March 4th, 2018

Пылающее сердце

От чего гибнут народы?

На человеческом роде лежит какое-то проклятье. Казалось бы, будучи разумным существом человек наделен способностью делать выводы из горького опыта прошедших времен и избежать повторения гибельных ошибок. Но давно сказано: история учит тому, что она ничему не учит, и на грешной земле вновь и вновь разыгрывается все та же кровавая драма…
Мне под руку попалась книга Адре Боннара об античной цивилизации. Ничто не ново под Луной. Вначале у греков была общинная собственность на землю, она не подлежала продаже. Распределение участков земли происходило в соответствии с потребностями членов общины. Это, может быть, и не порождало высокой производительности труда, но зато избавляло от голода. Главный закон этого мира был таков: каждый член общины должен быть наделен средствами для выживания. Это логика единой семьи, которая дорожит своими членами.
А затем в греческую общину пришло разделение: она расслоилась и собственность из общинной стала индивидуальной.
Усугубило положение введение денег в виде монеты. Пока хозяйство было натуральным, богатство было трудно накапливать: зерно, масло или вино имело определенный срок годности, поэтому богачи покровительствовали беднякам, раздавая им продукты. Деньги же могли лежать в кубышке сколь угодно, более того - их можно было пускать в рост, давать ссуды под проценты. Так родилась “хрематистика” - вид производственной и коммерческой деятельности, нацеленный на накопление. Аристотель разделял “хрематистику” и “экономику”. “Экономика” - буквально означает “ведение дома”, домострой, материальное обеспечение экоса (дома) или полиса (города). “Экономика” – решает проблему удовлетворения потребностей народа (или семьи), для “экономики” важно, чтобы народ (или семья) была обеспечена всем необходимым, надежно защищен от холода и голода. А “хрематистика” (капитализм) – высшую цель видит в накопление, вне зависимости от того, как это сказывается на окружающих. Если накопления капитала можно достичь ценой истребления своих соотечественников, то с точки зрения “хрематистики” – это несомненный успех. Для традиционной общины “хрематистика” – казалась какой-то аномалией, извращением. Когда подобный вид деятельности восторжествовал в Древней Греции, то это обернулось страшной катастрофой.
[Spoiler (click to open)]
Власть денег привела к тому, что практически всей землёй аттической равнины завладели немногочисленные крупные собственники, а остальным остались лишь скудные участки на склонах гор, да и то в аренду, за которую надо было платить пятью шестыми урожая. К тому же крестьянам приходилось закупать в городе у кузнецов очень дорогой инвентарь, а свою продукции они были вынуждены продавать по дешёвке - крупные землевладельцы сбивали цены. Крестьянин сначала расплачивался землей, а потом и собственной свободой: в оплату долга шли его дети и жена, а потом и он сам превращался в раба. Надо сказать, что в Древней Греции раб в общем-то не считался человеком, а воспринимался, как одушевленный инвентарь. Таким образом, капиталистические отношения привели к тому, что простых греков в массовом порядке стали превращать в подобие двуногой скотины. Как описывает современник, голь, безземельная беднота тысячами умирала по весне.
Всё это стало причиной ожесточённых социальных конфликтов, Андре Боннар пишет: «Гражданская война представляла нормальное состояние всех греческих городов в VIII и VII веках до нашей эры». Это противостояние богатых и бедных, грабителей и ограбленных, растянувшееся на десятилетия, приняло характер «расовой войны». Богачи осознали себя высшей расой (сверхчеловеками) превосходящей весь прочий греческий народ. Андре Боннар пишет: «То была борьба «kalokagathoi» против «kakoi», по выражению, придуманному знатью. «Kalokagathoi» - это, в понимании аристократов, люди, которых занятия спортом и служение культу муз наделили всеми добродетелями: они прекрасны наружностью и преисполнены благородства. «Кakoi» - противоположное понятие, это злые и презренные люди – «чернь»; это те, кто по своему низкому происхождению составляют народ и не способны ни на какой поступок, который бы не был подл».
Конфликт достигший подобного накала уже не знал компромиссов, но Грецию от полной катастрофы спасли реформы Солона. Я не буду подробно останавливаться на их характере, здесь важнее другое – почему Солону удалось принести мир в Грецию? Без всякого сомнения – это была незаурядная личность, но дело не только в сильном уме. Солон, будучи благородного сословия, любил свое Отечество, весь свой народ – и бедных и богатых. Если бы не эта любовь, то его реформы никогда не состоялись: за всеми великими деяниями стоят великие чувства, способные творить чудеса. В 594 году до н. э. Солон был назначен архонтом, облеченным чрезвычайными полномочиями для проведения реформ в государстве. Адре Боннар пишет: «Первой и наиболее необходимой реформой — той, которая спасла класс полурабов-крестьян от полного закрепощения, было освобождение земель и людей. Освобождение земли выразилось в том, что межевые столбы, отмечавшие поля, попавшие за долги к богачам, были вырваны и брошены, а земля отдана прежним владельцам, превращенным в арендаторов или рабов. Освобождение же людей произошло так: неоплатные должники были освобождены от долгов одновременно с их землей, а долг с них снят. Более того, тех, кого продали в рабство в другие земли, отыскали, выкупили и освободили за счет государства; их снова ввели во владение прежними участками. Это освобождение земли и людей увековечено Солоном в стихах; они дошли до нас и свидетельствуют о глубокой привязанности поэта к земле и его любви к людям. Солон взывает к самой Земле, наиболее древнему из божеств, и просит ее свидетельствовать за него перед судом истории. Он заявляет:
Свидетельницей будет
пред судом времен
Мне богоматерь
Олимпийцев — черная
Земля благая в том,
что вырвал из нее
Я долговые знаки,
в ней забитые:
Была она рабою,
ныне — вольная.
В Афины вновь,
в отчизну богоданную
Вернул я многих, правдой
в рабство проданных
Или неправдой;
тем, кто по нужде ушел
Из-за долгов в изгнанье
и аттический
Забыл язык в скитаньях
по чужим местам,
И тем, кто дома здесь
терпел постыдную
Неволю и дрожал
перед хозяином,
Всем я вернул свободу.
Самые глубочайшие истины – просты и безыскусны, а, с другой стороны, ложь и зло любят украшать себя заумным, путанным многословие. Одна из великих простых истин в том, что только любовь созидает. “Хрематистика” со всеми ее неизбежными плодами могла восторжествовать в России только потому, что в наших правителях угасла любовь к Родине и народу. В лучшем случае они к нам равнодушны, не способны испытывать к нам состраданье. В худшем – они нас презирают и даже ненавидят, а значит они ничего, кроме разрушения и беды, принести в Россию не могут…