August 14th, 2011

Пылающее сердце

Г.Зиммель. Человек как враг

О естественной враждебности между человеком и чело­веком говорят скептические моралисты, для которых homo homini lupus est и «в несчастье наших лучших друзей есть нечто, не вполне для нас неприятное». Эмпирически, со­гласно рассудку, человек является просто эгоистом, и обратить этот естественный факт в его противоположность уже никогда не сможет сама природа; на это способен лишь deus ex machina некоего метафизического бытия внутри нас.
На сущностно присущую нам антипатию указывает и такое нередкое явление, как «дух противоречия», свойственный от­нюдь не только принципиальным упрямцам, всегда говорящим «нет» (к отчаянию своего окружения, будь то дружеский или семейный круг, комитет или театральная публика). Даже во вполне гармоничных отношениях у многих достаточно податливых натур этот оппозиционный инстинкт выступает с неизбежностью рефлекторного движения и подме­шивается, пусть и без видимых последствий, к поведению в целом. Допустим, это действительно захотели бы назвать за­щитным инстинктом — ведь и многие животные автоматически выбрасывают свои приспособления для защиты и нападения в ответ на одно только прикосновение. Но тем самым был бы только доказан изначальный, фундаментальный характер оп­позиции, так как это означало бы, что личность, даже и не под­вергаясь нападению, лишь реагируя на самовыражения других, не способна утверждать себя иначе, как через оппозицию, что первый инстинкт, при помощи которого она себя утверждает, есть отрицание другого.
Прежде всего, от признания априорного инстинкта борьбы невозможно отказаться, если присмотреться к невероятно мел­ким, просто смехотворным поводам самой серьезной борьбы.
Невоз­можность обнаружить какое-либо рациональное основание для борьбы заставляет нас по меньшей мере сомневаться в ее смысле. В целом создается впечатление, что люди никогда не любили друг друга из-за вещей столь малых и ничтожных, как те, из-за которых один другого ненавидит.
Наконец, на мысль о том, что существует изначальная по­требность во враждебности, часто наводит и невероятно лег­кая внушаемость враждебного настроения. В общем, среднему человеку гораздо труднее удается внушить другому такому же доверие и склонность к некоему третьему, прежде ему безраз­личному, чем недоверие и отвращение.
Наблюдение всяческих антипатий и разделения на партии, интриг и случаев открытой борьбы, конечно, могло бы поста­вить враждебность в ряд тех первичных человеческих энергий, которые не высвобождаются внешней реальностью их предме­тов, но сами для себя эти предметы создают.
Известно, что — в силу неоднократно обсуждавшихся при­чин — взаимоотношения примитивных групп почти всегда враж­дебны. Пожалуй, самый радикальный пример — индейцы, у которых каждое племя считалось находящимся в состоянии войны с любым другим, если с ним не был заключен внятный мирный договор. Но нельзя забывать, что на ранних стадиях культуры война есть едва ли не единственная форма, в кото­рой вообще идет речь о соприкосновении с чужой группой. Каждая из групп в целом равнодушна к другой, покуда длится мир, и лишь во время войны они обретают друг для друга активную значи­мость.
Война, возникающая на основе единства и равенства, очень часто бывает более страстной и радикальной, чем в случае, если партии не составляли одно целое. Вза­имная ненависть мельчайших соседних государств, у которых вся картина мира, локальные связи и интересы необходимым образом весьма сходны и нередко должны даже совпадать, часто намного более страстна и непримирима, чем между боль­шими нациями, пространственно и по существу совершенно чужими друг другу.
Дела церковные наиболее показательны, ибо здесь малей­шее отличие, поскольку оно догматически фиксировано, сразу заключает в себе логическую непримиримость: если отклоне­ние вообще имеет место, то в категориальном отношении безразлично, велико оно или мало. Так обстояло дело в конфесси­ональных спорах между лютеранами и реформатами в XVII в. Едва только состоялось великое обособление от католицизма, как тут же целое расщеплялось по ничтожнейшим поводам на партии, по заявлениям которых скорее возможна была бы общ­ность с папистами, чем со сторонниками иного исповедания. А когда в 1875 г. в Берне возникла трудность с определением места католического богослужения, папа не разрешил, чтобы оно состоялось в церкви старокатоликов, лучше тогда уж в реформатской церкви.
Два рода общности следует принять во внимание как фун­дамент особенно острого антагонизма: общность качеств и об­щность благодаря включенности в единую социальную связь. Вражда должна тем глубже и сильнее возбудить сознание, чем больше схожесть партий, от которой она отталкивается.
Люди, у которых много общего, часто куда горше, несправедливее оби­жают друг друга, чем совершенно чуждые. Как раз большая схожесть свойств, склонно­стей, убеждений может привести к тому, что расхождение в чем-то совсем незначительном (из-за остроты противоположностей) будет ощущаться как нечто совершенно невыносимое.
Пылающее сердце

Ужас посланный судьбой?

