blprizrak (blprizrak) wrote,
blprizrak
blprizrak

Песни чертей

Римский поэт Публилий Сир сказал: «Вчерашний день — учитель при сегодняшнем». Очень хорошо не забывать про былые победы. Но очень важно помнить про наши поражения, анализировать их причины. Почему наша страна смогла победить в горячей войне с нацистской Германией, и потерпела безславное поражение в холодной войне с США? Как нас победили? Это, конечно, тема очень большого разговора, но можно коснуться отдельных моментов.

В «Афоризмах и мыслях об истории» Василий Осипович Ключевский написал следующее: «Наша государственная машина приспособлена к обороне, а не к нападению. Она дает нам столько же устойчивости, сколько отнимает подвижности. Мы точно тяжеловооруженный рыцарь средних веков. Нас победит не тот, кто рыцарски правильно атакует с фронта, а кто из-под брюха лошади схватит нас за ногу и перекувырнет: как таракан, опрокинувшийся на спину, мы, не теряя штатного количества наших сил, будем безсильно шевелить ногами, ища точки опоры».
Россию и в самом деле не стали атаковать с фронта, а «схватили за ногу и перекувыркнули». Противник уничтожил страну нанеся удар в культурное ядро, в наше сознание.
Сергей Георгиевич Кара-Мурза пишет в книге «Манипуляция сознанием»: «В мире культуры, созданным человеком, особое место занимает мир символов, который упорядочивает историю народа, общества, страны, связывает в нашей коллективной жизни прошлое, настоящее и будущее. В отношении прошлого символы создают нашу общую память, благодаря которой мы становимся народом — так же, как братья и сестры становятся семьей, сохраняя в памяти символы детства, даже отрывочные, зыбкие, как призраки — вроде песни матери, уходящего на войну отца или смерти деда. В отношении будущего символы соединяют нас в народ, указывая, куда следовало бы стремиться и чего следовало бы опасаться. Через них мы ощущаем нашу связь с предками и потомками, что и придает человеку безсмертие и позволяет принять мысль о своей личной смерти. Все мы принадлежим к вечному миру символов, который был до нас и будет после нас лично. Мы обретаем космическое чувство, и оно поддерживает нас в бедствиях и суете обыденной жизни. Устранение из сознания стабилизирующего блока традиций резко повышает уязвимость к манипуляции. Не менее важно отключение более систематизированного и «рационального» знания — исторической памяти. В этой памяти заложены сведения и символы, которые соединяют людей в общество и обезпечивают наличие в нем общего языка и устойчивых каналов общения».
Именно по этим национальным символам и стал бить наш противник. Уже после смерти Сталина в советской идеологии наметился надлом. Она стала терять свою устремленность в будущее, порыв к небесам, становясь все более мещанской. Сначала зазвучала идея того, что нам «необходимо догнать и перегнать Америку», а затем задачей стало и вовсе «дальнейшее повышение благосостояния советских граждан». Огонь устремленности угас, коммунизм стал пустой фразой унылых пропагандистов от партии. А вместе с тем стало бурно развиваться явление антисоветской, подпольной контркультуры. С.Г. Кара-Мурза пишет: «После смерти Сталина советская идеократия сама начала процесс не обновления (регенерации) своих символов, как того требуют «законы жанра», а их разрушения (дегенерации). Параллельно с 60-х годов была запущена машина манипуляции сознанием со стороны разношерстной «партии антисоветской революции»».
Одна из сильных сторон культурной антисоветской революции заключалась в том, что ей удалось замаскироваться под народный фольклор, под стихийное творчество. В результате операция по разрушению национальных символов смогла пройти успешна, и в роковой момент мы оказались совершенно безоружными перед группировкой, уничтожившей державу.
В Интернете мне попался материал, автор которого пытается понять – кто сочиняет анекдоты: «Существует мнение, что у анекдотов нет конкретных авторов, дескать, их сочиняет народ. На самом деле это не совсем так. Сколько вы лично сочинили анекдотов за последний год? А сколько прослушали и сколько рассказали? То-то же!»
