June 25th, 2016

Пылающее сердце

Престиж, говорите?



Я не вполне понимаю бурные страсти, связанные со спортом. Возможно, все дело в том, что я не болельщик, и бурление эмоций вокруг спортивных состязаний мне всегда были не вполне понятны. Эти странные переживания вокруг олимпийских игр, на которые не пускают наших спортсменов, вызывают у меня некоторое удивление. А что собственно вы хотели? Это несправедливо? Ну да – несправедливо. А какой, собственно, справедливости ожидали? Что это за детская наивность. В современном международном спорте побеждает сильнейший. Но сильнейший не в спортивном, а в геополитическом смысле. Кто силен – тот и прав.
Мы находимся в состоянии конфронтации с Западом. И нам хотят сделать больно – любыми средствами: санкциями, игрой с ценой на нефть, событиями на Украине. Теперь вот и демонстративным изгнанием наших спортсменов с олимпийских игр. Причем последнее, как мне кажется, наименьшая из проблем, т.к. нас в общем-то хотят убить и именно для этого размещают у наших границ ПРО и дивизии НАТО. Нас бы уже давно превратили в руины, но мешают некие обстоятельства – наличие ядерного оружия. Поэтому бьют другими способами, стараясь найти больное место. Так стоит ли воспринимать спорт, как больное место, и уделять этому повышенное внимание? Мне кажется, что не стоит…
[Spoiler (click to open)]Конечно, на нас давят внешние силы и мы должны проявлять при этом патриотические чувства, но если говорить о том, что творится в российском спорте, то мне очень слабо верится в честность российских чиновников. Последние десятилетия из меня подобную веру выбивали самыми различными способами. Возможно, что они мухлевали? Очень возможно. Но кричат: «Все мухлюют, а надавили только на нас! Все болельщики дерутся, а взъелись только нас! Это несправедливо!» Я подобного морального негодования искренне не понимаю: если вы, друзья, верили в какую-то природную справедливость Запада, то выпейте касторку со снотворным – и вам полегчает. Запад ведет себя более или менее прилично, если он сталкивается с силой, которую не может разгромить. Тогда он считается, действует хоть в каких-то рамках. А если некая страна ведет себя как потенциальная жертва, то справедливость по отношению к ней будет носить сугубо кулинарный характер – пожарить или сварить.
Современную Россию варят и жарят потому, что она - как бы это сказать? - дергается. Есть некое постыдное мельтешение.  Не жесткая позиция, а какое-то шакалье подвывание: «Снимут санкции? Не снимут? Пустят? Не пустят? А вот уже Голландия за нас! А вот парламент Франции уже поддерживает! Скоро все наладится!» В этом есть некая тоска публичной девки, которая продавалась-продавалась, и вдруг решила изобразить себя честной девушкой. Она хочет и свой имидж поддержать, и клиенту продаться. Оказать некие интимные услуги орального характера, но чтобы во время этого действа выглядеть очень порядочной, достойной дамой.
При Ельцине, в условиях козыревской дипломатии, все было кристально ясно и однозначно – мы опускаемся на колени перед Западом, обслуживаем его по полной программе и пытаемся получить при этом удовольствие. Если мы сейчас действительно «поднимаемся с колен» (вытираем губы и надеваем спущенные трусы), то надо оставить повадки продажной девки. Если нас в области спорта пытаются поставить в неприличную позу, то надо сделать так, как советовал Ося Бендер Кисе Воробьянинову:
— Только вы, дорогой товарищ из Парижа, плюньте на все это.
— Как плюнуть?
— Слюной,— ответил Остап,— как плевали до эпохи исторического материализма.
Надо плюнуть и забыть. Не хотят нас пускать на Олимпиаду? Ну, что ж – насильно мил не будешь, надо попрощаться. Что случится, если мы туда не поедем? Обрушатся своды небесные? Осмелюсь предположить, что не обрушатся. Может быть, это каким-то образом скажется на здоровье нации? Но, как мне кажется, современные международные состязания уже мало имеют отношения и к спорту, и к здоровью. Это все больше становится соревнованием химиков, а не спортсменов. И совершенно ясно, что в России спорт уже выродился в полную коммерцию.
Мне попалось интервью директора фитнес-клуба «Orange Fitness» Алексея Подольского. Приведу фрагменты из него:
«– Считаете ли вы, что спорт доступен каждому?
– Мне повезло, что я начал заниматься спортом в советское время, тогда не надо было платить за это. Сейчас его нельзя назвать доступным. Все это коммерция. Отдать ребенка на занятия хоккеем могут люди, которые имеют финансовую возможность.
– Как вы считаете, нужно ли было проводить Олимпиаду в России?
– Это спорный вопрос. Эти деньги можно было использовать в других целях. Например, распределить данные спортивные объекты в провинциях, там, где в этом действительно нуждаются. Можно было построить бассейны, спорткомплексы. Мне кажется, было бы разумнее вкладывать эти деньги распределяя их на всю Россию. И что с этими объектами будет дальше? Будут ли они востребованы, смогут ли там проводить такие матчи, чтобы собирать большую публику?»
В стране надо всеми силами культивировать здоровый образ жизни! Не для избранных, а для всех. Я недавно прочитал, что надо заниматься спортом около 150 минут в неделю, чтобы избежать инсульта. Директор НИИ цереброваскулярной патологии и инсульта РНИМУ имени Пирогова Людмила Стаховская привела такие данные: около 500 тысяч россиян ежегодно переносят инсульт, примерно половина из них умирает, а свыше 90 процентов выживших становятся инвалидами. Нам нужен спорт! Но современный спорт выглядит так: некие спорт-бизнесмены зарабатывают баблосы, а дорогие россиян сидят перед телеками, глазеют на это, попивая пивко и кушая различную вредную дрянь. Граждане сначала «болеют за наших», а потом просто болеют и умирают….
Сколько за деньги, которые вколотили в сочинскую олимпиаду, можно было построить спортивных площадок во дворах с тренажерами? Или открыть бесплатных секций для детей? Что дала нам в итоге эта олимпиада? Она улучшила каким-то образом наше положение в мире? Нормализовала ситуацию в России? Прямо во время олимпиады нам устроили Украину, а потом начали «холодную войну». А Россия стала все глубже погружаться в кризис.
В городе-герое Волгограде закрыли практически все заводы. Но город готовится к чемпионату мира по футболу и поэтому на руинах завода медоборудования возвели гостиницу «Hilton». И что это нам дает? Как это улучшает положение умирающего города? Для чего все это пускание пыли в глаза? Ради престижа? Но давайте поднимать престиж другим способом: вернем былую славу нашему образованию, сделаем доступной для всех качественную медицину, возродим авиапромышленность и будем создавать недорогие и высоклассные пассажирские самолеты. Давайте сделаем страну лучше – и это будем престижем. А попытки поднять престиж участием в сомнительных, дорогостоющих проектах – это не престиж, а дурной выпендрон, который интересен только тем, кто на этом себе зарабатывает состояния…