April 12th, 2014

Пылающее сердце

Алкоголь в России: каждый третий - трезвенник

По данным исследований Фонда "Общественное мнение" (ФОМ), утверждают, что пьют только по праздникам, 44% жителей России, что не только по праздникам – 22%. Те, кто пьет и без повода, чаще всего делают это, «чтобы общение в компании шло легче» и «чтобы повеселиться». Время от времени употребляют алкогольные напитки 68% респондентов, никогда не пьют и не пили 21%. Пили, но перестали 10%, чаще всего их заставило это сделать плохое здоровье, возраст, или просто расхотелось. К людям, которые не пьют ни при каких обстоятельствах, россияне относятся по большей части положительно, иногда даже «как к национальным героям».

Ничего себе! Выходит я тоже  "национальный герой"! :-)))
Приятно себя чувствовать "каждым третьим"...
Пылающее сердце

12 апреля. Вспоминая Байконур.

"Байкодром" - так шуточно называли его наши офицеры...
Если не ошибаюсь, наши ребята, служившие на Байконуре ежегодно 12 апреля собирались где-то центре города, кажется у фонтана Дружба народов. Собираются ли и сейчас?...
Много разных воспоминаний о службе в главном штабе полигона, некоторые довольно забавные. Например, о том, как мы жарили яичницу на утюге. Или о том, как ребята из хозвзвода делали бормотуху. Они ее навели, но ей надо же было перебродить. Наш командир (майор) строго следил за порядком. Где ставить? И один парень додумался. Дело в том, что в коридоре штаба стояли ящики с огнетушителями. Он взял старый огнетушитель, вычистил его, и залил туда самопальное вино. И процесс брожения шел в коридоре, рядом с кабинетами генералов. Наши ребятки весьма беспокоились, чтобы этот процесс не пошел слишком бурно…
Я служил в секретном отделе – выдавал чемоданы с документами. При выходе из своей комнаты дверь надо было не только запирать, но и опечатывать. Один раз забыл это сделать, и мой начальник так мне всыпал, что с тех пор у меня сильнейший комплекс – при выходе из квартиры десять раз дергаю дверь за ручку. :-))))
Кроме того, в мои обязанности входил и сбор мусора в кабинетах генералов – даже его полагалось уничтожать, чтобы исключить утечку секретной информации. Проблема была в том, что генералы делились на курящих и некурящих. А чемодан, в который я собирал мусор, был не достаточно герметичен. В итоге пепел от сигарет попал на стол некурящему генералу (кажется – Науджюнасу). Он подумал, что наглые солдаты посмели курить в его кабинете и через дежурного офицера устроил разборки. Каким-то чудом я тогда выкрутился (спасло то, что был не курящим), а том мог бы схлопотать за свою расхлябанность – и по заслугам.
Штабные офицеры оставили очень хорошие впечатление. Один мой земляк отправляясь домой сам предложил заехать к мои родителям, чтобы передать весточку от меня, хотя я его об этом не просил. А он нашел время, чтобы прийти к моей матушке и передать от меня привет, сказать, что все в порядке. Очень трогательно…
Первый пуск «изделия» я увидел еще в учебке, на первом месяце службы. Это было самое близкое расстояние. Затем уже наблюдал их из Ленинска – в небо уходили яркие огоньки. Костя, парень которого я должен был заменить, после его увольнения, имел странное хобби – он читал секретные телеграммы, которые ему поручалось разносить, и поэтому знал о пусках заранее. Если бы начальство узнало о таком интересе – ему бы досталось…
…Помню, как в штабе уже почувствовалось дыхание «перестройки», как яростно спорили наши офицеры на перекурах о Сталине, как стали проникать к нам перестроечные публикации. «Белые одежды» Дудинцева я прочел именно тогда. На дворе был 1987 год – до краха державы оставались считанные годы…