Писатель, историк спецслужб, подполковник госбезопасности запаса Игорь Атаманенко изучил процесс сочинения антисоветских анекдотов: «Чем пристальней мы вглядываемся в события времен заката советской эры, тем очевидней становится нам, что самыми привечаемыми „гонцами истины“ были анекдоты о наших отечественных политических лидерах. Из „кухонь“ идеологических — редакций антисоветских изданий в Париже и Мюнхене — их десантировали радиоволнами в кухни настоящие — московские, ленинградские и прочие, прочие, прочие. Антисоветским анекдотам, где главными фигурантами были кремлевские небожители, отводили роль ударных отрядов, на которые возлагалась задача подточить фундамент советской власти. В Русский отдел редакции антисоветского журнала «Континент», издававшегося в Париже, были внедрены два наших агента. Процесс «анекдотостряпанья» скрытно был запечатлен на видеопленку и диппочтой доставлен из Франции на Лубянку. Мне довелось посмотреть снятое скрытой видеокамерой заседание. Итак, Париж, январь 1984 года. Редакция «Континента». Конференц-зал амфитеатром. На электронном табло горящие буквы, которые складываются в фразу: «Важнейшим из искусств для нас является создание политических анекдотов». В зале человек двадцать - бывшие члены Союза писателей и Союза журналистов СССР. На повестке вопрос: «Почему Брежнев встречал гостей, лидеров иностранных государств, в аэропорту, у трапа самолета, а Черненко встречает их в Кремле?». В прошлом известный советский писатель, лауреат премии Ленинского комсомола Миша Хейфец призывает мастеров предлагать свои варианты ответа. Он оглашает подробности состояния здоровья усопшего Леонида Брежнева и еще дышащего Константина Черненко. Напоминает, что в плоть покойного вождя был вшит электрический стимулятор сердечной мышцы, питавшийся от батареек.
- А ныне здравствующий вождь получает заряд бодрости от капельницы, находясь в кремлевской больнице, - продолжает разъяснительную работу Миша. - Таким образом, мы видим, что Брежнев был мобилен, в то время как Черненко статуйно неподвижен. Не из-за этого ли произошли изменения в кремлевском протоколе встреч иностранных лидеров?! Ну же, ну! Думайте, думайте же наконец!
Монолог Хейфеца, нарушаемый вопросами и репликами присутствующих, продолжается около двух часов. Затем все варианты ответа вводятся в ЭВМ...»
Итак, то, что мы воспринимали, как результат стихийного, народного творчества, на самом деле фабриковалось в специальных лабораториях. И с виду вполне невинные шутки, короткие и поэтому хорошо запоминающиеся, били по нашему сознанию, трансформировали его. При этом глумливому осмеянию подвергались не только лидеры государства, но и герои Гражданской и Великой Отечественной войн. Помните такое: «Проклятый гололед!» - подумал Александр Матросов, падая на амбразуру дота».
Израильтяне Дора Штурман и Сергей Тиктин пишут в статье в «Википедии»: «Для анекдота святынь и догматов не существует. Его главные объединяющие принципы тотальность иронии, отсутствие лиц, тем и коллизий, стоящих вне критики, всеобщность скепсиса и нигилизма, всепроникающее и всеобъемлющее отрицание. Начинаясь, казалось бы, с почти безобидных шуток, эта ирония, эти скепсис и нигилизм в количественно небольшом, но весьма характерном цикле так называемого «чёрного юмора» доходят до зловещего и отчаянного цинизма. Наиболее чудовищен «чернобыльский» юмор, вернее «антиюмор». Саркастичному и безжалостному осмеянию подвергаются высшие фетиши официальной идеологии: герои гражданской и второй мировой войны и Ленин».
С. Г. Кара-Мурза пишет: «Сильнодействующим средством разрушения было осмеяние, идеологизированное острословие, имеющее своим объектом именно скрепляющие общество символы».
Здесь уместно вспомнить еще один жанр, внедренный в массовое сознание советского человека – короткие четверостишия с черным юмором. Сайт «Антологии сетевого фольклера» Netlore.ru пишет: «В этих садистских стишках раскрываются социально-политические или злободневные мотивы в типичном для жанра остро сатирическом ключе. В некоторых стишках можно увидеть хлесткую пародию на господствующую культуру, злорадный диссидентский задор обличения, дискредитацию всего официозного, взрослого, серьезного и т.п.


Мальчик на улице доллар нашел,
С долларом мальчик в «Березку» пошел.
Дедушка долго ходил в Комитет.
Доллар вернули, а мальчика нет


Еще один показательный пример:

Детям страны подавая пример
Интеллигента топтал пионер
Детский сандалик ударил в пенсне
Смерть диссидентам в советской стране!


Другой пример:

Красная площадь, трибуны в цветах.
Маленький мальчик в зеленых штанах.
«Волга» проехала, шиной шурша...
Напрасно родители ждут малыша.


В садистском стишке находим целый ряд упоминаний различных персонажей советского пантеона. При этом очевиден и четкий принцип отбора: в стишок попадают имена тех героев, память о которых увековечена в бытовом сознании – исключительно или в частности – в картинах их гибели. Это объясняет странный на первый взгляд ряд, состоящий из Чапаева, Гастелло и Павлика Морозова:


Маленький мальчик по речке плывет
Дедушка Сидор навел пулемет.
К небу взметнулся мальчишеский крик.
«Тоже Чапаев!» – хихикнул старик.

+ + +

Дети на крыше играли в Гастелло:
Лихо летело горящее тело

+ + +

Маленький мальчик на лифте катался.
Все хорошо. Только трос оборвался.
В шахте нашли обгоревшее тело…
Все вспоминали про подвиг Гастелло

+ + +

На полу лежит мальчишка,
Весь от крови розовый.
Это папа с ним играл,
В Павлика Морозова».


Для подобных стишков так же было характерно циничное, растлевающее издевательство над любой трагедией, даже не связанной с советским официозом. Тут уже был сознательный удар по человеческой морали:

Маленький мальчик по крыше гулял,
Маленький мальчик змея пускал.
Дернулась нитка. Заглох вдруг мотор.
Долго в футбол не играл «Пахтакор».


С.Г. Кара-Мурза отрицает народное происхождение этой «черной поэзии»: "Тут и следа нет «народной смеховой культуры» и «подросткового фольклора». Это — типичная лабораторная продукция посредственного поэта, выполняющего идеологическое задание. Когда начали выходить эти «антологии черного юмора» (например: Белянин В.П., Бутенко И.А. Антология черного юмора. Мадрид. 1992), сразу стало видно, что это — профессиональная работа очень малой группы людей. Это не так замечалось, когда стишки передавались устно». Т.е. это вся продукция возникала искусственно. Специалисты кропотливо изучали особенности нашего сознания, искали уязвимые места, а затем в своих лабораториях изготавливали разрушительные яды, которые мы не задумываясь проглатывали …
Есть в сказке Шукшина «До третьих петухов» такой эпизод: обложили черти монастырь, держат его в осаде и никак не могут взять. Пока не пришло на ум гениальное решение – надо монастырских стражников «зацепить за душу»: «Маэстро и с ним шестеро чертей — три мужского пола и три женского — сели неподалеку с инструментами и стали сыгрываться. Вот они сыгрались… Маэстро кивнул головой, и шестеро грянули:
По диким степям Забайкалья,
Где золото роют в горах,
Бродяга, судьбу проклиная,
Тащился с сумой на плечах.

Стражник дал кулаком по колену, поднял голову — лицо в слезах: «Жизнь моя, иль ты приснилась мне? Дай «Камаринскую»! Пропади все пропадом, гори все синим огнем! Дай вина!» Черти-музыканты заиграли «Камаринскую»».
И пал монастырь… «Черти монахов выгнали, а сами веселятся. В монастыре шел развеселый бесовский ход: черти шли процессией и пели с приплясом. А песня их далеко разносилась вокруг».
Это краткая история нашей державы. Черти стремились задеть струны нашей души, чтобы их допустили в наш советский монастырь. Помните всех этих бардов, чьи голоса, с такой душевной хрипотцой, звучали из динамиков магнитофонов?
Валерий Рокотов (сайт «Свободная пресса») пишет в статье «Общество мертвых бардов»: «В России нужно обсуждать песни. Они важнее статей, книг и кино. Всё это проваливается куда-то в нижние этажи памяти, всплывая отдельными строками или кадрами, а песня живёт в душе, навек с нею соединившись.
Сегодня, пережив колоссальную катастрофу, мы не можем не вглядываться в явление, которое называется авторской песней. Эта песня стала галактикой, наполненной сотнями звёзд. Она формировала сознание и потому ответственна за очень и очень многое. Авторская песня мощно стартовала в послевоенное время. Она расцвела в шестидесятые, которые без песни вообще представить нельзя. В семидесятые годы от бардовских шлягеров повеяло чем-то сторонним, а подчас и откровенно похабным. Что-то чуждое проявилось в творчестве поэтов с гитарами – мелочное, самодовольное и безконечно эгоистичное. Мы обязаны разобраться. Ради тех, кого унесла из жизни волна инферно, и ради своих детей. Иначе всё повторится – полыхнувший «неизвестно откуда» огонь отрицания уничтожит здесь уже всё.
Давайте вглядимся в почтенных бардов, за которыми влачится толпа подражателей. Их мировоззрение творило поэзию, которая накачивала общество гнилью. С такими песнями страна не могла уцелеть. Творчество Алексея Охрименко родилось как паскудство. Песни, написанные им с друзьями, отпевали сталинскую эпоху. Что-то рвалось из-под её глубоких снегов. Какое-то странное зубоскальство и тяга к юродству – к выставлению своего убожества на продажу и спекуляции на сострадании. Природу этой творческой стихии тогда, в послевоенные годы, не понял никто, потому что не особенно вглядывался. Соратники Охрименко быстро исчерпали себя, а сам он вполне показал, к чему устремлён. В каждой новой песне зазвучало глумление. Он спел про Гамлета и Отелло, Шекспира и Ломоносова, Сцеволу и Ларошфуко. Все эти песни одинаково низки и расчётливо эпатажны. Это поэтический лубок, исполненный под гитару, вульгарный пересказ сюжетов и биографий, где всё приземляется и сводится с пьедестала. Это мгновения низкого торжества, какой-то уж совсем мелкой радости. Практически все песни вымучены – видно, что автор опускается до пошлятины. Логика творчества привела Охрименко к абсолютному мраку – к констатации ужаса жизни как таковой. Мрак и отчаяние, приближение к бездне, вот что творит его закатную песню».
Одной из сомнительных заслуг бардовской песни было внедрение в советское сознание криминальной романтики. Владимир Высоцкий пел:
Вот раньше - жизнь:
И вверх, и вниз
Идешь без конвоиров,
Покуришь план,
Пойдешь на бан -
И щиплешь пассажиров…

Виктор Попов пишет в журнале «Веси»: «Во время хрущевской оттепели и брежневской стабильности ненавязчиво укрепляется романтический образ уголовника. Порой доходило до того, что уголовник изображался как борец с несправедливым режимом. В 1960-х – 1970-х годах большой популярностью пользовались записи подпольных концертов Аркадия Северного. Блатным романтизмом проникнуто раннее творчество Владимира Высоцкого и Александра Розенбаума. Хотя сам Владимир Семенович на концертах говорил, что исполняет городские романсы. В начале 1960-х в советский быт, вместе с первыми советскими бытовыми магнитофонами, ворвался Владимир Высоцкий со своими песнями-воплями, со своими блатными песнями, которые позднее любители камуфляжа назвали более «благозвучно» — «дворовыми» песнями. А блатная песня — это целый мир, это особый мир особых людей. Блатные издевательски, с соответствующими комментариями, выворачивая наизнанку нашу историю, наши установки и обычаи, сбрасывают с постаментов советские святыни».
Это сейчас понятно, что таким «блатным фольклором» готовили почву для криминальной революции, для того момента, когда бандиты вышли из подполья и стали хозяевами жизни. И было бы неправильно говорить, что все эти семена зла взращивались только спецами из-за океана – без мощной поддержки внутри нашей страны сценарий развала СССР невозможно было осуществить.
Сайт «Newsland» пишет: «18 мая 1967 года председатель КГБ СССР Владимир Ефимович Семичастный был освобождён от занимаемой должности, и новым председателем КГБ назначили Юрия Владимировича Андропова. Пробыл он на этой должности 15 лет - до 26 мая 1982 года, возглавляя КГБ дольше всех других руководителей этой организации за всю её историю. Андропов стал председателем КГБ в 1967 году, а уже в 1969 году КГБ начал постепенно забирать власть в стране.
До того, как Юрий Андропов и Семён Цвигун возглавили КГБ, диссидентов в Советском Союзе насчитывалось три или четыре человека, хотя иногда насчитывают даже пять или шесть диссидентов. В 1967 году было создано 5-е управление КГБ СССР, в чьи функции входило выявление лиц, занимающихся антисоветской агитацией и пропагандой, и стремящихся к свержению советской власти.
5-е Управление создавалось под флагом борьбы с идеологическими диверсиями. Но оно само стало главным производителем идеологических диверсий. Во всяком случае, ни до, ни после существования этого Управления в стране не было такого обилия всевозможных слухов, порочащих высшее руководство, за исключением Андропова, как в пору борьбы 5-го Управления с идеологическими диверсантами.
Идеи диссидентов, по словам бывшего сотрудника КГБ А. Н. Кичихина, это - "плод нашего творчества". То есть 5-е управление КГБ не только заставляло некоторых стукачей становиться диссидентами, но и само придумывало за них "интересные идеи". Таким образом, значительная часть идейного наследия диссидентов представляет собой плоды творчества "писателей в штатском"!
А чего стоит мутная история с Солженицыным? Подумайте: как сельский учитель, отсидевший в тюрьме, смог получить в распоряжение тайные архивы НКВД? Причем в его книгах многие документы банально фальсифицированы, размах репрессий многократно преувеличен.
Таким образом, Андропов совершал целенаправленные действия по рекламе диссидентского движения, по увеличению количества диссидентов в стране, и по втягиванию в диссидентское движение тех людей, которые раньше о нём даже не подозревали.
Но Андропову было мало диссидентов внутри СССР, он ещё искусственно их создавал за границей, в эмигрантской среде. Например, были созданы известные эмигрантские антисоветские организация Народно-трудовой союз (НТС) и Организация украинских националистов (ОУН).
Приведём отрывок из статьи Валерия Легостаева "Гебист магнетический. Заметки о Ю.В. Андропове" (газета "Завтра", №№ 5-8 за 2004 год): «Из внешнего мира, из-за стен ЦК по разным информационным каналам до аппаратных служб доходило чудовищное количество самых невероятных сплетен, слухов, анекдотов, фальшивок, имеющих своей целью дискредитацию высшего руководства партии по признакам физического здоровья и национальной принадлежности. Скрыться от этого не было никакой возможности. Особенно доставалось Брежневу. Его супруга Виктория Петровна была ославлена этими потоками информационного мусора как "стопроцентная жидовка", которая манипулирует своим "впавшим в маразм" супругом в интересах мирового еврейства. Фамилия "Суслов" разоблачалась как псевдоним еврея и русофоба. Еврейские корни обнаруживались в родословных Щербицкого и Черненко. Само собой были заклеймены как тайные евреи Гришин, Кириленко и Устинов. Невероятно и удивительно, но только (действительному еврею) Андропову чудесным образом удавалось избежать анонимных обвинений со стороны доходившей до аппаратных коридоров "народной молвы" в тайной принадлежности к еврейской расе.
При казалось бы стихийном характере этих слухов, в целом они выстраивались в гармоничную композицию. Дело представлялось так, будто наверху все погрязли в воровстве и коррупции; Брежнев впал в старческий маразм и всеми силами цепляется за власть, препятствуя сотрудникам КГБ в их борьбе против взяточников и коррупционеров... И посреди этого бедлама ходит весь в белом Юрий Владимирович, которому Брежнев не позволяет восстановить справедливость и обуздать высокопоставленных мафиози...»
В итоге всех этих массированных атак по национальному сознанию мы оказались безоружными перед нашим врагом, который взял нас, что называется – тепленькими. И до сих пор в нашем сознание клокочет столько внедренного туда хаоса, что нам очень трудно найти общий язык друг с другом… Тем более, что работа по окончательному расщеплению русского народа продолжается. С.Г. Кара-Мурза констатирует: «Сегодня телевидение методами психологической войны в значительной мере атомизировало наше общество и превратило его в толпу».

Subscribe

  • Причины роста смертности

    Давай внимательно посмотрим на факторы роста смертности Я не успеваю отвечать на комментарии к своим статьям. На бегу на смартфоне…

  • Метод ассоциаций

    Читаю, сообщение с сайта «Медвестник» от 08.02.2021 г.: «С коронавирусной инфекцией в прошлом году было связано 162,4 тыс.…

  • О смерти В. И. Филина

    Черные крылья смерти над нашей Родиной. Скоропостижно, якобы, от инфаркта скончался Владимир Иванович Филин. Довольно остро выступавший…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment