blprizrak (blprizrak) wrote,
blprizrak
blprizrak

Categories:

Проклятая орда

В этом году исполняется 20 лет со времени «черного октября» 1993 года.
Я хочу поделиться своими, вполне субъективными впечатлениями от тех событий.
Так, как уже выросли постсоветские поколения,  для начала необходимо кое-что объяснить. В советские времена, собравшись за праздничным столом, люди после рюмки-другой могли посплетничать о зажравшихся обкомовцах, о дикции Брежнева или о чем-то подобном, но никому в голову не пришло бы, что генеральный секретарь или глава МИДа Громыко может продать нас американцам, а секретарь обкома обокрасть население и обречь его на голод. То есть, мы при всех оговорках советских руководителей считали своими, частью единого целого. Таким же было отношение и к милиции, которая, как мы сейчас понимаем была весьма гуманной (молодое поколение, возможно, не знает, что у советских милиционеров не было даже дубинок-«демократизаторов»). Кто-то мог поругать отдельных милиционеров, но все же в сознании жило ощущение, что милиционеры – наши, что они находятся по одну с нами линию фронта, что они защищают нас от бандитов. И конечно же особым ореолом была окружена армия, люди в военной форме – защитники Отечества… Это можно сравнить с системой определения «свой-чужой» в современных боевых самолетах: советский народ в основном воспринимал и власть, и милицию, и военных, как своих, и это было основой стабильности и гражданского мира.
В годы «перестройки» произошел фундаментальный переворот: наша власть вдруг стала нас сдавать – Западу, американцам, бандитам. Сергей Георгиевич Кара-Мурза описывает в одной из своих статей, как он присутствовал в годы «перестройки» на каком-то мероприятии, где пытался доказать чиновникам и экономистам всю пагубность намеченных реформ. И вдруг в какой-то момент он осознал: что-либо доказывать этим людям совершенно бессмысленно, они все понимают и просто готовятся к грабежу. Сергей Георгиевич испытал шок, почувствовав, что вдруг оказался в среде самых настоящих, кровожадных бандитов…
Но в нас до последнего жила надежда на то, что внутри властной элиты сохранилось здравомыслящее, патриотическое ядро, которое не позволит сбросить страну в пропасть.  И мы до последнего надеялись на людей в форме, на то, что наши (пусть и бывшая) советская милиция и Советская армия не предадут свой народ. Полностью эту надежду уничтожил октябрь 1993 год.
Все началось немного раньше - 23 февраля 1992 года состоялось вполне символическое действо: ОМОН устроил показательное избиение ветеранов Великой Отечественной, которые шли поклониться могиле Неизвестного солдата. Сергей Кара-Мурза пишет: «Крупную группу демонстрантов, запертую с двух сторон, жестоко и нарочито грубо избили — били стариков, инвалидов, заслуженных военачальников высокого ранга, всем известных депутатов и писателей». Автор журнала «Московский литератор» Светлана Гладыш рассказывает об испытанном ужасе: «Генерал, дошедший до Берлина, не смог дойти до Кремля — упал на Тверской, как на поле сражения. Уличные развалы Арбата полнились сорванными с мундиров ветеранов орденами и медалями за оплаченное кровью мужество. Отца моей знакомой двое дюжих молодцов избили до потери сознания и вырвали «с мясом» орден боевого Красного Знамени и медаль за освобождение Будапешта: «Ты, дед, — мразь красно-коричневая». По всей России плакали старики от унижения и непонимания происходящего».
Как сейчас уже понятно, в случившемся не было никакой ошибки – это был сознательный жест: обновленная милиция втаптывала в грязь ветеранов Великой Отечественной войны демонстрируя тем самым, что в России настали новые времена, восторжествовали принципиально иные ценности… Власть сознательно жаждала кровопролития. А потом было 1 мая 1993 года, а затем – «черный октябрь», когда нам показали прямую трансляцию расстрела Белого дома. И мы все видели нечто, что никак не вмещалось в сознание: наши танки, с нашей символикой били из пушек по нашим людям, а наши вроде бы солдаты и милиционеры убивали наших соотечественников. И стало окончательно ясно – у нас больше нет государства, у нас больше нет милиции, нет армии. В стране воцарилось что-то жуткое, демоническое, беспощадное к нам, что хочет нашей гибели… Теперь система распознавания «свой-чужой» стала иначе реагировать на власть, на людей в форме. Милиция, военные, чиновники слились в нечто единое с бандитами, с торжествующими американцами – все собралось в темную смертоносную силу, которая душила, убивала нас. С этого времени в России появилось и стало укрепляться такое явление, как панический страх перед людьми в милицейской форме. Триколор фактически стал символом оккупации, символом геноцида русского народа.
В советские времена наше воспитание строилось на памяти о Великой Отечественной войне, на подвиге советских солдат, которые спасли страну от черного фашистского мрака. И это зло нам казалось чем-то далеким, забытым, обезвреженным раз и навсегда. И вдруг это темное, дьявольское зло восторжествовало в нашей стране – во всей своей беспощадной жути. И не было никого, кто бы мог нас спасти… Стало ясно, что с нами могут сделать все что угодно, что уже нет никаких сдержек.
Через некоторое время после «черного октября» в публикациях прессы стали появляться подробности того, что творилось в Москве в дни ельцинского переворота. От прочитанного волосы на голове вставили дыбом. Чем можно было объяснить запредельный садизм силовиков? Что это были за силовики, откуда? Газета «Завтра» написала, что в столице в те дни орудовали «бейтаровцы», а неизвестные снайперы били с крыши американского посольства…
Через некоторое время Станислав Говорухин в своем документальном фильме «Час негодяев» показал кадры, как станковый пулемет с одного из БТР в Останкино бегло бьет по жилым московским кварталам. Что за человек сидел за этим пулеметом, какая ненависть им двигала?
В программе Соловьева «Поединок» прошла очень интересная дискуссия о событиях октября 1993 года. Мне особенно запомнился тон выступлений «правозащитницы» Аллы Гербер: она захлебываясь от ненависти назвала защитников парламента «маргинальными толпами», «отрядами фашистствующих дегенератов». В этих словах Гербер почувствовалось нечто весьма похожее на ту расовую неприязнь, которая постоянно прорывается в выступлениях отдельных либерастов, когда они начинают говорить о неполноценности русских, о том, что неплохо бы русский народ вовсе истребить, а от России оставить пустое место. Но может быть у этих либерастов на языке то, что у высокопоставленных чиновников на уме?
Однако дело ведь не только в жестокости, но и в том, ЧТО такой кровавой ценой покупалось. Например, сталинская коллективизация и индустриализация воплощались в жизнь довольно беспощадными методами. Но такой ценой был оплачен рывок в развитии, который позволил сохранить страну и выиграть мировую войну. Без жестокой сталинской индустриализации нас бы просто стерли в порошок.
Что мы получили в итоге «черного октября»? Власть бандитской олигархии, которая обеспечила в России постоянный регресс по всем направлениями. Резня в Москве была вызвана осознанием того, что разграбление и разрушение страны можно проводить только в условиях диктатуры, в условиях террора.
Сейчас смешно смотреть на то, как либерсты, играющие в оппозицию, ругают путинскую власть за диктаторские замашки, за сфальсифицированные выборы. Они, кажется, забыли, что современный характер российской государственности был рожден в октябре 1993 года их кумирами – Ельциным и Гайдаром.
Господин Навальный отозвался на смерть Егора Гайдара такими словами: «Я вообще-то не самый стеснительный, но если честно  - робел в присутствии Гайдара. Это ж сам ГАЙДАР. Я был его фанатом в романтическую пору становления рыночной экономики. До хрипоты ругался со всеми, кто был против него. Романтическая пора прошла, а Гайдар остался одним из немногих, кто сохранил к себе безоговорочное уважение и пиетет. Мы все осиротели. Светлая память Егору Гайдару - великому человеку прошедшему великие потрясения и оставшемуся Человеком».
За 3 года гайдаровской «шоковой терапии» умерло более 12 миллионов человек, более 12000 деревень и 200 городов исчезли с карты России. И в организатора этого геноцида влюблен господин Навальный, он считает его идеалом, образцом для подражания, так что – делайте выводы…
В 1993 году была полностью уничтожена ответственность чиновников перед гражданами страны. Никакой обратной связи между властью и народом с того времени не существует. Госдума и прочие местные парламенты – это по своей сути нечто похожее на блошиный цирк: в маленькой коробочке сидят блошки, забавно скачут, что-то говорят, смысла в этом – никакого. В России появился ряд декораций: имитация парламента, имитация правительства и т.д., и никто на самом деле не знает – где принимаются решения. Путин выступает с хорошими речами, но делает-то совсем другое. Значит, Владимир Владимирович не совсем свободен в своих решениях? А кто на самом деле командует в России? Профессор МГИМО Валентин Катасонов сказал: то, что руководит Россией, правильно называть не "правительством", а колониальной администрацией...
В интернете прошла такая интересная информация: «В Постановлении Правительства Российской Федерации от 21 апреля 2006 г. N 229 г. Москва «О порядке управления средствами Стабилизационного фонда Российской Федерации» страны перечислены по-русски, но в алфавитном порядке латинского происхождения.  Таким образом, не сложно понять, что документация «О порядке управления средствами Стабилизационного фонда РФ» в т.н. «правительство РВ» приходит на английском языке, где ее просто переводят и публикуют уже в качестве «российских законов».
К этому стоит добавить, например, то, что Протокол о вступлении России в ВТО не был переведен на русский язык, и депутаты «Единой России» голосовали за него, даже не зная – о чем говорится в этом документе. Но это же и не важно – хозяин приказал, холуй сделал…
Таким образом, можно сказать, что в октябре в 1993 года был ликвидирован суверенитет нашего государства. И можно предположить, что именно внешнее управление обеспечивает преемственность политики в нашей стране – и при Ельцине, и при Медведеве, и при Путине происходит  демонтаж России. Двадцать лет непрерывно идут «реформы», которые приводят к неизменно сокрушительному результату. Какие тут могут быть ошибки? «Реформы» похожи на удавку, которая все туже затягивается на наших шеях. И «реформаторы» никогда не остановятся, их можем остановить только мы сами – больше некому…
Subscribe

  • Клиентоцентричность

    От российского государства остался только гимн, герб и флаг. "Новые Известия" пишут: «Масштабный и долгий конфликт между…

  • Ротшильды и ковид

    В этом материале я всего лишь хочу указать на две публикации – практически без комментариев. Одна была размещена на сайте «Фонда…

  • Настоящий подполковник

    Какие погоны заслуживает великий человек? Официальный представитель Кремля Дмитрий Песков ответил на вопрос журналистов о том, почему президент…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments