May 24th, 2012

Пылающее сердце

Вопрос дня: Курение

Вы за запрет на курение в общественных местах или против?

За запрет. Я считаю, что самоубийство - дело глубоко личное. Травишь себя - твое дело, меня то зачем в это втягивать? Если бы курильщики поглощали 100% сигаретного дыма - никаких претензий к ним бы не было...
Пылающее сердце

СЕМЕН ПЕТРОВИЧ

Предлагаю вашему вниманию очень интересный фрагмент книги Николая Владиславлевича Валентинова (настоящая фамилия - Вольский) (1879-1964) "Встречи с В.И. Лениным", в котором описываются отношения революционеров с сектантами, а также  вкратце излагается философия одного из представителей не ортодоксальной, народной религии…
Коротко об авторе: Н.В. Валентинов - общественный и политический деятель, публицист. Родился в дворянской семье в Моршанске. В 1904 г. за участие в уличной манифестации был арестован. После выхода из тюрьмы тайно перешел границу и добрался до Женевы, где стал на какое-то время постоянным собеседником Ленина. Играл значительную роль в социал-демократическом движении, первоначально примыкал к большевикам, но, разошедшись с Лениным по философским проблемам, затем перешел в лагерь меньшевиков. Эмигрировал из СССР в 1930 г.


В начале девятисотых годов в Киевской губернии и во всем юго-западном крае было много сектантов. О некоторых из них говорили, что они признают только Божью власть, симпатизируют социалистическим теориям, хотят жить братствами. В 1901 г. с одним из таких сектантов - столяром Семеном Петровичем, познакомился мой друг Виктор. Между ними установились настолько доверчивые отношения, что Виктор заказал ему буфет с секретными отделениями для хранения нелегальной литературы. Сделанные секретные отделения были так объемисты, что в них помещались потом целые пачки "Искры", номера "Зари", всякие женевские издания и так ловко замаскированы, что несмотря на полицейские обыски, которым часто подвергалось жилище Виктора, а потом наша общая квартира, буфет ни разу не выдал своих секретов. За его фабрикацию Семен Петрович взял какую-то ничтожную плату, еле покрывавшую издержки производства. Вместо вознаграждения он попросил Виктора приходить поучать "уму разуму" кружок сектантов, в который входил Семен Петрович.
"Собираемся частенько целой кампанией. Хотим жизнь человеческую понять и рассудить, а без посторонней помощи нам это сделать не легко. Вы - студенты, люди образованные, мы люд серый, сырой, малограмотный. Приходите к нам. Наверное поможете" - говорил он. Виктор с большой охотой согласился и при первом же посещении увидел, что "кампания" столяра глубочайшим образом отличается от существовавших тогда подпольных рабочих кружков. Это была не молодежь, а люди на 15-20 лет старше Виктора и меня. В церковь они не ходили, ее порядки сурово критиковали, превосходно знали Библию, Евангелие и были очень религиозны. Ругательных слов, столь в ходу в рабочей среде, от них нельзя было услышать, водку не пили, табак не курили и во всем их облике, особенно Семена Петровича, было что-то чинное.
Оказалось и другое: Семен Петрович совсем не был "сер, сыр и малограмотен". Обычно, когда пропагандист приходил в рабочий кружок, он стремился возможно скорее убедить своих слушателей в том, что нужно "долой самодержавие". В этом кружке в подобной пропаганде не было никакой надобности. Семен Петрович и его товарищи знали, что царское правительство состоит из "злых, несправедливых людей" и должно быть "удалено" от управления страною. Подготовив слушателей к идее устранения самодержавия, пропагандист переходил к доказательствам, что при политической свободе рабочий класс сможет двинуться к лучшей жизни, а эту лучшую жизнь ему обезпечит социализм, т. е., говорили мы, превращение в общее достояние "всех средств и орудий производства".
В кружке Семена Петровича не было надобности доказывать и этот центральный пункт социалистической пропаганды. Общее владение фабриками, железными дорогами, землями, лесами, организацию на них "братского, артельного труда", кружок принимал как нечто ясное, безспорное, доказуемое толкованием таких-то и таких-то мест Евангелия. Словом, Семен Петрович и его товарищи принимали основные социальные и политические пункты революционной программы, давая всему какое-то особое, совсем "немарксистское" обоснование. Вместо вопросов, в обсуждении которых были сильны социал-демократические пропагандисты, сектанты нагромождали другие, никакой уже партийной программой непредвиденные. Например: Что такое совесть? Чем она отличается от других чувств? Какова связь между телом и душою? Почему человек, а не какое-либо существо стал править на земле? Нет ли за миром видимым другого мира, который мы познать не может? Нет ли в происходящем сокровенного смысла, который нужно понять, чтобы жизнь не была безсмысленной? Что в Библии правда, а что сказка? Что хотел показать и чему научить Иоанн Богослов в Апокалипсисе? Какие препятствия для установления "братской" жизни, осуществления заповедей "не убий" и "люби ближнего как самого себя"?
Эти и многие подобные вопросы совершенно выбивали Виктора из седла. Он приходил из кружка взъерошенным, усталым и его левый глаз начинал косить более обыкновенного.
- Закосишь на оба глаза, - отвечал Виктор, - если тебя начнут бомбардировать и философией, и богословием, и психологией.
По этой причине и потому, что Семен Петрович развивал "немарксистские" взгляды, побороть которые Виктор не смог, он призвал меня в кружок сначала для подмоги, а потом я его там полностью заместил.
Сектантское движение, в котором было много интересных людей, стало привлекать к себе внимание партии. В 1903 г. на съезде партии была даже вынесена резолюция, рекомендующая усилить пропаганду среди сектантов.
В кружке этом я бывал много раз вплоть до моего третьего и последнего ареста в 1903 г. Смог ли я похвастаться, что добился большего, чем Виктор? Честно и откровенно скажу: нет! Все диспуты и разговоры сконцентрировались, в конце концов, около двух-трех важнейших вопросов и сбить с основной позиции, которую в отношении их занимал Семен Петрович, а за ним, как главарем, почти всегда тянулись остальные члены кружка, мне не удалось. В чем же заключалась эта "основная" позиция, какие взгляды противопоставлял нам с Виктором Семен Петрович и в них оказался неразубежденным?
Семен Петрович всe время твердил:
- Я же вам говорю, что во всем душа есть, всюду жизнь, всюду сердце бьется. Душа есть у человека, лошади, собаки, птицы, рыбы, дерева, цветочка, самой последней травки. Может быть душа есть и у камушка, только язык ее для нас уже совсем темен.
За это пантеистическое представление о мире, панпсихическую космологию, Семен Петрович страстно держался. Излагаясь какими-то торжественными, библейскими словами, она производила на его компанию большое впечатление. Из какого материала и под каким влиянием он ее создал - точно определить трудно. Не знаю, что ему в этом отношении дали Библия и Евангелие, некоторые стороны которых он знал наизусть.
Кое что он заимствовал из сочинений Льва Толстого, но правоверным толстовцем его назвать нельзя. Он осуждал непризнание Толстым материальной стороны цивилизации. В дешевом популярном издании биографии замечательных людей (кажется, Павленкова) он познакомился с описанием жизни Декарта, Лейбница, Паскаля, Ж. Ж. Руссо, Дарвина и думаю, что отсюда с помощью разных упростительных заимствований и изменений, он и создал свою философию.
Идея о мировой душе, как совокупности и связи всех существующих в мире душ, связывалась у Семена Петровича с другим кардинальным вопросом: зарождением, появлением, развитием в этой душе или этих душах - совести, называемой им голосом Бога.
Если оставить в стороне неясные стороны мысли Семена Петровича, то ее ход от "мировой души" может быть представлен следующим образом. По мере продвижения от "камушка" к человеку, душа осложняется разными проявлениями, ростом сознательности и ума. Присутствие ума, и здесь можно предположить у Семена Петровича заимствование у Толстого и Паскаля, не есть высшая духовная ценность, высшее благо.
- Ум и у растения есть. Не будь его - не поворачивалось бы оно к солнцу. Ум и у ястреба есть, у жабы, комара, змеи, крокодила. Настоящее достоинство человека не ум, а совесть. Совесть делает человека высшей тварью. Совестливый человек выше и лучше умного. Умный может быть и злым, и вредным. Ум без совести опасен. Ближние могут от него жестоко страдать. Ум гордец. Он говорит: я лучше и выше всех. Ум чуждается равенства и справедливости. А совесть их жаждет, к ним зовет. Совестливый человек влечется к добру, любви, святости. Он жалеет людей, им сочувствует, страдает вместе с ними.
Он хочет быть всем братом, утешителем, добрым спутником. Совесть и есть Бог. Поклоняться Богу значит быть совестливым. Бог не в кадильнице попа, не в иконах, не в церквах, а внутри человека. Умный человек может не иметь Бога, совестливый же его носит в себе. Развитие совести самая важная насущная для человека задача. Только укреплением повсюду совести и будет осуществлено настоящее равенство, всеобщее братство "Царство Божие на земле".
Мы с Виктором тогда считали себя "настоящими", "твердокаменными" марксистами. Умозрение Семена Петровича никак не могло нам нравиться. В крайнем случае на него можно было не обращать внимания, если бы за ним не следовали некоторые политические выводы. Так, соглашаясь с нами, что царское правительство состоит из "злых и безсовестных людей" - и должно быть удалено, Семен Петрович всегда ставил вопрос - как его удалить? Он допускал применение забастовок, отказ от уплаты налогов, бойкот, иногда даже сопротивление силою насилию, но вместе с тем явно страшился применения "большого насилия", большого пролития крови, распустившейся в крови ненависти, полного забвения справедливости. Снабжая их своими комментариями, он приводил цитаты из Евангелия, чтобы доказать, что "большое насилие" со всем, что с ним связано, может, как он постоянно говорил, "ущемить совесть", совесть умрет, а тогда всe пропадет. Расходясь с психологией всего кружка сектантов, мы с Виктором не боялись насилия, мысленно шли на него с подъемом, считая неизбежной, всецело оправдываемой необходимостью. Ставка на насилие почиталась доказательством нашей воли бороться за идеал. Было еще и другое, очень серьезное, что нас противопоставляло Семену Петровичу. Для нас уничтожение царизма, а за ним установление в будущем, далекого, в то же время душевно нам чрезвычайно близкого, социалистического строя - было абсолютным благом. Для Семена Петровича - это благо условное, обставленное многими "если", сомнениями, оговорками.
- Всe зависит от того, - говорил он, - насколько разовьется и укрепится в людях совесть. Царь и его министры могут быть уволены, на их место встанут люди новые, но если они будут "злыми", больших перемен ожидать нельзя. В меха новые будет влито вино старое. Останутся и несправедливость, и неравенство, и ненависть, и притеснения. Законы на бумаге могут быть хорошими, в действительности же в руках злых исполнителей они окажутся плохими. Так и социализм. Он будет Царством Божьим на земле только в том случае, если люди будут добрые и совестливые. А если они будут злые без совести - ничего хорошего не получится.
При всей симпатии и уважении к Семену Петровичу мы находили в его рассуждениях реакционный душок, склонность к толстовству и палили по всему этому из всех наших социалистических пушек. Мы доказывали, что из рук палача жертву вырывают не проповедью, а силою. Общественное зло не уничтожается экзерсисами нравственного самоусовершенствования. Если люди "злые", полны пороков, смотрят друг на друга волками - причина в порочности основ общественно-экономической организации.  
К великому сожалению, а к нему примешивалось разочарование и досада, мои картины и "философские" аргументы не находили у Семена Петровича отклика, на который я рассчитывал. Струны его души они не задевали.
Часто, не находя возражений, Семен Петрович замолкал, мягко и вежливо давая понять, что от взглядов своих он всe-таки отказаться не может. В ответ на указание, что рабочий класс носитель высших моральных начал, Семен Петрович говорил, что он сам издавна рабочий и родители его были тоже рабочие и ему весьма приятно слушать то хорошее, что мы говорили о рабочем классе.
- За вашу веру в рабочих, я и мои компаньоны, - говорил он, - конечно, должны вас благодарить. Только, позвольте заметить, очень вы снисходительны к нашему брату, вы ошибку делаете. Всe зависит от добротности человека, от его совести, а не от того, что он рабочий, т. е. работает молотком, кочегаром или как я - рубанком и пилой. Молотком он может работать, а совести у него может и не быть. Неправильно и даже вредно думать, что Божий дар принадлежит только рабочим. Если бы рабочие так возомнили о себе, сказали бы - мы лучше и выше всех, - у них развелась бы гордость непомерная, а она к доброму никогда не ведет.
Формулируя суть нашего разномыслия, ее можно свести к совершенно различным ответам на следующие проблемы:
- Обезспечен ли человечеству дальнейший безостановочный, хотя бы и постепенный прогресс?
Мы - Виктор и я - отвечали: безусловно! Семен Петрович с этим не соглашался: всe зависит от увеличения числа добрых и уменьшения числа злых людей.
- Для осуществления действительного прогресса и построения социализма, что важнее, что стоит и должно стоять на первом месте?
Конечно, преобразование общественной среды - говорили мы. Создание нравственного, совестливого человека - возражал (вслед за очень многими) Семен Петрович.
Теперь вижу, что наш спор с Семеном Петровичем на Собачьей Тропе в Киеве приобрел вещий характер. Виктор и я, как все социалисты, абсолютно не допускали возможности, что в обстановке священного, на благо рассчитанного, акта уничтожения частной собственности, "социализации всех средств и орудий производства" может возникнуть господство "злых и безсовестных людей". Относительно этого сектант-столяр оказался правым, более дальновидным и более зрячим, чем мы.
Пылающее сердце

Как Путин 12 лет "поднимал" отечественную промышленность

Список уничтоженных наиболее крупных и высокотехнологичных предприятий России:

- АЗЛК (1930–2010)
- Завод «КРАСНЫЙ Пролетарий» (1857 – 2010)
- Ижевский Мотоциклетный Завод (1928 – 2009)
- Ирбитский Мотоциклетный Завод (1941)
- ОАО «СЧЕТМАШ» (1948–2009)
- Воронежский Экскаваторный Завод
- Павловский Инструментальный Завод (1820–2011)
- МТЗ «РУБИН» (1932–2003)
- «РЕКОРД» (1957–1996)
- Липецкий Тракторный Завод (1943–2009)
- Алтайский Тракторный Завод (Рубцовск) (1942–2010)
- Судостроительный Завод «АВАНГАРД» (1939–2010)
- ОАО «ХК Дальзавод» (Владивосток) (1895–2009)
- ПО «Вега» (Новосибирская Область) (1946–1999)
- Саратовский Авиационный Завод (САЗ) (1931–2010)
- ФГУП "Омский Завод Транспортного Машиностроения" (1896–2009)
- Челябинский Часовой Завод «МОЛНИЯ» (1947–2009)
- Угличский Часовой Завод «ЧАЙКА» (1938–2009)
- Пензенский Часовой Завод ( ООО «Заря» ) (1935–1999)
- Московский Часовой Завод «СЛАВА» (1924–2006)
- Чистопольский Часовой Завод «ВОСТОК» (1941–2010)
- Московский станкостроительный завод им. Серго Орджоникидзе (1932–2007)
- Станкостроительный завод «Свердлов» (1868–2005)
- СТАНКОМАШ, Челябинск (1935–2009)
- Рязанский станкостроительный завод (1949–2008)
- Кронштадтский морской завод (1858–2005)
- ЗАО «Кузбассэлемент» (1942–2008)
- Иркутский завод радиоприемников (1945–2007)
- Завод точного литья «ЦЕНТРОЛИТ» (1963–2009)
- Хорский БИОХИМ (Хабаровский край) (1982–1997)
- Томский приборный завод (1961–2007)
- Сивинит (Красноярск) (197?–2004)
- Красноярский завод телевизоров (1952–2003)
- Орловский завод управляющих вычислительных машин им. К.Н. Руднева (1968–2006)
- Оренбургский аппаратный завод (1943–2009)
- Хабаровский завод «ЕВГО» (2000–2009)
- Ульяновский радиоламповый завод (1959–2003)
- Сибэлектросталь, Красноярск (1952–2008)
-    Усолье-Сибирский химико-фармацевтический завод (УСХФЗ), Иркутская область (1970–20??)
 http://newsbabr.com/?IDE=105545
Пылающее сердце

Что принесли России 12 лет правления Путина

Имеется масса фактического материала, подтверждающего глубокое кризисное состояние России.

Закрыты десятки тысяч (более 70 тысяч) промышленных предприятий и миллионы рабочих и инженерно-технических работников потеряли работу.
В нашей стране фактически перестали существовать целые отрасли промышленности, без которых развитая страна не может жить. Например, станкостроение.
Авиационная промышленность дышит на ладан. Дошло до очередного позора, когда Президент страны высказал намерение купить иностранный самолет для своих перелетов из-за ненадежности отечественных.
Что такое судостроение - страна уже не знает.
Но вот несколько цифр, из числа крайне редко публикуемых.
По выпуску комбайнов мы откатились на уровень 1933 г., по выпуску тракторов - на уровень 1931 г., по выпуску вагонов - на уровень 1910 г., по выпуску тканей и обуви - на уровень 1900 г.
В конце апреля 2011 г. на совещании по вопросу нехватки бензина в стране, показанную по телевидению, Путин В. с гордостью заявил, что Россия по добыче нефти вышла на первое место в мире, обогнав Саудовскую Аравию (добыли в 2010 г. более 500 млн. тонн нефти. Очередной парадокс в деятельности Правительства - нефти добываем много, а машины заправлять нечем!!!).
Если учесть, что в этот день цена барреля нефти была более 125 долларов США, и, следовательно, тонна нефти стоит порядка 900 долларов США, то от продажи добытой нефти страна могла получить в год более 450 млрд. долларов США или по курсу обмена - более 12,5 триллионов рублей.
Сопоставьте эту цифру с годовым бюджетом России и вспомните, что к тому же ежегодно Россия продает газ на несколько сотен миллиардов долларов США, лес, уголь, золото, кобальт и т.д., то невольно встает вопрос - где деньги?
И тогда станет ясно, что оценка независимых экспертов о выводе из России на Запад за время правления Ельцина-Путина-Медведева более 2-х триллионов долларов США не кажется неправдоподобной.
Независимые аналитики считают, что в настоящее время порядка 70% предприятий российской экономики уже не принадлежит России и прибыль от их деятельности уходит из России. За время президентства Путина из 1200 боевых самолетов в нашей армии осталось 650, и 1/3 из них не может подняться в воздух. Еще более страшные цифры говорят о состоянии военно-морского флота нашей страны...
Указом Президента России N526 от 11 мая 2009 г. были исключены из перечня стратегических (т.е. предприятий, продукция которых играет важнейшую роль в деле обеpпечения безопасности страны) 9 предприятий, в том числе Волгоградский завод «Баррикады», Воткинский механический завод и Московский институт теплотехники. Что производили эти предприятия? Воткинский завод (г. Ижевск) - ракеты «Сатана» и «Булава». Завод «Баррикады» - ракеты «Искандер-М», «Тополь-М», «Пионер», «Ока». Институт теплотехники занимался разработкой ядерного оружия. Уже в середине июня 2009 г. Путин В. В. подписал распоряжение 824-р о приватизации всех девяти предприятий.
Мы видим, как сокращается армия, как она обезпечивается и оснащается. И в то же время не жалеют средств на наращивание и укрепление полиции и внутренних войск. Последние уже имеют собственную артиллерию, авиацию, танки, морские части. В армии ликвидируют ГРУ (Главное Разведывательное Управление) и создают Разведывательное Управление во внутренних войсках.
Каждый год в стране пропадает без вести 50 000 человек.
Минимальная оплата труда в России в 15 раз меньше, чем в такой стране как Ирландия, которую никто не считает богатой.
Идет коммерциализация средней школы, снижается качество базового образования.
Характерный пример - в 2010 г. в студенческую среду влилось большое число выпускников, имеющих 100 % по ЕГЭ по русскому языку и делавших в заявлении о приеме в ВУЗ десятки грамматических ошибок.
Медицина перестраивает свою работу так, чтобы здоровье стало бы не по карману.
 По поручению штаба Российского офицерского Союза (РОСа),
newsland.ru/news/detail/id/759154/
Пылающее сердце

М. Хазин: «Чиновников надо вешать»

Фрагменты программы «Кредит доверия» на радиостанции «Эхо Москвы» (17.05.12)

И. ЗЕМЛЕР - Ну, что у нас - на биржах проблемы?
М. ХАЗИН - Из-за того, что падают мировые биржи, упали мировые спекулятивные цены, в том числе на нефть. А когда цены на нефть падают, то, естественно, все бегут из России. Можно сказать спасибо нашему либеральному правительству, которое весьма либерально, но целенаправленно истребило у нас все, что не имеет отношения к продаже нефти. Как это объяснить, я не понимаю. Тоталитарные и прочие нехорошие коммунисты почему-то развивали все сектора экономики. А вот у либералов почему-то развивается только продажа сырьевых ресурсов.
И. ЗЕМЛЕР - Михаил, давайте поиграем в игру старую детскую – «Если бы премьером был я». Мы уже не первый десяток лет говорим, что Россия вытягивает свой бюджет только за счет нефти.
М. ХАЗИН – Ну хорошо, я предлагаю: давайте вешать взяточников на Красной площади.
И. ЗЕМЛЕР - И чем это поможет развитию экономики?
М. ХАЗИН – О! Вы знаете, это послужит очень большим стимулом. Я все-таки работал на госслужбе и поэтому знаю некоторых персонажей, не буду их называть. Когда-то они были мелкими клерками, а сегодня эти люди занимают высокие должности. И вот совершенно удивительное дело - все, кого я считал людьми осмысленным, и которых готов был бы взять к себе работать, - их всех истребили. Ни одного не осталось на госслужбе. А вот все те, которые были приспособленцами, мздоимцами, прочими жуликами,  - все они расцвели.
Е. БУНТМАН – Жизнь вообще такая штука.
И. ЗЕМЛЕР - Несправедливая.
М. ХАЗИН - Я же не говорю - справедливо, несправедливо. Я просто объясняю, что такая ситуация означает только одно - полное отсутствие цели у государства. Когда есть цель - выиграть войну, достичь какого-то результата, то у государства под эту цель неминуемо происходит кадровый отбор.
И. ЗЕМЛЕР - Давайте поставим цель - заставить заработать или вырастить какую-то отрасль. Какую?
М. ХАЗИН - Пока я могу сказать, какой отрасли скоро не будет. Сегодня в новостях прочитал, что у нас были государственные дотации по лизингу на покупку российской авиатехники российской постройки. Ее вроде бы отменяют в связи с требованием ВТО. Вот еще одна отрасль, которая скоро исчезнет...
И. ЗЕМЛЕР - Этой отрасли у нас давно…
М. ХАЗИН - Нет, пока еще есть - себе иногда делает самолеты. И вполне российского происхождения.
И. ЗЕМЛЕР - Один самолет в 15 лет.
М. ХАЗИН - Нет, почему. Делается порядка двух десятков самолетов в год.
И. ЗЕМЛЕР - Сколько из них военных?
М. ХАЗИН - Военных примерно, половина. Вертолеты, еще чего-то. Но это же не повод для уничтожения отрасли. Когда в хозяйстве лошадка болеет, ее же лечат, а не перестают кормить. То есть я логики не вижу.
Но Вы хотите, чтобы я поставил цель? Пожалуйста, давайте цель поставим. У нас…
Е. БУНТМАН – Кроме нажиться.
М. ХАЗИН - Поэтому и надо вешать. Давайте поступим по-простому. На самом деле все банально до жути. Берем всех чиновников и заставляем их писать декларацию… И если эти данные не соответствуют, то увольняем с госслужбы и все. Конечно, придется уволить 80%. Ну и пусть, от них все равно никакого толка нет. Они же все равно ничего не делают - только воруют.
И. ЗЕМЛЕР - А как изменится показатель безработицы, если мы уволим всех чиновников?
М. ХАЗИН - Пускай работают, кто же им мешает. Они же люди богатые, так пусть инвестируют в российскую жизнь. Уехать на Запад они не могут, потому что у них проблемы тут же начнутся. Их начнут спрашивать: «Откуда деньги, Зин?» Они на этот вопрос ответить не могут. Еще они наверняка входят в какие-нибудь «списки Магнитского». За рубежом много разных списков и практически все чиновники в какие-нибудь входят. Вы считаете, что никто не знает, что они ворюги? Это же смешно. Это только очень наивные люди в начале 90-х считали, что если они открыли оффшорный счет, то никто не знает, кто его владелец и сколько там лежит.
А на самом деле цель очень простая. Мы импортируем товаров примерно на 400 млрд. долларов, примерно половина из них - комплектующие. На 200 млрд. долларов - товары народного потребления. Так давайте поставим цель, чтобы эти товары были внутреннего производства. Мы можем производить, например, «айфоны» точно так же как и Китай.
И. ЗЕМЛЕР - А Китай еще не на весь мир произвел «айфоны»?
М. ХАЗИН - Какая разница, а у нас будут продаваться наши «айфоны» - это не проблема. Вот эту задачу можно поставить. Разумеется, ее нельзя решить целиком, потому что не все импортозамещение у нас можно делать. Но такая задача вообще не ставится, поэтому импорт у нас все время растет. Но невозможно строить что-то конструктивное, если вы не ставите никаких целей. А наше правительство никаких целей не ставит.
И. ЗЕМЛЕР - У нас предыдущий председатель правительства ставил цель все 4 года своего премьерства – создать российский автомобиль, но она не достигается. Почему? Народ предпочитают иномарки…
М. ХАЗИН - Люди предпочитают иномарки, потому что отечественный автомобиль в соответствии со своим ценовым уровнем стоит дороже, чем народ готов за него платить. Могу вас уверить, что если бы он стоил 2 тысячи долларов, то народ бы его покупал за милую душу. А почему отечественный автомобиль так дорого стоит? Я просто помню, что когда пришла новая команда на «АвтоВАЗ», то сразу 86 вице-президентам купили новенькие Toyota Land Cruiser. Если правила игры говорят, что надо воровать, а все это ворованное перекладывать на себестоимость, то конечно ничего хорошего не будет. Но в этом смысле я не вижу никаких проблем. Тут как раз надо публично повесить двух-трех человек, - и все! И все проблемы будут решены.
И. ЗЕМЛЕР - Экстремизм.
М. ХАЗИН - Нет. Вот, например, в Китае вешают и все у них хорошо.
И. ЗЕМЛЕР - Не все у них хорошо.
М. ХАЗИН - Не все, но по сравнению с нами - все хорошо.
Е. БУНТМАН – Только от этого хорошо?
М. ХАЗИН - От этого тоже.
И. ЗЕМЛЕР - Знаете, как говорят – всех не перевешаете.
М. ХАЗИН - Вы ошибаетесь. На самом деле как показывает опыт, людей, которые будут воровать при любых условиях, даже под угрозой страшной смерти, - не так много. Все остальные воруют, потому что все так делают.
И. ЗЕМЛЕР - Вы, конечно, можете мне сказать, что в Китае запас ресурсов большой, но там еще не перевешали всех.
М. ХАЗИН - А они там всех и не вешают. Там существуют очень четкие правила: кто, чего и сколько. Речь идет о том, что должна быть некая мера; если у человека зарплата 5 тысяч доллар в месяц, то нехорошо, когда он ворует на 200 тысяч долларов в тот же месяц. Ну, воруй на 3 тысячи, вот тебе будет прибавка к зарплате. Но не сильно выше того...