blprizrak (blprizrak) wrote,
blprizrak
blprizrak

Малый Народ против Большого Народа



Синтезирование этносов
 Сергей Георгиевич Кара-Мурза пишет: «Социальные инженеры, которые конструировали жизнеустройство на постсоветском пространстве, мыслили в категориях постмодерна, а не Просвещения. Они представляли общество не как равновесную систему классов и социальных групп, а как крайне неравновесную, на грани срыва, систему конфликтующих этносов. Программы и политическая практика не вписываются в категории классового подхода, но хорошо отвечают понятиям и логике учения об этничности. Процесс разборки и строительства народов резко ускоряется в переломные моменты истории. За вторую половину ХХ века он стал предметом исследований и технологических разработок, основанных на развитой науке. Свержение государств и уничтожение народов происходит сегодня не в ходе классовых революций и межгосударственных войн, а посредством искусственного создания и стравливания этносов».
Эту мысль следуют зафиксировать: для создания долговременных конфликтов социальные инженеры СОЗДАЮТ этносы с определенным зарядом, с определенной разрушительной философией. Нам это кажется невозможным, ведь мы считаем, что этнос рождается сам собой.

Деконструкция
И здесь следует вкратце коснуться философии постмодерна, о которой упомянул Сергей Георгиевич. Для нее характерен очень специфический взгляд на мир: посмодернисты воспринимают человеческую культуру как построение, которое словно бы создано из конструктора Лего. Ее можно разобрать, а затем собрать по-новому. Посмодернисты увлеченно занимаются такой игрой, как деконструкция. Она заключается в такой интерпретации текста, что он меняет свой смысл на противоположный. Они могут, например, взять проповедь какого-нибудь святого и таким образом истолковать его слова, что выйдет будто бы он призывал к разврату. Как сказал один из адептов этого направления Деррида: «Деконструкция – это игра текста против смысла». Т.е. посмодернистский текст направлен на уничтожение смысла.
В статье «Теория деконструкции» говорится: «Деконструкция – тенденция в современном культуре, направленная на смешение традиционных ценностей и истин. Итогом игры «смещенных значений» становится саморазрушающийся смех – «постмодернистская ирония».
Т.е. они берут традиционные ценности, разбирают их на части, а затем из этих частей собирают нечто, что вызывает сатанинский хохот. Для посмодернистов не существует истины, в их игре можно разрушить что угодно и собрать из обломков что угодно.
Например, Мишель Фуко представлял человека как вполне искусственную, синтетическую конструкцию, которая вполне открыта для разборки и перестройки. Он писал: «Человек – это изобретение недавнего времени, и конец его, может быть, уже недалек». Без этих утверждений трудно разобраться в той глобальной политике расчеловечивания, которая проводится сейчас в мире..
Можно разобрать человека и собрать нечто другое (например, послушного киборга), а можно таким образом переконструировать целый народ.
Конфликт строится по такой схеме: синтезируется новый народ (с заданными характеристиками), который вступает в смертельный конфликт со старым народом, подлежащим деконструкции…

Организм или механизм?
Игорь Ростиславович Шафаревич пишет в «Русофобии»: «Весь вопрос в том, как воспринимать общество — организмом  или механизмом, живым  или мёртвым.
Согласно первой точки зрения, человеческое общество сложилось в результате эволюции «норм поведения» (в самом широком смысле: технологических, социальных, культурных, моральных, религиозных).
Вторая точка зрения утверждает, что общество строится людьми логически, из соображений целесообразности, на основании заранее принятого решения. Здесь вполне можно, а часто и нужно, игнорировать исторические традиции, народный характер, выработанную веками систему ценностей. И для этой философии решающую роль играют те, кто обладает нужными познаниями и навыком: это истинные творцы Истории. Они и должны сначала вырабатывать планы, а потом подгонять неподатливую жизнь под эти планы. Весь народ оказывается лишь материалом в их руках».
С точки зрения Шафаревича, отношение к обществу, как к мёртвому механизму, характерно для агрессивного, антитрадиционного меньшинства, которое он называет «Малым Народом».

«Малый Народ»
Описание этого социального и духовного слоя было дано исследователем французской революции Огюстеном Кошеном. Шафаревич пишет: «По его мнению, решающую роль во французской революции играл круг людей, сложившийся в философских обществах и академиях, масонских ложах, клубах и секциях. Специфика этого круга заключалась в том, что он жил в своём собственном интеллектуальном и духовном мире: «Малый Народ» среди «Большого Народа». Можно было бы сказать — антинарод  среди народа. Именно здесь вырабатывался необходимый для переворота тип человека, которому было враждебно и отвратительно то, что составляло корни нации, её духовный костяк. Общества, объединявшие представителей «Малого Народа», создавали для своих членов как бы искусственный мир, в котором полностью протекала их жизнь.
Механизм образования «Малого Народа» — это то, что тогда называли «освобождением от мёртвого груза», от людей, слишком подчинённых законам «Старого мира»: людей чести, дела, веры.
По мнению Кошена, образ того человека, которого они хотели создать - парадоксальное существо, средой его обитания является пустота, так же, как для других — реальный мир.
Он уже не может жить вне «Малого Народа», в мире «Большого Народа» он задыхается, как рыба, вытащенная из воды. Так «Большой Народ» становится угрозой существованию «Малого Народа», и начинается их борьба: лилипуты пытаются связать Гулливера.
Мы сталкиваемся с мировоззрением, которое стремится порвать все свои связи, даже внешние, связующие с исторической традицией: переименование городов, изменение календаря… И убеждение в том, что всё разумное следует заимствовать извне. И в частности копирование чужой политической системы.
Мне кажется, что эта замечательная концепция применима не только к эпохе французской революции, она проливает свет на гораздо более широкий круг исторических явлений. По-видимому, в каждый кризисный, переломный период жизни народа возникает такой же «Малый Народ», все жизненные установки которого ПРОТИВОПОЛОЖНЫ мировоззрению остального народа. Для которого всё то, что органически выросло в течение веков, все корни духовной жизни нации, её религия, традиционное государственное устройство, нравственные принципы, уклад жизни — всё это враждебно, представляется смешными и грязными предрассудками, требующими безкомпромиссного искоренения. Будучи отрезанным начисто от духовной связи с народом, он смотрит на него лишь как на материал, а на его обработку — как чисто ТЕХНИЧЕСКУЮ проблему. Так что решение проблемы не ограничено никакими нравственными нормами, состраданием или жалостью. Это мировоззрение, как замечает Кошен, ярко выражено в фундаментальном символе масонского движения, игравшего такую роль в подготовке французской революции в образе построения Храма, где отдельные люди выступают в роли камней, механически прикладываемых друг к другу по чертежам «архитекторов»».

«Воюющий орден»
Шафаревич указывает, что некое подобие «Малого Народа» возникло и в Российской империи в среде интеллигенции накануне революции: «В русской публицистике к интеллигенции часто применяли термин «орден» (П. Анненский, Ф. Степун, Н. Зернова). Например, Анненский писал:
«Интеллигенция представляет собой как бы воюющий орден, который не имеет никакого письменного устава, но знает всех своих членов, рассеянных по нашей земле, и который по какому-то соглашению всегда стоял поперёк всего течения современной жизни».
Интересно посмотреть, как этот вопрос трактуется в известном сборнике «Вехи», имеющем подзаголовком «Сборник статей о русской интеллигенции». П. Струве оговаривается, что он имеет в виду не всю интеллигенцию, но определённую её часть, которой свойственно «безрелигиозное отщепенство от государства» — черта, очень подходящая к характеристике «Малого Народа». Бердяев в начале статьи упоминает, что он имеет в виду «кружковую интеллигенцию» и даже предполагает для неё новый термин: «интеллигентщина». Он говорит: «странная группа людей, чуждая органическим слоям русского общества». Характеристика Гершензона: „сонмище больных, изолированных в своей стране“. Франк называет интеллигента „воинствующим монахом нигилистической религии безбожья“, интеллигенция — „кучка чуждых миру и презирающих мир монахов“».

Диссиденты
Опорой для войны против Советского Союза стали диссиденты, которые также воспроизвели феномен «Малого Народа». Шафаревич приводит наиболее характерные высказывания этой публики: «В конце 60-х годов в Самиздате появился сборник с эссе Г. Померанца  и статьями А. Амальрика. Померанц прекрасно передаёт мироощущение «людей без корней», составляющих «Малый Народ»: «Духовно все современные интеллигенты принадлежат диаспоре. Мы всюду не совсем чужие. Мы всюду не совсем свои». Померанц пишет: «Интеллигенция есть мера общественных сил — прогрессивных, реакционных. Противопоставленный интеллигенции, весь народ сливается в реакционную массу».
Точка зрения Шрагина такова: «Интеллигент в России — это зрячий среди слепых, ответственный среди безответственных, вменяемый среди невменяемых». «Еропейски образованная и демократически настроенная интеллигенция» созрела для того, чтобы большинство народа объявить НЕВМЕНЯЕМЫМ! А где же место невменяемому, как не в психушке?
Наконец, взгляд Померанца: «Любовь к народу гораздо поопаснее (чем любовь к животным): никакого порога, мешающего стать на четвереньки, здесь нет». «Новое что-то заменит народ». «Здесь складывается хребет нового народа».
Если русское сознание, по мнению авторов, так проникнуто раболепием, обожанием жестокой власти, мечтой о хозяине, если правовые традиции нам абсолютно чужды, то как же такому народу привить демократический строй демократическими методами, да ещё в ближайшем будущем? Но оказывается, что для авторов здесь и затруднения нет. Просто тогда русских надо сделать демократичными, хотя бы и недемократическими методами. (Руссо называет это: заставить быть свободными)».
Одним словом, демократию в России необходимо строить в условиях жесточайшей диктатуры.
Шафаревич делает вывод: «Перед нами какой-то слой, очень ярко сознающий своё единство, особенно рельефно подчёркнутое резким противопоставлением себя всему остальному народу. Слой этот объединён сознанием своей элитарности, уверенностью в своём праве и способности определять судьбы страны».
Шафаревич в «Русофобии» указывает, что как правило ядром «Малого Народа» становятся евреи, которые имеют многовековую традицию обособления, отчуждения от окружающего их мира…

Демос и охлос
С.Г. Кара-Мурза пишет, что в программе «реформ» было заложено разделение народа на «демос» и «охлос»: «На разрушение духовного и психологического каркаса русского народа была направлена большая кампания, названная «перестройкой». Демонтаж народа проводился совершенно сознательно, целенаправленно и с применением сильных и даже преступных технологий.
Предполагалось, что взамен старого народа в ходе реформ удастся создать новый народ, с совершенно иными качествами и иным цивилизационным вектором («новые русские», «средний класс»). Это и был бы демос, который должен был получить всю власть и собственность. Ведь демократия - это власть демоса, а гражданское общество — «республика собственников»!
В 1991 г. самосознание «новых русских» и примыкающей к ним части интеллигенции как нового народа, рожденного революцией, вполне созрело. Только причастные к этому меньшинству были признаны демосом, народом, а «совки», утратив статус народа, были переведены в разряд быдла (охлоса), лишенного собственности и прав.
Уже в самом начале реформы была поставлена и задача изменить тип государства — так, чтобы оно изжило свой патерналистский характер и перестало считать все население народом (и потому собственником и наследником достояния страны). Теперь утверждалось, что настоящей властью может быть только такая, которая защищает настоящий народ, то есть «республику собственников». В требованиях срочно изменить тип государственности идеологи народа собственников особое внимание обращали на армию — задача создать наемную армию карательного типа была поставлена сразу же.
Выполнение этой программы свелось к холодной гражданской войне нового народа (демоса) со старым (советским) народом. Новый народ был все это время или непосредственно у рычагов власти, или около них. Против большинства населения (старого народа) применялись средства информационно-психологической и экономической войны, а также и прямые репрессии с помощью реформированных силовых структур.
Экономическая война внешне выразилась в лишении народа его общественной собственности («приватизация» земли и промышленности), а также личных сбережений. Это привело к кризису народного хозяйства и утрате социального статуса огромными массами рабочих, технического персонала и квалифицированных работников села. Резкое обеднение привело к изменению образа жизни (типа потребления, профиля потребностей, доступа к образованию и здравоохранению, характера жизненных планов). Это означало глубокое изменение в материальной культуре народа и разрушало его мировоззренческое ядро. Воздействие на массовое сознание имело целью непосредственное разрушение культурного ядра советского народа. В частности, был произведен демонтаж исторической памяти, причем на очень большую глубину.
К 1991 г. советский народ был в большой степени «рассыпан» — осталась масса людей, не обладающих надличностным сознанием и коллективной волей. Эта масса людей утратила связную картину мира и способность к логическому мышлению, выявлению причинно-следственных связей. Эту массу «демократы» и называют охлосом».
С.Г. Кара-Мурза указывает на то, что режим, возникший в ходе реформ принял не классовый, а скорее этнократический характер: утвердилась власть меньшинства, которое воспринимало  себя отдельным, «Малым Народом».
Казалось, что проект близок к успеху, но вдруг в нем наметился сбой…

Не добили!
Первый звоночек прозвенел летом 2008 года, когда во время Интернет-голосование «Имя Россия» с огромным отрывом стал побеждать И.В. Сталин. Но как только рост голосов за Сталина стал превосходить все мыслимые и «допустимые» пределы, тут же по TV было объявлено, что это голосование липовое (что-то вроде шутки телевизионщиков), что «рейтинг» Сталина накручивается нанятыми коммунистами «хакерами», да полубезумными поклонницами Сталина, старушками-комуняками, по которым Гаагский трибунал плачет. После этого с итогами голосования были произведены манипуляции, благодаря которым первое место занял Александр Невский, а Сталин спустился на третье.
Эта история уже позволила понять, что «советское сознание» не удалось окончательно разгромить.
Дальнейшие события подтвердили этот факт. В 2010 году в эфире Пятого канала было запущено телевизионное шоу «Суд времени». Всего было рассмотрено 44 темы, в основном посвящённые истории Нового и Новейшего времени. Ток-шоу являло собой подобие суда. Одну сторону на процессе предсталял писатель Л.М. Млечин, который представлял либеральную точку зрения, а другую – С.Э. Кургинян, который отстаивал просоветские взгляды. На протяжении ВСЕХ 44 тем голосование зрителей по телефону и по Интернету неизменно показывало одно: подавляющее большинство откликнувшихся поддерживают Кургиняна. Иногда разрыв между парой Млечиным и Кургиняном доходил до совершенно неприличных пределов - 3% против 97%.

Большой Народ выжил!
11 сентября 2012 года «Левада-Центр» опубликовал статью под заголовком ««Совок»: живее всех живых?» Ее авторы с нескрываемой тревогой сообщают: «Два десятка лет без Советского Союза, Перестройка и рынок не поколебали сознания «советского человека».
Спустя два десятилетия после отмены советской власти в России «совок» жив и во многом продолжает определять жизнь посткоммунистической России. Как пишет историк Андрей Зубов («Ведомости», 21.11.2011г.), за минувшие два десятилетия никакого видимого коммунистического реванша не произошло, однако «советскость постепенно, шаг за шагом восстанавливала свои, казалось бы, утраченные в 1991 году позиции»».
Благодаря чему это произошло? Авторы статьи пишут: «В 2000-е годы, говорит социолог Левада-центра Борис Дубин, «пропаганда вдруг заработала на примирение с советским. Советское стало, во-первых, своим, а во-вторых, хорошим».
Молодежь, никогда не жившая в СССР, узнает о нем из советских фильмов и из рассказов родителей, дедушек и бабушек. Здесь включается культурный механизм трансляции Homo Soveticus: образ советского, транслируемый властью, подкрепляется семейными преданиями. По опросу Левада-центра, 60% ребят вынесли из семейных историй ту мораль, что в советское время жить было все-таки лучше.
Социолог Елена Омельченко добавляет, что молодежь реагирует на расширение пространства потребительской культуры антикапиталистическими настроениями, облекая их в эстетику советского прошлого: «Как только возникает гламур и мажорство, у молодежи растут настроения несправедливости и нечестности, протеста против такой организации мира, в котором формируется жесткое пожизненное неравенство. В качестве символов протеста молодежь использует какие-то советские символы»».
Авторы статьи фактически определяют «совков», как недочеловеков: «Homo Soveticus получился в результате глубокой негативной селекции: лучшие, самые честные и культурные были убиты или лишены ссылками и тюрьмами возможности создавать семью и воспитывать детей, а худшие, те, кто взялись за создание нового человека, или те, кто молча согласились с новой властью, смогли “плодиться и размножаться”».
При этом указывается, что корни советского человека уходят в глубь русской истории: «Одним из решающих факторов в формировании Homo Soveticus была отмена в СССР частной собственности. Но, возможно, стоит заглянуть и в более давнюю историю, как минимум в XVI век, когда Иван Грозный строил централизованное государство, укреплял основы крепостного права, подчинил Московскому княжеству Новгород и Псков и тем самым уничтожил ростки демократического народовластия, которые там существовали. Столетия крепостного рабства, крестьянского общинного сознания, культ верховной власти, поддерживаемый православием, превратили Россию в удобный полигон для советского эксперимента. Объясняя механизм воспроизводства Homo Soveticus, профессор Бажанов предлагает социально-психологическую версию с опорой на архетипы Юнга: «Такого рода структуры подспудно существуют в общественном безсознательном и при определенных условиях они проявляются». Таким образом, авторитарная организация власти вернула к жизни худшие черты, архетипически заложенные в нации».
Таким образом, «советский человек» - это русский человек… Ненависть обращена не только на советский период, а на всю русскую историю.
В статье четко обозначено и социальное разделение: «Социолог Лев Гудков предлагает «территориально-экономическое» объяснение воспроизводства Homo Soveticus. В крупных городах рыночная экономика более заметна, а зависимость от власти слабее, политическое сознание здесь более подвижно. Но две трети населения России проживает на селе и в небольших городах. «Именно в этой зоне депрессивности и бедности и воспроизводится советский человек. В больших городах накапливается потенциал, представленный сторонниками реформ, но он подавляется консервативной периферией», – говорит Гудков».
Итак, «совок» - это русские по национальности, и бедные по социальному положению. И к большой тревоге Малого Народа, русские, несмотря на многолетнюю атаку, обнаружили устойчивость…

Малый Народ создает оппозицию
Накануне выборов в Госдуму в 2011 году и президентских в 2012 году в России был запущен процесс «оранжевой революции». В чем заключается ее смысл? С.Г. Кара-Мурза пишет: «Один из важных выводов анализа «оранжевых» революций гласит, что государство с подорванной способностью к проектированию обладает резко ослабленной легитимностью. Власть в нем легко свергается просто при помощи спектакля, построенного по канонам постмодерна на голом отрицании и возбуждении эмоций. Но результаты такого спектакля приводят к изменениям масштаба революции, вплоть до полного изъятия у населения (пространства, уже не страны) прав на легитимацию власти и на определение своего цивилизационного вектора — и власть, и вектор ему задаются извне. Функция проектирования будущего, ранее всего лишь подавленная, теперь изымается. Грузия уже почти в таком состоянии, Украина — на грани».
Главные движущие силы этого процесса сразу же проявили характерные черты Малого Народа: лидеры «белоленточного движения» назвали себя креативным классом, а весь остальной народ – послушным быдлом, путинским большинством, «анчоусами» и т.д. «Левада-центр» в своей статье подчеркнул это размежевание: «Массовые акции протеста в Москве показали, что на смену поколению людей, ностальгирующих по советской системе, приходит два человеческих потока, условно либеральный и условно левый: первый – те самые «рассерженные горожане», «креативный класс», второй – молодые левые и националисты, которые ставят самостоятельные идеологические задачи, без оглядки на СССР». Антисоветизм, презрение к прошлому страны стали тем базисом, на котором в единую силу собрались либаралы и национал-демократы. Их отчуждение от народа особенно остро проявилось во время украинских событий.
Андрей Макаревич в блоге радиостанции «Эхо Москвы» описал свои впечатления от участия в марше в поддержку бандеровцев, который устроила либеральная общественность столицы: «Иду в Марше мира. Понимаю что время не позволяет дойти до Сахарова, соскакиваю в переулок перед Трубной. Немножко поздно понимаю что сейчас уткнусь в кургиняновских соколов. Из переулка выныривают двое - мужики лет под 50, хорошо одетые. У меня на лацкане маленький пацифик с желто-синей ленточкой. Крик: "Бандера, б***!" Подбегают, узнают, цепенеют на мгновенье, это позволяет мне не меняя скорости и направления, пройти мимо них. В спину: "Андрюха! Жид Бандере продался!" Боюсь, этот народ уже не спасти".
Господин Илларионов выступил с заявлением: «Если что-то и спасет Украину, то только, увы, силовое сопротивление. В ближайшие три дня решится судьба континентальной Украины. Либо украинские власти и общество сделают выводы и предпримут необходимые действия по ликвидации интервенции в восточные области Украины. Подчеркиваю, это именно интервенция, вторжение российского спецназа, а не "сепаратистское восстание" на территории Украины. Либо, если в течение трех дней проблему не решат, территории Украины будут утрачены. Сомневаюсь, что в таких условиях правительство в Киеве устоит. Вот тогда судьба всей Украины будет совсем иной. Украина должна решить проблему востока в течение ближайших трех дней. Решить во всех местах, где были захвачены административные здания и учреждения. Вот тогда у Украины есть шанс на дальнейшее формирование новой, свободной, независимой, зажиточной страны".
Но лучше всех показал себя Станислав Белковский, призвавший США нанести ядерный удар по Черноморскому флоту России…
В условиях угрозы повторения киевского сценария в Москве, нарастающей конфронтации с Западом и русского пробуждения, российская власть вынуждена меняться. Наверное именно новой ситуацией можно объяснить  то, что представители разных фракций Госдумы обратились к генпрокурору России Юрию Чайке с просьбой расследовать обстоятельства разрушения Советского Союза и привлечь виновных к ответственности. В обращении к генпрокурору депутаты отмечают, что Горбачев совершил ряд неправомочных решений.
Еще ничего не предрешено, и, возможно, все трудности еще впереди...
Subscribe

  • Причины роста смертности

    Давай внимательно посмотрим на факторы роста смертности Я не успеваю отвечать на комментарии к своим статьям. На бегу на смартфоне…

  • Метод ассоциаций

    Читаю, сообщение с сайта «Медвестник» от 08.02.2021 г.: «С коронавирусной инфекцией в прошлом году было связано 162,4 тыс.…

  • О смерти В. И. Филина

    Черные крылья смерти над нашей Родиной. Скоропостижно, якобы, от инфаркта скончался Владимир Иванович Филин. Довольно остро выступавший…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments