни у Платона, ни у Аристотеля, ни у одного из величайших греческих философов нельзя найти понимания истории. Я думаю, что это глубочайшим образом связано с греческим мироощущением, с эллинским восприятием мира. Греки воспринимали мир эстетически, как завершенный и гармонический космос; величайшие греки, в которых наиболее выразился греческий дух в его силе, а не в слабости, воспринимали мироздание статически, как некоторое классическое созерцание соразмерности космоса. Это характерно для всех греческих мыслителей, они не могли воспринять исторического процесса, исторического свершения,— он не имел исхода, не имел конца, не имел начала, в нем все повторяется, все находится в вечном круговороте, в вечном возвращении. Эта цикличность процесса характерна для греческого миросозерцания, оно представляло себе движение истории как круговорот. Эллинское сознание всегда было обращено не к грядущему, в котором завершается история, в котором должен быть центр истории и выход, а к прошлому. История, поистине, есть драма, имеющая свои акты от первого до последнего, имеющая свое начало, свое внутреннее развитие, свой конец, свой катарзис, свое свершение. Это понимание истории как трагедии было чуждо эллинскому сознанию; сознание исторического свершения нужно искать не в эллинском мире, а в сознании и духе древнего Израиля. Идея исторического внесена в мировую историю евреями, и я думаю, что основная миссия еврейского народа была: внести в историю человеческого духа это сознание исторического свершения, в отличие от того круговорота, которым процесс этот представлялся сознанию эллинскому. Для сознания древнееврейского процесс этот всегда мыслился в связи с мессианством, в связи с мессианской идеей. Сознание еврейское, в отличие от эллинского, было всегда обращено к грядущему, к будущему: это — напряженное ожидание какого-то великого события, разрешающего судьбы народов, судьбу Израиля. Всю мировую судьбу еврейское сознание мыслило не как замкнутый круговорот. Идея истории приурочена к тому, что в грядущем будет какое-то событие, разрешающее историю. Этот характер построения исторического процесса конструировался впервые в еврейском сознании; здесь впервые появляется сознание «исторического», и поэтому философию истории надо искать не в истории «греческой» философии, а в истории еврейства».
Еврейское учение было принято и обрело такое значение потому, что выражало новое историческое сознание. Что-то изменилось в человеке в ту эпоху и он уже не мог пребывать во вневременном состоянии. Здесь можно вспомнить теорию Карла Ясперса об «осевом времени», изменившим историю, благодаря чему появился на свет такой тип людей, который продолжает существовать по нынешний день. Человек выпал из «вечного возвращения» в динамическое состояние. Именно поэтому был принят миф о грехопадении, об изгнании Адама из Эдема. История есть движения из пункта А в пункт Б, из катастрофического нарушения изначального равновесия к конечному разрешающему финалу. Таким образом, исторический динамизм устремлен не к абстрактному будущему, а к конкретному Финалу, который все расставит по своим местам. Движение в будущее пришло на смену созерцательному пребыванию в вечном настоящем, т.к. оно утратило ценность, подлинность.
Еврейское учение кроме исторической динамики привнесло и креационизм - представление о творении мира из ничего. Между Творцом и миром образовалась пропасть. А.Дугин интересно говорит о смысле еврейского мифа о Големе. Раввин Лёв создавая Голема всего лишь повторяет сотворение человека, и сам человек по своей сути есть лишь оживленная глиняная кукла. Но мраморная скульптура не способна постичь замысел Микеланджело, форма в мрамор привнесена мастером извне. Такое мироощущение было принято и христианством. Протоиерей Георгий Флоровский (1893-1979) пишет в статье "Тварь и Тварность": "Мир тварен. Это значит: он произошел из ничего. Мира могло бы и не быть. В существовании мира нет никакой необходимости. В самом тварном мире нет ни основания, ни опоры для возникновения. Самим существованием своим тварь свидетельствует о своей тварности, о своей произведенности. Причина и основание мира вне мира. Вещи творятся и полагаются вне Бога. Рядом с Богом возникает вторая, иносущная Ему природа. В творении полагается и созидается совершенно новая, внебожественная действительность. Есть бесконечное расстояние между Богом и тварью, и это - расстояние природ. Все удалено от Бога и отстоит от Него не местом, но природой. И это расстояние никогда не сближается. Отцы IV века, побуждаемые необходимостью ясно и отчетливо определить понятие твари, прежде всего подчеркивали иноприродностъ твари Творящему. "Все сотворенное, - писал свят. Афанасий Великий, - по своему сущности нисколько не подобно Творцу, но находится вне Его," и потому может и не существовать. Тварь "приходит в бытие, составляясь отвне," и нет никакого сходства между возникающим из ничего и вечно Сущим Творцом".
Человек оказывается в пустоте, Бог бесконечно отдаляется вовне, и человек бежит к будущему, в поисках разрешения этого состояния. В этом динамика истории - сначала еврейской, а затем и христианской. История есть отрезок между двумя пунктами - Альфой и Омегой, и она имеет смысл только потому, что движется к Концу. Авраамические религии по своей сути - ожидающие. Но если вдруг в этом ожидании происходит надрыв, чем это тогда оборачивается?
Мне кажется, что подобное ожидание не может быть бесконечно долгим, оно имеет свои пределы. Именно угасание надежды в ожидании Второго пришествия Христа, как мне видится, вызвало кризис христианства. Бог не пришел и, более того, Бог отдалился настолько, что глас его не стал слышен. Поэтому на первый план выходит гуманизм, человек ищет опору в самом себе. А динамизм истории уже подстегивается идеей прогресса. Но когда буржуазия утрачивает свою новаторскую роль - рождается новый, спасительный мессианизм в виде коммунизма. И историческая динамика поддерживается новой целью. А потом вдруг рассыпается и она. И что остается? Мы еще существуем в историческом времени, но откуда и куда мы движемся? Это поезд, который идет в никуда. У Пелевина есть аллегорическая повесть, в котором жизнь представлена в виде поезда «Желтая стрела», мчащемся к разрушенному мосту. Главный герой не выдержав этой пытки в конце концов сходит с бессмысленного поезда в бескрайность полей. А что означает в этом символизме бескрайность полей?
Итак, историческое сознание несет в себе определенные угрозы. Ренан пишет: "Еврейский мыслитель, подобно современному нигилисту, держался того мнения, что если в мире немыслима справедливость, то пусть мира совсем не будет!"
Если в исторической концепции умирает идея Бога, а затем и идея исторической Цели, Пункта назначения, то что тогда раскрывается перед человеком? Что входит в свои права?
Если приглядеться к креационизму, то понятно, что Богу в нем противостоит не дьявол. Люцифер в конце концов тоже тварь Божия, и он не может быть полноценным противником Творца. Есть там другой полюс - Ничто. Бог творит из Ничто, но Он не творит само Ничто. И понятно, что Ничто совечно Богу, а, скорее всего, и древнее Бога.
О том, как проникает это идея Небытия, Ничто тварность мира, хорошо пишет С. Н. Булгаков в книге "Свет невечерний": "Из чего создан мир? в чем основа тварности? Мир создан из ничего, - учит христианское откровение. - Между Богом и тварью, Абсолютным и относительным, легло ничто. Ничтожество - вот основа твари, край бытия, предел, за которым лежит глухое, бездонное небытие, "кромешная тьма", чуждая всякого света. Это чувство погруженности в ничто, сознание онтологического своего ничтожества, жутко и мучительно. Знание о ничто как основе мирового бытия есть тончайшая интуиция твари о своей тварности. Ты сотворен - это значит: все тебе дано, даже ты сам, тебе же принадлежит, от тебя пришло только это подполье, ласково и заботливо прикрытое розами бытия. Подполье есть изнанка бытия, мнимая величина, получившая реальность. Тварь вся имеет подполье, хотя может и не знать об этом, в него не опускаться: это неведение есть привилегия детства и достижение ничто ощущается как мертвенная, зияющая дыра, как курносая смерть, и тогда себе самому начинаешь казаться лишь пустой скорлупой, не имеющей бытийного ядра".
И если идея Бога в таком мировоззрении уходит, то в права вступает именно эта Бездна небытия. В этом собственно и заключается суть гностицизма, в котором Творец воспринимается просто жалким клоуном, а подлинным Богом признается нечто уходящее за всяческие пределы бытия... Сотворенный мир, космос, жизнь, в котором нет никакой цели, становятся темницей и ловушкой души, из которой надо бежать.
Историческое сознание утратившее цель, утратившее свою динамику, начинает стремиться в Ничто, в нем пробуждается воля к смерти.
Шарль Бодлер в «Цветах зла» пишет о том, что путник, рвавшийся в поисках новых далей и в итоге разочаровавшийся во всем, направляет свой корабль в сторону Смерти:

Смерть! Старый капитан! В дорогу! Ставь ветрило!
Нам скучен этот край! О Смерть, скорее в путь!
Пусть небо и вода - куда черней чернила,
Знай - тысячами солнц сияет наша грудь!

Обманутым пловцам раскрой свои глубины!
Мы жаждем, обозрев под солнцем все, что есть,
На дно твое нырнуть - Ад или Рай - едино! -
В неведомого глубь - чтоб новое обресть!


Есть некая тайна в том, что гностическая традиция, несмотря на полный, казалось бы, разгром и гонения, дожила до наших дней. И дело тут, я думаю, не только в тайных обществах. Само историческое сознание породило определенную угрозу, некую тень, которая стала преследовать человека на пути исторического процесса, подобно тому, как Фауста преследовал Мефистофель, ожидавший, когда тот скажет роковую фразу: «Остановись мгновение, ты прекрасно!» Историческое движение есть шаткий мост над бездной и никогда нельзя о ней забывать, как альпинисту, восходящему на вершину. Неверный шаг - и ничто не спасет от падения. А бездна способна овладеть сознанием, она обладает колоссальной мощью притяжения. Если бы Смерть, Небытие внушали бы только страх! Но Смерть обладает и определенным обаянием, и в эти сети возможно попасть. Именно об этом нам говорят странные традиции, и массовые случаи суицида в современности. Человек способен возненавидеть жизнь и возжелать всеми силами души Смерть. Человеческая психика скрывает в себе такую возможность. Но было бы наивно думать, что это опасность только индивидуальная! Американский суицидолог Эдвин Шнейдман пишет в книге «Душа самоубийцы»: «Для меня лично вопрос состоит в том, каковы могут быть причины саморазрушения клеток, органов, групп людей, обществ, цивилизаций и, особенно, отдельных личностей».
И это есть наша повестка дня. Наши споры подчас не касаются всей глубины кризиса, в которой погружается человечество, мало кто понимает всю полноту угроз, открывшихся перед нами, и разговоры, как правило, «скользят по поверхности»…
Tags: статьи
Subscribe

  • Причины роста смертности

    Давай внимательно посмотрим на факторы роста смертности Я не успеваю отвечать на комментарии к своим статьям. На бегу на смартфоне…

  • Метод ассоциаций

    Читаю, сообщение с сайта «Медвестник» от 08.02.2021 г.: «С коронавирусной инфекцией в прошлом году было связано 162,4 тыс.…

  • О смерти В. И. Филина

    Черные крылья смерти над нашей Родиной. Скоропостижно, якобы, от инфаркта скончался Владимир Иванович Филин. Довольно остро выступавший…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments