August 11th, 2012

Пылающее сердце

ЮЖНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ

США на Кавказе
На протяжении около двух столетий Кавказ, в основном, находился под геополитическим контролем России, которая, принимая во внимание его исключительную стратегическую значимость, прикладывала огромные усилия по удержанию в сфере своего влияния. С распадом же Советского Союза на Кавказе образовался, так называемый, «геополитический вакуум», который способствовал развитию дезинтеграционных тенденций, направленных на ослабление геополитической региональной роли России. Причем, данные тенденции характерны как для Южного Кавказа, где они более отчетливо выражены, так и, отчасти, для Северного.
Кавказское направление становится все более важным во внешней политике Соединенных Штатов Америки и подконтрольных ей военно-политических блоков, в первую очередь, НАТО. Стратегический контроль над Кавказом обезпечивает оперативный выход в регионы Центральной Азии, что, в свою очередь, является важным элементом сдерживания возрастающей геополитической и экономической мощи Китая и, в перспективе, России. Одновременно контроль над Кавказом позволяет самым непосредственным образом влиять на распределение и направления потоков углеводородных ресурсов Каспийского региона, по объему занимающих второе место после Ближнего Востока.
Данные обстоятельства предопределили развертывание на Кавказе так называемой «Большой геополитической игры», которая дирижируется в настоящее время, по большей части, из-за океана. Не случайно, еще в 90-е годы XX века весь Кавказ был включен в зону жизненно-важных интересов США. Это также полностью соответствует программным установкам «Стратегии национальной безопасности Соединенных Штатов», направленной на достижение мирового доминирования и являющегося определяющим ориентиром американской внешней политики.
Таким образом, сегодня вокруг России развертывается кольцо натовских военных баз, что дает основание утверждать, что американская «Стратегия анаконды» периода Холодной войны не канула в лету. Исходя из одного из основных законов геополитики, в свое время разработанного еще Хэлфордом Макиндером, для обладания мировым господством необходимо установление контроля над Евразией - «мировым островом», поскольку, кто владеет Евразией, тот владеет судьбами всего мира. Со времен краха СССР эту формулу в своей внешней политике реализует каждая американская администрация.
Президент Гарри Трумэн осуществлял доктрину «сдерживания коммунизма», Рональд Рейган - «разрушение империи зла». Милитаризм Соединенных Штатов Америки направлен на то, чтобы не допустить появления в мире противника, равного по силе США. Иными словами, США всегда стремились сохранить и закрепить свое положение в системе международных отношений в качестве единственной сверхдержавы. Последние американские президенты - Джордж Буш и Барак Обама - точно так же остаются заложниками внешнеполитических установок радикально-гегемонистской направленности. Суммарно эти установки выражают курс на «легализацию» глобальной интервенции с «превентивным» применением американской военной силы в любой точке планеты.
Главной целью данной политики на ближайшую и среднесрочную перспективы является вывод Южного Кавказа из сферы влияния России и ослабление позиций Москвы в его северной части.
Закрепление «американских кавказских приобретений» планируется в том числе и за счет размещения на Южном Кавказе американских или им подконтрольных военных баз.
Программа экспансии евро-атлантического мира на восток и все последующие войны (в Югославии в 1999-м, в Афганистане в 2001-м, в Ираке в 2003-м) являются, по сути дела, попыткой выхода из той напряженной ситуации, которую создает для западной цивилизации близкое исчерпание ее собственных энергетических ресурсов.
Ситуацию усугубляет тот факт, что на сегодняшний день на всех гигантских нефтяных полях добыча сокращается, кроме Персидского залива и Каспийского региона. Именно это обстоятельство дает объяснение тому, что многочисленные конфликты на Балканах, на Ближнем Востоке, отчасти и на Кавказе берут свои истоки в желании Запада оттеснить Россию от путей транспортировки нефти из Черного и Каспийского морей.
Американский проект создания «Большого Ближнего Востока», включая Кавказ и Каспий, является всего лишь попыткой окончательно наложить руку на нефтяные поля и транспортные углеводородные коммуникации региона. Из этого очевидного факта вытекает вполне логичный вывод о том, что контроль над ведущими нефтедобывающими странами - это стратегическая цель политики Америки, как в равной степени и осуществление геополитического контроля над основными регионами сосредоточения энергоресурсов.
Публичное обсуждение планов включения в состав НАТО Азербайджана, Грузии, Украины и Молдавии, а также планов создания военных баз США в Казахстане на побережье Каспийского моря, Азербайджане и Грузии - это не что иное, как подготовка общественного мирового сознания к следующей фазе экспансии Запада.
Усиление влияния в регионах Кавказа и Средней Азии являлось важной, но не главной целью евразийской политики США в 1991-2001 годах. В фокусе американского внимания была Россия. До 11 сентября 2001 года основной целью американской политики в Евразии было предотвращение возрождения советской империи. После 11 сентября геополитическая значимость как Кавказа, так и Средней Азии значительно возросла. Основная арена глобального военно-политического напряжения перенеслась в Центральную и Южную Азию. Кавказ стал одним из основных элементов американской стратегии контроля за энергопотоками из Каспия.
Эксперты считают, что в Каспийском бассейне находится около 6% мировых запасов нефти и около 10% залежей природного газа. Государства Южного Кавказа дают себе отчет в том, что у них нет достаточного ресурсного потенциала выступать самостоятельными геополитическими игроками, поэтому часть из них (Грузия, в частности) выбрали вариант придерживаться орбиты безспорного мирового лидера. Таким образом, США, которые отдалены на тысячи километров от Кавказа, практически превращаются в шестое каспийское государство. (Виктор Панин, evrazia.org)

Ислам и Юг России
Юг России - уникальный в этнокультурном отношении и наиболее сложный с точки зрения социально-экономической и политической ситуации, осуществления государственного управления и обезпечения национальной безопасности регион Российской Федерации. На этой территории расселены несколько десятков различных в этническом, религиозном и социально-экономическом отношении народов. Особенно густонаселенным, трудоизбыточным и малоземельным является Северный Кавказ.
Количество мусульманских организаций на Юге России по сравнению с иными конфессиями растет наиболее интенсивно, при этом наибольшее развитие мусульманских объединений мы наблюдаем в Республике Дагестан.
Одной из основных угроз политической безопасности является политизация ислама на Юге России. На социально-политическую ситуацию в регионе большое негативное влияние оказала и продолжает оказывать идеология ваххабизма, начало активного распространения которого относится к концу 80-х годов ХХ века. Наибольшее распространение с конца 80-х годов ваххабизм получил в Дагестане, Чечне, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Адыгее и Карачаево-Черкесии.
Одно из центральных мест в идейной платформе сторонников ваххабизма занимает концепция непризнания любой власти, отходящей от предписаний шариата. В качестве основного аргумента в пользу такой позиции они рассматривают положение Корана: «О вы, которые уверовали! Повинуйтесь Аллаху, повинуйтесь Посланнику и вершителям дел из вас» (4:59). Они понимают это требование как категорический отказ подчиняться «неверной» власти. С этой целью они ссылаются и на другие стихи Корана: «И ни за что Аллах не дарует неверным победу над верующими» (4:141), «Не повинуйся неверным и упорно борись с ними при помощи Корана» (25:52).
Главный вызов ваххабизма как формы радикального политизированного ислама лежит не столько в религиозной, сколько в социально-политической плоскости. Ваххабизм на Северном Кавказе обладает определенной мобилизационной идеологией, опирается на поддержку международных исламистских организаций и других внешних сил, которые предоставляют им немалую финансовую, материальную, кадровую и пропагандистскую помощь.
Внедрение ваххабизма обязательно приводит (об этом свидетельствует опыт его распространения в мире) к следующим сугубо негативным для общественной стабильности и государственной безопасности последствиям:
- раскол национального мусульманского сообщества в той или иной стране;
- создание из части расколотого национального мусульманского сообщества (она может быть небольшой) активной антисистемной (антиобщественной и антигосударственной) группы или групп;
- включение этой группы (групп) во всемирную сеть ваххабитских организаций с единой идеологией, централизованным руководством, внешним финансированием и, естественно, идущим извне, из ваххабитского центра (центров) политическим целеполаганием;
- распространение идеологии религиозной и национальной нетерпимости и вражды, реальное осуществление религиозной дискриминации и сегрегации в тех зонах, где ваххабизм сумел закрепиться;
- теоретическое оправдание насилия и терроризма в отношении всех тех, кто провозглашается «неверными»;
- активное ведение вооруженной борьбы или осуществление террористических актов против «неверных».
Ваххабитские структуры на Юге России тесно связаны с радикальными исламистскими организациями за рубежом, за которыми просматриваются геополитические интересы как государств исламского мира, так и ряда западных держав. Существует прямая связь между ростом идей об исламском государстве и деятельностью зарубежных исламских организаций на Северном Кавказе, появившихся здесь с конца 1980 - начала 1990-х годов. Для них были характерны практически открытая пропаганда панисламистских идей объединения всех мусульман региона для вытеснения России с Северного Кавказа, создания в северокавказском регионе исламского государства с шариатской формой правления. (Кафлан Ханбабаев, evrazia.org)
Кровавая баня для бывшего СССР
Кроме названия мало что объединяет современных ваххабитов с последователями Мухаммеда ибн Абд аль-Ваххаба. Зарождение ваххабизма в качестве новой политико-религиозной силы, произошло сравнительно недавно.
Конечная цель "ваххабитов" - обратить в ислам все постсоветское пространство, сократив при этом численность населения бывшего СССР до приемлемых для Запада 20-30 миллионов "мусульман". Нежелающие принять "ислам" подлежат уничтожению. Традиционное мусульманское население сократится за счет войн на периферии России и рабочей эмиграции в Европу. Естественно возникает вопрос - зачем радикальным мусульманам сотрудничать с Западом? И что это за сотрудничество? Факт, тем не менее, остается фактом - несколько десятилетий политика Запада сводится к перераспределению мировых ресурсов в пользу "золотого миллиарда", т.е. жителей наиболее развитых стран планеты. И в качестве одного из инструментов этого перераспределения западные спецслужбы используют это новое течение Ислама. Население России, которое не входит в это число, не должно потреблять мировые ресурсы в том объеме, в котором оно потребляет их сейчас.
Время появления проекта международного исламского фундаменталистского движения, которое бы установило "исламский порядок" в бывшей зоне советского влияния, многие источники относят к 1970-м.
Возможность ухода с политической арены СССР коммунистических властей создала опасность появления неконтролируемых режимов с ядерным оружием. Комбинация расползания советского арсенала с подъемом ненависти к "золотому миллиарду" в странах третьего мира, могла бы создать угрозу жизненно важным интересам Запада. Для обсуждения путей нейтрализации этой угрозы прошли совещания в ряде городов Аравии и в Лондоне, на которых было принято решение создать группу английских специалистов, для управления процессами в прежней зоне советского влияния, включая и саму территорию Советского Союза. Быстро выяснилось, что в долгосрочном плане потенциал НАТО использовать невозможно. Был сделан вывод о необходимости вмешательства в процессы самоорганизации постсоветского пространства.
Наиболее распространенной некоммунистической силой советской империи был признан Ислам. Решено было контролировать постсоветскую реальность посредством управляемой исламизации. После этого эксперты разработали программу перемещения интернационального фундаменталистского движения на Ближний Восток, на территории сателлитов СССР, Балканы и на сам Советский Союз. Основными требованиями к новому движению были управляемость, легкость распространения и самофинансирование. В течение нескольких лет группа вместе с представителями арабских элит разработала программу. Прототипом низовой - организационной структуры была взята израильская система освоения палестинских земель с помощью кибуцев - "НОХАЛ", хотя это всячески отрицается.
Территорию СССР следовало превратить в конгломерат автономных "исламских эмиратов" формально независимых, но на деле обслуживающих интересы Запада. Их единство в борьбе с "неверными" должна была гарантировать идеология, разработанная на базе учения йеменской секты зайдитов. Тем более, что ее представители с конца 60-х годов прошлого столетия занимают ведущие позиции при саудовском дворе. Внешняя оболочка идеологии, как и в Саудовской Аравии - ваххабизм.
Нетрудно отметить, что исламское возрождение, начавшиеся в годы перестройки в СССР имело ярко выраженный саудовский "акцент". На деньги фондов с "пропиской" в этой стране поступали деньги на строительства мечетей, медресе, различных центров. Оттуда шла "гуманитарная помощь" и туда отправляли на обучение будущих богословов и имамов.
Что же касается международного аспекта, то, как известно, благодаря таким ваххабитским структурам как «Аль-Каида» и Талибан (созданным при непосредственном участии ЦРУ и других западных спецслужб), США и их союзникам удалось развернуть безпрецедентную всемирную "контртеррористическую войну". С помощью которой планируется осуществить большинство задач глобализации. (antivahhab.com)

Татарстан
Ваххабизм на практике
19 июля 2012 года стало тем днем, когда в новейшей истории мусульманской уммы Татарстана прошел тот рубеж, после которого всем стало ясно, что такое ваххабизм. В подъезде своего дома хладнокровно был расстрелян великий татарский богослов рубежа XХ-XXI вв. Валиулла Якупов (1963-2012), работавший во главе учебного отдела Духовного управления мусульман Татарстана. Спустя менее часа был подорван на собственной машине муфтий республики Ильдус Фаизов, получив ранения в ходе теракта и чудом оставшийся жив.
Сейчас в Поволжье идет процесс, который условно можно назвать «кавказизацией» татарских мечетей. Изданная Доку Умаровым, лидером ваххабитского виртуального государства Имарат Кавказ, в 2011 году фетва к своим единомышленникам о том, что кавказские «моджахеды» (т.е. лесные) должны осуществить хиджру (переселение) в Поволжье, чтобы в «вилаете Идель-Урал» (часть Имарата Кавказ, охватывающего границы Волго-Уралья) поднять местных татар-мусульман на вооруженный джихад, нашла определенный отклик. Кстати, неслучайно, что Доку Умаров взял для названия вилаета одноименный проект идеолога татарского сепаратизма первой половины ХХ века Гаяза Исхаки: Идель-Уралом сепаратисты хотели назвать свое независимое татарского государства в границах Казанского ханства. Проект «вилает Идель-Урал» явно льстит мечтаниям татарских националистов, что позволит их привлечь на сторону ваххабитов. В Татарстане уже публично национал-сепаратисты поддерживают ваххабитов. И, поскольку виртуальная ваххабитская империя «Имарат Кавказ» состоит из вилаетов, в каждом из которых есть свой амир – военный руководитель, такой же по идее должен появиться и в «вилаете Идель-Урал».
Сегодня во многих регионах Поволжья очень заметно число «лесных» кавказцев в татарских мечетях. Только если раньше они были на пассивных ролях, то теперь в мусульманских общинах они играют значительно более активную роль. Переезжая в Поволжье многие «лесные» устраиваются в ЧОПы (частные охранные агентства), где имеют доступ к оружию. Такая ситуация есть и в Казани. Здесь они начинают активно среди татарской молодежи вести дагват (пропаганду), объясняя, что такое «чистый ислам».
Процесс кавказизации мусульманской уммы Татарстана и других регионов Поволжья сегодня принял весьма ощутимый характер. Мы можем говорить применительно к Татарстану о заметном числе кавказцев, имеющих «лесное» прошлое. Татарскую молодежь кавказцы приглашают в свои джамааты, сформированные в Поволжье, где начинают пропагандировать «лесную» идеологию. В результате такой идеологической обработки некоторая часть татар отправляется на Северный Кавказ для прохождения соответствующей подготовки в бандподполье с перспективой возвращения с полученным опытом (в том числе и военным) для начала «джихада» в Татарстане и соседних регионах. Иногда мы можем зафиксировать случаи участия татар в терактах в Дагестане.
Помимо татарских национал-сепаратистов типа писателя Айдара Халима и председателя набережночелнинского отделения Татарского общественного центра Рафиса Кашапова, которые в 1990-е годы активно ездили в гости в «братскую Ичкерию» (об этих путешествиях можно прочитать в книге Халима под названием «Этот непобедимый чеченец, или кайся, Русь!»), была группа татар, которая отправлялась в Чечню по религиозным мотивам. Часть из них впоследствии вернулась и даже стала работать в качестве преподавателей в нижнекамском медресе «Рисаля» при директоре Рамиле Юнусове (2002-2011), выпускнике одного из университетов из Саудовской Аравии.
О том, что сращивание бюрократии с ваххабизмом уже происходит давно в Татарстане, можно проиллюстрировать на личности Айрата Шакирова, более известного как «шейх Умар» (по-татарски он называл себя Гумер Биектаулы – Умар Высокогорский), который сейчас задержан как один из подозреваемых в совершении теракта.
Другой из задержанных персонажей – Марат Кудакаев. В аналитических записках экспертов он проходит как идеолог «тюремного джихада». В свое время возглавляя отдел по работе с правоохранительными органами ДУМ Татарстана при муфтии Гусмане Исхакове, Кудакаев работал с заключенными тюрем и колоний, где в находившихся на зоне мечетях и молельных комнатах он не духовно воспитывал спецконтингент, а как раз проповедовал в их среде идеи фундаментализма. Нередко можно было услышать рассуждения о том, что авангардом джихада должен стать криминал, потому что в отличие от гражданского населения «братки» более смелые, готовые и убивать, знают как пользоваться оружием. Именно такие люди должны стать во главе тех, кто поведут татар на джихад и помогут построить в Татарстане халифат.
Корни произошедшей трагедии в Татарстане надо искать в идеологии ваххабизма, которая подразумевает уничтожение любого инакомыслия в исламе с признанием правоты исключительно только за собой.
Просто тупо объяснять какими-то экономическими или социальными причинами распространение ваххабизма в Татарстане, хотя бы потому, что татарстанские ваххабиты – очень даже не бедные люди. Идеология ваххабизма дает им ощущение драйва и реализацию их мечты о построении глобального халифата, для чего в первую очередь необходимо уничтожить те формы ислама, что традиционно исповедуются мусульманскими народами, поскольку в их основе лежит патриотизм по отношению к своему российскому Отечеству. И уж тем более подлежат уничтожению салафитами те, кто пытаются остановить распространение идеологии ваххабизма.
Новейшая история исламского терроризма в Татарстане началась с первых терактов на газопроводах в 2003-2005 годах в сельских районах. Затем в республике появились свои «лесные» - боевики в Нурлатском районе Татарстана, где вооруженная банда фундаменталистов постаралась организовать подполье в местном лесу по типу северокавказского. В январе 2012 года в дер. Мемдель Высокогорского района была обнаружена домашняя лаборатория по производству взрывчатки и «поясов шахида». Теперь вот теракты происходят в самой Казани. К сожалению, не видно, что ситуация улучшается. Наоборот, ваххабизм теперь перешел к милитаристской стадии. Сегодня в республике реализуется ваххабитами ингушско-дагестанский сценарий: то, что происходило на Северном Кавказе 10-15 лет назад, сейчас осуществляется в Поволжье. (Раис Сулейманов, «АПН»)

Слабое звено
Судя по всему, косовский сценарий усиленно внедряется в жизнь на Кавказе. И новая политическая игра для Татарстана является предпосылкой к еще одному локальному конфликту на территории России. На первых порах - это дестабилизация обстановки, вселение массового страха через террор, попытка изменить настроения в обществе в пользу радикализации взглядов путем внушения обществу угроз, связанных с требованием исполнения ультра-клерикальных норм и прочих императивов, выражаемых экстремистскими кругами.
Силы, закрутившие ливийский и сирийский конфликт, теперь наносят удары по слабым звеньям на территории России, в периодичной последовательности уничтожая мусульманских деятелей.
Интересно, почему за все время, в течении которого гибли религиозные деятели на территории России из числа традиционных мусульман, принадлежащих официальному духовенству, мир ни разу не услышал обезпокоенность этими фактами «демократической» мировой общественности в лице США, а также самих мусульманских стран, режимы которых связаны с самыми радикально настроенными религиозными течениями? Может быть потому, что подобный поворот событий приближает час распада России как многонационального, многоконфессионального государственного образования.
В данном случае противники России и традиционного ислама на ее территории играют сразу на нескольких досках, переставляя фигуры в нужном им расположении. Поджечь Северный Кавказ удалось, сейчас идет попытка дестабилизировать обстановку в других регионах Федерации. Отсутствие реакции со стороны «блюстителей мирового порядка» вполне закономерно, но вот невнятная реакция российского руководства на участившиеся преступления против религиозных деятелей традиционного ислама, а также журналистов, вызывает большее опасение, так как ставит под сомнение способность властей оградить граждан своего государства от смертельных опасностей и других угроз. (Маратшах Саиф Нури, evrazia.org)
Пылающее сердце

На пороге «большой войны»

Мир вступает в эпоху перемен, когда «большая война» за передел сфер влияния и ресурсы, а также ряд региональных войн, ей предшествующих, становятся почти неизбежной перспективой.
«Большая война» грядет. Американцы уже давно заняты подготовкой ее пространства на Ближнем и Среднем Востоке. Очень многие видят в ней выход из глобального кризиса.
Эксперты выделяют совокупность целей, которые могут быть достигнуты только в результате «победоносной» войны.
Первая группа целей лежит на поверхности:
• отвлечь внимание населения Запада от кризиса, переключить его на «глобального» врага;
•  списать по максимуму огромные государственные долги;
•  избежать скатывания США в новую «Великую депрессию», оживить экономику, создать условия для развития «с чистого листа»;
•  сохранить для Америки утрачиваемое ею лидирующее положение в мире;
•  сохранить сложившуюся финансовую систему с опорой на «Вашингтонский консенсус», продлить существование Федеральной резервной системы как всемирного эмитента «зеленой бумаги».
Во вторую группу входит «табуированная» и редко обсуждаемая цель – обезпечение перспективы выживания Израиля, который, удерживая оккупированные палестинские территории, может устойчиво существовать только в условиях перманентной конфронтации с соседями (за счет поддержки Запада), имея «победоносное» преимущество в военно-технической сфере.
Невозможно представить, во что превратилось бы государство Израиль, расположенное на малых и скудных территориях, без природных ресурсов в отсутствие постоянного внешнего врага. Сегодня Израилю очень нужна «большая война», чтобы:
1) обезпечить (закрепить) в результате победоносной военной кампании достаточно высокое статусное положение в мире;
2) исключить возможное снижение или полное прекращение (вследствие кризиса) финансовой поддержки со стороны Запада и, в первую очередь, США, на которые приходится 22% во внешней торговле Израиля и еще $3,71 млрд. только прямой безвозмездной финансовой помощи. Заметим, что в 2011 г. Германия полностью завершила выплаты Израилю за преступления Третьего рейха. Продолжать субсидировать Израиль в одиночку может оказаться для Америки слишком обременительным;
3) нейтрализовать Иран, исключив появление возможности ядерного сдерживания Израиля.
Третьей и наиболее скрываемой целью является «реинкарнация» мировой колониальной системы.
Мир существовал в условиях классического колониализма на протяжении более пяти веков, и лишь во второй половине ХХ века, в результате образования после Второй мировой войны мощного центра силы в лице СССР и мировой социалистической системы, возникли условия деколонизации планеты. Постколониальной эпохе, таким образом, чуть более полувека, и сегодня логика развития западной экономики кладет этой эпохе конец. Западная экономическая система в условиях рыночной конкуренции может стабильно существовать только при постоянном вливании дополнительных ресурсов извне. Для стабильного существования такой системы необходимо наличие управляемой (колониальной) периферии, из которой можно черпать дешевые ресурсы.
События последнего времени, начиная с захвата Ирака и Афганистана, заканчивая захватом Ливии и пресловутой «арабской весной», со всей очевидностью показывают, что периферии мира предстоит новая колонизация. Это можно считать геополитической неизбежностью, ибо в мире нет сейчас стратегических субъектов, способных этому воспрепятствовать. Вопрос лишь в том, будет ли это двуполярная (США+Евросоюз против всех остальных) или какая-то иная модель колонизации.
•  В процессе «новой колонизации» произойдет быстрая кодификация (упорядочение) международного права на основе окончательного отказа от принципов, заложенных Ялтинско-Потсдамской политической системой.
Нас ждет отказ от основных принципов ООН, ликвидация института постоянных членов Совета Безопасности ООН, коррекция принципа суверенного равенства государств. В недалеком будущем «законные» оккупация и колонизация (в пределах «признанных» зон влияния) будут занимать место принципов самоопределения и “невмешательства во внутренние дела” других стран. В международную практику усилиями Запада вновь вводится «двухуровневая» система международно-государственного устройства, при которой полный суверенитет сохраняется лишь за государствами, составляющими «ядро» Мировой системы, а государства периферии могут иметь суверенитет лишь в объеме, не препятствующем деятельности транснациональных корпораций.
В соответствие с идеями, высказанными З. Бжезинским, в основе нового (колониального) мира должны лежать «Большой Запад» (США + Евросоюз) и «Большой Восток» (Япония, Индия, Турция, Саудовская Аравия). В грядущем (колониальном) мире Россию не видят как субъект мировой политики. О перспективах совместного международного управления ресурсами Сибири рассуждают уже открыто. Скоро вспомнят, что Российская Федерация есть правопреемница Российской империи, а та в 1884 г. подписала международную конвенцию, содержащую «принцип эффективной оккупации». Из него следует, что если какая-либо страна не способна эффективно управлять своими ресурсами, может быть введено внешнее управление. Уже вскоре «принцип эффективной оккупации» может быть провозглашен действующей нормой международного права, чем будет «обосновываться» правомерность изъятия у России исключительных прав на управление ее собственными ресурсами.
Уже создан и испытывается на разных театрах военных действий базовый инструмент новой колонизации – НАТО. Из новой стратегической концепции НАТО, принятой в 2010 г. в Лиссабоне, следует, что в современных условиях именно перед НАТО поставлена задача поддерживать устойчивость системы «центр – колониальная периферия», в которой только и может существовать Западный мир. В этом – суть новых функций Североатлантического альянса. НАТО есть объединение государств Западного мира для новых «крестовых походов», которые, как известно, в первую очередь были экономическими предприятиями. Военная сила НАТО будет постоянно «проецироваться» на те страны и районы мира, которые являются поставщиками сырья и энергоносителей.
•    Сегодня для Запада становится принципиально важным не допустить появления крупной сырьевой державы, обладающей высоким геополитическим статусом.
Поэтому Запад совершенно «не замечает» такие крупные ядерные государства, как постоянно дестабилизирующий обстановку на Ближнем Востоке Израиль и слабоуправляемый Пакистан, который не может или не хочет осуществлять контроль над своей территорией, не допуская деятельности движения Талибан. Однако нефтегазовый Иран (член Договора о нераспространении ядерного оружия!) с его возможностями регионального лидерства стал для Запада первоочередным объектом силовой «демократизации». Ядерная программа Ирана – всего лишь casus belli (повод для войны). Иран может хоть полностью отказаться от ядерных технологий – ему это не поможет. При этом Иран – «предполье» России, а ей не следовало бы забывать установку Бжезинского: в XXI веке Америка будет развиваться против России, за счет России и на обломках России!
Одной из целей Планировщика «большой войны» является не допустить образования Евразийского союза как стратегического субъекта мировой политики. Ресурсы «постсоветского пространства» уже учтены и поделены между «Большим Западом» и «Большим Востоком».
•    Предполагается, что от России потребуют «сдачи» Сирии и Ирана, отказа от политики евразийской интеграции и сокращений ее тактического ядерного оружия (ТЯО) – в обмен на «предложения, от которых трудно отказаться»…
И Китай здесь России не поможет: «возвращаясь» в Евразию, Россия задевает его интересы.
Вся история взаимодействий России с Западом показывает, что строить с ним отношения, основываясь на иллюзии «партнерства», – крайне недальновидно. Точно так же история «больших войн» учит, что наибольшее преимущество в грядущей «большой войне» получит та сторона, которая вступит в нее на завершающей стадии. С высокой вероятностью она же будет и в числе победителей. Поэтому нельзя не согласиться с мнением Б. Борисова, высказанным еще в 2009 г. в статье «Многопроклятый мир»: «…создание геополитической конфигурации (по типу Евразийского союза), позволяющей оттянуть непосредственное вступление России в войну за счет кратного роста коалиционного могущества и создания буферных пограничных зон – боевые действия в которых, по опыту прошлых войн, могут и не перекидываться на территорию метрополий – является ключевой внешнеполитической задачей. По существу, для России выбор заключается только в том, формировать ли русский военно-политический блок сейчас, имея относительно большую свободы маневра, или позже – в цейтноте, под действием обстоятельств непреодолимой силы или прямо в военных условиях, под бомбами, “не считаясь с жертвами”. Но возможности для такого относительно благоприятного, в духе последней грузинской кампании, переформатирования российского пограничья уменьшаются с каждым днем».
Оценивая недопустимость для России в преддверие «большой войны» производить сокращения в сфере тактического ядерного оружия (ТЯО), необходимо подчеркнуть, что для такой «слабой» стороны международного конфликта, как Россия, ТЯО является реальным инструментом его деэскалации (на военной стадии). Сокращения в сфере ТЯО могут привести Россию к «военно-политическому цугцвангу», когда в ответ на военное давление «сильной» стороны конфликта она будет поставлена перед выбором: либо принятие навязываемых условий (вследствие очевидной слабости сил общего назначения), либо мировая ядерная катастрофа.
•    Россию «ведут» к «большой войне» последовательно, сознательно, логично. Пытаются втянуть Россию в эту войну, чтобы обезпечить безславный выход из нее с последующим «окончательным решением русского вопроса».
Сегодня все решения, принимаемые российским руководством в военно-технической, политической и экономической областях, необходимо рассматривать с одной точки зрения: помогут ли они в грядущей «большой войне» и в обезпечении достойного места России в послевоенном мироустройстве или, наоборот, ослабят ее позиции. И здесь, в первую очередь, надо не сдавать «двух главных союзников» России – ее стратегические ядерные силы и ее тактическое ядерное оружие!
Виктор Бурбаки, по материалам Фонда стратегической культуры