October 19th, 2011

Пылающее сердце

Дух и природа

По Бердяеву объективная реальность – результат грехопадения. Бердяев противопоставляет Дух и природу. Дух – свободен, он есть жизнь, огонь творчества. Природа, объективная реальность – косна, подчинена закону, она есть отчуждение. Поэтому творчество по своей сути трагично. Дух подобно вулкану изливает в природу огненную лаву, но она, сталкиваясь с холодом природы, остывает, принимает застывавшие формы. Консерватизм, как раз цепляется за остывшие формы, сотворенные творчеством духа, но из которых дух уже ушел.
По мнению Бердяева объект есть порождение субъекта ("Не существует реальности без наблюдателя". (Книга Зоар)). Лишь субъект экзистенциален, лишь в субъекте познается реальность. В книге “Царство духа и царство кесаря” Бердяев пишет: “Объективация есть выбрасывание человека вовне, экстериоризация, подчинение условиям пространства, времени, причинности, рационализации. В экзистенциальной же глубине человек находится в общении с духовным миром и со всем космосом.”
Нынешний падший мир Бердяев считал порождение поврежденного сознания. В буддизме объективная реальность называется иллюзией: «Человек из-за своего неведения (авидья) строит в уме ложное представление о существующем мире, такое представление о мире является майей. Человек часто пытается такое представление о мире натянуть на реальный мир» (Википедия).
Нечто похожее мы находим и у Шпенглера, который видел жизнь, как борьбу огня и холода.
В этой связи интересно вспомнить и об отчуждении Маркса, которое в его доктрине тоже выглядит своеобразным роком, проклятием, наложенным на человечество. Плоды деятельности людей, направленные на их благо, отчуждаются и становятся формами порабощения. Итоги творчества человека обращаются против него. Но Маркс был оптимистом и верил, что человек сможет победить это проклятье и будет создана такая общность, в которой проклятье отчуждение будет преодолено.
Пылающее сердце

Интервью Путина каналу трех руководителей

Путина дал интервью руководителям трех федеральных телеканалов. Он не стеснялся хвалить себя: «Я что-то не припомню, чтобы послевоенное советское руководство, лидеры советские послевоенные так же интенсивно работали, как это делаю я или действующий Президент Медведев Дмитрий Анатольевич. Что-то не припомню». Правильно, сам себя не похвалишь – никто не похвалит. А разница – простая. Советские руководители все-таки занимались делом, а не пиаром. Достаточно посмотреть, что оставил после себя Сталин, Хрущев, Брежнев и сравнить это с итого многолетней деятельности «национального лидера». Владимир Владимирович, не надо слов – лучше предъявите результат. Что вы нам покажете? Ржавые останки «Курска» и станции «Мир»? Могилки на кладбище, где похоронены жертвы Беслана, где лежит «Локомотив» и пассажиры «Булгарии»? Руины вымерших сел и городов? Я не припомню, чтобы кто-то подобные результаты правления выдавал за великие достижения. Что-то не припомню. Поэтому дорогой Владимир Владимирович умеет только пиарится, ведь кроме болтовни ему предъявить нечего. И что говорит Путин? «Действительно, очень много проблем в стране, много нерешённых задач, а некоторые вещи, наверное, можно было бы сделать лучше, чем делали мы до сих пор, но насчёт того, что хуже уже не будет, ну вы меня извините… Для наших оппонентов с левого политического спектра – компартия, леворадикальные наши граждане – могу напомнить конец 1980-х годов. Помните, много было анекдотов на этот счёт? В гости приходят друзья к друзьям и спрашивают: «Вы руки будете мыть с мылом? – Да. – Ну, тогда чай будете пить без сахара». Потому что и то, и другое – слишком много, слишком жирно. А почему? А потому, что не только основные продукты питания, а вообще всё самое необходимое распределялось исключительно по карточкам, я уже не говорю про монополию в идеологии, в политике. И, собственно говоря, вот эта политическая сила подвела страну к краху и развалу, сформировала все условия для развала страны».
Конец 80-х – это финал перестройки, итог воплощения плана по демонтажу советской системы. Указывать на этот момент – значит надеется на бесконечную тупость, безмозглость слушателей. Путин считает, что его СМИ, его реформа образования достаточно поработала над тем, чтобы средний обыватель всерьез воспринимал такие дурацкие аргументы: «У нас, конечно, все ужасно, но может быть еще ужаснее. Если придут коммуняки, то будет как в конце 80-х». Это почти угроза: «Без меня в России будет голод и война!» Это означает, что дорогому Владимиру Владимировичу уже даже в рамках пиара сказать нечего…
Самое смешное заключается в том, что Путин предъявляет нам слова, хотя он приложил огромное усилие к тому, чтобы окончательно убить какую-либо ценность слова. Он уничтожил возможность какой-либо серьезной дискуссии, где слово имеет значение. Трескотня «Единой России» («План Путина – победа России!» и т.д.), Послания к Федеральному собранию, Прямые линии с народом – все это низвело значение слов до нулевой величины. Стало ясно – что начальственное слово ничего не значит. Слова обесценились критически – как керенки, которыми когда обклеивали сортиры. И Путин может дергаться, бегать по каналам, давать интервью, что-то доказывать нам, но все это воспринимается как шум. Интервью Путина руководителям трех каналов не стало событием. Все его восприняли с легким зевком. Оно даже скуку уже не вызывает: ну, сидит Путин, что-то говорит – ничего не происходит…