August 31st, 2015

Пылающее сердце

Грезы

- Вот послушай! – он взял книжку и полистал в поисках нужной страницы, затем кашлянул и прочитал вслух: «Смерть — это конец всего, чем ты когда-либо, как считал, владеешь. Это окончательная ясность, что ничто не принадлежит тебе. Это свобода. Все, с чем ты сталкиваешься, смертно. Все, что ты имеешь или переживаешь, смертно. Все, что ты хочешь удержать, мимолетно. Все, чего ты достиг, ты потеряешь. Перед лицом смертности исчезает идея об обладателе. Мое тело, моя жизнь, моя карма, моя история — уходят. Перед лицом смертности исчезает все «мое». Исчезает обладатель. Ты существуешь до идеи обладателя и бренности. То, что ты есть, не затрагивается тем, что мимолетно. Оно не затрагивается идеей о том, что ты чем-то владел и можешь потерять. На самом деле ты всегда свободен. Что вообще живет? Может жизнь быть тем, что смертно, что подвержено смерти? Является ли форма жизнью? Или форма — это только отражение? Все, что может умереть, мертво уже до этого. Оно никогда не жило и поэтому не может и умереть. В момент смерти нет ничего, что могло бы умереть. То, что ты есть, есть чистое Бытие. Это здесь и сейчас единственное, что есть. И в момент смерти это так же единственное, что есть. Смерть — это лучший советчик в твоей жизни, потому что она ставит тебя лицом к лицу с твоей бренностью».
Он отложил книжку и отстраненно посмотрел на меня, будто бы думал о чем-то глубоком…
Я вздохнул:
- Хорошо. Но к чему это?
Он улыбнулся:
- Когда-то меня вдруг осенило, что быть смертным – это все равно что уже быть мертвым. Поток времени иллюзорен, на самом деле в Вечности, в Вечном настоящем все уже случилось. Вся наша жизнь пребывает в единой целостности.
Он провел ладонью по лицу:
- У меня периодически появляется странное ощущение. Мне вдруг начинается казаться, что я не живу, а всего лишь вспоминаю свою жизнь – давно прошедшую, давно минувшую. Это словно бы какое-то эхо, свет угасшей звезды. И мерещится мне, что где-то в раскаленных песках Сахары лежит отшлифованный временем, солнцем и ветром пожелтевший череп, грезящий моей жизнью…