February 18th, 2013

Пылающее сердце

Человеческие парадоксы

Из книги Мирча Элиаде "Йога. Бессмертие и свобода":
"Надежда только продлевает и усиливает человеческую несвободу; лишь тот, кто потерял любую надежду, счастлив, «ибо надежда — это величайшая из всех пыток, а безнадежность — величайшее счастье». (Текст из « Махабхараты», цитируемый комментатором Махадевой Ведантином (к СС, IV, 11).) "
И эхом звучит: "Отчаянье мне веру веру придает"...
Я люблю не поэтов, а отдельные стихотворения. У меня нет любимых поэтов, чьи стихотворения мне нравились бы все. Листаю сборник, и среди десятков нахожу иногда одно, которое "попадает в саму точку", задевает за живое. И потом открываю книжку на этой странице и не уставая перечитываю его снова и снова.
У Франсуа Вийона мне нравится пара стихотворений. И одно из них -  "Баллада поэтического состязания в Блуа":

От жажды умираю над ручьем.
Смеюсь сквозь слезы и тружусь, играя.
Куда бы ни пошел, везде мой дом,
Чужбина мне - страна моя родная.
Я знаю все, я ничего не знаю.
Мне из людей всего понятней тот,
Кто лебедицу вороном зовет.
Я сомневаюсь в явном, верю чуду.
Нагой, как червь, пышней я Всех господ.
Я всеми принят, изгнан отовсюду.

Я скуп и расточителен во всем.
Я жду и ничего не ожидаю.
Я нищ, и я кичусь своим добром.
Трещит мороз - я вижу розы мая.
Долина слез мне радостнее рая.
Зажгут костер - и дрожь меня берет,
Мне сердце отогреет только лед.
Запомню шутку я и вдруг забуду,
Кому презренье, а кому почет.
Я всеми принят, изгнан отовсюду.

Не вижу я, кто бродит под окном,
Но звезды в небе ясно различаю.
Я ночью бодр, а сплю я только днем.
Я по земле с опаскою ступаю,
Не вехам, а туману доверяю.
Глухой меня услышит и поймет.
Я знаю, что полыни горше мед.
Но как понять, где правда, где причуда?
А сколько истин? Потерял им счет.

Я всеми принят, изгнан отовсюду.
Не знаю, что длиннее - час иль год,
Ручей иль море переходят вброд?
Из рая я уйду, в аду побуду.
Отчаянье мне веру придает.
Я всеми принят, изгнан отовсюду.


У меня от него появляется что-то вроде легко головокружения. В нем вместилась парадоксальность человеческой натуры, ее безмерность, которая ничем не утолится в этом мире, так как она - больше его...