January 4th, 2012

Пылающее сердце

Дионис

Дионис [Вакх] — античное божество вина, опьянения, воплощение жизненной силы. Культ Диониса находится в тесном родстве с культами умирающих и воскресающих богов - Адонисом, Озирисом и т. п.
В орфической теософии он рождается от союза Зевса с Преисподней. Дионис-Загрей для орфиков был ипостасью самого Зевса, проникшим до самых мрачных глубин бытия. Орфическая формула гласившая: "И Зевс, и Аид, и Солнце, и Дионис - едины", собирает воедино разные уровни Вселенной.
Интересно орфическое учение о человеке. Миф повествует, что однажды титаны ополчились против Диониса, который пытался ускользнуть от них, принимая различные облики. Когда он обернулся быком, враги настигли его, растерзали и пожрали. Нетронутым осталось лишь сердце - носитель Дионисовой сущности. Принятое в лоно Зевса, оно возродилось в новом Дионисе, а небесные громы спалили мятежников. Из оставшегося пепла, в котором божеская природа была перемешана с титанической, возник человеческий род . Это означает, что человек искони был существом двойственным: в нем присутствует обособляющее, титаническое начало самоутверждения и божественное, дионисийское стремление к единству. В моменты священного опьянения, экстаза ограничивающие, титанические рамки разрушается, и человеческая душа возвращается к Источнику.
Пылающее сердце

Ангел простоты

Я не люблю засушенную духовность, отвергающую мир. Если такая духовность и дает бессмертие, то это бессмертие гербария или мумий. Мне не нравятся «возвышенные» умы отвергающие простых людей, обывателей. Мне не нравятся те, кто отождествляют духовность и серьезность. От такой хмурой сосредоточенности веет мертвячиной.
Мне нравится даосская мудрость, ценившая красоту простых вещей. Цзин Шэнтань перечисляет «Двадцать одну радость жизни»:
«В разгар лета, когда нещадно палит солнце и нет ни облачка, ни дуновения, когда дворик у дома превратился в раскаленную сковородку и в него даже птицы не залетают, когда по телу ручьями струится пот, когда нет даже сил поесть и ты валяешься, словно мешок, изнывая от жары, а маслянистая земля пропитана испарениями и мухи кружат у самого носа, надоедая своим жужжанием... Вот если в такое-то время вдруг почернеет небо и хлынет ливень, словно разом застучит миллион железных гонгов, и благодатный дождь вмиг смоет пот, напоит иссушенную землю, прогонит мух и позволит наконец-то с аппетитом подкрепиться — вот радость!
Темной ночью лечь спать, чувствуя себя больным и разбитым, тоскливо дремать поутру, а потом вдруг услышать веселый щебет птиц, отдернуть занавес и, выглянув в окно, увидеть яркое солнышко и умытую дождем рощу — вот радость!
Зимней ночью потягивать вино, а потом отворить окно и увидеть двор, запорошенный снегом, — вот радость!
 С давних пор мечтать стать монахом и страдать от того, что при людях не можешь есть мясо, а потом принять постриг и у всех на виду вкушать скоромное, а еще в жаркий день помыться и хорошенько выбрить голову — вот радость!
 Натерев мозоли, долго их отпаривать, а потом, закрывшись у себя в комнате, вырезать их — вот радость!»
Почему следует считать, что Богу интересны засушенные подвижники и Он чужд таких простых житейских радостей? Это особое понимание духовности – как сухой абстракции, бесчеловечности.  С такой точки зрения чем бесчеловечнее – тем духовнее. Но, быть может, Бог познается не через абстрактную возвышенность, а через человечность.
У Николая Клюева есть удивительная поэма – «Мать-Суббота», религиозный гимн простых человеческих дел:

Ангел простых человеческих дел
В избу мою жаворонком влетел,
Заулыбалися печь и скамья,
Булькнула звонко гусыня-бадья,
Муха впотьмах забубнила коту:
За ухом, дяденька, смой черноту! -

Ангел простых человеческих дел
Бабке за прялкою венчик надел,
Миром помазал дверей косяки,
Бусы и киноварь пролил в горшки.
Посох врачуя, шепнул кошелю:
Будешь созвучьями полон в раю!..-

Ангел простых человеческих дел
Вечером голуб, в рассветки же бел,
Перед ковригою свечку зажег,
В бороду сумерек вплел василек,
Сел на шесток и затренькал сверчком:
Мир тебе, нива с горбатым гумном!
Мир очагу, где обильны всегда
Звездной плотвою годов невода!..-

Невозмутимы луга тишины -
Пастбище тайн и овчинной луны,
Там небеса, как полати, теплы,
Овцы - оладьи, ковриги - волы;
Пышным отарам вожак - помело,
Отчая кровля - печное чело.

Ангел простых человеческих дел
Хлебным теленьям дал тук и предел».
 
То, кто не видит красоту и духовность простой обывательской жизни – не духовен, а слеп…