blprizrak (blprizrak) wrote,
blprizrak
blprizrak

Categories:

ЦАРСТВО ТЬМЫ

Школа для дураков
Где-то месяц назад мне в Интернете попался материал под название «То, что вы не хотели знать об Англии». Его автор - Алексей Лукьяненко,  некогда успешный латвийский бизнесмен, который потерпев крах в кризис 2008 года, был вынужден уехать в Великобританию и начать свою деятельность с самых низов.
Меня поразило то, что Алексей Лукьяненко рассказал об английском школьном образовании: «В 4-м классе middle school (средней школы), в первом полугодии, по математике на дом, задают счёт до 20. После нового года, счёт до 40. Таблицу умножения, там не знает толком практически никто. Зато в третьем классе, всем ученикам прямо в школе, дарят по калькулятору. Это еще один повод её не учить.
Система деления в английской школе выглядит так: допустим надо разделить 15 на 3. (Я уже не говорю, что это опять-таки таблица умножения, которую надо знать наизусть). На листочке пишется цифра 15. Она обводится кружком, и к кружку пририсовывается три ножки. Это 3. А потом напротив каждой ножки последовательно ставятся точки, пока ты не досчитаешь до 15. Всё что остается, это сосчитать точки напротив одной ножки. Это правильный ответ.
Увидев, как восьмилетняя дочка моей подруги совершает подобные вычисления, я поначалу решил, что ребенок занимается ерундой. Я даже спросил, что это она выдумала? На что получил ответ:
- Это нам в школе объяснили, как делить цифры.
Я был в шоке. Через пару секунд я спросил:
- А ты можешь разделить 200 на 10?
- О-о, это сложное задание, - ответила мне девочка, - Но я попробую.
Она написала цифру двести, обвела кружком, пририсовала 10 ножек, и начала ставить точки и считать.
- Ради Бога остановись – попросил я, - я не могу на это смотреть.
Один из поляков, у которого была 14-летняя дочка, задумался, что может быть следует  вернуться в Польшу. И отправил жену и дочку на разведку, посмотреть - что и как, потому что они прожили в Англии уже больше 6 лет. Когда они приехали в Польшу, первым делом пошли в школу. Через несколько уроков дочка выбежала в слезах, и сказала маме, что никогда не останется здесь. Еще бы, её ведь надо было определять в класс на пару лет обратно. А самое страшное, что над ней смеялись все одноклассники.
Брат поляка, переехал в Англию и привез свою 12-летнюю дочь. Её определили в класс по возрасту, но она начала жаловаться, что ей там нечего делать. Математические задачи, которые её одногодки решали минут по 20, она делала за полторы минуты. Девочку перевели на класс выше. Но и там она сидела и смотрела в потолок, потому что ситуация практически повторилась. Так как ещё выше уже перевестись уже было нельзя, её оставили как есть. Дочка полностью потеряла интерес к обучению. Ещё был поляк, у которого сын закончил английскую школу. Мальчик проучился в ней последние 8 лет. Я спросил у него:
- Ну и как?
- Дурак дураком - ответил он.
Не знаю как в старших классах, в младших они делают всё что угодно, кроме учёбы. Поют, танцуют, рисуют, плавают, ходят на экскурсии, к ним приводят каких-то собачек, курочек, зайчиков. А на самом деле, дети не знают элементарных вещей. Например, заполняя дневник на завтра, они каждый день спрашивают какое завтра число. Ничего удивительного. Ведь в третьем классе, в школе, им читают сказку про трёх поросят. Ещё одна любопытная опция, это записки для учителя. Если ты не можешь сделать домашнее задание, ну или не хочешь, нужно написать записку что ты не можешь это сделать. Причем пишет записку сам ребёнок. И когда он приходит в школу с этой запиской, никаких санкций за невыполненное домашнее задание нет. На мой взгляд, это все равно, что написать «Я тупой», и отнести это учителю».
Я заинтересовался данной темой, и решил поискать в Интернете материалы о системе образования на Западе. Вдруг мигрант Лукьяненко что-то утрирует, искажает…
И вот, что прочитал в статье Максима Калашникова: «Исследования знаний школьников по международному стандарту PISA в Великобритании (математика, чтение и науки) показали, что страна скатилась по чтению с 7-го места в 2000 году до семнадцатого в 2008-м. По математике – опустилась с 8-го на 24-е место. Англичане, которые некогда славились как первостатейные инженеры, обращаются в безполезное и глупое стадо. В Англии число занятых в индустрии упало с 1979 по 2006 г. с семи миллионов до 3,4 млн».

Деградация
Мне попалось совершенно свежее сообщение от 21 августа 2013 года: «Уровень образования американских школьников с каждым годом становится всё ниже. Каждый год число выпускников школ США, которые не могут набрать необходимые баллы для получения аттестата о среднем образовании, увеличивается. В 2012 году это удалось только 69,4% выпускников. В этом году эксперты ожидают самого низкого уровня оценок аттестационных экзаменов за всё время существования этих учебных испытаний. В рейтинге, составленном Организацией экономического сотрудничества и развития, американская нация по уровню среднего образования занимает 22-е место. Лишь 77% американцев имеют среднее образование. А по уровню высшего образования среди 18 стран США оказались на последнем месте».
На сайте Inoforum.ru я нашел рассказ человека, познакомившегося с американской системой: «Я окончил Ленинградский Механический Институт, факультет приборостроения. В начале 90-х судьба привела меня в компьютерную индустрию, где мне удалось достаточно хорошо реализоваться профессионально. Эта профессиональная дорога, в конце концов, привела в Америку. Только там, через 5–6 лет жизни и карьеры до меня дошло, КАКОЕ ЗАМЕЧАТЕЛЬНОЕ У МЕНЯ ОБРАЗОВАНИЕ, да еще и полученное «за безплатно».
Было время, когда мне приходилось проводить интервью с претендентами на должность DBA (администратора базы данных). В числе кандидатов были свежие выпускники университетов по специальности Вычислительная Техника. Обычно я придумывал несколько условных проблем и просил претендента изложить принципы решения. Типичный ответ «молодых специалистов» был примерно такой: «Эх, жаль, у вас тут нету такого экрана, как нам в университете показывали. Нас учили, что надо кликнуть мышкой сначала слева вверху, а потом внизу».
Чем старше я становлюсь, тем лучше понимаю, что в меня была вложена частица интеллектуальной мощи Великой Страны, которой больше нет. Я не учился в элитном ВУЗе и не был лучшим студентом на курсе, я один из многих, то, что досталось мне было нормой, а для тех студентов, которых я вижу вокруг себя сейчас, это — космический уровень.
Кроме конкретных знаний, в нас воспитали системное мышление, то есть способность видеть проблемы во всей полноте и докапываться до сути, умение искать то, что мы не знаем. В США этими качествами могут похвастать в основном представители элиты, у обычных людей много думать не принято».
Максим Калашников пишет: «Смотрим книгу Д.Мойо «Как погиб Запад» (2011 г.). По заполняемости старших классов американцы опустились в 2005 г. на 21-е место на планете. Школьники в США учатся 180 дней, в Азии – более двухсот. В Южной Корее дети учатся в итоге на один учебный год (в пересчете) больше, чем американские. Если в США ученики проводят в школе 32 часа в неделю, то европейские – 40 часов. Американский ребенок на домашние задания тратит час в день, китайский – три часа. Замеры знаний американских школьников в точных науках и математике в 1995, 1999 и 2007 годах дают картину снижения качества школьников в США.
В 2006 г. ассоциация бизнесменов в США «Конференс Боард» выдала в свет доклад «Базовые знания и прикладные умения новых участников рынка труда США XXI века с точки зрения работодателей». Согласно нему, 53% опрошенных капиталистов и менеджеров Америки пожаловались на математическую безграмотность американской молодежи, ищущей работу. 70% отметили неспособность юных американцев критически мыслить. 70% в отметили отсутствии трудовой этики и профессионализма. 81% отметил полное неумение молодежи письменно выразить свои мысли.
«Самая быстрорастущая категория населения США – да и всего Запада – это неквалифицированные, нетрудостроенные и недовольные граждане, которые угрожают благосостоянию и экономическому положению страны. Любой экономической системе требуются опытные и прогрессивные работники, а они как раз очень быстро заканчиваются у западной экономики», - пишет Д.Мойо».
На сайте «Мaxpark.com» нашел статью «Когда деградируют наука с образованием»: «В 2004-м Национальный научный совет США с тревогой отметил, что число американских граждан, обучающихся научно-инженерным специальностям, опасно снижается, тогда как потребность страны в работниках такого рода постоянно растёт.   «Совокупное число студентов инженерных факультетов за период между серединой 1980-х и 1998 годом упало на 12%...» — пишет Томас Фридман в «Плоском мире». Фридман приводит и слова архитектора компьютерных систем Майкла Аргелло (Сан-Антонио, США), что пробовал преподавать в местном университете и искать там перспективных работников: «…Меня обезкураживало отношение к учёбе многих студентов. Из всех, кто прошёл через мои руки за шесть семестров, я смог бы нанять к себе на работу максимум двух. У остальных не было ни творческой жилки, ни умения решать проблемы, ни элементарного учебного энтузиазма…
…Индийцы очень умны, и, находясь в постоянном взаимодействии с нашими системными архитекторами, они быстро схватывают, как части ИТ-головоломки складываются в единое целое… Если бы Конгресс принял закон, запрещающий ввоз индийских кадров, у нас на руках остались бы крупные программные системы без единого человека, который понимал, что в них к чему…»
В 2004 году 65% американских школьников, показавших лучшие результаты на математических межшкольных олимпиадах, — дети недавних иммигрантов. По части математических знаний (а это — основа научно-технологического развития) сингапурские и тайваньские школьники в 5-6 раз превосходят американских сверстников. В университете имени Джона Гопкинса 60% аспирантов (на начало нового века) — иностранцы, причём в основном азиаты. В 2000 году оказалось, что все аспиранты-математики в университете — это китайцы. И ни одного американца — ни белого, ни чёрного, ни еврея!».

Американцы тупеют
Сюзен Джакоби, один из директоров исследовательского центра The Center for Inquiry, автор восьми книг, в том числе «Мыслители свободы: История американского секуляризма», «Эпоха американской безпричинности» и других, считает, что Соединенные Штаты постепенно «тупеют».
Он говорит: «Наши 15-летние школьники находятся почти на последнем месте в мире по уровню математических знаний. Более показателен тот факт, что американцы перестали читать. Национальный Фонд Искусств опубликовал результаты исследования, авторы которого установили, что меньше половины американцев моложе 44-х лет прочитали одну книгу в течение прошлого года. Это катастрофа! Я живу в Нью-Йорке. В конце каждого учебного года газеты публикуют списки имен лучших выпускников школ — я их с большим интересом просматриваю. Каждый год, я вижу в списках очень много иностранных фамилий — много русских, украинских, славянских, азиатских, даже гаитянских. Если посмотреть на биографии этих выпускников, то выясняется, что многие из них приехали в США в возрасте 10—13 лет. Для них государственные школы США настолько сильно отставали от тех школ, где они учились ранее, что эти подростки смогли сконцентрироваться на изучении английского языка и в течение 4—5 лет стать первыми учениками в своих классах. Это что-то говорит о качестве системы образования в США.
США утрачивают свое лидерство в некоторых сферах технологии, экономики, промышленности. Если все будет идти так же, как оно идет сейчас, то США утратят свои позиции в мире».

Та же история  во Франции
Вот что пишет доктор физико-математических наук, ведущий научный сотрудник Института теоретической физики им. Л. Д. Ландау, профессор Парижского университета «Paris VI» В. С. Доценко: «Историки до сих пор спорят, как же могло получиться, что такие мудрые и образованные древние египтяне столь быстро разучились строить свои замечательные пирамиды. Все произошло на протяжении буквально нескольких поколений (на рубеже IV и V династий, около XXVI века до Р. Х.). Веками учились, по крохам совершенствовали мастерство, передавали все это из поколения в поколение, накапливали знания и опыт, потом выстроили свои три Великие Пирамиды и вдруг разом все забыли, потеряли навык, умение и мастерство, перестали понимать элементарные вещи. Я теперь знаю, как такое может происходить. Дело в том, что я уже пятый год преподаю физику и математику в Парижском университете (университет имени Марии и Пьера Кюри, известный также под именем «Paris VI», или «Jussieu»). Надо сказать, что Париж — не последнее место на планете по уровню образования, а мой Университет — далеко не худший в Париже.
Так вот, в этом учебном году я обнаружил, что среди пятидесяти моих учеников-первокурсников (у меня две группы) восемь человек считает, что три шестых (3/6) равно одной трети (1/3). Подчеркну: это молодые люди, которые только что сдали «научный вступительный экзамен», т. е., тот, в котором приоритет отдается математике и физике. Дело в том, что им это сообщили в школе, а они, как прилежные ученики (а в университет попадают только прилежные ученики!), запомнили, вот и все. Я их переучил: на очередном занятии (темой которого вообще-то была производная функции) я сделал небольшое отступление и сообщил, что 3/6 равно 1/2, а вовсе не 1/3, как считают некоторые из присутствующих. Реакция была такая: «Да? Хорошо…». Если бы я им сообщил, что это равно одной десятой, реакция была бы точно такой же. Думать их еще в школе отучили, а тех, кого не еще не отучили, в университете отучат — это уж точно.
Довольно долго я никак не мог понять, как с подобным уровнем знаний все эти молодые люди сумели сдать вступительный экзамен, задачи в котором, как правило, составлены на вполне приличном уровне и решить которые (как мне казалось) можно лишь обладая вполне приличными знаниями. А дело в том, что практически все задачи, предлагаемые на экзамене, можно решить с помощью хорошего калькулятора. А пользоваться калькулятором при сдаче экзамена официально разрешено. А уж что-что, а быстро и в правильном порядке нажимать на кнопочки современные молодые люди учатся очень лихо. Одна беда: нет-нет, да и ошибешься — в спешке не ту кнопочку нажмешь, и тогда может получиться конфуз. К примеру, один мой студент что-то там не так нажал, и у него получился радиус планеты Земля равным 10-ти миллиметрам. А, к несчастью, в школе его не научили (или он просто не запомнил), какого размера наша планета, поэтому полученные им 10 мм его совершенно не смутили. И лишь когда я ему сказал, что его ответ неправильный, он стал искать ошибку. Точнее, он просто стал снова нажимать на кнопочки, но только теперь делал это более тщательно. В результате со второй попытки он получил правильный ответ. Это был старательный студент, но ему было абсолютно до лампочки, какой там радиус у Земли: 10 миллиметров или 6400 километров — сколько скажут, столько и будет.
Мне неизвестно, сколько времени здесь продолжается весь этот образовательный «апокалипсис» — может, лет десять, может, чуть меньше, — но то, что в школы уже пришли преподаватели «нового поколения» — выпускники таких вот университетов — это точно. Я это вижу по своим ученикам. Что же касается моих коллег — нынешней университетской профессуры… Нет, с арифметикой у них все в порядке, и вообще, в каком-то смысле, все они довольно грамотные люди — стареющее вымирающее поколение. Но, с другой стороны, когда происходит такой всеобщий бардак в образовании, вольно или невольно, но тупеют все — не только ученики, но и преподаватели. Видимо, это какой-то неизбежный закон природы. Разврат развращает…»

И в Германии
На одном из сайтов нашел такую оценку ситуации в Германии: «Немцы малообразованны, они не могут правильно считать, читать или грамотно писать».
Максим Калашников пишет: «В книге Тило Саррацина «Германия: самоликвидация» написано: корпорация «БАСФ» с 1975-го исследует грамотность и элементарные навыки счета у соискателей работы. Все эти годы применяются одни и те же тесты. На протяжении тридцати с лишним лет немцы показывают постоянно падающие результаты! Причем испытания проходили только те, кто учился в немецких школах.
Итак, если в 1975 год выпускники реальной школы давали 75,2% правильных ответов в заданиях на грамотность, то в 2008 году – только 58,2%. Цифры для немцев с неполным средним образованием еще страшнее: 51% в 1975-м, 36,6% - в 2008-м. Спад поставил 32% и 26% соответственно. Та же картина – в проверке способности совершать элементарные математические действия. В 1975-м выпускники реальной школы давали 75.8% верных ответов. В 2008-м – только 56,4%. (Лица с неполным средним образованием - 72,5% и 47 %).
Далее Саррацин приводит жалобы немецких промышленников на то, что ищущие работы кандидаты не в силах ни считать, ни связно выразить на бумаге свои мысли. В 2009-м Германская торгово-промышленная палата опубликовала удручающие данные. Изъяны в элементарной арифметике показали 62% тех, кто ищет работу в промышленности. 57,9% - в строительстве. В ИТ и СМИ – 37,4%. В торговле – 51,9%. В отелях и ресторанах – 55,1%. На транспорте – 44,6%. В банках и страховом деле – 45,5%.
Неумение выражать связно и четко свои мысли в написанном тексте: промышленность – 53,9%. Строительство – 49,7%. Ай Ти и масс-медиа – 58,2% (!). Торговля – 57,3%. Отели и рестораны – 54,9%. Транспорт – 51,4%. Банки и страхование – 60,9%. Есть еще и цифры плохих манер (отсутствие нормального воспитания). Тут цифры по отраслям колеблются от 36 до 67,6 %. То есть, перед нами – генерация новых неграмотных, созданная в богатой западной стране! Еще совсем недавно немец славился как творец машин и технологий, германский университет – как центр передовой науки. Нынче же с этим покончено. Немцы превращаются в тупых овощей с пустыми глазами, прилипших к твиттерам и Интернету, беспомощных без электронных «мозговых костылей». Утрачивающих навыки элементарной человеческой речи, скатывающихся к статусу голых обезьян, уже не умеющих читать.
Есть такой термин: «МИНТ-выпускники». То есть, выпускники вузов по разделам МИНТ – «математика, информационные технологии, естественные науки, техника». Так вот, в общем выпуске из высших учебных заведений МИНТ-студенты в Германии занимают жалкие 5,8%. Все остальные – совершенно безполезные для научно-технического прогресса гуманитарии, юристы, финансисты, менеджеры».

И в Австралии
В статье с сайта «Мaxpark.com» говорится:
«Самое страшное — это упадок науки и образования на Западе, начавшиеся вослед за уходом промышленности. А ведь именно наука и образование служат основой могущества западных стран.
Австралия — белая англосаксонская страна между Тихим и Индийскими океанами, находящаяся близ мира «азиатских тигров» с их сверхиндустриализацией и дешёвой рабочей силой. И что же? Университеты лишаются исследовательских работ. Раньше их наполовину финансировали местные промышленные корпорации, модернизировавшие производство, и наполовину — государство. Теперь заказов всё меньше и меньше, ибо производство из белой Австралии стремительно побежало в Малайзию, Индию, Китай, где работники дешевле, а налоги — ниже. Государство не в силах остановить этот исход, страна деиндустриализуется, народ превращается в люмпенов. Падают налоговые поступления, и власти вынуждены повышать налоги, только усиливая процесс бегства капиталов в азиатские страны.
Мало того, белые в Австралии 2000-х годов практически не идут учиться на инженеров и учёных, предпочитая получать дипломы менеджеров, экономистов, юристов, рекламщиков и финансистов. Научно-технические факультеты и вузы плотно оккупированы индийцами, иранцами и китайцами. Они же составляют основной корпус преподавательского состава в центрах подготовки технократии. Скоро азиатские люди возьмут в руки всё жизнеобеспечение Австралии — и начнут активно вытеснять белых англосаксов с руководяще-менеджерско-финансовых постов. Впрочем, уже вытесняют! Что будет дальше? Смотри пример погибшего СССР и участь русских в отколовшихся нацреспубликах.
То, что происходит в Австралии — всего лишь концентрированное выражение тех же процессов, что идут в Европе, США и России.
Падение качества западного образования становится закономерным итогом ухода промышленности из стран Запада. А если ты не производишь инженеров и учёных экстра-класса — то потеря лидерства становится лишь вопросом времени. Причём лидерства всякого — и военного, и научно-технического, и культурного, и финансового».


Зачем Болонский процесс России?
Губительное встраивание России в глобальный мир набирает обороты, а в некоторых сферах идёт полным ходом. Особую тревогу вызывает ситуация в образовании.
Осенью 2003 года наша страна присоединилась к Болонской декларации, провозгласившей создание единого образовательного европейского пространства. После этого в России были разработаны и в декабре 2004 года одобрены Правительством «Приоритетные направления развития образовательной системы РФ». В этом документе впервые декларировалась реализация в нашей стране основных принципов Болонского процесса. Отвечая на вопрос: «Зачем Болонский процесс России?», можно сказать, что внедрение данного процесса в России нужно для того, чтобы:
Во-первых, системное фундаментальное образование перевести на ФРАГМЕНТАРНОЕ, получив которое, человек не способен будет увидеть целостную картину окружающего, сделать самостоятельный анализ того, что происходит вокруг. Такими людьми проще управлять и манипулировать.
Во-вторых, чтобы остановить эволюционное развитие всего общества и каждого отдельно взятого человека. Деградация и вырождение России – вот к чему стремится наша пятая колонна.
В-третьих, чтобы установить практически непреодолимый образовательный барьер между «элитой» и «массой».
В общем, «реформаторы» сознательно, целенаправленно, с маниакальным упорством работают на снижение уровня массового образования.
Ольга Стеценко, runa.pro

