November 12th, 2011

Пылающее сердце

"Единая Россия" приняла закон об уничтожении российской медицины

Государственная дума приняла законопроект "Об охране здоровья граждан". За проект единогласно проголосовала фракция "Единой России" и несколько депутатов других фракций. После того, как в мае этого года проект был принят в первом чтении, он был резко раскритикован медицинским сообществом и общественниками. Настолько резко, что властям, чтобы затушить скандал, пришлось вынести проект на общественное обсуждение. Дискуссия шла и в профессиональном сообществе.
В результате проект вернули на второе чтение, которое и состоялось (вместе с заключительным - третьим) 1 ноября. Концептуальные основы законопроекта остались прежними. 1 ноября началась голодовка Ассоциации родительских комитетов и сообществ России - в первый день к ней присоединились около 600 родителей, на второй день число голодающих приблизилось к тысяче. "Новый законопроект продавлен узким кругом лиц: Голикова, Борзова и комитет по охране здоровья", - отмечают организаторы акции.
Вот то, что несет с собой новый закон:
- в России вводится коммерческое суррогатное материнство, запрещенное в европейских странах;
- контроль над рождаемостью обретает статус государственной политики планирования семьи (ее используют в перенаселенных странах для сокращения рождаемости);
- в школах без разрешения родителей, якобы в рамках осуществления "права на информацию", вводится принудительное "сексуальное просвещение", т.е., по сути, развращение малолетних;
- в России вводится детская трансплантология;
- легализуется донорство органов недееспособных, администрация интернатов наделяется правом распоряжаться органами подопечных;
- безплатная медицинская помощь ограничивается до минимума, четко прописанные государственные гарантии ликвидируются;
- права родителей на контроль за здоровьем своего ребенка - ограничиваются;
- вводятся принудительные аборты и принудительная стерилизация для тех, кого чиновники запишут в невменяемые.
Журналисты "Свободной прессы" взяли интервью у  депутата, члена комитета по охране здоровья Госдумы Олега Куликова (КПРФ).
"СП": - Ожидали ли Вы, что проект будет так быстро принят?
- Конечно же, мы ожидали. Важные изменения, которые предлагали и наша фракция, и другие оппозиционеры и специалисты, внесены не были. Вспомним, кто сейчас представляет нашу медицину. Это люди, 50% которых уже в предпенсионном или пенсионном возрасте. Это люди, которые работают с коэффициентом совмещения в 1,6 - 1,7, то есть большинство совмещает несколько ставок, не говоря уже о дежурствах. Просто чтобы выжить при наших мизерных зарплатах, российские медики работают без отпусков, выходных, не имеют времени на повышение квалификации - а в результате мы имеем врачебные ошибки, жертвами которых каждый год оказываются до 60 тысяч человек! Так вот, подход к кадрам в новом законе абсолютно чудовищный. Например, зафиксирована норма о том, что сразу по окончании медвуза врач может работать с пациентами. Без обязательной по еще действующему законодательству интернатуры или ординатуры! Это, мягко говоря, безответственно.
"СП": - Наверное, дело в том, что в медицине не хватает людей…
- Разумеется, ситуация-то с кадрами отвратительная! 40% выпускников медвузов - не больше - идут в здравоохранение. Клиническая база медицинских институтов почти полностью развалена. А сколько получают врачи - это уже стало не смешным анекдотом. Медсестра в Москве, например, получает зарплату в 3500 рублей в месяц… А ведь люди - это в здравоохранении ключевое звено. И составители законопроекта не удосужились прописать серьезное повышение зарплаты медикам - а ведь мировая практика говорит, что врач получает примерно в 3-4 раза больше средней зарплаты по стране. Мы, не замахиваясь на такое, предлагали хотя бы двукратный средний заработок по региону - но поправка не прошла…
"СП": - А что помимо кадров?
- Еще одна большая проблема - лекарственное обезпечение. Ее новый закон не только не решил, а закрепил в катастрофическом состоянии. У нас все лекарственное обезпечение делается за счет пациента, лишь 8-12% жителей России пользуется безплатным или льготным лекарственным обезпечением, да и то с перебоями. В России ежегодно на лекарства люди тратят около 500 млрд рублей - такие цифры, господа, означают, что медицина у нас по факту уже платная!
Вообще, новый закон открывает широкие ворота для коммерциализации медицины, потому что разрешает оказывать платные услуги в государственных медучреждениях. Госпитализация частично платная, вся стоматология платная, почти вся наркология тоже. А там, где прописаны в законе безплатные сервисы, закон не подкрепляет эти обещания финансовым обезпечением. Вы можете получить то-то и то-то - говорит государство - но денег у нас нет. Дело в том, что закон переключает организацию здравоохранения с федерального уровня на регионы - по идее, недостачу должен покрывать фонд ОМС. Но 100% покрытия все равно не получится. По нашим данным, только 8 самых богатых регионов в России полностью могут покрыть гарантии по здравоохранению. Остальные этого сделать не смогут.
"СП": - А зачем вообще такая непопулярная мера?
- Власти нужно сбросить с бюджета финансирование здравоохранения. Переложить эти расходы на регионы, медучреждения, а также на самих граждан.
Свободная пресса
Пылающее сердце

Взгляд социолога: "Агрессия очень сильно увеличилась"

Фрагмент интервью директора Аналитического Центра Юрия Левады Льва Гудков радиостанции  "Финам.FM"

ПРОНЬКО: Сегодня у нас интересный гость и интересная тема "Россия после выборов-2012. Взгляд социолога". У нас в гостях Лев Гудков, директор Аналитического Центра Юрия Левады. Лев Дмитриевич, мы с Вами встречаемся накануне праздника, Дня народного единства. Я хочу понять, а какие настроения у нас?
ГУДКОВ: Националистические идеи разделяются довольно широко… Наши люди чувствуют себя уязвленными, обиженными. Идет социальная дифференциация и растет ощущение собственной неполноценности, невозможности достичь успеха. Чувство ущемленности очень сильное, и оно будет усиливаться, зависть растет. Отчасти на это работает и массовая потребительская культура, она задает для бедного общества сильное напряжение, завистливый комплекс.
ПРОНЬКО: Такая, с одной стороны, безнадежность. С другой стороны - комплексы, помноженные на тему "а давайте найдем врага".
ГУДКОВ: Просто представим себе, что две трети населения, грубо говоря, чуть меньше, 64%, живут в селе и малых городах. Это зоны хронической депрессии. Деградирует социальная инфраструктура, вся среда становится бедной, и люди понимают, что выбраться им из этого состояния нельзя. А телевидение их накачивает, показывая красивую жизнь, где-то она есть - в Москве или еще где-то. И это порождает, конечно, злобу, возмущение.
ПРОНЬКО: Если смотреть на ваши социологические выводы, которые Вы делаете на основе опросов, российская нация - это нация пессимистов?
ГУДКОВ: Да, это нация пессимистов, это страна без будущего. Люди не представляют себе, куда идет страна, и это доминирующее чувство.
ПРОНЬКО: Это вызывает, конечно, такое не-однозначное чувство.
ГУДКОВ: И, кроме того, это связано с государственными институтами. А что такое институты? Это твердое определенное правило поведения. А если они не работают, если не работают право, суд… Ощущение того, что тебе недодали - оно важное чувство. Оно, в общем, определено тем, что государство не выполняет свои социальные обязательства. А другой картинки, кроме как патерналистского государства, которое должно все обезпечить, все проконтролировать, всем раздать работу, жилье, все устроить, культуру - в мозгах нет. И эта неудовлетворенность, ожидание, что власть должна все сделать, и не может, обещает, и обманывает, и люди это понимают, что их все равно обманут со всеми этими обещаниями, она и создает вот это диффузное, нефокусируемое раздражение, которое может выливаться на богатых…
ПРОНЬКО: Это выливается в националистические мотивы?
ГУДКОВ: Конечно. Если говорить о национализме, который проявился на Манежке - это соединение чувства социальной несправедливости, ущемленности и агрессии.
ПРОНЬКО: Я в шоке. Я многое предполагал, то, о чем Вы сейчас говорите, но я-то - предполагал, а Вы-то оперируете цифрами.
ГУДКОВ: Просто мы следим. За 20 с лишним лет мы накопили достаточный материал, чтобы видеть, как это развивается.
ПРОНЬКО: Агрессия в обществе увеличивается?
ГУДКОВ: Она сильно, очень увеличилась, что Вы! В 1988-1989 году, когда мы только начинали, вообще говоря, ксенофобия в России была на очень низком уровне, в сравнении с другими республиками Союза, сильно ниже. Потому что республики были на подъеме, шла этническая, национальная консолидация, и там ксенофобия была достаточно сильна. То же самое и в Восточной Европе было, которые отталкивались от России, от Советского Союза, были полны антисоветских настроений. Это вполне понятно было. А в России были пока не задеты национальные чувства. И если сравнивать, есть такие международные методики сравнения уровня ксенофобии, через социальную дистанцию: хотели бы вы иметь соседями, брак, коллегами по работе и прочее, которые позволяют замерить то, что называется социальной дистанцией - отчуждение от других, то в России это было очень прилично, по европейским меркам. Примерно как в ФРГ, ниже, чем в Австрии, ниже, чем в Польше, примерно как в Чехии, а это все-таки умеренно было вполне. Сейчас по вот этим показателям уровень ксенофобии в России примерно в два-два с половиной раза выше, чем в Европе в среднем. Началось это со второй половины 90-х годов - рост общей агрессии, общего ощущения врага, общего ощущения угрозы. Если, в 1989 году только 13% говорили, что у нашей страны есть враги, то сейчас - 77%.
ПРОНЬКО: 77%?!
ГУДКОВ: Через эту ненависть к другим и происходит консолидация всего целого. Общество очень агрессивное, в том числе и против самих себя - отсюда и очень высокий уровень алкоголизма и самоубийств.
ПРОНЬКО: Я не хочу никого пугать, но вот в силу того, что мы, журналисты, являемся таким стоком информации, я порой выхожу с работы больным в буквальном смысле, мы видим ленты, что они дают. Не то, что люди видят - они видят осколки маленькие, на самом деле, тезисные. А вот когда ты ленту эту всю за сутки видишь, а она каждую секунду выдает что-то новое, и ты видишь количество самоубийств - это конечно...
ГУДКОВ: Важно, где самоубийства у нас случаются - это периферия. По классике социологической это должно быть там, где сильнее одиночество, где сильнее ослаблены связи, то есть крупные города. А у нас, в Москве - самоубийства на минимуме, восемь самоубийств на 100 тысяч населения - это на уровне международных показателей. В то время как где-нибудь в Башкирии это 48 человек на 100 тысяч, а на Дальнем Востоке или в таких зонах, где уровень социальной дезорганизации очень высокий - там и 80, и 110 есть - на Камчатке, на Чукотке, в Амурской области. В Магадане очень высокий уровень. Периферия, вот именно та депрессивная среда - она и порождает вот эти напряжения, с которыми человек не справляется.
ПРОНЬКО: Лев Дмитриевич, что может разрядить ситуацию?
ГУДКОВ: Ой, ну если у нас нет политики, если нет общественных дискуссий, если о проблемах не говорят, а их как-то приукрашивают…
ПРОНЬКО: Или забалтывают.
ГУДКОВ: Или забалтывают - это, кстати говоря, очень важная технология управления, новая совершенно, не мобилизационная, когда развлечения сочетаются со страшилками, и человек переходит от одного режима к другому, он теряет голову. Это вот массаж такой, как Маклюэн однажды назвал, медиа-массаж - по Первому каналу это видно.
ПРОНЬКО: Расслабляющий.
ГУДКОВ: Непрерывные развлечения и хвала - постоянно идет. Либо страшилки. И человек все время шарахается от одного к другому. Это технологии манипуляции, причем они новые - нигде по существу не описаны. Это не мобилизационные технологии, как это было при тоталитарных режимах, когда создавался образ нового человека, будущего, "мы строим коммунизм" или строим "новое, расово чистое общество", и так далее, великую Италию - по-разному происходило. Но главное - это была мобилизация: "Вот надо сейчас перетерпеть, собраться всеми силами", - и новая Италия, молодая Германия или новый советский человек… А сейчас используются совсем другие технологии - поддержание массового сознания в полурасслабленном состоянии, с возможностями канализации агрессии на каких-то "чужих" или рассеивание внимания через всякого рода развлечения.
Говорят о ленивости русских или пассивности. На самом деле, русскими предпринимаются чудовищные усилия для того, чтобы обезпечить собственное существование. Ими предпринимаются такие усилия, которые на Западе давно уже не вкладываются, потому что все-таки жизнь более упорядоченная, более урегулированная, более защищенная. В России огромная периферия - деградирующая, отчасти спивающаяся, вымирающая, она не в состоянии сама по себе подняться, она ждет помощи от власти.
И что будет, когда цены на нефть упадут? Что будет с пенсионной системой? Напомню, что соотношение пенсии к средней зарплате у нас все время падает. Если в советское время пенсия составляла 70% зарплаты, то сейчас - 29%, а впереди - 24%. И дефицит бюджета нарастает даже при нынешних высоких ценах на нефть. Плюс, еще много всяких других негативных тенденций, которые пока сейчас латентно присутствуют, но которые проявятся неизбежно.
ПРОНЬКО: Например?
ГУДКОВ: Жилищно-коммунальное хозяйство, дефицит рабочей силы в связи с постарением населения, падение производительности труда, отсутствие модернизации технологической, понимаете? "Сколково" - это что-то вроде советской шарашки… У нас подавлены импульсы внутреннего развития - и экономики, и общества. Проблема в политической системе. Она сегодня является тормозом, блокирует развитие страны, она консервирует все положение.
Finam.fm
Пылающее сердце

Михаил Хазин: "Мы напрямую идем к революции"

Фрагмент выступления Михаила Хазина в программе радиостанции "Финам. FM" 2 ноября 2011 года.

ПРОНЬКО: У меня в гостях человек, который не нуждается в специальном представлении, но все-таки я его представлю: известный российский экономист, президент компании "НЕОКОН" Михаил Хазин. Мы сегодня очень пафосно назвали тему программы: "Если мы такие умные, почему мы такие бедные?" Вы знаете, Михаил, в традиции отчасти, скажем так, российского народа, обвинять всех вокруг в своих бедах: евреев, кавказцев, американцев, сейчас мы уже греков туда же - но не замечать себя любимых. Вот Вы как расцениваете происходящее в нашей стране? Я так понимаю, модернизацию заболтали, инновации...
ХАЗИН: Я, кстати, вообще не очень понимаю смысл фразы: "Если мы такие умные, почему мы такие бедные?" А какое отношение вообще ум имеет к бедности?
ПРОНЬКО: Не имеет?
ХАЗИН: Эти понятия вообще никак не связаны - абсолютно. Дело в том, что ум - это возможность человека разобраться в каком-то вопросе. А вопросы могут быть разные. И ум, кстати, бывает разный: бывает, например, узкоспециализированный ум, когда человек очень тонко разбирается в чем-то, а во всем остальном представляет из себя человека, весьма и весьма далекого от жизни. Я математик по образованию, и я очень много видел выдающихся математиков, которые за пределами своей области представляли из себя чрезвычайно удивительные существа, с которыми, скажем прямо, трудно было общаться. Еще один пример - это шахматисты. Все знают: очень многие из шахматистов с точки зрения здравого смысла пребывают в специфическом состоянии... Вот один бывший шахматист требовал от стран НАТО сбрасывать на Москву бомбы. Понимаете?
ПРОНЬКО: Но я, с другой стороны, знаю массу примеров - к сожалению, не российских, хотя выходцев из России среди этой группы немало, - когда ум капитализировался в Америке.
ХАЗИН: Это не ум. Вы поймите, еще раз повторяю, есть люди умные, которые не умеют работать с деньгами, есть люди, которые умеют работать с деньгами и которые не очень умные с человеческой точки зрения. Умение работать с деньгами к уму не имеет отношения. Это разные человеческие качества.
ПРОНЬКО: Ну, все - банкиры все обидятся.
ХАЗИН: Это их проблемы. Что касается банкиров, то я немножко представляю себе, что такое наши банкиры, я их много видел, и могу сказать, что среди них есть очень много людей весьма и весьма ограниченных. Просто кто-то оказался в нужное время в нужном месте.
ПРОНЬКО: Когда смотрю статистические данные, у меня волосы дыбом поднимаются о того, какова доходность российского народонаселения. До 25 тысяч - 75% населения.
ХАЗИН: Жить нельзя. А что вы хотите? У нас капитализм, никто никому ничего не обещал.
ПРОНЬКО: Как?! А батька постоянно на каждом углу говорит о том, что у него социально ориентированная политика.
ХАЗИН: Это предвыборная компания. Еще раз повторяю: у нас капитализм, никто никому ничего не обещал. У нас здравоохранение урезается, образование урезается, то, что делает ЖКХ и все остальные - это тоже урезание, ведь тарифы растут. И, наконец, последнее, самое замечательное - это вот наша опека ювенальной технологии. У нас каждый чиновник не отвечает перед обществом. И каждый чиновник рассматривает то, чем он занимается, как бизнес. В органах опеки сидит какая-нибудь тетка и думает: " Где бы денег заработать?" А государство платит довольно большие деньги за каждого ребенка, который находится в детском доме. Значит, нужны дополнительные дети в детский дом. И тетка видит: вот семья, бедная, и понятно, что ей на адвокатов денег не хватит. И вот туда является опека: в семье трое детей. Отлично! Чем больше детей - тем лучше. Открывают холодильник. Ага! У них просроченный йогурт. Все! Пишут постановление, забирают детей в детский дом. Так в России реально забирают детей. Если при этом мать - вдова, у которой за три месяца до того умер муж, то она, как правило, кончает жизнь самоубийством. Это реальные истории из нашей повседневной действительности. Это бизнес на детях. В Средние века, если военное судно захватывало корабль работорговцев, то их вешали всех на реях. Вот и их надо вешать на фонарях. Это, я считаю, самый гуманный подход, который только может быть. Потому что если их оставить, они будут продолжать, потому что они считают себя абсолютно безнаказанными. Они убеждены, что ваши дети - их собственность. Это их бизнес. Просто за тот факт, что у вас есть дети, вы им должны деньги.
ПРОНЬКО: А как Вы относитесь к людям, которые с пеной у рта доказывают сохранность безплатного оказания медицинских услуг, безплатного образования? Вчера Голикова с пеной у рта доказывала это депутатам Госдумы, и они аж сразу, во втором и третьем чтении зараз приняли скандальнейший закон "Об охране здоровья в России". А в неофициальных разговорах те же самые единороссы, я даже боюсь их цитировать, что они реально говорят: "Все, мы уходим в платность - в платное образование". Я говорю: "Ребята, а вы понимаете, вообще, чего вы делаете?" А они отвечают: "Ну это же будет потом". Это называется, в общем-то, "трындец Российской Федерации".
ХАЗИН: Ну, в некотором смысле - да. В чем беда России? В том, что у нас осталось социалистическое наследство. Мы привыкли, что у нас есть социальное обезпечение, у нас есть какой-то уровень жизни. Мы в этом смысле с китайцами не можем конкурировать, у которых низкая заработная плата. Мы неконкурентоспособны всюду. У нас могло бы быть конкурентное преимущество за счет низких цен на энергоносители, как это было в начале 90-х, я уж не говорю - в пору СССР. Но мы же вступаем в ВТО. А первое, что написали нам европейцы по условиям вступления в ВТО, поднять цены на уровень мировых. И какой в этих условиях единственный вариант повышения конкурентоспособности? Довести всех до тотальной нищеты, чтобы были готовы работать за 150 долларов в месяц.
ПРОНЬКО: Да, ладно?! Да я не верю! Они что, отмороженные, что ли, чтобы доводить до этого?
ХАЗИН: Вам же объясняли в Госдуме депутаты от "Единой России", что теперь все платное. И это в России, где рождаемость низкая, где в лучшем случае один ребенок на семью. А ребенку надо дать образование. Если все становится платным, то весь семейный бюджет пойдет на образование этого ребенка, а на второго денег просто не хватит. И демография в России рухнет окончательно. И уже никаким материнским капиталом в 10 тысяч долларов ее не спасешь... И самое главное для кого рожать в России? Для тетки из опеки? Мы стремительно идем в рабовладельческий строй.
ПРОНЬКО: А выход-то есть?
ХАЗИН: А выход-то всегда один и тот же. Это взрыв... Катастрофа.
ПРОНЬКО: Вы так легко произносите - катастрофа?
ХАЗИН: А что? Я просто вижу, куда все идет. При этом все произойдет не через 20 лет, и не через 10. Это произойдет много раньше. Сегодня у нас еще есть нефтяные доходы, а их не будет через три года - по многим причинам. Есть два варианта: вариант первый - упадут мировые цены на нефть, вариант второй - цены на нефть останутся высокими, но зато будет бешеная инфляция по потребительским товарам, а мы их не производим, и из-за того, что мы хотим в ВТО. Ну, и так далее. И я сильно подозреваю, что у подавляющего большинства российских чиновников есть уже либо вид на жительство, либо гражданство других стран. Мне анонимно рассказывают следующее: высшие российские чиновники в разговорах между собой, когда они начинают пьянствовать, говорят: "У меня гражданство такой страны, а у меня - такой. А, чего нам? В крайнем случае, улетим".
ПРОНЬКО: Ну а выход-то, какой? Ну кроме революции? Вот есть эволюция...
ХАЗИН: Пока, еще раз говорю, мы напрямую идем к революции.
finam.fm
Пылающее сердце

Обращение полковника Квачкова к Всероссийскому офицерскому собранию 01 Ноября 2011 г.

29 октября в Москве состоялось Всероссийское Офицерское Собрание, на которое прибыли свыше 300 делегатов и гостей из регионов России от Калининграда до Владивостока, представляющих многотысячный офицерский корпус России, в том числе: "Союза офицеров" России, Военно-Державного Союза, Международного Союза Советских офицеров, офицерских организаций ВДВ, ВМФ, ВВС, РВСН, Спец. строя, ВВ МВД, Спец. подразделений и других силовых ведомств, прибыли видные военноначальники, адмиралы, офицерские делегации из Белоруссии, Украины, Приднестровья.
Полковник Владимир Квачков, находящийся в заключении, сделал Обращение к всероссийскому офицерскому собранию:


Товарищи офицеры! Братья казаки!
Стратегия и тактика офицерского корпуса, казачества, всех военно-патриотических организаций и взаимодействующих с ними политических сил должны строиться, исходя из целей и задач, которые ставит перед собой офицерское общественное движение. Если офицеры России и казаки намерены встроиться в существующую политическую систему и занять там место, которое им укажет нынешняя оккупационная власть, то будет одно направление «военно-политического искусства». В ней могут быть исключения, связанные с принципом военной хитрости, но как правило, эту постыдную стратегию можно назвать так: «внедрение с обрезанием, на 8-ой день вступления в должность».
Если же российский офицерский корпус и, прежде всего, русские офицеры и казаки не смирились с поражением СССР в «холодной войне» и последующим разделом страны еврейскими и другими чужеземными захватчиками и ставят своей целью пресечь дальнейшее расчленение России и вывести русский и другие коренные российские народы из-под внешнего управления, то это будут совершенно иные стратегия и тактика политических и других действий.
Начнем с оценки обстановки. Анализ внутриполитической обстановки позволяет сделать вывод о возникновении в России революционной ситуации, обладающей некоторыми особенностями. Первый из них является скрытый характер сложившейся в России революционной ситуации. Правящая в России администрация изгнала реальную оппозиционную политическую деятельность из конституционно установленных общественных политических институтов, в том числе, из открытого информационно-политического пространства. В результате информационная оппозиция перетекла в Интернет и большей частью стала анонимной, а практическая оппозиционная деятельность перешла в скрытые формы и способы борьбы.
Конституционных путей к смене власти не осталось. В этих условиях действительная оппозиция власти может быть только революционной, а сама революционная способность и готовность только скрытой. Наблюдаемое политическое бездействие и равнодушие подавляющей части населения России есть, среди прочего, проявление здравого смысла русского народа, не желающего заниматься безсмысленными, с точки зрения результата, псевдополитическими акциями, в том числе и выборными. Кроме того, религиозное невежество русской народной массы не позволяет ей осознать духовно-религиозную основу нынешней Русской Смуты и обрести необходимые для борьбы правду, дух и веру в Бога.
Вторая особенность революционной ситуации заключается в том, что основное и решающее противоречие в России структурно вышло из рамок исторически традиционного внутригосударственного и внутринационального социально-экономического противоречия «верхов» и «низов» и перешло в область национально-освободительной борьбы. Крайний раз подобная национально-политическая ситуация была в России в 1612 году.
Знаменитая ленинская формулировка революционной ситуации – «верхи не могут управлять, а низы не хотят жить по-старому» - в условиях скрытого глобального управления перестала с необходимой полнотой и достоверностью отражать наличие революционной ситуации и степень ее напряженности. Это утверждение было верным во времена, когда судьба народа того или иного государства определялась судьбой его государственной власти. И наоборот: когда сила и мощь государства, а с ними и судьба государственной власти определялась силой мощью народа, которым она управляла.
В нынешней России «верхи и низы», то есть, власть в государстве и народ государства, перестали составлять неразрывное государственное и национальное целое, являющееся внутри себя диалектическим единством и борьбой противоположностей в одном и том же субъекте действий. Пути верхов и низов разошлись и их дальнейшее историческое движение осуществляется в разных и слабосвязанных между собой направлениях. Соподчиненной связи между ними больше нет и все неустройство государственной жизни в России остается внизу и наверх не передается. Судьба же самих верхов стала решающим образом зависеть от степени их лояльности тому или иному клану жидо-масонской закулисы и мировому финансовому интернационалу в целом.
Перемещение и вывоз за пределы России личных и кланово-групповых интересов правящей верхушки вместе с «прихватизированными» национальными интересами русского и других коренных народов России вызвали коренное изменение в структуре и отношениях политических субъектов. Внутригосударственная дихотомия, то есть, деление на соподчиненную и взаимозависимую пару – власть-народ – перестало быть решающим социально-политическим противоречием. Политическое и социально-экономическое противоборство в России перестало быть внутригосударственным и, тем более – внутринациональным.
Оно приобрело характер борьбы чужеземных «верхов» с коренными национальными «низами», характер борьбы интернационального внешнего субъекта против внутреннего национального, прежде всего против русского. Соответственно, характер и степень остроты революционной ситуации в России стали, в основном, определяться характером и степенью развертывания национально-освободительной борьбы. Таким образом, русское национальное освобождение стало ведущей идеей и основной несущей конструкцией революционной ситуации, сложившейся в России.
Главным и основным показателем национально- оппозиционных штабов освободительного характера революционной ситуации в сложившихся условиях является такое официальное понятие как «экстремизм», за которым власть прячет людей и события русского национального сопротивления. На прошедшем в этом году совещании в МВД по борьбе с экстремизмом было официально заявлено, что «за 6 лет уровень экстремизма (читай – уровень национально-освободительной борьбы) вырос в 5 раз». Боязнь русского вопроса заставила президента Медведева заявить о своем жестком требовании ко всем партиям исключить национальный вопрос из тем предвыборных дискуссий. Но мы, перефразируя известную поговорку, должны понимать: «что русскому здорово – еврею смерть». Для офицеров и казаков России русский национальный вопрос является главным вопросом общественно-политической жизни.
Кратко о других особенностях революционной ситуации. Прежде всего, это – готовность революции и неготовность революционного восстания; революционная способность необходимой части народа и «нереволюционноспособность» оппозиционных штабов. Революция в своем логическом развитии движется от первоначального бунта (мятежа) к революционному восстанию и далее от успешного восстания к победе самой революции. При этом импульс личной воли по своей силе должен быть наиболее мощным у горстки ее организаторов в самом начале прямого и открытого революционного действия. По мере разрастания революционного восстания и масштабов успеха необходимый уровень личной воли для принятия человеком решения на личное участие в революции будет снижаться, но для первоначального бунта или мятежа он должен быть предельно высоким. Не всякий бунтарь есть революционер, но всякий революционер – есть бунтарь, бунтарь с длинной волей. Революция не любит послушных.
В ходе оценки революционной ситуации можно спутать между собой два ее основных политических свойства: 1) готовность к революционному изменению своего образа жизни основной массы народа и 2) готовность и способность наиболее активной ее части (партий, движений и т.п.) организовать и начать революционное действие. Особенность нынешней ситуации в следующем: стратегически в России революция созрела и готова; в России не готово тактически революционное восстание и предшествующий ему успешный бунт или мятеж.
Русская нация в своей основной массе уже поняла уготованную ей судьбу и ждет «когда же начнется», ждет только успешного дерзкого бунтарского толчка, чтобы прийти в революционное движение и смести со своей дороги все препятствия к национальному освобождению. Русский народ сейчас настолько «нереволюционноспособен», насколько «неатакоспособен» солдат, пригнувшийся в своем окопе от пуль перед атакой и ждущий команду: «За Родину! За Россию – в атаку – вперед!» Не народ не готов к революции; к началу революции, к революционному восстанию не готовы его политические командиры и штабы.
Следующей важной особенностью стал как бы «полуторный» характер возникшей революционной ситуации. В России сложились и все более ясно обозначают себя два крайних политических течения, две радикальные политические силы, которые могут достичь своих целей только революционным путем. Первое – это течение русского национального освобождения; второе – либеральный фашизм, он же глобальный еврейский нацизм. При этом нынешнее главное российское политическое течение, так называемый «мейнстрим», льет свою политическую воду одновременно на две мельницы: одна – мельница русской революции; другая – мельница либерально-фашистского государственного переворота.
Разница в формах обусловлена разницей целей. Русскому национально-освободительному движению необходима полномасштабная революция с кардинальной сменой духовно-нравственных ценностей, государственно-политического строя, социально-экономических отношений, денежно-финансовой системы, экологической политики, одним словом – всего образа жизни нации. Либеральному фашизму необходима физическая ликвидация только лишь одного человека – Путина (политическое устранение его из власти без физической ликвидации стало уже невозможным).
Сама же парадигма, концептуальная схема нынешних идеологической, социально-политической и финансово – экономической моделей вполне устраивает еврейских нацистов в качестве основ, которые они хотят еще больше либерализировать и разгосударствить. Поэтому иногда прорывающаяся наружу борьба либерализированных силовиков Путина с определенным кланом глобального либерального фашизма – это «война глистов и пиявок» за право доступа к жизненным сокам и ресурсам российского национального организма.
Путин создал замкнутую на него систему власти, поэтому уничтожение самого главного глиста «Гельминта Гельминтовича» будет означать гибель всей созданной им колонии внутренних паразитов. Так в свое время еврейско-нацистский клан убил президента США Джона Кеннеди, вставшего на пути их финансового интернационала, так и сейчас ликвидация Путина может стать самым простым способом очередного передела российских национальных богатств. Русской нации не нужны ни «глисты» внутри себя, ни «пиявки» снаружи. Как говорил в таких случаях И.В.Сталин: «Оба хуже». Соответственно, вполне вероятную ликвидацию Путина мы должны рассматривать не с точки зрения его защиты, а с точки зрения выработки необходимого плана действий при неизбежном обострении в таком случае внутриполитической обстановки и возможного перехода к открытой фазе вооруженной национально-освободительной борьбы.
Исходя из всего этого, рассмотрим состав противника и характер его действий. Разрушение и расчленение России стало целью и содержанием ближайшей геополитической задачи мировой жидо-масонской закулисы (?) и внутрироссийского либерально-еврейского кагала. Поскольку само еврейство малочисленно, для решения этой задачи российским жидовством и их холуями в государственно-оккупационной администрации осуществляется приискание, вербовка и наем внешних и внутренних национальных, социально-экономических и иных антирусских сообщников.
Скрытно-ползучая агрессия путем внедрения в тело российского государства более, чем 15-миллионной армии легальных и нелегальных иммигрантов привела вначале к широкому торгово-экономическому, а теперь и к политико-административному засилью иноверцев и инородцев. Это не ошибка власти, а страстно желаемый результат целенаправленной политики нынешнего антирусского государства, орудующего под вывеской «Российская Федерация». Существующее сейчас на территории России государство стало главным механизмом по уничтожению исторической русской государственности. Государство стало врагом русской России. Захватившая государственную власть в России еврейская криминально-клановая группировка является той преступной матрицей, которая организует и направляет процесс формирования всех других антирусских этнических сообществ.
Исходя из этого еврейская преступная ассоциация (ЕвреПа), сосредоточенная в высшем эшелоне государственной власти, является главным, стратегическим противником исторической России, а значит главным стратегическим противником офицерского корпуса и казаков России. На тактическом, уличном уровне оккупационная власть прикрывается так называемой «черной кавказской пехотой», которую члены ЕвреПы – еврепеи подставляют русским людям, особенно молодежи, в качестве главного и якобы наиболее опасного национального противника.
Эта хитрость – столкнуть между собой коренные народы России – должна быть ясно осознанна нами. Не кавказцы организовали замещение русского населения на территории России иностранными и инородными иммигрантами и пришельцами; не они захватили и поделили между собой нефть, газ и другие национальные богатства; не они руководят телевидением и другими СМИ, не они владеют денежно-финансовой системой России. Все эти стратегические высоты захвачены еврейской преступной ассоциацией. Не кавказцы разрушили более 70 000 промышленных предприятий; не они без боя разгромили российскую армию; не они разорили сельское хозяйство, угробили науку, утопили космическую станцию «Мир»; не они ликвидировали системы образования и здравоохранения.
Это сделано не лицами с черными ягодицами (прошу оценить мою политкорректность). Все эти анти национальные разрушительные стратегические задачи исполнены внутренней и мировой еврейской закулисой и их пособниками, включая и этнически русских поджидков. Поэтому главный еврейский противник, находится наверху, но чтобы добраться до него, скорее всего, необходимо будет «перебить» и эту «черную наемную пехоту», если она встанет на пути русского национального освобождения. Что уже частью делают сейчас наши дети и внуки. Таковы наши стратегические и тактические противники внутри России.
Исходя из этого, национально-освободительная борьба русского и других коренных народов России против еврейских и иных иностранных захватчиков стало основным содержанием внутрироссийской политической борьбы и решающим сражением мирового геополитического противоборства. Неизбежность национальной катастрофы при сохранении нынешней государственной власти стало очевидной. Соответственно также очевиден вывод: Русская революция неизбежна!
Говоря военным языком, Россию ждет народная военно-политическая операция по смене государственной власти. Да, будет кровь, но безкровного пути к национальному освобождению уже не осталось. Безкровным осталось только безчестие. А вместе с ним – нескончаемый русский национальный позор и глупая и постыдная смерть. Жизнь по-русски или смерть по-еврейски – вот главный выбор, который должен сделать любой русский мужчина-воин.
Поэтому в надвигающихся событиях наиболее правильными будут стратегия и тактика военного искусства, которым нас учили в академиях и училищах, с учетом особенностей ведения боевых действий в городе партизанскими и другими иррегулярными формированиями народного ополчения и других структур Народного фронта освобождения России во взаимодействии с верными народу соединениями, частями и подразделениями Российской армии, Внутренних войск МВД, ФСБ и других основных структур. Девиз офицерского корпуса и казаков в сложившихся условиях может быть только один: «Хочешь жить в России по-русски – готовься к войне!»
Честь имею

Начальник штаба Всероссийского общественного движения «Народное ополчение им. К.Минина и Д.Пожарского»
Полковник В. Квачков
Москва. Тюрьма «Лефортово» написано

в ночь с 25 на 26 октября 2011 года.
((ПИАП) "Москва - Третий Рим" (3rm.info))