January 18th, 2013

Пылающее сердце

Выбирая одежду

Лада долго подбирает себе куртку. Я хожу вместе с ней по разным одежным магазинам, и, как говорит она сама, – скучаю. Никогда не интересовался одеждой. По мне одежда должна иметь два важных качества – быть не яркой и дешевой. Ну, еще – достаточно теплой. Самым практичным цветом считаю цвет грязи…
А Лада видит помимо всего это и какие-то иные нюансы, что-то там изучает, прикидывает… Пока она уходит в передевалку, подхожу к автомату с кофе и разглядываю ассортимент. В отличие от одежды тут я вполне различаю нюансы, и прикидываю: то ли взять мокачино, то ли капучино, или совсем ничего не брать, так как уже довольно поздновато и можно вовсе ночью не уснуть…
Ладе, однако, все же требуется советчик и мне приходится присоединиться к ней в раздевалке. Она примеряет куртки: «Какая лучше?» «Ну, что я могу сказать? – тяжело вздыхаю я, - воротник этой, судя по всему, сделан из шкурки животного умершего от тяжелой, продолжительной болезни… Эта красная, и хотя я человек левых, красных убеждений, в одежде не приемлю ничего красного…» «Она вовсе не красная, а бардовая!»- возражает Лада. «Как разница! По мне все это красное!» - отмахиваюсь, как человек не различающий нюансов. По моим представления одежда, как шкурки некоторых животных, должны сливаться со средой, с серовато-грязным цветом земли, чтобы тебе не заметили. Яркие расцветки приличествуют либо тем существам, которые быстро передвигаются, а потому могу позволить себя гламурность, либо всяческим ядовитым тварям. А у меня из яда лишь только желчь, не способная нанести серьезного урона потенциальным противникам…
Лада делает выбор (все-таки красную, вернее бардовую, с большими фальшивыми пуговицами) и мы с покупкой идем домой…
Вечерком стал искать тетрадку со своими стихам. Закопался в шкафных завалах: пришлось доставать много барахла, которое надо бы выкинуть, да жалко. И нашел в нем дневник своих сновидений, который завел когда-то под впечатлением от Юнга. Говорю: «Лада, хочешь почитаю, какие мне сны снились?» Она конечно отвечает: «Хочу»… Лада человек очень лояльный к моему творчеству, она даже соглашается слушать мои стихотворения…



«1999 год. Декабрь. Идет длинная вереница людей, и среди них – я. Рядом лавка, на ней насыпано зерно. Мы движемся к странной постройке похожей на проходную и на военкомат. Нас куда-то призывают. За ней – внутренний дворик, похожий на базар. Здесь я вижу девушку, которая вместо платья примеряет… собственное тело. Я прохожу в магазин и вижу прилавки-холодильники, заполненные человеческими тушами с содранной кожей. Какой-то парень берет кусок плоти и ест ее. Мне становится не по себе…»
 …Я потом думаю об этом записанном сне. Когда мы уже легли спать, говорю Ладе: «Ты знаешь, а может этот сон был не такой бессмысленный. Может быть, это картина воплощения душ. Представляешь? Нас призывают к этой жизни, и мы идем через специальную проходную, и сами себе выбираем тела, места рождения? Представь, Лада, как ты стоишь в передевалке, и глядя в зеркало примеряешь разные тела. И уже выбрав, сожалеешь, что не взяло другое».
Лада смеется…
Я продолжаю: «Ну, я, конечно, взял что попроще… И вот мы живем здесь кляня свою судьбу: «Ну почему я такой? Почему я родился в этом месте, в это время?!» А быть может, после смерти нам предъявят бумагу с нашей подписью и окажется, что это мы сами все это выбрали…»