blprizrak (blprizrak) wrote,
blprizrak
blprizrak

Гранитный панцирь



Лао Дзы пишет: «Человек при своем рождении нежен и слаб, а при наступлении смерти тверд и крепок. Все существа и растения при своем рождении нежные и слабые, а при гибели сухие и гнилые. Твердое и крепкое - это то, что погибает, а нежное и слабое -- это то, что начинает жить».
Отвердение - это омертвение. Вы заметили - как мы в течение жизни твердеем? Помните - как ярки в детстве были впечатления? Как мы умели радоваться простым вещам? Первому снегу или весне? Помню, как в детстве просыпался у бабушки в воскресный день. Я спал в зале, на диване. На потолок из окон падал утренний свет, который мне казался необычным, волшебным, радостным. А впереди был целый свободный день, тянувшийся в те времена почти безконечно. И меня охватывало ликование...
[Spoiler (click to open)]Чем больше мы живем, тем больше привыкаем к жизни. У нас вырабатываются различные автоматические действия, значительно облегчающие нам жизнь. У меня осталось в памяти то, как я учился кататься на двухколесном велосипеде. Поначалу удерживать равновесие было трудно, но все время повторял свои попытки, пока однажды не случилось чудо - я поехал. И потом уже с удерживанием равновесия не было никаких проблем - эта задача решалась «на автомате». Точно так же с вождением автомобиля - многие действия совершаются почти минуя наше сознание. И это тоже благо, иногда на принятие действия нет время, надо реагировать моментально, почти инстинктивно. В конце концов автоматизация - это очень удобно: можно что-то делать отводя этому действию лишь часть сознания, одновременно разговаривать по телефону или о чем-то размышлять.
Но подобных автоматизмов становится все больше. Мы встаем утром, автоматически чистим зубы, умываемся, завтракаем почти не чувствуя вкуса пищи, одновременно поглядывая на экран телевизора. Заглатываем чай, сидя за компьютером. Автоматически выбегаем на улицу, ловим маршрутку. Отстраненно сидим в ней, перебирая мысли. А потом спохватываемся: "Выключил ли я утюг? Закрыл ли дверь?" Напрягаемся, пытаемся вспомнить, но ничего не получается, словно бы сознание не работало в тот момент.
Если нам встречается знакомый, то мы дежурно улыбаемся, изображаем приветливость, говорим пару дежурных фраз и плывем «на автомате» дальше. А бывает так, что  разговариваем целый час по телефону, а потом не можем вспомнить о чём шел разговор.  Мы одновременно совершаем несколько действий не погружаясь целиком ни в одно из них, и наше сознание всегда словно бы где-то в стороне. Все происходит само собой, без нашего участия. Автоматизированное тело начинает жить своей жизнью, а мы все больше погружаемся в сон. Мы твердеем, каменеем… и мертвеем.
И так течет странная, бестолковая жизнь, в которой нас словно бы и нет.
Виталий Пичугин пишет в статье "Сон наяву. Как проснуться?": "Человек говорит себе: "Я сегодня был душевно мёртв. Еще один день вычеркнут из жизни, хотя вроде бы совершались какие-то действия: куда-то ходил, на что-то смотрел, с кем-то разговаривал, что-то жевал. И так будет завтра, я уже привык, что все живут так. Покупаю хорошую колбасу, и, не просыпаясь, её жую. Она как-то переваривается и выходит из меня, и тогда я покупаю новую колбасу, и некоторое время ещё физически живу дальше. Когда придёт время, я состарюсь и скажу себе — мне пора на выход…" Только когда умер этот человек? Намного раньше. Просто ему никто не сказал, что он умирает каждый день".
Под действием автоматизма наше мышление упрощается, становится шаблонным. В одной книге про аномальные явления прочитал, что современный человек иногда просто не способен увидеть что-то необычное – его «отвердевшее» сознание подвергает картину окружающего мира цензуре, которая исключает все, что не вписывается в привычную схему.
Мы глядим и не вглядываемся. Не реагируем на реальность, а фиксируем шаблонные образы: «Ага, вот это машина поехала, это дерево, а это скамейка». Бросаем взгляд мельком, и ни на чем не задерживаемся.
Мы не думаем, а используем шаблонные заготовки (шаблоны на все случаи жизни можно загрузить из телевизора или компьютера), не говорим, а выдаем готовые, заученные фразы. Мы даже ругаемся с помощью определенных схем, ведь мат – это тоже готовые шаблоны. Мы действуем, как несложный, обезличенный автомат.
Родион Чепалов пишет в статье "Чем опасна жизнь "на автомате": "Автоматизм давно стал объектом пристального внимания психологов. Сначала специалисты озадачились вопросом: какое влияние оказывает однообразная работа на здоровье человека? Согласно их исследованиям, “человек-конвейер” (к этому типу относят профессии секретаря, сборщиков и узких специалистов на производстве) чаще страдает сердечно-сосудистыми заболеваниями. Позже внимание психологов привлек феномен “замутненного городского сознания” - когда человек передвигается по городу “на автопилоте”. Его маршруты отработаны до секунды, не требуют ни внимания, ни творческого подхода. Он выходит из дома и… “включается”, лишь когда прибывает в нужное место. Все время в пути его сознание как будто спит.
Но сегодня проблема роботизации сознания рассматривается гораздо шире и не ограничивается лишь работой и городскими маршрутами: согласно опросам, проведенным социологическими ассоциациями на Западе, больше 60% людей не могут четко сформулировать, чем они занимаются, а главное, не понимают, ради чего живут. Это говорит о кризисе мировосприятия и в большинстве случаев ведет к нервным срывам и депрессии.
Чем больше автоматизма в жизни, тем меньше радости от нее испытываешь, а значит, не видишь причин двигаться вперед и преодолевать жизненные трудности. Механически проглоченный бутерброд, без удовольствия сделанная работа, очередной роман по типовому сценарию - все это вроде бы экономит наши душевные затраты, мы не прикладываем больших эмоциональных усилий для такой жизни, но в результате проживаем дни впустую".
Когда социум выбрасывает человека на пенсию, то количество необходимых действий значительно сокращается, и автоматическая жизнь значительно упрощается: встал, поел, посмотрел телевизор, снова поел, сходил в туалет. День закончился, тело выключается и падает в постель. На следующий день все повторяется. И где-то в глубине почти превратившегося в робота тела шевелится искорка сознания - почти уже никак не влияющая на процесс. Но затем и она гаснет, а финалом становится каменное изображение на могиле, которое словно наглядно демонстрирует, что процесс отвердения, окаменения человека доведен до конца.
В течение своей жизни мы все глубже погружаемся в сон. Мы не живем, а дремлем. Иногда встряски заставляют нас на недолгое время проснуться и ощутить что-то похожее на подлинный вкус жизни. Человек, переживший смертельную угрозу, на какое-то мгновение начинает видеть жизнь неожиданно свежим взглядом - Солнце сияет по новому, воздух кажется опьяняющим (это одна из причин, почему некоторые увлекаются «экстримом»). Но потом механизм повседневной рутины снова берет свое.
Обрести свою жизнь - значит проснуться в настоящем мгновении, ощутить его. Сделать остановку в этом механическом процессе, который нас несет по дороге к финалу. Стряхнуть с себя тесную скорлупу, превращающую нас в гранитный памятник, и ожить, стать эластичным и мягким, способным на изменения, на глубокие чувства. Ведь первым делом панцирь образуется на нашем сердце, в нем гаснет огонь жизни. Себя надо будить, как человека, замерзающего в снегу - бить по щекам и кричать: «Не спи, не спи - замерзнешь!»
Существуют специальные техники – древние и современные - призванные вывести человека из состояния автоматизма. Одним из самых известных специалистов в этой области является Чарльз Тарт. Его книга “Практика внимательности в повседневной жизни” как раз о том, что большинство людей перестали получать удовольствие от жизни. И учит тому, как вновь начать слышать звуки, ощущать запахи, испытывать эмоции и чувства – то есть  вернуть себе ощущение бытия.
Есть также древняя китайская медитации, основанная на внимательности. Ее смысл прост – в каждый момент нужно делать всего лишь одно дело. Если пьешь чай – то почувствуй его вкус, аромат, сосредоточься на нем. Если разговариваешь с человеком, то по-настоящему слушай его, пытайся понять. Лев Толстой записал в своем дневнике напоминание самому себе: «При каждом бое часов вспоминать: что теперешняя минута никогда не повторится. Что всякое дурное, даже пустое дело вредно тем еще, что накатывает дорогу привычке.  Что присутствие всякого человека есть призыв к высшей осторожной и важной деятельности».
И в заключение приведу еще один отрывок – из статьи Дарьи Кутузовой «Практика внимательности»: «Внимательность – это шанс выйти из-под гипнотического влияния средств массовой информации и других форм трансляции социальных стереотипов. Перестать быть автоматом, который программируют все, кто в этом заинтересован, который некритично воспринимает и исполняет чужие внушения. Будучи внимательными мы гораздо быстрее сможем стать такими, какими нам действительно хотелось бы, а не такими, какими нас вынудили обстоятельства. Внимательность помогает нам лучше понимать свои психологические автоматизмы – то есть избавиться от неконтролируемых действий и, в конечном итоге, от дурных привычек. Кто-то грызет ногти, кто-то курит, кто-то объедается, хотя уже давно не голоден. Практика внимательности позволяет очнуться и выйти из режима автопилота, сказав себе: «Ну, нет, на самом деле я вовсе не этого хочу!»».
Tags: психология
Subscribe

  • В сгущающихся сумерках

    Хороших сценариев пока что не нет… Как известно, в Сочи произошла стрельба: 61-летний Вартан Кочиян встретил судебных приставов огнем -…

  • Руины

    Некоторые комментаторы к моей статье о демографической катастрофе вполне справедливо указали на то, что причина вымирания населения находится…

  • Убийство, как объективная причина.

    «Естественная убыль населения» имеет черты геноцида. Сообщение от 31 марта: «Демографическая ситуация в России находится…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments