May 9th, 2012

Пылающее сердце

Разлив за Волгой

Давно хотел попасть за Волгу в самый разлив, когда вода еще только заходит. Наконец получилось.
Куды сегодня подевался народ - загадка. Все то ли отсыпаются после предпраздничных гуляний, то ли рванули в центр - на парад. Но в маршрутке была удивительно пусто, на что шофер грустным голосом жаловался своему коллеге по мобиле. На паромчике тоже было пустовато. Погода тиха, безветренная. Возле пристани на том берегу, счастливая черная собака купается в затончике. В затончиках много воды. Радостные ляги кричат... прямо-таки нечеловеским голосом :-))) да так, что оглохнуть можно. Красота удивительная: зелень еще весенняя, а жара уже июльская... По пути встретились группы палаток, откуда-то из зеленной гущи раздавались пьяные человеческие голоса... А мы - подальше от этого - к тихому озерку. Во мне пробудился кошачий инстинкт - заслышав шорох в траве бегу ловить ящериц. Падаю на карачки, пытаюсь ухватить. Мимо по дороге едет местная деревенская женщина на лесипеде. "Чего ловите? Ужей" Говорю: "Упаси Бог! На что они мне". А она: "По аккуратней с ужами - они у нас с ядовитыми змеями скрестились.." Чепуха? Однако на Яндексе нашел: "В Ярославле – природная аномалия: ужи стали ядовитыми и нападают на людей". Мама моя родная - дичь то какая! Лишь бы комары с осами не скрестились. На природе удивительно рассласлябляешься, снимается накопившийся стресс. "Время проведенное на рыбалке не защитывается в общий срок жизни", - любил говорить мой отец. Только сама по себе рыбалка не причем... Идем обратно другой дорогой - через поселок. Да только дорога залита водой. Приходится делать солидный крюк, чтобы выйти к Волге. Лада раздевается и лезет купаться. Я брожу по воде, с закатанными штанинами - от ледяной воды ноги ломит...
Пылающее сердце

Герой

Придумал хорошее имя для героя - мачо Маргарин. Осталось только рассказ с ним придумать...
Пылающее сердце

ЗА СТЕНОЙ

Иван Петрович Кальмар, директор комбината "Весёлый мясник", член партии "Единая Россия" с декабря 2002 года, проснулся в поту от какого-то ночного кошмара, который он не мог вспомнить. От него осталось лишь ощущение бесконечно тоскливого ужаса. Иван Петрович долго лежал с открытыми глазами, вглядываясь в потолок над собой со странным чувством, будто бы это с ним уже когда-то было...
Далее день развивался по привычной колее. Жена на кухне готовила завтрак; свистел чайник, что-то скворчало на сковородке. Иван Петрович, стоя перед туалетным зеркалом, надувал щёку и скреб её бритвой. Он смыл с лица остатки пены, плеснул в ладонь лосьон и втер в кожу лица. Приблизившись к зеркалу вплотную, он рассмотрел морщинки под глазами: "Н-да!" Насвистывая песенку Валерии про часики, Иван Петрович надел свежую белую рубашку, повязал галстук и уже собирался влезть в брюки, как произошло нечто совершенно экстраординарное: стена спальни вдруг раздвинулась, обнажив какое полутемное пространство с камерами, софитами, проводами, суетливыми людьми. Оттуда выскочил какой-то взъерошенный бородатый человек, который вел себя довольно фамильярно:
- Владислав Олегович, всё было замечательно, никаких претензий, но только Вы опять напутали! Надо насвистывать песенку про Путина! Поймите же - я не формалист, но нельзя же отходить от сценария, а в нём чёрным по белому сказано: "Иван Петрович насвистывает песенку "Хочу такого, как Путин". Ну не я же всё это придумал! Здесь нет мелочей; соберитесь, будьте же внимательнее! Бородатый похлопал Ивана Петровича по плечу и юркнул обратно. Стена задвинулась, приняв привычный вид.
Иван Петрович простоял неподвижно в состоянии ступора минут пятнадцать, пытаясь привести свои мысли в порядок. Наконец он, прямо как был - в рубашке, галстуке и трусах, вышел в коридор и позвонил соседке, проживавшей за стеной. Та удивлённым взглядом окинула странное облачение раннего гостя, но Иван Петрович не дал ей опомниться: молча отодвинул её рукой и прошествовал в спальню. С этой стороны комната и стена были совершенно обычные. Возмущенная соседка что-то кричала про милицию, про попытку изнасилования, пока Кальмар не покинул её квартиру. Вернувшись к себе он быстро оделся и, схватив на ходу дипломат, выскочил за дверь. Уже на лестничной площадке его догнал удивлённый возглас жены "Ванечка, а завтрак?"

* * *
Иван Петрович свернул на главную улицу, остановился на перекрёстке на красный свет светофора, как в его автомобильном приёмнике что-то зашумело-затрещало и раздался чей-то голос: "Раз, раз... Малина, я - Морковь! Малина, я - Морковь! Приём! Владислав Олегович, переходим к сцене 12. Как поняли? Приём".
Иван Петрович покрутил ручку приёмника, - тот был даже не включён. Чувствуя, что у него окончательно уходит почва из под ног, Иван Петрович резко рванул автомобиль, и чуть не сбил какую-то старуху. Та шлепнулась в лужу, разметав по дороге содержимое сумки. "Буржуй! Супостат! Антихрист!" - голосила она и, подобрав с землю полиэтиленовый пакет с кефиром, запустила его в машину. Он бухнулся в лобовое стекло и залил его белой жижицей. Пришлось включить дворники...

* * *
Придя к себе в кабинет, Иван Петрович нажал кнопку громкой связи:
- Бухгалтера ко мне.
Бухгалтер сначала стал говорить о годовом отчёте, но вскоре заметил странное поведение директора. Иван Петрович ходил по кабинету и вел себя так, как будто он увидел это помещение в первый раз: тщательно рассматривал предметы, приподнимал картины и заглядывал под них. Приблизившись к бухгалтеру, он подверг его такому же осмотру; отвернул лацкан пиджака и проверил содержимым внутреннего кармана. Затем пристально заглянул в глаза:
- Вас ведь Артёмом Давыдовичем зовут?
- Да.
- А как зовут меня?
- Извините, Иван Петрович, - не понял?
- Как зовут меня?
- Так ведь...
- Вам не приходилось слышать, чтобы кто-нибудь называл меня Владиславом Олеговичем?
- Нет.
- А скажите мне, пожалуйста...
Иван Петрович поглядел по сторонам и перешёл на заговорщический шёпот:
- У Вас стены в квартире никогда сами собой не раздвигались?
- Да нет...
- Понятно. Тогда ступайте...
Этот странный диалог стал темой бурного обсуждения за пределами кабинета. Строились различные предположения. Наконец, в качестве разведчика была послана секретарша. Она обнаружила, что начальник, не сняв верхней одежды, сидит в кресле в состоянии полной прострации. Она помялась и выдавила:
- Иван Петрович, может быть, кофе?
- Кофе? Какое кофе?
Секретарша чуть не заплакала:
- Иван Петрович, Вы себя хорошо чувствуете? Может быть, Вам к врачу?
- К врачу? Да-да, конечно, - к врачу...

* * *
Психиатр хладнокровно выслушал историю Ивана Петровича, а затем поинтересовался:
- Скажите, а Вы не подвергались насилию со стороны бабушки?
И тут вновь повторился фокус со стеной. На этот раз бородатый был раздражен и набросился на психиатра:
- Валентин Аркадьевич, это полное свинство! Из-за Вас летит вся работа! Вы двух элементарных фраз запомнить не можете! Не со стороны бабушки, а родителей! Родителей!! Неужели это так трудно заучить?
- Извините, Александр Альбертович, сам не понимаю, - как это получилось. Больше не повторится. Александр Альбертович, а можно я в следующей сцене буду кричать? Мне кажется, так будет экспрессивнее...
- Никакой отсебятины! Делайте то, что Вам говорят, а об экспрессии позабочусь я!
Бородатый скрылся в проёме и стена задвинулась.
Психиатр вновь сделал озабоченное лицо:
- Скажите, а Вы не подвергались насилию со стороны родителей?
Иван Петрович вместо ответа молча взял со стола тяжёлый письменный прибор и ударил им в висок психиатра. Тот скатился с кресла.
Иван Петрович опустился к телу, окунул палец в выступившую кровь и попробовал её на вкус. Это был не клюквенный сок. Он пощупал пульс. Психиатр был совершенно мёртв...

* * *
Жена удивилась второй раз за этот день:
- Ванечка, а что так рано? Опять неприятности с банкой?
Иван Петрович даже не оглядываясь понял, что происходит за его спиной - стены его квартиры вновь пришли в движение, выпустив наружу бородатого режиссёра.
- Леночка, милая, - не с банкой, а с банком! Вы меня сегодня расстраиваете!
- Сашенька, дорогуша, извини, у меня ужасная головная боль...
- Уже немного осталось, давайте постараемся без оплошностей. Ладненько?
- Ладненько.
Иван Петрович не стал досматривать до конца эту сцену. Он прошёл к себе в спальню и достал из ящика комода пистолет. Жена кричала:
- Ванечка, что происходит?!
Иван Петрович приставил пистолет к виску и нажал курок...

* * *
- Владислав Олегович, всё было сыграно блестяще, выше всяческих похвал. Но опять не обошлось без оплошностей. По сценарию из пистолета Вы должны были застрелить жену, а сами выброситься в окно. Я понимаю, что Вам трудно, но придётся всё повторить. Ещё один дубль...

* * *
Иван Петрович Кальмар, директор комбината "Весёлый мясник", член партии "Единая Россия" с декабря 2002 года, проснулся в поту от какого-то ночного кошмара, который он не мог вспомнить. От него осталось лишь ощущение бесконечно тоскливого ужаса. Иван Петрович долго лежал с открытыми глазами, вглядываясь в потолок над собой со странным чувством, будто бы это с ним уже когда-то было...

http://soiz.narod2.ru/