blprizrak (blprizrak) wrote,
blprizrak
blprizrak

Categories:

"ЛЕКАРСТВО ОТ ВСЕХ БОЛЕЗНЕЙ"

Краткая история того, как человечество подсадили на наркотики

Опиум

Первое известное упоминание о выращивании опийного мака относится к 3400 г. до н.э. Найденные в шумерском городе Ниппур в Месопотамии дощечки описывали процесс сбора опийного сока по утрам и изготовления из него опиума. Выращивание опийного мака в дальнейшем продолжалось также ассирийцами, вавилонянами и египтянами. В этот период опиум использовался в основном как лекарственное средство.
 Около 1300 г. д.н.э. выращиваемый в Египте на специальных полях опиум стал предметом торговли в средиземноморских странах, в 1100 г. д.н.э. он стал также выращиваться на Кипре. В греческой медицине его начали использовать примерно начиная с 5-го века д.н.э. В китайской медицине – начиная с 8-го века н.э. На основании этого историки делают вывод, что культивирование опиума началось на восточном Средиземноморье и, распространяясь арабскими купцами вдоль азиатских торговых путей, дошло до Китая, где опиум стал выращиваться, начиная с 8-го века.
В дальнейшем регион от восточного Средиземноморья до Китая оставался основной зоной выращивания опиумного мака в мире.
Впервые опиум стал широко использоваться не как медицинское средство, а в качестве наркотика в 15-м веке в городах Империи Великих Моголов в северной Индии. Началась активная продажа опиума в Азии индийскими и арабскими купцами.
Первое упоминание о торговле опиумом европейцами найдено в письмах португальских моряков (1513 г.). Из своих портов на западе Индии португальцы начали экспортировать «мальвийский опиум» в Китай.
Чуть позже испанцы придумали смешивать опиум с табаком и курить (до этого опиум ели), и такой способ его употребления опиума стал в Азии наиболее распространенным.
Многие столетия опиаты использовались для облегчения боли, а после появления в Европе были встречены врачами с восторгом. Одним из первых европейских врачей, использовавших опиум в облегчении боли и страданий своих пациентов был Томас Сиднехам, писавший в 1680 году: "Среди лекарств, который Всемогущий Бог предоставил людям, ни одно не является таким универсальным и эффективным, как опиум".
В начале XIX века, когда не было еще изобретено лекарственных средств, способных облегчить страдания от таких болезней, как холера, малярия и дизентерия, на помощь приходил опиум.
В Европе и США в XIX веке препараты опиума были легко доступны и абсолютно законны. Возможно, широкое распространение опиума в немедицинских целях было только делом времени. Открытия фармакологии прибавили проблем. В 1803 году немецкий фармацевт Сертурнер научился выделять морфин из опиума. Морфин является основным активным химическом веществом в опиуме (кодеин - это другой опиат, найденный в опиуме), он в 10 раз сильнее опиума-сырца. Сертурнер экспериментировал с морфином и был так впечатлен блаженным сонливым состоянием, которое он вызывал, что назвал его по имени греческого бога сна Морфия. Морфий стал широко распространен в середине XIX века, а открытие шприца сделало инъекции морфина популярными и открыло проблему зависимости от наркотиков в Европе и Соединенных Штатах. Подкожно вводимый морфин, обладая быстрым и сильным обезболивающим действием, становится главным средством при лечении тяжелых ранений. Однако, отвыкание от морфина становится более трудным, чем излечение раны. Зависимость от морфина была так широко распространена среди солдат с обоих сторон во время Гражданской войны в США, что это часто называли "солдатской болезнью".
В начале XIX века процветала компания «МакКормик». В то время она была чуть ли не единственной, производившей обезболивающие препараты. На самом деле препарат был всего один и состоял он из смеси алкоголя и опиума, однако покупателей, которых, как правило, мучили сильные боли, это нисколько не смущало. Они были готовы отдать любые деньги, лишь бы обрести покой.
Однако самым популярным способом употребления опиума было его курение. Одни курили опиум в медицинских целях, другие для получения удовольствия. Курение опиума было разрешено и сам наркотик был доступен всем, поэтому даже многие студенты для того, чтобы снять стресс перед экзаменами, нередко обращались к этому психотропному средству.
В 1840 году произошла первая массовая эпидемия наркомании в Европе. В конце XIX века немецкие солдаты и офицеры, возвращавшиеся с франко-прусской войны 1870-1871 годов оказывались морфинистами едва ли не в половине случаев. Многие солдаты в условиях военных действий кололи себе морфин, ставший в то время доступным и модным успокаивающим средством. В 1879 году в одной из работ появилось описание болезни, получившей название "солдатской".
«Московские ведомости» в ноябре 1879 года писали: «Каждому из нас, наверное, приходилось видеть между своими знакомыми людей до такой степени привыкших к морфию, что они без него совершенно не могут обойтись...». А статья в словаре Брокгауза и Ефрона с академической безпристрастностью уточняла: «Много морфинистов среди совершенно здоровых на вид людей имеется во всех городах, там, где кипит общественная жизнь, где рано расстраиваются нервы... Тысячи мужчин перед началом своих занятий вводят себе отраву; дамы подбадривают себя впрыскиванием морфия даже во время бала...»
В начале ХХ века многие врачи становились морфинистами. Во врачебной среде существовало мнение, что врач, понимающий пагубность морфинизма, способен при необходимости самостоятельно применить морфий для себя, избегая пагубного пристрастия благодаря информированности. Практика показала, что мнение это было ошибочным.
Михаил Булгаков, автор рассказа «Морфий», некоторое время был морфинистом, однако полностью излечился от наркомании благодаря самоотверженной помощи своей первой жены. Лев Толстой в «Анне Карениной» описывает, как главная героиня пристрастилась к морфину после того, как его впервые применили к ней для облегчения болей при вторых родах. Известным морфинистом был Герман Геринг, однако, он излечился от этого пристрастия. Немало творческих личностей скатывались в западню морфинизма. Так, Эдит Пиаф в конце жизни была вынуждена прибегать к инъекциям даже во время своих выступлений. К числу жертв морфия можно отнести Владимира Высоцкого.


Героин

Героин (химическое название – диацетилморфин) был впервые синтезирован в 1874 году английским химиком Алдером Райтом. Но открытия не заметили и только в 1898 году директор исследовательских программ «Bayer AG» Генрих Дрезер, открывший ранее аспирин, сообщил руководству компании о новом прорыве. Под его началом был создан препарат, который снимал боль лучше морфина и был при этом безопаснее. Более того, сотрудники лаборатории и сам Генрих Дрезер, опробовавшие новое лекарство на себе, обнаружили дополнительное свойство – препарат вызывал мощную эмоциональную реакцию, почти героическое вдохновение. В честь этого свойства новинку назвали «героин». По другой версии название произошло от слова «heroica», обозначающее «сильнодействующее лекарство».
Новое лекарство «Bayer», по мнению фармацевтов, являлась чуть ли не панацеей. Героин – в виде сиропа или таблеток – врачи прописывали при гриппе и сердечных жалобах, болезнях желудочного тракта и обширном склерозе. До 1910 года героин продавался как замена морфина и лекарство от кашля для детей.


В течение 15 лет была произведена 1 тонна чистого героина, который, как и предполагали его создатели, завоевал мир. К 1915 году «Bayer» продавала его в 22 страны, при этом главным покупателем были США. В 1922 году помимо Германии героин делали Франция, Италия, Швейцария, Нидерланды, Япония, Турция. Нью-йоркская компания «Мартин Смит Кампани» прославилась своим препаратом, который получил название гликогероин. По заявлению представителей компании этот препарат был не только хорошим обезболивающим, но также помогал при астме, пневмонии и других заболеваниях.
Свое значение в повседневной медицинской практике препарат потерял только после второй мировой войны, однако он по-прежнему продавался в рецептурных отделах. В аптеках ФРГ героин продавался вплоть до 1971 года.


Героин ядовит, во много раз сильнее морфина по своему наркотическому эффекту и быстрее вызывает зависимость. Привыкание развивается достаточно быстро, так что наркоманы постепенно увеличивают ежедневную дозу, что всегда превышает финансовые возможности человека. Наркотик быстро выводит из строя иммунную систему, неизбежно приводит человека в нездоровое, истощенное состояние, и, в конечном счете, к смерти. По данным статистики, в России ежедневно от передозировки героина умирает 83 человека, а по уровню потребления этого тяжелого наркотика она вышла на первое место в мире.


Кокаин

Андским наркотреугольником называют Перу, Боливию и Колумбию - латиноамериканские страны, в которых сосредоточены основные плантации растения кока (на языке индейцев кечуа «кука»). Индейцы уже больше 2 тысяч лет используют это растение как источник минералов и микроэлементов, в качестве анестезии и для того, чтобы не чувствовать голода.
Это неприхотливое растение дает обитателям суровых гор недостающие питательные вещества: в 100 граммах листьев коки содержится недельная норма железа, цинка и фосфора, а также витамины, белки. И алкалоиды, среди которых кокаин. Его стимулирующее действие помогало индейцам кечуа и аймара бороться с сонливостью, которая возникает из-за низкого атмосферного давления в горах.
 Индейцы считали этот кустарник священным. В империи инков леса коки принадлежали Великому Инке. Жители собирали листья в качестве подати, использовали в религиозных ритуалах - сжигали, принося в жертву богу Солнца Инти.
1492 год - официальная дата открытия Америки Христофором Колумбом.
А в 1503 и 1504 годах прославленный путешественник, флорентиец Америго Веспуччи в своих знаменитых письмах банкиру Медичи, на службе у которого он ранее состоял, и другу детства Пьетро Содерини описал дикие повадки индейцев севера современной Колумбии, которые непрерывно жевали листья некоего растения.
Торговля кокой заняла важное место на рынке вице-королевства Перу. Она давала основные поступления в казну. При этом условия труда «кокалерос», т.е. сборщиков урожая коки, были далеки от идеальных. Через пять месяцев работы на плантациях коки от трети до половины индейцев погибали. Те, кто возвращались в горные деревушки, были слабы и истощены и порой уже не могли поправиться. Изнурительная работа на плантациях, в серебряных и ртутных рудниках продолжала истребление индейцев, начатое конкистадорами. А сама кока еще больше ему способствовала.
 Таково коварство любого стимулятора: подстегивая организм в борьбе с усталостью, он заставляет безконтрольно расходовать резервы, приводя к полному физическому и психическому истощению, а иллюзия сытости не может заменить недостающее питание.
 Употреблявшие коку индейцы (кокерос), хоть и могли трудиться целый день без еды или же несколько суток без сна, через некоторое время выглядели ужасно: вялость, худоба, запавшие глаза, желтоватый цвет кожи, нетвердая походка, дрожащие руки. Молодые люди становились похожими на стариков и в 30-35 лет умирали.
С 1565 по 1574 год Николас Монардес опубликовал несколько работ, в которых анализировал медицинские и фармацевтические традиции индейцев, не обойдя вниманием и коку.
В XIX веке интерес европейцев к экзотическому растению пробудил итальянский ученый и писатель, доктор медицины Паоло Мантегацца. Непоседливый молодой доктор много путешествовал, в том числе по Южной Америке, в Аргентине и Парагвае занимался врачеванием.  Заинтересовавшись местным обычаем жевать листья коки, Мантегацца в 1859 году решил исследовать их действие на собственном опыте.  Сначала он, подобно индейцам, жевал листья, а потом стал настаивать их на кипятке и пить настой. Испытанные ощущения понравились итальянцу. Сперва он чувствовал прилив энергии, побуждавший совершать какие-нибудь физические действия, например, вспрыгнуть с пола на стол с необыкновенной ловкостью. Затем наступал период спокойствия и довольства, а сны после приема препарата становились необычайно яркими и фантастичными.
Мантегацца подробно описал свой опыт в статье «О гигиенических и медицинских достоинствах коки», где горячо ее пропагандировал. Побочных действий препарата итальянский врач на себе не испытал, потому что принимал коку в умеренных дозах - от трех до десяти граммов листьев.
В 1855 году немецкий химик Фридрих Гедике выделил из листьев коки безцветные кристаллы неизвестного алкалоида, который назвал эритроксилином (по латинскому названию растения). Судя по составу, установленному Гедике, это был не кокаин, а, скорее всего, смесь алкалоидов коки.
Действующим началом коки заинтересовался и великий Фридрих Вёлер.  В 1859 году австрийский путешественник Карл фон Шерцер привез в геттингенскую лабораторию Вёлера целый сундук листьев.  Изучением действующего начала коки Вёлер поручил двадцатипятилетнему соискателю докторской ученой степени Альберту Ниманну. Молодой сотрудник в течение года выделил новый алкалоид, который назвал кокаином, и не побоялся попробовать его на вкус. Ниманн установил его состав и написал в 1860 году докторскую диссертацию «О новом органическом основании, содержащемся в листьях коки».
Метод выделения кокаина из растительного сырья, который использовал Ниманн, взяла на вооружение знаменитая фармацевтическая фирма «Мерк», уже специализировавшаяся на производстве морфина. В 1862 году эта фирма произвела целых 100 граммов кокаина.
Немецкий врач Теодор Ашенбрандт в 1883 году испробовал тонизирующее действие кокаина на баварских солдатах во время маневров. Солдат, упавший на марше в обморок от усталости, принял по рецепту доктора Ашенбрандта столовую ложку раствора гидрохлорида кокаина и, несмотря на жару и тяжелый ранец, бодро прошагал еще несколько километров.
Увлечение «андским порошком» охватило Европу и Америку уже в восьмидесятые-девяностые годы позапрошлого века. Сначала новому алкалоиду нашли медицинское применение. Медицинские научные журналы рекламировали его, говоря, что он может вылечить абсолютно всё: метеоризм, истерический невроз, боли в спине, боли в мышцах, неврастению и утомлённость.
Крупные компании, занимающиеся производством лекарств, включая «Parke», «Davis», «Merck», «Boehringer» и «Squibb» начали производить содержащие кокаин продукты, и продажи взлетели.
Кокаин был волшебным лекарством 1880-х – доктора считали, что он может вылечить всё на свете, и пациенты его постоянно требовали.  Считается, например, что повесть «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда» Роберт Льюис Стивенсон написал в течение шести дней во время приема кокаина, который был ему прописан для лечения туберкулеза в 1886 году.
Первый серьёзный вклад Зигмунда Фрейда в медицину был связан отнюдь не с психоанализом, а с кокаином. Молодой исследователь приобрел в фирме «Мерк» некоторое количество алкалоида и начал с ним экспериментировать: принимал небольшими дозами в разных формах и анализировал свои ощущения.
 К опытам он привлек своего товарища, коллегу по венской больнице, молодого офтальмолога Карла Коллера. Если Фрейда в первую очередь занимало влияние алкалоида на психику, то Коллер обратил внимание на потерю кожной чувствительности под действием кокаина.
Зигмунд Фрейд в том же 1884 году опубликовал свою первую, весьма объемную статью «О коке», в которой сделал обзор литературы о растении, его алкалоиде и описал в самых восторженных тонах действие кокаина на организм, испытанное им на себе.
Всего на эту тему было написано восемь статей. Фрейд возлагал на исследования кокаина (которые, кстати, оплачивали фирмы «Мерк» и «Парк и Дэвис») немалые надежды. Зигмунд сам принимал кокаин, испытывал прилив умственных и физических сил, а депрессия сменялась бодростью и эйфорией. Без должной клинической проверки, опираясь на публикации предшественников и свои ощущения, Фрейд стал рекомендовать кокаин своим друзьям, невесте и пациентам как универсальное средство от самых разных недугов, в том числе от морфиновой зависимости. Он предложил полюбившийся ему алкалоид для лечения своего друга, физиолога Эрнста фон Фляйшля, страдавшего пристрастием к морфию. Как вы догадываетесь, морфиновая зависимость сменилась кокаиновой.
 Михаил Булгаков от имени своего персонажа написал гораздо позже в рассказе «Морфий»: «Я - несчастный доктор Поляков, заболевший в феврале этого года морфинизмом, предупреждаю всех, кому выпадет на долю такая же участь, как и мне, не пробовать заменить морфий кокаином. Кокаин - сквернейший и коварнейший яд».
Знаменитый краковский офтальмолог профессор Вихеркевич рекомендовал кокаин детям до и во время морского путешествия для профилактики укачивания. Фармацевтические компании торопились удовлетворить спрос.
 По сравнению с 1883 годом объем производства кокаина компанией «Мерк» в 1885 году возрос в 200 000 раз (с четырехсот граммов до девяти с лишним десятков килограммов). И это только германский «Мерк», а были еще американский «Парк и Дэвис», британский «Берроуз и Уэлкам» и множество мелких фармацевтических предприятий.
Конкурирующие фирмы предлагали потребителю и порошок кокаина «от насморка», и аэрозоль для полости рта и носа, и капли от зубной боли, и леденцы для лечения охрипшего горла у певцов и ораторов. Американская фирма «Парк и Дэвис» выпускала даже раствор для внутривенных инъекций в комплекте со шприцем.
Вместе со спросом выросли и цена, и доходы производителей. А медики тем временем все чаще сталкивались с отравлениями кокаином, в том числе и смертельными. К середине 80-х годов накопилась статистика неблагоприятных исходов операций с кокаиновой анестезией, и практикующие врачи стали отказываться от этого средства.


 Но фармацевтические компании от своих доходов отказываться не собирались. Содержащие кокаин препараты продолжали поступать в свободную продажу, а последствием стал лавинообразный рост числа кокаиновых наркоманов.
Вот фрагмент детективной повести Артура Конан Дойла «Знак четырех»: «Шерлок Холмс взял с камина пузырек и вынул из аккуратного сафьянового несессера шприц для подкожных инъекций. Нервными длинными белыми пальцами он закрепил в шприце иглу и завернул манжет левого рукава. Несколько времени, но недолго он задумчиво смотрел на свою мускулистую руку, испещренную безчисленными точками прошлых инъекций. Потом вонзил острие и откинулся на спинку плюшевого кресла, глубоко и удовлетворенно вздохнул. - Что сегодня, - спросил я, - морфий или кокаин? Холмс лениво отвел глаза от старой книги с готическим шрифтом. - Кокаин, - ответил он. - Семипроцентный. Хотите попробовать?».
 Это было написано в 1890 году. Доктор Ватсон уже знает о зловредных свойствах кокаина, но запрета на его продажу нет.
В начале XIX века широкое распространение получили кокаиновые капли от зубной боли. Многие родители покупали их для своих детей, у которых начинали резаться коренные зубы. Однако мало кто тогда обращал внимание на то, что после применения этих капель у детей сильно меняется настроение.
В начале XIX века также очень популярны были кокаиновые леденцы, хорошо смягчавшие боль в горле. Они стали незаменимыми «помощниками» певцов, лекторов и ораторов, заставляя их голосовые связки работать на все сто.


Многие компании того времени, занимавшиеся производством алкогольной продукции, бились не на жизнь, а на смерть за то, кто из них займет первое место на рынке кокаиновых вин.
На листьях коки настаивалось знаменитое «Вино Мариани». Патент на него в 1863 году получил французский фармацевт, корсиканец Анджело Мариани. «Вино Мариани» было не единственным коковым вином, но самым прибыльным - его создатель стал первым «кокаиновым» миллионером. Секрет коммерческого успеха был в том, что Мариани сумел сделать своему «французскому тонизирующему вину» хорошую рекламу.  Оно рекомендовалось как безвредный бодрящий напиток на основе красного вина, снимающий усталость и повышающий работоспособность: «Даже мумии оживают, встают и ходят, когда они выпьют "Вино Мариани"». Еще бы: в 100 г этого напитка содержалось 20-25 мг кокаина! Его стимулирующее действие оценили многие. Предприимчивый Мариани собирал лестные отзывы знаменитостей о своем детище и публиковал их вместе с портретами и биографическими сведениями об авторах в специальном сборнике. Всего было 12 таких томов.
Благодаря им известно, что поклонниками «Вина Мариани» были Александр Дюма, Жюль Верн, Эмиль Золя, Жюль Массне, Шарль Гуно, Сара Бернар, Генрик Ибсен, Артур Конан Дойл, Роберт Льюис Стивенсон, Герберт Уэллс, а также королева Виктория и императрица Александра Федоровна, 25-й президент США Уильям Мак-Кинли и король Испании Альфонсо XIII, главный раввин Франции и два римских папы - Пий Х и Лев XIII. Папа Лев XIII не расставался с флягой «Вина Мариани» и наградил его создателя золотой медалью со своим изображением.
Неимоверная популярность «Вина Мариани» сменилась забвением, когда уже в ХХ веке в полной мере оценили опасность, таящуюся в кокаине, и содержащие кокаин продукты были запрещены. Однако Мариани не случайно называют «дедушкой кока-колы».
 В 1884 году американский фармацевт Джон Пембертон создал лекарственное средство «Pemberton’s French Wine Coca» по образцу «Вина Мариани». Пембертон воевал на стороне южан в Гражданскую войну, получил ранение, тогда и пристрастился к морфию.


Для борьбы с морфиновой зависимостью, следуя заблуждениям своего времени, стал принимать настой коки. Чтобы сделать лекарство более приятным, он последовал примеру Анджело Мариани.
В свой рецепт кокового вина Пембертон включил также экстракт африканских орехов кола, содержащий кофеин. Свое целебное вино Пембертон рекомендовал для лечения разнообразных расстройств здоровья, в первую очередь нервных, морфиновой и опиумной наркомании.  Но как раз в эти годы в Соединенных Штатах начали борьбу с алкоголизмом, был принят «сухой закон», и вино из рецепта пришлось удалить. В 1886 году был запатентован безалкогольный напиток «Кока-Кола». Собственно, Пембертон создал рецепт сиропа, который разбавляли водой в аптеке, где напиток продавали в розлив. Оба алкалоида, содержащиеся в растительном сырье - и кокаин, и кофеин, - горькие. Большое количество жженого сахара должно было замаскировать горечь, а чтобы повысить продажи в жарких южных штатах, сироп стали смешивать не с обычной водой, а с содовой. Современная «Кока-Кола» не содержит кокаина - с 1906 года для приготовления напитка используют листья коки, из которых алкалоид уже извлечен.


Амфетамин

Впервые амфетамин был синтезирован в 1887 г. в Германии румынским химиком Лазарем Эделеано. Вещество привлекло к себе внимание в 1920-е годы в качестве заменителя эфедрина при лечении астмы. Психоактивные свойства амфетамина были обнаружены американским биохимиком Гордоном Аллесом в 1929 г. В 1932 г. компания «Smith, Kline & French» начала продажу амфетамина в форме основания для использования в качестве противоотечного средства под торговым названием «Бензедрин». В 1937 г. в продажу поступили соли амфетамина в виде таблеток, рекламируемые как средство для лечения нарколепсии, болезни Паркинсона, депрессии, а также как средство для похудения.
Амфетамины широко использовались в качестве обезболивающего. Ими «лечили» все, начиная от головной боли и заканчивая астмой. Они приносили страдальцам временное облегчение, однако позднее боль снова обрушивалась на несчастных, заставляя их принимать очередную дозу наркотика.
Во время Второй мировой войны США и Великобритания снабжали своих военнослужащих амфетамином в таблетках .
До 1970-х годов метамфетамин был известен в СССР и на Западе как первитин. Его расцвет пришелся на Вторую мировую войну, когда солдаты нуждались в стимуляторах. Немецкая фирма «Temmler Werke» стала массово производить первитин и поставлять большие его дозы на фронт. Первитиновые таблетки официально входили в паек летчиков и танкистов Вермахта.
Нацистская Германия выпускала первитин и для гражданских. Продавались шоколадные конфеты под названием «Panzerschokolade» с первитиновой начинкой. Считалось, что первитин вредит здоровью меньше, чем кофе и алкоголь, не говоря уже о кокаине и опиуме.


Адольф Гитлер ежедневно получал инъекции первитина и юкодала (обезболивающее оксикодон) от своего личного врача. К концу войны фюреру кололи первитин по нескольку раз в день.
Тем временем, в концлагерях проводили эксперименты с наркотиками. На заключенных Заксенхаузена испытывали "энергетические таблетки" - energiepille. Это была гремучая смесь из первитина, юкодала и кокаина. Людей, принявших таблетки, заставляли совершать многодневные маршброски, по 90 км в день. На отдых давалось лишь два часа в сутки.
В послевоенные годы объемы производства амфетамина начали резко расти. Так, в одних только США в 1962 г. было произведено около 80 тонн солей амфетамина, что соответствовало сорока трём стандартным 10 мг дозам на каждого человека в течение года. В 1960-е годы рецепты на амфетамин составляли порядка 3% всех рецептов, выписанных врачами в США и Великобритании.
В 50-х годах прошлого века бензедриновые ингаляторы, созданные на основе амфетаминов, безплатно раздавались пассажирам в самолетах, для того чтобы снизить дискомфорт во время взлета и посадки. Аналитики подсчитали, что если бы продажу этих ингаляторов не запретили, то через 7 лет компания, производившая их, могла бы обойти по объемам продаж самую известную сеть ресторанов быстрого питания «МакДональдс».
После второй мировой войны, когда Япония была оккупирована американскими войсками, полиция у задержанных по разным причинам подростков стала находить припрятанными какие-то таблетки. Это оказался амфетамин. Именно злоупотребление амфетамином среди японских подростков, начавшееся в 50-х годах, оказалось началом «эпидемии подростковых наркоманий» второй половины XX столетия. К 1954 году в Японии уже сотни тысяч подростков злоупотребляли амфетамином.
Из Японии эпидемия перебросилась в США, а затем в Европу. Особенно распространилась амфетаминомания среди подростков в Англии и в Швеции.
В 1964 году в Англии у 18 % подростков, сбежавших из дома или интернатов и задержанных полицией, в моче обнаруживали дериваты амфетамина. В Швеции в 1966 году амфетамином злоупотребляли 28% подростков, в Калифорнии к началу 70-х годов — 20% школьников старших классов. В США амфетамин вообще распространился «без различия регионов и классов».
Вред от безконтрольного употребления амфетамина стал очевиден уже к началу 1960-х гг. Единичные случаи «амфетаминовых психозов» с характерными параноидальными симптомами регистрировались ещё в 1930-х гг., а уже в 1958 г. была убедительно доказана связь этих симптомов с приёмом препарата. Примерно в это же время стало понятно, что амфетамин способен вызывать сильную психологическую зависимость.
Амфетамины по-прежнему сохранили свое «военное» значение — входят в аптечки спецподразделений армии США.
Стоит ли напоминать, что сейчас в мире легально выпускаются десятки антидепрессантов и других лекарств, которые тоже делают людей зависимыми. По данным ООН, с каждым годом их число увеличивается.

При подготовке статьи использовались материалы с сайтов «stopnarcotic.4bb.ru», Энциклопедия заблуждений "Не знал", «timblog.ru», «Антинаркотический фронт», «kinkong.ru», «Журнал "Химия и жизнь 21 век".

Tags: наркотики, фармацевтические компании
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments