August 16th, 2016

Пылающее сердце

Побег из Зомбилэнда

Недавно посмотрел новый фильм - совсем свежий - «Возрождение» («Rebirth»). Фильм без особых наворотов, малобюджетный. Сюжет мне показался поначалу знакомым, есть целая серия фильмов о людях, которые изменили свою жизнь. Работает в банковской фирме достаточно успешный парень по имени Кайл. Жизнь у него стабильная, но очень однообразная, работа тупая, начальник придурок, выходные пустые, дни летят один за другим и жизнь словно бы сливается в унитаз. Но вот к этому парню является старый приятель Зак - такой веселый бородач, полный энергии и жизни - и предлагает пройти тренинг «Пробуждение», способный изменить сознание, избавить от привычных шаблонов. Кайл поначалу артачится, но жизнь у него слишком уж унылая, и он решается. Садится в автобус с другими смельчаками и едет в место проведения тренинга. Там тучный гуру выступает с проповедью о том, что во внешнем мире люди живут как зомби, и только здесь предоставляется шанс пробудиться от такого бессмысленного существования. А дальше для Кайла начинается собственно сам тренинг; не буду останавливаться на подробностях, просто скажу, что различными способами ему «выносят мозг», доводят до крайней степени нервного напряжения. И я уже подумал, что этот фильм будет похожим на «Игру» Дэвида Финчера или «Всегда говори да» Пейтона Рида, т.е. герой пройдя через испытания в финале действительно обнаруживает себя в новом состоянии сознания, у него «открываются глаза», все предстает в ином свете. Но в финале «Возрождения» все оказалось иначе: никакого преображения не происходит, а милый друг-бородач, доведя своего старинного приятеля до ручки, начинает его шантажировать, и в итоге заставляет работать на свою секту. Такая вот горькая ирония: побег из Зомбилэнда не состоялся и то, что предлагалось как выход из него, оказалось еще более жестким и безжалостным его вариантом...
[Spoiler (click to open)]Фильм, как я сказал, достаточно проходной, без особых изысков, но он меня зацепил этим горьким финалом. Мы ведь и в самом деле живем в мире, в котором некуда бежать. Зомбилэнд стал тотален и даже угасла сама мысль о возможности побега из него.
А ведь эпоха модерна была проникнута верой в способность человека преображать мир и социум. Марксизм придал революционной доктрине научную форму, доказывая неизбежность прогресса и перехода к более высокой формации. И внутри этой научности горел огонь веры в поступательные шаги истории и неизбежную победу прогрессивных сил. Апостол Павел писал: «Если Бог за нас, то кто против нас?» И марксизм вдохновлял похожим лозунгом: «Если сам дух истории за нас, то кто против нас?» И эта горячая вера зажигала сердца отдельных героев, которые потом воодушевляли народные массы.
И, казалось бы, с победой большевиков и строительством первого социалистического государства побег из Зомбилэнда состоялся, человечество действительно выходит на новый виток развития, прогресс налицо. Но уже после Великой Отечественной войны и смерти Сталина случился надлом. Была вера в то, что социалистические условия должны сформировать совершенно нового человека, с другими потребностями и сознанием, но в итоге получился тип мещанина. И это была колоссальная неудача. А политическое руководство СССР, которое должно было стать мировым авангардом строителей нового общества, превратилось в клуб стареющих партийцев и, что еще хуже, - предателей. То, каким позорным, каким омерзительным был крах СССР, - нанесло страшный удар по не только по коммунистической идее, но по мечте о побеге из Зомбилэнде. Надо осознать всю глубину этой катастрофы и бесконечного позора. То, как погибло наше советское государство - имеет колоссальное значение. Героическая смерть способная на века стать мощным символом. Это очень важно. А СССР погиб очень, очень не героически.
В ХХ веке разгромили нацизм. Говорить о том, что собой представлял нацизм, насколько чудовищной была его идеология, в данном случае не имеет смысла. Но нацизм при своей демоничности был проникнут пафосом особого героизма. И немцы сражались за эту идеологию - до последнего, даже когда бои шли на улицах Берлина. Немцы сражались за зло, но они героически за него сражались. Очень глупо недооценивать противника и отрицать такую самоотверженность. Там были свои герои демонической идеи, которые бились до последнего патрона, и Третий Рейх не капитулировал так же позорно, как Польша или Франция. В итоге Третий Рейх был сокрушен, но он погиб сражаясь, его смерть окутана героическим ореолом «Гибели богов». Поэтому наши мальчики, когда они хотят чего героического, - вскидывают руку в фашистском приветствии. И когда наши чиновники начинают за ними гоняться, то эти мальчики становятся еще злее, т.к. наши чиновники являют собой тип предельно далекий от любого героизма - это бывшие коммунисты подло предавшие свое Отечество ради его разграбления, от них смердит вонью продажности. И когда такой тип начинает проповедовать мораль, учить тому, что такое хорошо, что такое плохо – он моментально дискредитирует истины, за которые выступает, подобно тому, как навозная муха отравляет любой бутерброд, на который приземлилась.
И нам требуется осознать, что во всемирную историю крушение СССР вошло как пример беспредельного позора, когда все святое было растерзано и растоптано. Все усилия героических поколений, все надежды человечества были вышвырнуты на свалку как ненужный хлам. И давайте признаем, что это сомнительная заслуга нашего поколения, это пятно лежит на нас. И нынешний всероссийский Зомбилэнд с глумливыми и хохочущими медведевыми и шуваловами строят при нашем же молчаливом соучастии.
Но еще раз повторю - уничтожена, опозорена не только коммунистическая идея, подорвана сама надежда на побег из Зомбилэнда. Разрушение СССР проходило под лозунгами пробуждения масс, в духе игры в некую революционность. Я помню, как сверху дали отмашку и открыли огонь по своим штабам: народ стали натравливать на секретарей обкомов. На нашу городскую набережную вывалил огромная толпа, которая гудела в революционном опьянении: «Мы власть, мы народ, мы все можем!». Нас – десяток человек – вышедших на митинг с альтернативными лозунгами тогда чуть не избили. А помните шахтеров, которые тогда почувствовали свою власть, помните их представителей, которые пафосно выступали с трибуны Верховного совета? Это был бесконечно позорный спектакль для дураков, в котором возбужденный народ использовали как бессмысленную массовку. Потом уже при Ельцине шахтеров, которые попытались отстаивать свои права в условиях «рыночных отношений», просто прогнали пинками с улицы, и те поняли – какой они народ, какая сила. А людей, пытавшихся защищать Верховный Совет в 1993 году - расстреляли из танков и пулеметов.
А потом революционные технологии стали отрабатываться, оттачиваться в различных «цветных революциях» и стало окончательно ясно, что революция - эта священная икона веры в прогресс человечества, стала превращаться в один из эффективных инструментов сильных мира сего. Хозяева Зомбилэнда поставили ее себе на службу. У нас угасла сама надежда сокрушить стены тюрьмы. Где прогрессивный передовой класс? Мы живем во времена тотальной атомизации общества, смерти коллектива, смерти солидарности. Нет классового сознания, угасает и национальное сознание. Есть ощущение, что мы утратили сам общепонятный язык, что случилось вавилонское столпотворение. От диалогов на различных форумах создается впечатление, что мы сидим в одиночных камерах и перестукиваемся друг с другом, причем каждый использует свою индивидуальную азбуку Морзе, понятную только ему одному. И, в общем-то, это всех устраивает: нет жажды понять других и быть самому понятым, нет жажды действия, а есть бесформенный поток самовыражения. Нет позитивного проекта будущего. Нет ничего, есть только борьба отвращений, вечный выбор из худшего.
Правящий класс в России поэтапно и неумолимо пожирает страну. Но ясно, что обещает повторение украинского «революционного опыта» - стремительно обрушатся последние остатки государства. И мы напоминаем мышку в пластиковой бутылке на дне озера: если ничего не делать, то воздух кончится и задохнешься. Если же прогрызть бутылку, то вода ее заполнит и утонешь.
Многие подспудно надеялись в 90-е, что недовольство народа однажды обернется социальным взрывом и преступный режим рухнет, мы еще верили в движущие силы истории, которые «сами собой» приведут ситуацию к прогрессивному развитию. Но народ вымирал, а количество протестов в итоге сошло почти на нет, а оппозиция просто исчезла, как явления. Потом была вера в то, что давление Запада заставит власть измениться, и присоединение Крыма оживило многие надежды. Теперь и эти надежды угасли... И те, кто до последнего искал в действиях Путина «тайный хитрый план», все больше угадывает в нем кобылу из анекдота: «Ну не шмогла я, не шмогла»…
И в этом состоянии безнадежности бесполезно прибегать к старым схемам, к старым мантрам. Нужно осознать всю отчаянность ситуации и искать новый, нестандартный выход...