Количество школ
















Внедрение кастовой системы образования
Не знаю, заметили ли вы, но последнее время наши чиновники от образования и «сопровождающие их лица» перестали пытаться рассказывать о достоинствах ЕГЭ. Раньше они заводили песню о том, что «ЕГЭ принципиально хорош, есть только некоторые легко устранимые (это длилось годами — прим. авт.) недостатки». Сейчас они поступают проще: смотрят сквозь критиков и повторяют, что «альтернативы-то всё равно нет, весь мир по этим правилам живёт». И вот об этом стоит поговорить, потому что, объясняя вам это, они вам нагло врут.
Ибо есть довольно приличная часть этого самого «всего мира», который «по этим правилам» не живет и даже близко не собирается. Причём самое циничное во всей этой истории — тот факт, что к этой не собирающейся жить по правилам части «всего мира» относятся не в последнюю очередь и сами вещающие о «преимуществах болонской системы» и «принципиальной полезности ЕГЭ» отечественные чиновники.
Тут ведь всё просто. «Болонская система» действительно имеет широкое распространение во всём «цивилизованном мире». За одним небольшим исключением, которое «гуманитарными технологами» именуется прямо: «механизмом воспроизводства элит». И вот об этом-то наши «реформаторы» из министерских кабинетов Белого Дома трогательно и единодушно молчат. А дело всё в том, что общество, для простоты именующееся у нас «западным», а иногда даже — с придыханием — «цивилизованным», уже очень давно и очень устойчиво, в отличие от нашего, структурировано по кастам. В том числе и в области образования.
И внедряемая у нас «болонская система» как раз и является наиболее массовой и распространённой именно потому, что она там — «народная». А вот «элиты» там самовоспроизводятся, извините, совсем в других местах. В частных образовательных учреждениях абсолютно закрытого типа, куда обычному «человеку с улицы» с любыми «баллами местного ЕГЭ» дорога наглухо закрыта. Чужие там, извините, по этим всяким «частным школам» и «элитным университетам» и близко не ходят, о чём там снято множество фильмов и написано множество книг. Словом, это таким уж «тайным секретом» вообще ни для кого, включая наши «элиты», никоим образом не является.
Более того: судя по тому, куда наши «элитные родители» пристраивают для обучения своих «элитных недорослей», они это не только знают, но и изо всех своих немаленьких сил стараются пользоваться. Рассказывая всем остальным о несомненной пользе «болонской системы» вообще и «безальтернативности ЕГЭ» в частности. Словом, «болонка», — она, извините, для нас с вами.
А «элиты» и «реформаторы» предпочитают на своих чадах с этим «народным болонским образованием» особо не экспериментировать. Дети, благо, не зарубежные банковские счета: их возвращать «оттуда» никто никого не заставляет. Пока, во всяком случае. А жаль.
Дмитрий Лекух, «Однако»

Политика оглупления
В июне прошлого года директор Центра русских исследований Института фундаментальных и прикладных исследований Московского государственного университета Андрей Фурсов дал интервью «Эксперт-ТВ». Предлагаю наиболее интересные фрагменты из него:

- Есть ли какие-то плюсы в том, что происходило в области образования за последние 10-12 лет?
- Вы знаете, когда падает уровень образования, причем обвально, искать плюсы как-то странно было бы. Поэтому можно найти, конечно, какие-то плюсы, но это напоминает ситуацию из анекдота: - Больной потел перед смертью? - Потел. - Ну, тогда все в порядке.
- Но уровень образования сыплется по всему миру...
- За исключением Китайской Народной Республики. Дело в том, что у нас действительно этот процесс пришел с запозданием, но зато он развивается с такой скоростью, с которой он не развивался, например, в Соединенных Штатах. В Соединенных Штатах образование стало сыпаться постепенно, с ускорением после событий 1968 года, после так называемой студенческой революции, которая очень многому научила американский истеблишмент. Я очень много общался с американскими учителями, с американскими социологами в университете в Бингемтоне, где мы жили, и думающие профессора американские говорили мне: задача американской школы с 1970-х годов очень простая – чтобы у ребенка, который заканчивал ее, уровень амбиций не поднимался выше телевизора и банки пива. И уровень образования падает в 98% западных школ …
Это сознательная политика. Поскольку в будущем «информационном обществе» информация будет играть решающую роль, то главной задачей становится контроль над информацией. И образование превращается в очень важный фактор, оно просто становится средством производства. Поэтому главная цель элиты – отсечение значительной части населения от информации. Если посмотреть, как организован учебный процесс в школах для 2% западного общества (для элиты) и для 98% остального населения, то увидим разительные отличия. Например, в школах для 2%, для высших, или, как Гоголь говорил, «для тех, кто почище-с», например, категорически запрещена тестовая система. Категорически. Потому что социальная функции тестовой системы очень простая. Ученика отучают от главного - ставить проблему. Более того, его отучают не просто выбирать, его приучают выбирать из того, что дано. То есть его дрессируют в качестве социального объекта.
Если вернуться к нашему образованию, то тот процесс, который шел, скажем, в западном образовании в 1970-1980-е годы, у нас стремительно пошел в 1990-е. ЕГЭ, внедрение Болонской системы - это то, что семимильными шагами нас приближает к постоянно снижающимся западным стандартам.
Если перевести в социальную логику то, что сделано было с образованием за последние 20 лет, то следует признать - в образовании был внедрен тот же принцип социальной поляризации, который существует в экономике. Потому что, в конечном счете, и ЕГЭ, и Болонская система ведут к очень сильной поляризации в сфере образования. Ну, например, я сегодня читал в одной из газет, сколько стоит подготовить ребенка к ЕГЭ в течение 10-го класса - от 25 тысяч до 70 тысяч рублей в месяц в течение года. Далеко не все могут это себе позволить. И вот эта система ЕГЭ, про которую нам говорили, что она устранит коррупцию, она, наоборот, коррупцию увеличила, но самое главное - она резко провела грань между теми, кто может подготовить своих детей к ЕГЭ, и теми, кто не может.
Это делается совершено сознательно. Это, выражаясь марксистским языком, абсолютно четкая классовая политика отсечения от общественного пирога. Это вписывается в программу неолиберальной революции.
Приведу такой пример: в прошлом году в Московском университете на одном из факультетов я впервые столкнулся со студентом, который никогда не слышал про Бородинское сражение. Но есть вещи похуже, связанные с тем, что происходит в школе. Во-первых, это дерационализация сознания. Поскольку снижается количество часов на физику, математику, астрономия вообще убрана из школы...
- Это что, после нового ФГОСа из нее и физика, и химия улетят.
- Идет дерационализация сознания детей. Я 1951 года рождения и воспитан на научной фантастике, на журналах «Техника – молодежи», «Знание – сила». У нас место научной фантастики заняла фэнтези. Научная фантастика сейчас в одной только стране распространена – это в Китае.
И это процесс не стихийный, а направляемый. 90% педагогов, родителей выступает против ЕГЭ. Когда говорят о реформировании образования, то совершенно ясно, как нельзя реформировать. Нельзя реформировать, снижая уровень образование и сокращая часы на те предметы, которые вырабатывают рациональную мысль, которые вырабатывают эрудицию. А реформа российского образования свелась к тому, что из школьной программы изгоняются целые предметы. Нельзя изгонять из школы те предметы, которые способствуют развитию мышления детей, рационального сознания...
Я своим студентам сегодня говорю: вы, получая сейчас свое образование, получаете тот задел, которым придется делиться со своими детьми, потому что если тенденции нынешнего образования сохранятся, то единственная гарантия, что ваши дети получат образование – это вы сами. Родители должны понять: если они хотят, чтобы у их детей было будущее, то они не должны оставаться в стороне, необходимо остановить процесс деградации образования. Если говорить о высшей школе, это означает, что нужно в значительной степени демонтировать Болонскую систему. (expert.ru)
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments