February 12th, 2014

Пылающее сердце

СОСТОЯНИЕ РАСПАДА

Стельба
С чего же начать? Наверное, с тех новостей, которые я прочитал утром на Яндексе:
«Как сообщили «Интерфаксу» в московском главке МВД, накануне в полицию обратился ученик одной из столичных школ. Он рассказал, что его ранили возле клуба на Варшавском шоссе. Прибывшие на место происшествия стражи порядка установили, что неизвестные, не предъявляя никаких требований, ударили школьника ножом и скрылись».
«9 февраля примерно в 14 часов дня в Южно-Сахалинске разыгралась кровавая драма. Мужчина в форме охранника с помповым ружьем вошел в Воскресенский кафедральный собор.
- Да этот охранник вроде бы на машине приехал,  - уверяет одна из «нищих», которые обычно просят милостыню у храма.
Внезапно мужчина открыл огонь по находящимся там людям, которые пришли в главный городской собор на церковную службу. Он практически в упор расстрелял одну из пожилых монахинь – Людмилу (Пряшникову), мать священнослужителя Южно-Сахалинской епархии отца Филарета. Затем преступник начал безпорядочно палить во все стороны.
- В храме началась паника, люди во все стороны разбегались,  - рассказала Татьяна, родственница одного из очевидцев. А куда денешься – выход находился как раз там, где стоял этот убийца…
Под огонь попало несколько прихожан – шесть человек ранено. Один из посетителей церкви был убит – пока правоохранительные органы личность погибшего мужчины не установили. «Стрелок» расстрелял также несколько икон.
Преступника задержала прибывшая полиция. После устроенной кровавой бойни он уже и не думал скрываться с места преступления. О личности преступника пока известно немного. По неофициальным сведениям ему 25 лет и он работает охранником в одном из частных охранных агентств Южно-Сахалинска. Да и оружие он принес с места своей работы.
По словам нашего источника, религиозным фанатиком или сатанистом он не был. Да и в употреблении наркотиков его не замечали».
А совсем незадолго до этого 3 февраля хороший парень, отличник Сергей Гордеев, вооружённый охотничьим карабином «Сайга» и полуавтоматическим карабином «Browning», пришел в родную школу, где застрелил учителя географии и взял в заложники своих одноклассников. Когда прибывшие полицейские попытались задержать Гордеева, он не задумывась открыл огонь и по ним. Один полицейский  — погиб, другой получил ранение».
И ведь подобные истории стали совсем не уникальными. 22 апреля 2013 года  в Белгороде С.А. Помазун убил в оружейном магазине «Охота» трех человек, а выйдя на улицу расстрелял ещё троих случайных прохожих.
7 ноября 2012 года хороший, образованный человек - Дмитрий Виноградов, скрытно пронес оружие в офис, где работал. Там переодевшись в камуфляж и зарядив оружие, расстрелял своих сослуживцев. Итог:  пять человек скончались на месте, двое раненых были госпитализированы в тяжёлом состоянии, один из них скончался на следующее утро.
В ночь с 26 на 27 апреля 2009 года майор милиции Денис Евсюков, который характеризовался коллегами по службе «исключительно положительно», открыл огонь из пистолета в супермаркете «Остров». В итоге он ранил семерых человек, один из которых скончался. Евсюков захватил заложников, которых собирался расстрелять в подсобке магазина, но ему помешали...
И я перечислил только те случаи массовых расстрелов, которые фактически были не мотивированными. За последнее время случилось много и других историй:
- 80-летний пенсионер в г.Инте (Республика Коми) расстрелял из обреза местную чиновницу – начальника отдела по предоставлению жилищных субсидий, учету и распределению жилья администрации Инты 49-летнюю Любовь Сацуро – прямо на ее рабочем месте, в администрации города.
- Жуткая трагедия случилась на Среднем Урале – в Нижнем Тагиле уралец расстрелял работников соцстраха, а затем застрелился сам. После себя инвалид оставил предсмертную записку на пяти страницах, в которой обвинил в своих несчастьях депутатов и чиновников.
- В Сургуте рядом с ТЦ "Гера" на улице Геологическая сын владельца шиномонтажки открыл стрельбу по сотрудникам городской администрации, пришедшим с проверкой. Три человека получили ранения: два пострадавших скончались, один находится в больнице.
- А вот какую историю рассказала газета «Новые известия»: «Рано утром на столичный городской пульт «02» позвонили перепуганные служащие Федерального агентства по культуре и кинематографии в Малом Гнездниковском переулке в центре Москвы и рассказали милиционерам удивительную историю. По словам чиновников, их кабинеты обстреливает неизвестный снайпер. Прибывшие в агентство милиционеры действительно насчитали несколько пробитых пулями окон. Сами пули от охотничьего ружья засели глубоко в стенах. Недолгое следствие установило, что обстрел кабинетов чиновников велся из жилого дома напротив. В сопровождении местного участкового оперативники прошлись по подъездам и без проблем вычислили снайпера. «Ворошиловским стрелком» оказался 63-летний пенсионер. Его выдало официально зарегистрированное охотничье ружье.
«Пенсионер пояснил, что его давно раздражает засилье многочисленных сериалов на телевидении, поэтому он решил начать борьбу с ведомством, которое, по его мнению, не желает навести порядок», - рассказал «Новым Известиям» один из сотрудников ГУВД Москвы».
Но ведь еще была и история с «приморскими партизанами», и это тоже не уникальный случай. Михаил Делягин пишет: «Таких группировок, как «приморские партизаны», было много. И они существуют до сих пор. В центральной России такую группировку даже возглавил бывший офицер ФСО. Кто-то идет в партизаны, кто-то в ваххабиты. Несколько тысяч русских мусульман дали гораздо больше террористов, чем несколько миллионов мусульман традиционных».
Когда человек заболевает, то важно по отдельным симптомам понять - какая болезнь поразила его, чтобы применить адекватное лечение. А сейчас мы не просто наблюдаем определенные политические и общественные процессы, а находимся в самом эпицентре, и чтобы не стать жертвами, нам очень важно понять их природу. Что происходит? Как всаимосвязаны вспышки немотивированного индивидуального насилия, теракты в наших городах и, например, события на Украине?
Причем в данном случае мне хочется указать не внешнее влияние (об этом я много писал и напишу еще), а на внутрироссийские причины.

Распад
То, что произошло с нашим обществом имеет вполне зримые очертания.
Я помню, какая дверь стояла в нашей квартире в советские времена - она была сдела из кусков ДВП, скрепленных по периметру рейкой. Такую дверь можно было, наверное, пробить насквозь ударом крепкой мужской руки. Замок на двери был совсем смешной, можно сказать - символический. А еще я помню, что  в доме у бабушки летом соседи вообще деражали дверь нараспашку; вход прикрывала лишь колышащаяся на ветру марля. Это был другой мир, в котором было не страшно существовать...
Перестройка, а затем реформы внесли во все это коррективы - наш мир стал одеваться в броню. Моментально появились решетки на окнах, металлические двери на входе в каждую квартиру и, разумеется, на входе в подъезд. Наше жилье стало стремительно превращаться в подобие ДОТов, убежищ. А все потому, что наш общий мир, в котором мы чувствовали себя безопасно - был разрушен.
Если в советские времена было ощущение, что идешь по НАШЕМУ городу, что вокруг идут НАШИ люди, что на работе или в иниституте был НАШ коллектив, то теперь все это исчезло. НАШИХ не осталось. НАШ общий мир исчез и все стали ЧУЖИМИ, опасными. Своим стал лишь маленький уголок - квартира, дом, который для безопасности надо прятать либо за забором с колючей проволокой, либо за решетками и бронированными дверями.
Произошел страшный, фундаментальный распад социума - его взорвали.

Пустыня
В качестве своебразной иллюстрации я хочу привести отрывок из интервью художника  Александра Дашевского информагентству «Росбалт», которое попалось мне совершенно случайно. Я предлагаю вам прочитать очень внимательно, ибо в нем очень много сказано про современное состояние России:

- Вы верите, что вашему поколению хватит сил исправить ошибки предшественников?
— У меня нет ощущения нашего поколения, единого фронта. Ни четкого вектора, ни общих задач. Разнобой. Ситуация в художественной жизни, к которой я имею непосредственное отношение, и в политической, к которой я имею отношение весьма опосредованное, во многом определяется тем, что объединение, любое "мы" предполагает сейчас ту или иную степень лжи или меркантильности. Это всегда союз индивидуалистов, союз временный и непрочный, союз, которому и в котором нет доверия.
Многим из моего поколения свойственно ощущение, что внешний мир – это такое большое, равнодушное, инертное поле. С него взятки гладки, от него хорошего ждать не приходится. Всерьез внедряться в это пространство нельзя – через два хода станешь объектом чужих манипуляций, через три — сядешь.
Самая адекватная стратегия – четко, грамотно и спокойно выстраивать систему дамб, отбивающих напор внешнего мира. Можно расширять свою территорию, пускать туда проверенную публику. Можно даже совершать какие-то вылазки наружу, но "исправлять ошибки" – пожалуй, нет.
- Вы довольны тем, как в последнее время в этом "внешнем мире" меняется жизнь?
— В последние годы у отдельно взятого человека становится все меньше шансов достичь чего-то. Он должен вписываться в какой-то клан или корпорацию. Он должен быть представителем какой-то мафии, элиты, диаспоры, рода. Это функциональные объединения во имя стяжания и безопасности (это слово — почти синоним насилия).
— При всем при этом, Вы – весьма успешный художник.
— Не могу сказать, что я куда-то пробился… Я пришел после шапочного разбора. И я тоже и клановый, и семейный, и корпоративный. И к успеху как-то вяло рвущийся. Не знаю, насколько это мерило успеха, по крайней мере, профессионального — ни в коем случае. И почему-то такой успех обратно пропорционален доходам.
— Хорошо помню, каким широким было возмущение всем этим в финишные годы советской власти. Люди, которые вошли тогда в общественную жизнь, собирались все это изменить. Как Вы думаете, почему им это не удалось?
— Было совершенно очевидно "как не надо". Но "как надо" было (и остается) туманным. Не было, что называется, ролевой модели – образа действий. Представления о Западе и тогда носили, и до сих пор носят совершенно мифический характер. Да и о себе тоже.
— Тогда-то было горячее увлечение Западом, а сейчас — наоборот.
— Так ведь и сейчас увлекаются Западом. Каждый раз, когда человеку наступают на ногу в троллейбусе, он говорит: "Все! Надо валить!" А валить-то, собственно, и некуда. Здесь тебе оттопчут ноги мрачные и дикие соплеменники. А там их оттопчут какие-нибудь арабы, сомалийцы…
— А в 1990-е годы, будучи подростком, Вы интересовались политикой?
— В те годы невозможно было ею не интересоваться. Есть мои детские рисунки с надписями "гласность, плюрализм". Моя семья была системно не расположена к советской власти. С большим энтузиазмом принимала перемены. К тому же апогея достиг религиозный подъем. Искренний порыв интеллектуальной элиты к православию. Общественные ожидания раз за разом не оправдывались. Надежды, которые возлагались на конец Советского Союза, умирали в несколько этапов. И 1998 год поставил на всем этом последнюю точку. Надо было просто выживать».
+ + +
Какова картина! Особенно важно, что она нарисована не каким-то тенденциозным политиком, а довольно далеким от политики художником. О чем он говорит? Социальный пейзаж современной России выглядит так - это безжизненная пустыня, в которой мечутся обособленные индивидумы. Каждый сам за себя, каждый спасает сам себя. Среди всего этого иногда возникают хищнические стаи - банды, кланы, группировки. Внутри них нет никакого единства, это временнные стаи, созданные для краткосрочных нужд. Они не соединены ни великой идеей, ни возвышенным чувством, и при случае члены таких стай с удовольствием сожрут друг друга. В этом безжизненном мире умерли все надежды. Даже среди энтузиастов «рыночных реформ» сгорели последние мечты о Западе. Валить некуда. Ждать нечего. Осталась лишь жуткая тоска одиночества и страх от окружающего мира, в котром уже не осталось ничего близкого, родного, и который не обещает ничего, кроме агрессии.
Это общественная атмосфера современной России.

Мiр и мир
Возможно, вам приходилось читать, что подлинный смысл названия произведения Л. Толстого «Война и мир» зачастую ускользает от современников. Дело в том, что в оригинале слово "мир" было написано через i (мiр), а оно означало общину, народ.
И, конечно же, многим известно такое выражение: «На мiру и смерть красна». Но если на мiру и смерть красна, то, получается, что без мiра - и жизнь ужасна.
Катастрофу, которая случилась в России, можно сформулировать так: в нашей стране был уничтожен мiр, т.е. некая социальная целостность, связывавшая отдельных индивидумов друг с другом и с государством. А с исчезновением мiра совершенно логично исчезает и мир, а начинается воспетает либералами «война всех против всех».
Наверное еще лет десять назад я стал указывать на угрозу появления особого типа людей - «тотальных партизан». Это окончательно выпавшие из социума маргиналы, для которых уже нет Отечества, ими весь окружающий мир воспринимается враждебно. Их агрессия может быть направлена, как на себя - и тогда они кончают суицидом, так и на окружающих - и тогда они берут оружие и начинают расстреливать рядом находящихся людей, зачастую тех, с кем работают или учатся.  Своих для них нет - все чужие.
Такие «тотальные партизаны» могут вести свою одиночную войну, а могут собираться в деструктивные группы, или вливаться в террористическое течение только потому, что оно ведет войну с этим миром. Причем для них важны не столько идеологические цели данного течения, сколько чистая деструкция. Они просто хотят разрушать ненавистный, чуждый мир.
Учитывая это, понятно, насколько нелепыми выглядят некоторые рецепты борьбы с радикальным исламизмом, например, введение смертной казни для террористов. Можно ли напугать смертью человека, который, возможно, настолько ненавидит и презирает саму жизнь, что хочет взорваться сам и уничтожить других?
Совершенно понятно, что невозможно силовыми методами справиться с проблемами, порожденными социальной катастрофой.

Бензин в огонь
Пока силовики уничтожают десяток террористов, правительство своими действия озлобляет миллионы граждан России. Наши «реформаторы» постоянно занимаются самой настоящей подрывной, анархической деятельностью - они все время разжигают ненависть и отвращение к власти, к государству. Нельзя потушить горящий дом, если кто-то при этом поливает его бензином. Каждый антисоциональный закон, порожденный властью, все ближе подталкивает Россию к гибели. Я не знаю - сколько собирается Дмитрий Медведев экономить на введении социональных норм на электричество и воду, но совершенно понятно - какими последствиями эта мера отзовется.
В Интернете появилась информация - в коммунальном хозяйстве собираются внедрить новейшие технологии. С.Г. Кара-Мурза пишет: «Разработка и производство высокотехнологичных роботов для установки оригинальных заглушек на унитазы граждан, не заплативших за услугу по водоотведению, а также заключение трудовых договоров по приведению в исполнение этих наказаний приобрели в Российской Федерации характер эпидемии. Каких только гаджетов, вдохновленных рыночной идеологией, не создали наши юные конструкторы, шагнувшие в постиндустриализм! Это чудо современной микроэлектроники и информационных технологий: «ГЛОТ» и «Терминатор», «Спрут» и «Таракан», «Кит» и «Питон», «Ихтиандр»… Одни творцы дают своим детищам страшные имена, другие ласковые. Вот обычное сообщение: «Как уже отмечалось экспертами, отечественное ЖКХ из подсистемы жизнеобеспечения переродилось в сферу бизнеса. А бизнес не переваривает тех, кто не желает оплачивать его услуги. Оригинальный способ понуждения злостных неплательщиков к оплате его услуг применяет МУП “Ангарский Водоканал”. Это искусственный запор. Делается он с помощью специального оборудования, блокирующего канализацию».
27-летний генеральный директор ООО «Спрут» на чердаке показывает журналистам свой робот в действии и поясняет: «Канализационные трубы современных домов выведены на крышу или технический этаж, в том числе и для того, чтобы в случае крупного засора их можно было легко прочистить сверху. А мы сейчас воспользуемся этими трубами с противоположной целью — будем засорять канализацию должнику… Заглушка стоит тысячу рублей. Установка и снятие ее обойдется примерно в 7 тысяч, если это разовая акция. Деньги потом заплатит товариществу сам должник».
В конце статьи автор напоминает: «Наши люди вообще просто так не сдаются. Демонтируют сантехнику, долбят стены, чтобы добраться до “Спрутов” и “Тараканов”, разбирают стояки. В Елабуге эти кулибины уже столько домов разбомбили…».
С другой стороны, на форумах, открытых для обсуждения этой проблемы, большинство реплик полны возмущением и меткими суждениями. Вот несколько примеров: «Погрузившись в капитализм, Россия стала громадным Зазеркальем, зоной "Ч", где не действуют привычные нормы закона и правила поведения, формальная логика, последовательность действий. Регресс во всем искажает пространство и время». «Ощущение сюрреализма, маразм. Похоже, доиграются в жмурки с народом...».
Теперь к выводам. Во всей этой программе – в самой идее вышибать долги таким образом, в работе менеджеров, конструкторов и мастеров с их роботами, в рассуждениях председателей «товариществ собственников жилья» и журналистов, которые это пропагандируют – что я лично вижу? Я вижу наконец-то действительно страшный симптом такой деградации нашей культуры, о характере которой мы и не думали, и поверить в нее бы не могли.
Мы многое повидали за последнюю четверть века – и хищную жадность, и порок с цинизмом, и массовую преступность с насилием, и даже танковые залпы по горящему парламенту, битком набитому людьми. Но все это воспринималось как признаки хаоса – бедствия, но временного, как короткой гражданской войны нового типа. Пройдет – и снова начнем отстраиваться и воспитывать детей. А теперь дохнуло необратимостью.
Оказалось, что деформации в сознании (казалось бы, вещь временная), произвели мутации в культурном генотипе – и у существенной части новых поколений возникли устойчивые духовные конструкции, которые создают принципиальную некоммуникабельность с другими группами – по немногим, но важным вопросам. Это уже не аномия и не девиантное поведение, это – культурная несовместимость, угроза фундаментальная. Часть наших образованных людей «отвязалась» от норм Просвещения. Им и в голову не приходит, что эта вроде безобидная идея вышибать долги, отрезав человека от канализации – идея предельно низкая и, по сути, преступная.
 Статья 21 Конституции РФ гласит:
1. Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления.
2. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию.
Это – однозначная квалификация той программы, которая под аплодисменты  шагает по стране. Человек не заплатил за услугу ЖКХ, нарушил договор. Должностное лицо нанимает «двух мастеров», и они «подвергают его унижающему человеческое достоинство обращению». Умаляется ли при этом достоинство его личности? Безусловно. Оправдывается ли это тем, что он задолжал ЖКХ? Нет, не оправдывается, в Конституции прямо сказано, что ничто не может быть основанием для умаления достоинства.
Об этом как будто никто и не вспоминает – вот в чем провал культуры! Наше государство и общество ХХI века не ищут способа обязать граждан оплатить сравнительно недорогую услугу, каким-то другим образом возместить расходы или, в конце концов, простить им эту недоимку – нет, первым делом изобретают меру унизительную и гнусную! Они этого не понимают!
Судя по публикациям, этих «злостных неплательщиков» – раз-два и обчелся. Пятеро жильцов на 215 квартир. Нет, лучше поставить им заглушки за 40 тыс. руб. А ведь всем известно, что почти все эти неплательщики – обедневшие и пьющие люди. Они уже почти выдавлены из общества, и все к ним бегут: «падающего – подтолкни!»»
Подобные «инновации», да и «радикальные реформы» в целом - траурный марш по России. Если эту политику не остановить - ужасный финал будет неизбежным.

Коллективный субъект
Хочется в заключение указать на одну распространенную ошибку, бытующую в оппозиционной среде. Многие считают, что «чем хуже - тем лучше». Дескать, антинародная политика власти вызовет социальный взрыв, в итоге которого правящая элита как бы автоматически будет заменена некой народной властью.
Однако, само по себе массовое недовольство абсолютно ничего не гарантирует. Отдельные люди, даже если они испытывают очень схожие эмоции, еще не являются политической силой - это некая совершенно безформенная стихия, которая может выплеснуть агрессию в любом направлении. Для воплощения определенной политической воли требуется создание политического субъекта. Приведу цитату из текста по политологии: «Для развития социального субъекта в политический субъект необходимо, по крайней мере, три условия: политическое сознание, организация, активность. Осознание интересов целого и самосознание, т. е. осознание своего места, роли в системе политических отношений, возможностей и понимание последствий своих политических действий; организация себя как единого действующего субъекта, реальная деятельность во имя реализации своих общих интересов».
То есть, из  стихии разрозненых индивидумов должна собраться полноценная, дееспособная общность, которая осознает себя, как единое целое, обозначит свое место в существующей реальности. И которая сможет не только выработать определенную спасительную стратегию, но и докажет способность реально воплощать ее в жизнь. Не просто фантазировать, но и что-то делать, изменять реальность. Волевое переустройство России по плечу только организованному, коллективному субъкту, а любое количество разобщенных, деморализованных субъектов могут лишь вписаться  в разрушительный сценарий или пассивно наблюдать распад Державы.
Пылающее сердце

Город "Зеро"

Еще раз пересмотрел сегодня. Много мыслей, обязательно буду писать о нем - в связи с постмодерном...



А пока приведу фрагмент из книги С. Г. Кара-Мурзы "Манипуляция сознанием":

"Фильм сделан в жанре «масонского искусства».  Это жанр, в котором философская или политическая идея передается в художественных образах в виде шифровки, понятной не всем, но влияющей на подсознание каждого. Шифром служат аллегории, иногда красивые и легкие, иногда тяжелые и страшные.  «Город Зеро» тяжел и страшен,  жанр тот же.
Работа над фильмом началась в 1987 г., а когда возник замысел, неизвестно. Папа режиссера, ближайший помощник Горбачева (режиссёр Карен Шахназаров). Когда фильм вышел на экран, он воспринимался просто как фильм абсурда.
На деле в фильме сжато и талантливо изложена программа перестройки. В нем показано, как можно за два дня довести нормального и разумного человека до состояния, когда он полностью перестает понимать происходящее, теряет способность понимать происходящее, в нем парализована воля к сопротивлению и даже к спасению. И все это без насилия, лишь воздействуя на его сознание и чувства.
Вся перестройка Горбачева и была такой программой, и когда советских людей довели до такого состояния, как героя фильма, можно было безопасно сделать абсолютно все: расчленить СССР, ликвидировать советскую власть и все социальные права граждан, отнять собственность и даже личные сбережения. Всякой способности к борьбе они были лишены.
Как художественное произведение фильм сделан вдохновенно. Плотность смыслов достигнута невероятная. Актеры играют безупречно. И силы были собраны мощные (Л.Филатов и Е.Евстигнеев, В.Меньшов и Джигарханян, Басилашвили и другие).
В 1996 г. при Комитете по безопасности Госдумы полгода работал семинар, посвященный технологии разрушения «культурного ядра» общества. Это было собрание, где встречались и находили общий язык, хотя и не без трений,  настоящие специалисты. Одно из последних заседаний семинара как раз и было посвящено разбору фильма «Город Зеро» (все участники специально его просмотрели). Все сошлись на том, что фильм весьма точно предвосхищает процесс разрушения «культурного ядра» советского общества. Мнения разделились по второстепенному вопросу:  предписывает  ли фильм программу разрушителям (то есть служит ли он им методикой) или он  предупреждает  об опасности? Точно ответить на этот вопрос невозможно, да и вряд ли сейчас необходимо. Важно использовать фильм как урок.
Ведь многие части программы начинаются по второму, а то и по третьему кругу.
Затрону лишь главные удары по сознанию «совка», показанные в фильме. Первый удар - помещение человека в ситуацию невозможного, запрещенного всеми культурными нормами абсурда, при том, что окружающие люди воспринимают его как нечто вполне нормальное. Сюжет таков: инженер Варакин из Москвы приезжает в командировку на завод, идет к директору и видит, что секретарша в приемной сидит голая. Люди входят и выходят, отдают ей что-то срочно перепечатать - и никто не удивляется. Директор, которого предупреждает потрясенный Варакин, выглядывает в дверь и подтверждает: «Действительно, голая. Так в чем ваш вопрос?». Варакин раздавлен, ряд нелепостей в поведении директора лишь подкрепляют этот удар.

Создание ситуаций абсурда в связи с самыми обыденными нормами очень широко использовалось в перестройке. Помните, в солидных театрах в пьесы стали включать постельные сцены, в печати узаконили мат, а «Московский комсомолец» стал расписывать прелести «орального секса». Газета ЦК ВЛКСМ!
Потом усложнили. Вот, Сахаров на съезде депутатов вдруг заявил, что в Афганистане командование Советской армии при малейшей опасности окружения приказывало уничтожать собственные войска с воздуха. Обвинение дикое, у некоторых женщин-депутатов вызвало шок до слез. Какой-то депутат-афганец стал протестовать, а Сахаров ему ответил: «Докажите, что я неправ». Опять абсурд: он, якобы рыцарь правового государства, как будто не знает, что бремя доказательства возлагается на обвиняющую сторону. И при этом сидит спокойно Горбачев, улыбается весь Президиум, молчит генерал Громов. Секретарша голая, но все делают вид, что так и надо!
Отдельно в фильме развита тема абсурда, связанного с кровью: в ресторане гостиницы Варакин отказался попробовать приготовленный для него поваром торт (в виде головы самого Варакина), и повар на его глазах застрелился. Когда абсурд сопряжен с кровью, человек почти сломан - все нормы и права кажутся ничтожными.

В августе 1991 г. абсурд с кpовью обрушили на нас прямо установками залпового огня. Возьму лишь отдельный эпизод. «Арестовывать» министра СССР Пуго поехал Явлинский, тогда вообще частное лицо (для непосвященных). Не успел аpестовать - Пуго и его жена «застрелились» Почему? Зачем?
Но ощущение абсурда надо было еще усилить, и Явлинский вытащил тему пистолета. Конечно, умом Явлинский даже не Спиноза, но не такой же он болван, чтобы не видеть нелепости своего объяснения. Мы, мол, удивились, как это Пуго смог после выстрела аккуратно положить пистолет на тумбочку у изголовья.
Конечно, сила фильма в том, что он показал воздействие абсурда на сознание и подсознание наглядно, в чистом виде, как в научном эксперименте. А уж прикладные разработки это дело множества практиков.
Но это - лишь артподготовка. После нее идет наступление широким фронтом, и главное оружие - разрушение  исторической памяти  . Здесь самый длинный эпизод фильма - экскурсия Варакина в краеведческий музей с пояснениями смотрителя (Евстигнеев).
В начале перестройки, когда нас уже начали поражать «историческим» бредом о войне и репрессиях, мы еще и не подозревали, на какую глубину будут перекапывать историю. Лишь весной 1991 г. мне пришлось быть в Гарварде с целой делегацией философов из АН СССР, которые с серьезным видом доказывали, что Россия стала «империей зла» уже потому, что приняла Православие и являлась родиной Александра Невского.

В фильме угол музея украшен красноречивым плакатом: «В правде истории - наша сила». Нечто подобное сказал создатель другого важного фильма («Земля и воля») англичанин Кен Лох, чьи слова уже упоминались: «Тот, кто пишет историю, господствует над будущим. Сегодня историю пишем мы». (Истинный ход исторических событий неважен, главное всё подать в выгодном свете).
Абсурдную «историческую правду»  подкрепляют авторитетом профессора Ротенберга, анализа ДНК, компьютера, восстановления портретов по методу М.М.Герасимова - авторитетом «науки». Всё это хорошо показано в фильме.
Всякая история мифологизирована, но человек может опираться на нее, если она связана единой «цепью времен». Чтобы разрушить сознание человека (или народа), самое главное - рассыпать историю, ввести в нее абсурдные, ни с чем не сообразные эпизоды, как вирусы в компьютерную программу.
Затем смотритель выбирает экспонаты очень точно - как будто указывает эпизоды, которые должны стать в идеологической вакханалии перестройки забойными темами. Вот эти темы: спор о выборе религии у Владимира; Смута и Лжедмитрий; Сталин в 1904 г.; Азеф и революционный террор; pасстрел царской семьи; Гражданская война и сталинские репрессии; Отечественная война - через упоминание об американской помощи.
Все это подано поразительно емко и точно, с замечательной игрой Евстигнеева. Он как будто урок давал ведущим нашего  телевидения: говоря о чьей-то гибели, он начинал странно смеяться.
Во время осмотра подчеркивается значимость фигур, которые нас нисколько не интересовали в 1988 г., но которые почему-то всплыли чуть позже. Например, брат Свердлова, усыновленный Горьким Зиновий Пешков (Авербах) - масон и международный авантюрист, советник от Франции при штабе Колчака.
Почему в перестройке ему придали такое значение, что Э.Рязанов подготовил о нем чуть ли не серию телепередач? Разбирая «осмотр», можно предположить, что у «совка» важно было создать ощущение, что вся история пишется и делается по команде из одного центра, что «все схвачено» и нет места никакой личной воле и самодеятельности.
В фильме изложена и кадровая установка. Дирижером (явным) идейной революции в городе Зеро и хранителем ее смыслов оказывается пошлый и подловатый председатель писательской организации. Авторы не перегибают палку, их писатель Чугунов хотя и идет всю жизнь от одного предательства и покаяния к другому, все же не сделан такой фигурой гротеска, как, скажем, реальный Евтушенко. Важна суть.
Торжество перестройки показано в виде учреждения «Клуба рок-н-ролла им. Николаева» (того следователя ОБХСС, что танцевал рок 30 лет назад, после чего был уволен из МВД и стал поваром, которого то ли убили, то ли он застрелился накануне). Теперь рок-н-ролл танцует вся верхушка города, вплоть до престарелого полковника КГБ и следователя. Прекрасно показано, что все это - программа, которая кропотливо выполняется уже 30 лет, что в ней есть посвященные, а есть и наивные, не знающие ее смысла участники.

Блестяще, на мой взгляд, изложена в фильме идейная программа будущей оппозиции - патриотов-державников. Сжато и точно. Она вложена в уста прокурора города. Он человек с комплексами («всю жизнь мечтал совершить преступление»), чувствительный патриот, не желает пить пиво «за прогресс» и поет купеческие романсы под гитару. В номенклатурной шайке он занимает невысокое положение, им помыкают. Главное, он бессилен - даже застрелиться не может, у его пистолета вынут боек. Максимум, что он может сделать для человека (Варакина), которого он обязан защищать, это шепнуть ему: «Бегите».

Это он говорит в момент конца, когда вся шайка из начальников, теневиков, писателя, девиц легкого поведения набрасывается на «дерево Российской государственности», ветки которого олицетворяют власть, начинают это дерево крушить и расхватывать ветки.
А куда бежать? Через лес, болота, до безлюдного озера добегает главный герой. Прыгает Варакин в какую-то дырявую лодку без весел и отталкивается от берега.

Интересно изучать и методики манипуляторов, и  знаки-предупреждения из их среды.