July 23rd, 2019

Пылающее сердце

Почему мы вымираем?


Недавно мне попалось несколько материалов по российской демографии, они мне показались неудовлетворительными. Я, конечно же, не специалист в этой области, но мне кажется, что говорят о частностях, не затрагивая самого главного. Возможно, я ошибаюсь, но давайте попробуем разобраться.
Что отвечает за воспроизводство популяции у животных? Инстинкт. С этим понятием тоже не все просто («общепринятого определения инстинкта не разработано до сих пор»), но не будем углубляться в дебри. Чем проще животное, тем сильнее власть инстинкта.
[Spoiler (click to open)]А у приматов уже все не просто: «Супруги Харлоу вырастили без матерей 55 обезьян. Когда они стали половозрелыми, лишь одна обезьяна проявила интерес к половому партнеру. Среди 90 других обезьян, выращенных с помощью манекена, только 4 стали родителями, но и они очень плохо относились к своим детенышам. Некоторые из них все время проводили, сидя на одном месте, в полном безразличии к окружающим. Другие принимали странные позы или неестественно извивались. Отсутствие материнской заботы отложило на них отпечаток на всю жизнь».
Еще цитата: «Инстинкты составляют основу поведения животных. У высших животных инстинкты подвергаются модификации под влиянием индивидуального опыта. В отличие от прочих животных, у приматов инстинкты не имеют прямого управления над особью и вместо этого завуалированы под чувства и эмоции, которые через гормоны стимулируют мотивацию, склоняющую к конкретному действию, решению».
И совсем не просто у человека. Хотя очень часто говорят об инстинкте размножения или материнском инстинкте у человека, и даже есть фильм под названием "Основной инстинкт", но наличие у человек инстинктов - весьма сомнительно. Есть желания, есть влечения. А к чему они приведут – очень сложно и непредсказуемо.
У меня на даче сексуально озабоченный соседский кот начал орать с вечера, потом орал весь день. Шел проливной дождь, а он мокрый ходил кругами и изливал свою страсть на всю округу. Если бы он повстречал кошку - то какие сомнения в том, как бы он реализовал свое желание. У людей все не так. Само наличие желания еще вовсе не обещает появление детей. Во-первых, люди разобрались с хитростями матушки природы и уже давно поняли, как можно удовлетворять сексуальное желание, миную все неудобства с беременностью и рождением ребенка. Наверное, не сразу поняли. Мне где-то повстречалось описание примитивного племени, в котором секс считался интересной формой общественных контактов с противоположным полом, а вот беременность рассматривалась как результат воздействия ветра. Ну, в основном люди достаточно давно нашли причины и следствия в этой области, а так же средства, позволяющие избегать, как это сейчас принято называть, "нежелательной беременности". Например: «К искусственному аборту прибегали еще в древности. Законодательство Древней Греции и Рима жизнь плода не охраняло. Аборты не преследовались и даже оправдывались. Аристотелю принадлежит высказывание: «Если в браке зарождаются дети вопреки ожиданию, то плод может быть изгнан, прежде чем он начнет чувствовать и жить». Единственная культура древности, где существовало абсолютное осуждение аборта и за аборт полагалась смертная казнь — культура древнего Перу». Отрицательное отношение к абортам пришло вместе с христианством.
Контрацепция так же возникла в древности, в Древнем Риме изготавливали презервативы из кишок животных. Так, что уже давно человек научился удовлетворять сексуальное желание без последующей беременности.
Но если не инстинкты не отвечают за сохранение человеческой популяции, тогда что? Процитирую текст, который нашел в интернете: «Эволюция инстинктов в ряду позвоночных есть постепенное ослабление их формообразующего влияния и замещение элементами опыта. При прогрессивном развитии индивидуальности животного инстинкт замещается стереотипами там, где реакция должна быть ригидной и жёсткой, обучением и интеллектом там и тогда, где необходимо гибкое реагирование на ситуацию. Стереотипные и ритуальные формы поведения консервативны и жёстки, «интеллектуальные» пластичны и легко совершенствуются, но те и другие вырабатываются социальной средой – первые в рамках рациоморфных процессов, вторые через создание концептов ситуации. … Это называется культурой».
Итак, за воспроизводство человеческой популяции отвечает не инстинкт, а культура.
У нас зачастую очень поверхностное и легкомысленное представление о культуре, зачастую она представляется странным развлечением худосочных очкариков-интеллигентов, которые «что-то там себе придумывают». На самом деле культура – это нечто очень серьезное: «Культура представляет собой совокупность устойчивых форм человеческой деятельности, без которых она не может воспроизводиться, а значит — существовать. Культура — это набор правил, которые предписывают человеку определённое поведение с присущими ему переживаниями и мыслями, оказывая на него, тем самым, управленческое воздействие».
Культурная матрица формирует самого человека, создает символический космос его сознания, а его поведение к тому жестко ограничивает рамками традиции, «адата». И эти старые традиции были довольно требовательны и жестки относительно социальных ролей: женщина должна выйти замуж и рожать детей. При этом с женщиной не очень церемонились и не сильно выясняли  - что она на самом деле хочет: "Нравится - не нравится, спи моя красавица".
Но культура - явление нестабильное, изменяющееся. В нём идут различные процессы, приводящие к модификациям. А в индустриальную эпоху в формировании культуры и общества огромную роль начинает играть государство. Появляются новые, небывалые до этого средства воздействия на массовое сознание, в том числе и такое, как всеобщее образование. Формирование социальной матрицы, если можно так выразиться, производство человека с нормами поведения - стало предметом политики. А политика явление ещё более изменчивое.
Вот к примеру Euronews пишет: "Движение за признание прав ЛГБТ сообщества приняло глобальный масштаб в годы сексуальной революции. В подавляющем большинстве стран мира гомосексуальность преследовалась уголовно до 1960-х годов прошлого века, а многие страны Западной Европы декриминализировали отношения геев и лесбиянок лишь в 80-е и 90-е годы".
Огромный сдвиг произошел буквально на наших глазах, вызвав соответствующие последствия. Социальная матрица изменилась: запретное стало приемлемым. И об этом можно было долго говорить, но важны те фундаментальные сдвиги, что произошли в нашей стране в последние десятилетия.
СССР  был удивительным явлением. Он собой являл пример, если использовать выражение Дугина, «модернизации без вестернизации». По своей структуре, несмотря на проведенную индустриализацию, урбанизацию, Советский Союз представлял собой вполне традиционное общество. С.Г. Кара-Мурза пишет: "Россия - как в облике Империи, так и в образе СССР - была классическим примером традиционного общества". А с началом перестройки начался процесс его разрушения. В годы реформ началось то, что С.Г. Кара-Мурза называет "демонтажем народа".
Существуют слова  Бжезинского, которые он якобы произнёс в 1999 году, в выступлении по случаю присвоения ему «почетного гражданина Львова»: «Новый мировой порядок при гегемонии CША создается против России, за счет России и на обломках России…»
Говорил или нет на самом деле это Бжезинский - в данном случае не столь важно. Дело в том, что проект реформ изначально подразумевался, как война малого народа против большого. И этот малый народ собирался строить свой новый российский порядок именно на обломках большого народа и за счёт большого народа.
Чтобы оценить разрушительное значение политики «демонтажа народа», надо понять что такое народ. Народ  - это не только единство представителей определенной общности в пространстве, в границах страны, это к тому же единство времени, связь поколений. Но эта связь поколений существует не сама по себе, а благодаря существованию высшего смысла, метафизичего мирового древа. Это очень наглядно демонстрируется в фильм "Аватар", в котором инопланетные аборигены живут под Древом-домом. И именно по этому Древу наносят удар захватчики, когда хотят уничтожить этот народ. Цель ими формулируется очень четко: «Мы пробьём такую брешь в  их наследственной памяти, что они потеряют свой путь к священному месту гор…».
В годы реформ проводилась и проводится огромная всеобъемлющая разрушительная работа. Но руины заводов мы все видим, а руины в культуре не так заметны. Только иногда кто-нибудь вскрикивает от ужаса. Вот Николай Цискаридзе что-то оплакивает: "Мы очень сильно проиграли в 90-е годы и особенно в начале двухтысячных. Вот эти «успешные менеджеры», которые пришли в руководство театров, они уронили планку искусства до неузнаваемости.
В чем советское искусство выигрывало, во всех областях? Это было – искусство звезд! Художники, выставки, имена, артисты, музыканты, певцы... Кто угодно. А сейчас? Есть, но многие из них не ассоциируются с Россией. Нет звезд.
А пока сидят менеджеры в театрах – никогда не будет звезд, потому что им звезды неудобны, потому что они хотят получать зарплату больше, чем звезда, они хотят давать интервью, они хотят быть звездами, не будучи звездами.
Где-то до 1996 года мы приезжали на гастроли, в центре сидели: сначала Григорович, потом Васильев, все звезды, а директора сидели где-то сбоку, если их вообще сажали на пресс-конференции, если их вообще звали. Сейчас ни одного артиста, только администрация дает пресс-конференции, в лучшем случае два артиста сидят – и то к ним будет какой-нибудь глупый вопрос, где они скажут, что «перемена климата влияет...».
Когда я все это вижу... Это первый плевок в русское искусство. При чем тут администрация, при чем тут обслуживающий персонал и искусство? Когда мы опустили планку, все и рухнуло".
Сергеей Петрович Капица воскликнул еще в 2009 году: «Мы наконец пришли к тому, к чему стремились все эти 15 лет, — воспитали страну идиотов. Если Россия и дальше будет двигаться этим же курсом, то ещё лет через десять не останется и тех, кто сегодня хотя бы изредка берёт в руки книгу. И мы получим страну, которой будет легче править, у которой будет легче высасывать природные богатства. Но будущего у этой страны нет! Именно эти слова я произносил пять лет назад на заседании правительства. Время идёт, а процессы, которые ведут к деградации нации, никто даже не пытается понять и приостановить».
Эти процессы конечно же и не пытались остановить, ведь их сознательно для этого и запустили, чтобы в итоге рассыпать единый народ на массу бестолковых атомов-идиотов. Сейчас некоторые поражаются: почему миллионы граждан не могу организоваться для отпора кучке негодяев. А именно поэтому: нас атомизировали. Культура организована примерно как конструкция шатра: в центре несущая мачта, от нее идут канаты к боковым стойкам. Для того, чтобы ее разрушить вовсе не обязательно ломать каждую боковую стойку, достаточно обрушить мачту. Это и сделано. И все связи рассыпались. И миллионы атомов тычутся и не могут собраться для решения насущных задач. А все потому, что нет главной мачты Сверхсмыслов, этого метафизического древа, Мировой оси. Ее надо создавать. Потому, что именно через это древо метафизических смыслов и собираются все связи. А пока его нет, то никаким Бессмертным полком и материнским капиталом проблему депопуляции не решить.  Бедность конечно же влияет на депополяцию, спору нет. Но дело не только в этом. Крестьянин жил в более тяжелых условиях чем мы, но его культура по другому работала, иначе реагировала на нагрузки. И народы Кавказа живут в одной с нами стране, в одних экономических условиях. Но национальная культура, которую они пока что сохранили, по-другому реагирует на эти условия.
Народ живет словно бы в особом эпическом времени: в нем прошлое, настоящее и будущее прошито общей связью, которая, в свою очередь, тянется к мировой оси смыслов. А атомизированный человек живет в распавшемся времени. Это время эфемерной сиюминутности, клиповое время. Мышление и стало клиповым, фрагментированным, мозаичным потому, что и время, утратив связь, стало фрагментированным – мозаичным набором разрозненных событий. Нет движения, есть хаос, исключающий долговременные проекты. К тому же во все это подлили яд чуждых потребительских стандартов. И вот дама сидит и решает, что лучше: купить собачку или завести ребенка? И, конечно же, собачка во многом выглядит предпочтительнее.
Рождение детей называют «инвестицией в будущее». Но мы с начала реформ живем в динамике непрекращающегося регресса. А в ней – образ будущего становится только страшнее. И желание инвестировать в надвигающийся ужас окончательно отпадает. И мы исчезам – как культура, как народ, превращаемся в пыль, хотя формально, внешне есть и страна на карте, и некоторые политики говорят при случае о народе…