March 3rd, 2020

Пылающее сердце

Голосуй, не голосуй...

Почему я считаю, что установка на участие в голосованиях - быссмыслена и вредна.



Сейчас в связи с последними событиями, поправками в Конституцию снова развернулись разговоры об участии в голосовании - надо идти или не надо. Есть ли смысл в "протестном голосовании" или настоящей формой протеста является игнорирование выборов, разного рода голосований? И взвешиваются доводы - что является правильнее и эффективнее.
Я недавно посмотрел на канале "Спец" выступление Дмитрия Потапенко, который сказал, что люди не приходящие на выборы занимают пассивную гражданскую позицию, рассчитывая, что отказ от сотрудничества с государством является формой протеста. И, по его словам, чудовище власти на в любом случае нас проглотит, но надо все равно идти и голосовать против, ну хотя бы только для того, чтобы создать ему трудности и "покарябать пищевод".
Что я хочу на этот счет сказать? Люди, проявляющие политическую активность вызывают у меня всяческое уважение, даже если формы этой активности мне кажутся не вполне правильными. И люди, проявляющие активность хотя бы относительно выборов, - конечно же молодцы, они хоть как-то шевелятся, действуют. Это безусловно хорошо. И я не собираюсь «изрекать истины», выносить суждения, которые, якобы, носят общеобязательный характер, говорить "так надо", "так правильно". Я могу говорить только о себе, о мотивации своих действий (или бездействия), о том, что делаю или не делаю. Моя позиция, возможно, глубоко ошибочна, но я всего лишь желаю поделиться своими субъективными размышлениями.
[Spoiler (click to open)]
Почему я для себя решил, что на выборы ходить бессмысленно и даже вредно? Надо понять - чем является вся эта российская избирательная система. Шнур когда-то спел: "Выборы, выборы, все кандидаты...." И есть не менее известная фраза "Голосуй не голосуй - все равно получишь..." .... фаллический символ.
Я припомнил один анекдот, услышанный мной еще в советские времена. Существует версия, что СССР разрушали в том числе и таким тонким оружием, как анекдоты. И этот старый антисоветский анекдот мне, как совку, совсем не нравится. Но я его вспомнил потому, что он приходится к месту...
В нем говорится о том, что Ленин выступает перед народом:
- Мы вам обещали землю?
- Обещали.
- Факт на лицо?
- На лицо.
- Мы вам обещали заводы?
- Обещали.
- Факт на лицо?
- На лицо.
Мужик спрашивает у соседа:
- А что такое факт на лицо?
- Хрен на рыло.
Так вот, этот анекдот, конечно, подлый и неправильный, но очень хорошо отражает не давно минувшие события, а нынешнюю ситуацию. И я даже думаю, что правильно было бы среди прочих замечательных поправок в Конституцию внести такую: "Каждому гражданину Российской федерации гарантируется фак...т на лицо". И это стало бы гарантией всегда исполняемой... Это мы все точно получаем и будем получать.
Очень глупо считать, что неучастие в голосовании является серьезным протестным действием. Дело не в этом. Участие в выборах или неучастие - современной российской системе особых проблем не создает. На что похожи выборы или другие какие-то голосования в РФ? Я злоупотребляю аналогиями, но не могу от них удержаться. Вот представьте: ребенок просит у родителей, чтобы ему купили крутой смартфон. А родители, желая от него отвязаться, покупают пластмассовую игрушку: она похожа внешне смартфон, но у нее одна кнопочка; когда надавливаешь на нее, то звучит одна и та же фраза. И вот они подарили эту простую штуку ребенку, сказав при этом, что по нему можно дозвониться до Деда Мороза и загадать желание, которое непременно сбудется. И представьте, что ребенок оказался очень упорный, настойчивый: он давит на кнопку и пытается выйти на связь с Дедом Морозом, а ему в ответ все время звучит одна и та же фраза. А ребеночек крайне рациональный, он все время пытается осмыслить ситуацию: "Так, телефон работает нормально, что-то неправильно делаю я. Попробую другое сочетание нажатия на кнопку - три коротких, три длинных". Не получается. Но ребенок не прекращает свои эксперименты: "А что если надавливать азбукой Морзе?" Но все равно в ответ звучит одно и то же...
Выборы - это такой пластмассовый, игрушечный телефончик, созданный не для формирования власти, а для развлечения публики. Чтобы она давила на кнопочку и ждала - когда ей ответит Дедушка Мороз. А уж голосование по Конституции - вообще отдельная песня: там предполагается сначала все принять, а уж потом народу предложат зачем-то голосовать...
Надавливаешь эту кнопочку или не надавливаешь - ничего не меняется. Упоротый ребенок однажды решит: если перестать звонить, то Дедушка Мороз поймет, что он обиделся и позвонит сам. И получит в итоге то же самое, то есть - ничего. Все это чепуха, не заслуживающая никакого внимания.
То, что протестным голосованием можно "покарябать пищевод" этой системе - я сильно сомневаюсь. Ну, в крайнем случае, можно создать некий дискомфорт исполнителям на местах, которым спускают задания - какой должна быть явка, сколько должны получить те или иные кандидаты. Возможно, создали какой-то дискомфорт на выборах в Приморье. Но господа же учатся на своих ошибках и эту систему совершенствуют. Со второго захода этих проблем уже не было.
Но я не призываю к пассивности.  Пассивность - это наша смерть. Но как мы сейчас представляем политическую активность? Мы живем от выборов к выборам. Наступает очередной политический цикл, у  граждан появляется активность, они бегают и агитируют за какую-то партию. Но в итоге они получают понятно какой результат, все тот же "факт на лицо" и все погружается в апатию, в кому до следующих выборов. То есть сама политическая повестка существует в ритме, заданном властью. Что-то дергается по команде сверху, а в промежутках между этим дерганьями - нет ничего. Пустота. И все что у нас есть на самом деле - это вера в Дедушку Мороза, в волшебство. Мечта: если в ящичек насыпать сколько то бюллетеней - за или против, то сама собой жизнь наладится. А результат все тот, что и у настойчивого ребеночка. Так жизнь никогда не наладится. Нужна совсем иная политическая активность, связанная не со сказочными персонажами, а с нашей реальностью. Мы все живем в состоянии атомизации, каждый сам за себя. И даже за свои, эгоистические, шкурные интересы мы не умеем и не хотим бороться. Но так мы будем только проигрывать и вымирать.
Отдельный, пассивный, апатичный человек - это всегда жертва. Для такой жертвы всегда найдется угнетатель. Если не чиновник, то хулиган из подворотни. Какой-нибудь наглый хам будет третировать сотни пассивных овечек. А если есть желание что-то по-настоящему менять, то надо понять, что подлинным субъектом политического процесса является не отдельный человек, а социальная группа. И настоящая политика начнется тогда, когда мы вернем забытое искусство - организацию групп, организацию коллективного действия. А это не задача голосования, хождения или не хождение на выборы, это нечто принципиально иное. Это не беганье за морковкой по команде власти, это гражданское действие и взаимодействие, основанное на сознательной, свободной инициативе.  И для этой коллективной инициативы - очень много задач. Проблем очень много, они требуют напряжения и активности не в день голосования, а ежедневно. Вот когда такие коллективные субъекты, такая солидарность обиженных, оскорбленных и растоптанных появится, то можно будет тогда подумать - как использовать игрушку выборов в интересах общей политической борьбы. Надо перестроить структуру политического действия, все расставить на места. Но пока нет желания действия, нет активности, нет воли к изменению к жизни, а есть вера в волшебство - мы так и будем оставаться кормом для разного рода хищников.
Пылающее сердце

О национальной гордости великороссов (Пушкинские среды)



Сможет ли пробудиться от смертельного сна наш народ?

Главная проблема во многих возникающих обсуждениях, как мне кажется,  постоянно крутится вокруг того, что можно, конечно, говорить о различных целях, о том, как улучшить жизнь, какой должна быть наша страна, но мы все время утыкаемся в один и тот же тупик:  у нас не хватает делателей.  И возникает та трудная задача, с которой, наверное, каждый так или иначе когда-то сталкивался в своей жизни - это решение вопроса, когда тебе надо что-то в себе изменить, но ощущаешь при этом у себя нехватку характера, воли. Когда не понимаешь: как силой своей собственной слабости побороть свою собственную слабость. Тут как бы как змея, кусающая хвост, и не поймёшь - где начало и где конец, и какой можно найти выход.
Мы все так или иначе понимаем, что нас может спасти только коллективное действие. Как говорится в политологии, основным политическим субъектом является не отдельный человек, а социальная группа. И мы все время упираемся в то, что пока не научимся собираться в солидарные группы, любое серьезное политическое действие невозможно. Проблема нашей болезненной национальной слабости в том, что мы как национальное единство перестали существовать, мы атомизированы, народ рассыпался. И поэтому, как субъект политической жизни, - мы ничего собой не представляем, даже не смотря на то, что нас миллионы. И мы можем строить какие угодно планы, вести споры о том, что лучше – либерализм или социализм – но все эти разговоры тщетны, т.к. мы никуда не можем сдвинуться, т.к. по факту в реальной жизни такое явление, как русский народ в своей целостности – практически невозможно обнаружить. Есть не цельный народный организм, а гаснущие искры некогда живого единого явления. Это как свет потухшей звезды. И самая главная проблема настоящего момента, это не то, какой Путин или «Единая Россия», а пугающее отсутствие главного субъекта – народа.
[Spoiler (click to open)]И возникает насущный вопрос: как нам из этого национального кризиса выбираться? И есть ли вообще такая возможность или мы уже достигли финальной фазы нашей истории? С чего можно начать процесс выздоровления? За что можно зацепиться? Как это нечто, что перестало представлять собой какую-либо целостность, которая рассыпалась и расползлась, не способна ни на какую национальное гордость, на действие по защите своих интересов, а может только кряхтеть и постанывать, - как ее снова собрать и превратить в живую силу? Какая тут нужна мертвая и живая вода, способная собрать в целое распавшееся тело и оживить его?
Я, может быть, неожиданно обращусь к тем наработкам, что существуют для желающих бросить употреблять алкоголь или наркотики. Они разные, но есть, к примеру, «анонимные алкоголики». Тонкостей этой программы я не знаю, там существуют 12 шагов, которые могут показаться сомнительными. Но там существует важный момент: самый первый шаг – это признание своей слабости, своего краха, признание себя алкоголиком. Это даже в американских фильмах показывают: сидят люди в кружку, и вот каждый из них поднимается и говорит: «Я такой-то, я – алкоголик». До тех пор пока падение не осознано, не принято – никакие прочие шаги по выздоровлению невозможны.
В моей жизни были близкие люди, которые ушли на тот свет на почве алкоголизма. И отличительной их чертой была то, что они до последнего не считали себя алкоголиками, и не видели проблем в употреблении спиртного. Эта слепота относительно себя – главное препятствие для того, чтобы хоть как-то начать выползать из катастрофы. И есть такое бедствие, как ложная надежда. Человек спивается, у него начинаются проблемы с работой, с семьей, со здоровьем, и он так будет опускаться до тех пор, пока задуряет себя какими-то иллюзиями: «Да это все чепуха, временные трудности, ничего страшного, я все держу под контролем».
И вот до тех пор пока то, что осталось от нашего народа, будет сидеть на этих наркотиках ложных надежд и тщетных упований, мы будем катиться в пропасть.
Я имею достаточно большой опыт работы в оппозиционным движении и общения с разными людьми. Когда пытаешься донести правду о подлинном состоянии дел, то часто слышишь в ответ одно и то же: «Зачем вы нас пугаете? Становится совсем плохо на душе!» И тогда понимаешь – что хотят эти люди. Они хотя снотворного, наркотика, которые бы помог им спать и дальше. Поэтому оппозиционеров, с их страшной правдой, слушать очень не хочется. И лучше слушать власть, которая как раз и снабжает желающих спать – наркотиками. И хотя это же не качественный наркотик, а мерзкое, тошнотворное бухло, его все равно лакают, чтобы умереть, не приходя в сознание…
Есть известное изречение «Патриотизм — последнее прибежище негодяя», которое однажды произнес Ковалев, и мало кто знает его происхождение. На самом деле это афоризм, произнесённый доктором Самуэлем Джонсоном в Литературном клубе 7 апреля 1775 года и опубликованный Джеймсом Босуэллом в жизнеописании Джонсона в 1791 году. Босуэлл сообщает об афоризме в следующем фрагменте: «Патриотизм стал одним из общих мест в наших разговорах, и Джонсон неожиданно произнёс, сильным и решительным тоном, афоризм, на который многие накинутся: «патриотизм — последнее прибежище негодяя». Но полагаю, что он не подразумевал реальной и щедрой любви к нашей стране, но имел в виду тот патриотизм, который так многие, во все времена и во всех странах, делали прикрытием личных интересов».
Это звучит как никогда актуально. «Путинский патриотизм» – чудовищный, постмодернистский симулякр. Это дурно пахнующее блюдо, для приготовления которого в одной кастрюле смешивают ультролиберальную экономическую политику, либеральную терминологию с антизападной риторикой, антисталинизм с критикой пересмотров итогов Второй мировой войны, празднование Дня победы с антисоветизмом и антикоммунизмом, Бессмертный полк и памятники Солженицыну. Это чудовищная смесь, соединяющая не просто не схожие, а враждебные элементы. Путин стоит на параде в день Победы на фоне заколоченного Мавзолея, а потом бежит открывать памятник жертвам чудовищного, кровавого советского режима. Путин возлагает венок у могилы неизвестного солдата, а потом становится на колени перед памятником польским офицерам в Катыне, якобы, уничтоженным «советскими палачами». Эта вся идеологическая конструкция чудовищно ужасна в своей шизофреничности! Вспоминаются строки из стихотворения Есенина:

Розу белую с черною жабой
Я хотел на земле повенчать.

Ну, вот путинские идеологи и повенчали. Но это же самый настоящий наркотический бред! Мы вообще в какой атмосфере существуем! Это не просто сон разума, это горячечный бред!
Я опять же повторяю: у человека упавшего на обочину жизни бывает очень мало шансов из нее выбраться так, как у таких падений есть своя мрачная логика, так с каждый новым поворотом все сильнее затягивает в могильный мрак и силы жизни слабеют. И есть только один спасительный шанс: в какой-то момент осознать правду и ужаснуться. Когда человек замерзает, то его бьют по щекам и кричат: «Не спи, замерзнешь!» А когда человек тихо улыбается и засыпает, припорошенный снежком, то конец близок и неминуем… Пробуждение начинается с боли. Когда кровь начинает поступать в замершие конечности, боль невыносима. Но это боль возвращения к жизни. Эту боль надо принять, чтобы вернуться к жизни. А сладкий сон связан с умиранием. И весь вопрос в том, что выберут наши люди – смерть в наркотическом дурмане или болезненное пробуждение?