January 2nd, 2012

Пылающее сердце

Тварное ничто

С. Н. Булгаков. «Свет невечерний»:
"Из чего создан мир? в чем основа тварности? Бог создал мир из самого себя, из своего существа, – отвечает Я. Беме. Мир создан из ничего, –  учит христианское откровение. – Между Богом и тварью Абсолютным и относительным, легло ничто. Ничтожество – вот основа твари, край бытия, предел, за которым лежит глухое, бездонное небытие, «кромешная тьма», чуждая всякого света. Это чувство погруженности в ничто, сознание онтологического своего ничтожества, жутко и мучительно.
Знание о ничто как основе мирового бытия есть тончайшая интуиция твари о своей тварности. Ты сотворен –  это значит: все тебе дано, даже ты сам, тебе же принадлежит, от тебя пришло только это подполье, ласково и заботливо прикрытое розами бытия. Подполье есть изнанка бытия, мнимая величина, получившая реальность. Тварь вся имеет подполье, хотя может и не знать об этом, в него не опускаться: это неведение есть привилегия детства и достижение ничто ощущается как мертвенная, зияющая дыра, как курносая смерть, и тогда себе самому начинаешь казаться лишь пустой скорлупой, не имеющей бытийного ядра.
Обычно страшимся приближаться к тем безднам, истоптанными тропами срединности бродим в жизни безбедной".
Пылающее сердце

Двуликий Янус

В детстве, когда мы подходили к арке, образуемой столбами (прямым и наклоненным в качестве подпорки) мама мне говорила, что это «собачьи ворота» и через них нельзя проходить. Почему – мне она не объясняла. Как выяснил позднее странное поверье распространенно очень широко, только эта арка называется по-разному. Однажды, проходя рядом с «собачьими воротами» я увидел, что следы на снегу идут в обход арки, хотя пройти сквозь нее по асфальту было намного удобнее. Многие обходят ее подчиняясь странному подсознательному импульсу – страху перед входом. Возможно, это «травма рождения» о которой пишет Ранк и Гроф. А, возможно, и что-то более глубокое.
Первый месяц года – январь – назван в честь римского Двуликого Януса - бога порога, входа и выхода, дверей и всякого начала. Все ворота считались находящимися под его священным началом, так же как и начало любого деяния и прохождения всех входов. Среди божеств древних римлян считался одним из самых всеведущих и был наиболее популярен. Одно его лицо обращено в прошлое, другое - в будущее.
Если человек начинает что-то новое, он проходит ворота и попадает в иное пространство. Граница входа и выхода – напряженное пространство, представляет собой одновременно соединение и разъединение. И Новый год, почти совпадающий с зимним солнцестоянием, есть некая точка перехода, ворота, дверь, которую мы пересекаем. Разумеется, этот переход вызывает некое напряжение, которое успешно научились снимать различными видами наркоза… 

Пылающее сердце

Вино

«In vino veritas!» - «Истина в вине!». Слово «спирт» происходит от латинского «spiritus» - «дух». В суфийской традиции «алкоголем» (слово арабского происхождения) называют тайное учение.
Дугин пишет: «Если человек ступил на путь, он никогда не останется прежним. Это необратимый процесс».
Исламский образ устройства реальности: окружность – шариат, внешнее. Центр окружности – истина, хакикат. Луч от окружности к ее центру – тарикат (путь). Этот луч на языке традиции и именуется вином.
Индусы называют инициатические доктрины тантризма «путем вина».
Опьянение подобно сну. Сон и опьянение типологически близки. Человек входит в них, как область своей души.
В традиционных цивилизациях алкогольные ритуалы проходили по строгому сценарию и под наблюдением проводника-учителя.
Алкоголь растворяет материальную иллюзию непреодолимой телесности. Но при этом в отличии от сна, человек сохраняет определенный волевой контроль на физической реальностью. Но для сохранения контроля необходимо обладать очень концентрированным вниманием и развитым сознанием. В противном случае растворенная плоть только поднимает тину промежуточного пространства между телом и душой. Именно в промежуточной сфере корабль алкоголя сбивается с курса и попадает в спиралевидный водоворот. Задача – добраться до противоположного «берега души». Там – новая жизнь, рождается новый человек. (Дугин).
* * *
Вино древнейший религиозный символ, засвидетельствованный в ближневосточной традиции, в греческом культе Диониса, у гностиков и т.д. где вино соотносится с человеческой кровью. В одном из главнейших христианских таинств – евхаристии – верующий, вкушая хлеб и вино, причащается тело и крови Христовых («и взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из нее все: ибо сие есть Кровь Моя…» Мф. 26.27-28). Многие авторы прибегают к образу вина в описании своего мистического опыта. Так Макарий говорит о священном опьянении божественными тайнами. Опьянение любовью к Богу – частый мотив суфийской литературы.
* * *
Образы в Евангелии:
Мф. 9.17. Не вливают также вина молодого в мехи ветхие; а иначе прорываются мехи, и вино вытекает, и мехи пропадают. Но вино молодое вливают в новые мехи, и сберегается то и другое.
Иоанн. 6,53. Если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни
Иоанн. 15.1-8. Я есмь виноградная лоза, а Отец Мой – виноградарь. Как ветвь не может приносить плода сама собой, если не будет на лозе, так и вы, если не будете во Мне. Я есьм лоза, а вы ветви: кто пребывает во мне, и я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего. Кто не пребудет во мне, извергнется вон, как ветвь, и засохнет; а такие ветви собирают и бросают в огонь, и они сгорают.
* * *
Образ виноградной лозы и ее ветвей вполне налагается на схему сердца и кровеносной системы, к тому же в Евангелии вино и кровь сливаются в единый символ. В исихазме авва Дорофей – в отличие от индийской йоги, помещает «косточку бессмертия» «зародыш души» не в основание позвоночника, а в сердце. Предсердие – змей свернувшийся вокруг сердца. Сердце – душа, предсердие – промежуточное пространство, которое препятствует входу. Поэтому учителя Умного деланья предостерегали от развития жидкости предсердия. От этой причины два эксцесса – ярость и похоть.
* * *
Алкоголь называют «огненной водой», т.е. чем-то, что парадоксальным образом сочетает в себе противоположные качества. Один из синонимов aqua doctrinae – vinum ardens (пылающее вино). Символизм Каны Галилейской: Христос превращает воду в вино, т.е. воспламененную жидкость. Спаситель, обитающей в сердце превращает обычную кровь, подобную воде, в подобие вина, воспламененного Духом. (Некто из старцев сказал: «Дай кровь и прими Дух». Третья операция Великого деланья называется «Красный труд». Это сияние Духа, символом которого является Король, выходящий из философского яйца). Ипполит говорит о чуде с вином в Кане: оно «продемонстрировало Царство Небесное», ибо Царствие Небесное находится в нас, подобно вину в кубке.

 Живая вода 

 «Кто верует в меня, у того из чрева потекут реки воды живой» (Иоанн). Кто бы не испил этой воды, она в нем станет источником воды, текущей в вечную жизнь, как говорит Ориген. Это – «высшая» вода, aqua doctrinae, реки текущие из чрезва Христа, и божественная жизнь, противопоставленная «низшей» воде, aqua dbyssi (вода пропасти), где пребывает тьма, где обитают Князья мира сего, и вводящий в заблуждение дракон, и его ангелы. Река воды – и есть сам Спаситель.
К.Г.Юнг: «Водный символ постоянно сращивается с Христом, а Христос – с внутренним человеко. Христос в своем качестве «Слова» и в самом деле выступает «живой водой» и, в то же время, символом «завершенного» человека, т.е. самости».