March 26th, 2018

Пылающее сердце

Почему в России не удалось создать оппозицию?

Размышления вслух об основных оппозиционных течениях.


Нельзя ограничиваться только критикой власти, этого недостаточно. Власть плоха, но что с нами не так? Почему мы проявили такое бессилие? Почему за годы реформ нам так и не удалось выстроить линию обороны, создать деятельную, эффективную, вменяемую оппозицию? Мне кажется это очень важная тема для обсуждения. Я хочу высказать некоторые мысли о том, почему попытка создания оппозиции в России в итоге потерпела неудачу. Это не серьезная аналитика, а именно некоторые мысли вслух  о разных направлениях в нашей оппозиции.
Националисты.
Националисты в своей антисоветской критике заявляют, что большевики были совершенно инородным явлением, которые построили чужеродное, антинациональное государство и т.д. и т.п. Но из опыта личного общения, из чтения националистической литературы у меня создалось впечатление, что в русских националистах русского разве, что одно название. По началу я это не вполне четко осознавал, а потом до меня стало все больше доходить, что "русский национализм" по своей сути - это такой свободный или точный перевод с немецкого или английского. К реальной русской истории,  русской традиции это явление не имеет никакого отношения.   Более того, у этой публики отношение и к русской истории и к русской традиции зачастую достаточно враждебное. Националисты отрицают не только Советский период за его интернационализм, но и дореволюционный, имперский, который тоже был не националистическим. И однажды до меня дошло, что националисты такие же западники, как и либералы, они так же подражает Западу. Но так, как Запад разный, то, в отличие от либералов, они подражают западной националистической и фашисткой традиции. Иногда это немного заретушировано, иного открыто, как, например, в случае национал-демократов…
[Spoiler (click to open)]
Поэтому нет ничего удивительного, что на некоторых акция националисты участвуют совместно с либералами. Если вкратце сказать о либералах, в том числе и о либеральной оппозиции, то по сути это такие внутренние иностранцы. Но иностранцы бывают разные – иногда вполне нейтральные, иногда даже симпатизирующие. Либералы – это иностранцы испытывающие к аборигенам России неприязнь. И их проекты переустройства России носят подчас… как бы это сказать по-мягче?... радикально русофобский характер с некими оттенками кровожадного садизма. И казалось бы эта позиция совершенно, абсолютно несовместима с позиций русского национализма. Но дело в том, что по своей сути «русский национализм» оказывается постмодернистким, прозападным конструктом, который по своей сути враждебен русским не менее, чем либеральный. Этот проект зачастую не только не имеет никакого отношения к реальной русской традиции, а вполне разрушителен для нее.
Монархисты
На эту тему можно говорить очень долго, проблема в том, чтобы втиснуться в размер статьи. Поэтому две больных точки в этом движении можно свести к цезарепапизму и конспирологии. Буду стараться говорить лаконично.
Цезарепапизм в русском исполнении – это не вполне монархизм. Это нечто иное, очень похожее на разновидность хлыстовщины. У хлыстов были христы и богородицы, в нашем монархизме тоже чувствуется такая тоска по воплощенному божеству, которая своим экстазом побеждает абстракционизм теологии. Рассуждение о далеком Боге, умозрительные построения бесконечно чужды такому сознанию, и если оно верит в Бога, то желает видеть его в конкретном виде, причем на российском престоле (а где же еще?). Мои попытки вести рациональные беседы ни к чему не приводили. Я пытался по глупости у них вопрошать: «Расскажите, как вы представляете себе монархию начала 21 века? С этой социальной структурой? Как это будет выглядеть?» Но так, как монархисты, как правило, всегда и конспирологи, то своими досужими вопросами, я всячески в их глазах демонстрировал, что принадлежу к вездесущим жидо-масонам…
Конспирлогия является логичным, необходимым дополнением цезарепапизма и хлыстовщины, это единая, целостная мифология. История в этом учении целиком и полностью движима дьявольскими силам. Никаких социальных процессов, никакой социальной динамики, и, тем более, прогресса – не существует. Есть поэтапное осуществление заговора. И всякий экскурс в историю осуществляется с одной целью – чтобы обнаружить дьявольские силы. Вот и вся наука, которая требуется монархисту, все прочие знания есть по своей сути жидо-масонский дурман, призванный скрыть правду. В этой картине мира человечество по большей части пассивно, социальные проекты бессмысленны. История катится к финалу, когда придет Антихрист и зло достигнет победных высот. Тогда наступит Конец света, и все разрешится Вторым пришествием Христа. Что может делать человек? Спасать себя – молиться, поститься и все...
Кто и зачем загнал нашу православную мысль в этот безысходный угол – не буду судить.
Коммунисты
Одной из губительных черт (которая, возможно, присуща не всем левым, я не со всеми знаком, а лишь с теми, кто мне встречался в жизни), как мне кажется, является неудачное копирование черт, стиля СССР времен застоя. Это и в советские годы вызывало неприятие, а сейчас этот бетонный стиль – в поведении, в риторике – просто отталкивает.
В 90-е решил чем-то помочь коммунистам. Они меня пригласили на встречу. Я пришел и вот началось: нас зачем-то построили строем, повели как детсадовских ребят. Затем привели в помещение и началась агитация в духе партсобрания 1979 года… На меня это произвело совершенно обескураживающее впечатление, я думал, что много изменилось.
Мне могут сказать, что я цепляюсь за незначительную внешность, но мне кажется проблема имеет более глубокий характер. В сам начале Красной эпохи Советский строй был поддержан авангардисткой творческой волной. Потом началась эпоха сталинского империализма, сталинского ампира, тоже выдержанного стиля. А затем настал период унылого, серого хрущевского-брежневского конструктивизма, который проявлялся не только в архитектуре, а во всем. Некая мертвая серость душила творческую струю. В мире было много безбашенных творческих людей, которые ненавидели буржуазность и испытывали симпатии к левой идее. Но когда они (например, как сюрреалисты) пытались войти в отношения с коммунистами, то наталкивались на этот железобетонный стиль поведения. Возможно, он был оправдан, а безбашенные творческие ребята вели не туда. Но в итоге партийный железобетон задушил своей тяжестью все – в том числе и коммунизм, и Советский Союз. В итоге мы получили партию чистого железобетона лишенную идеи, какого-либо смысла – «Единую Россию». Вот почему мне такая «обкомовская стилизация» не безобидной…