Благодаря мудрой реформаторской политике наших руководителей в России создался дефицит летных кадров. Т.е. наша страна уже не может подготавливать в достаточном количеству пилотов. Руководство страны зачем-то уничтожило все летные училища. Волгоградцам особенно близка судьба старейшего Качинского училища, которое хладнокровно стерли с лица земли.
Недавно «МК» опубликовал горькое откровение командира знаменитой пилотажной группы «Русь», начальника Вяземского учебного авиацентра полковника Казимира Тихановича: «Легендарный ас Сергей Анохин говорил, что в критической ситуации летчик обязан бороться до конца: ручку тяни на себя до последнего, даже когда чувствуешь, что уже запахло цветами с твоей могилы. Сейчас вся российская авиация ощущает этот запах. Я — тоже. И все больше понимаю: все, уже не вытяну… Потому и написал рапорт на увольнение».
Газета «Взгляд» попросила заслуженного летчика-испытателя, Героя России, полковника Игоря Маликова рассказать о том, почему в России остро встал вопрос нехватки профессиональных летчиков: «Разгромили все летные училища. Правда, осталось Ульяновское высшее авиационное училище гражданской авиации, но там практически никто уже не летает. Отдельные ребята, заканчивающие училище, имеют какую-то условную летную практику. Фактически же Аэрофлоту негде взять пилотов. Число военных летных училищ сократили до одного. Набор там в этом году самый минимальный».
И вот результат - в ноябре прошлого года из-за нехватки пилотов «Аэрофлот» был вынужден поставить на перрон восемь самолетов Airbus A320. Ими некому управлять.
Какой из этого был сделан вывод? Приняты решения о восстановлении уничтоженных летных училищ? Да ничего подобного – не для того их уничтожали! Российские чиновники нашли простой способ побороть дефицит летных кадров в России. Минтранс подготовило законопроект, предполагающий внесение в Воздушный кодекс изменений, разрешающих использование иностранных граждан в составе летных экипажей воздушных судов гражданской авиации. Пока же Воздушный кодекс гласит: «В состав летного экипажа воздушного судна Российской Федерации, которое относится к коммерческой гражданской авиации, могут входить только граждане Российской Федерации». Теперь заграница нам поможет…
А так, как напряженная ситуация с кадрами создалась и в военной авиации – туда тоже придется пригласить иностранных специалистов – американцев или израильтян. Это же гениально – уничтожать отечественное образование, отечественную систему подготовки кадров, чтобы затем прибегать к помощи иностранных государств.
У нас в футбольных клубах уже играют иностранцы, за штурвалы самолетов приглашаются иностранные летчики, на стройках трудятся мигранты, которые даже не знают русского языка. Министерство обороны закупает вместо отечественного натовское вооружение…
 
Ходят разговоры о том, что в ходе реформы армии офицерский состав формируется из израильтян. По такому принципу можно провести и реформу МВД и ФСБ – российские спецслужбы могли бы возглавить прекрасные профессионалы из ЦРУ и Моссад. Израильтянам уже передается охрана важнейших российских объектов. К израильским профессионалам у нашей власти особенное отношение, как известно, они сыграли решающую роль в октябре 1993 года. Сайт «Newsland.ru» пишет: «В книге Анны Гранатовой «Клан Ельцина» рассказана правда о расстреле Белого Дома в октябре 1993 года. Впервые открыто названы зачинщики кровавой бойни возле здания Парламента (Верховного Совета) и Останкино, количество жертв которой измеряется тысячами. Тогда в Москву, со всеми мыслимыми и немыслимыми предосторожностями, были приглашены наемные убийцы из «страны золотого тельца» - Израиля, снайперы- бейтаровцы, которым за участие в операции был обещан хороший куш. В самом деле, им щедро заплатили наличными незадолго до кровавой даты 04.10.1993г. А если смотреть хронику расстрела Белого Дома, то можно увидеть, как на танках, направляющихся к Белому дому, сидят отнюдь не русские, а загорелые и черноволосые «нелегалы». Характерные для израильтян лица... Многие из этих кадров под разными предлогами изъяла Генпрокуратура. Но и того, что удалось сохранить, тех страшных кадров, что вошли в кинофильм Вячеслава Тихонова и Николая Бурляева «Русская тайна», достаточно, чтобы сделать тяжелые выводы».
Как называется ситуация, когда иностранные граждане расстреливают население какой-либо страны? Оккупацией? Геноцидом?
Михаил Делягин в интервью сайту «Форум.мск» говорит о парадоксах формирования бюджета Россия: «Профицит российского бюджета первого полугодия составил 640,2 млрд. руб. - 2,7% ВВП, причем. Доходы в июне достигли беспрецедентного уровня, превысив 1,1 трлн. руб. Июньский профицит в 254,9 млрд. руб. (превышающий весь профицит первого квартала - 178,0 млрд. руб.) почти весь пошел на увеличение банковских депозитов: если в мае на них было положено 69,3 млрд. руб., то в июне - уже 228,0 млрд. Таким образом, федеральный бюджет наращивает финансовую поддержку банковской системы России: за полугодие чистое размещение бюджетных средств на банковских депозитах составило 355,1 млрд. руб.! Но при этом продолжилась политика наращивания внутреннего долга: за профицитный первый квартал он был увеличен на 280,1 млрд. руб., в апреле при дефиците в 15,0 млрд. руб. он вырос на 67,5 млрд., а затем темп его увеличения стал нарастать: в мае - 115,5 млрд., а в июне - уже 185,4 млрд.; всего же за первую половину 2011 года внутренний долг России искусственно раздут на 648,5 млрд. руб. Эти средства легли мертвым грузом на счета федерального бюджета: неиспользуемые остатки на них выросли за полгода на 1,4 трлн. - с 4,0 до 5,4 трлн. руб. (52% годовых доходов, 49% годовых расходов). Таким образом, средства от увеличения внутреннего долга идут на поддержку банковской системы России и замораживание средств в бюджете, причем все три операции, похоже, являются для Минфина самостоятельными ценностями».
Самое главное, - в каких условиях все это происходит. Доктор сельскохозяйственных наук, действительный член Российской экологической академии Альберт Семин пишет в журнале «Молодая гвардия»: «Подавляющее число регионов едва сводят концы с концами. На текущий год сельскому хозяйству выделили один процент расходной части бюджета. Один процент! Вместо 27%, которые давали 20 лет назад! Где те колоссальные деньги, которые страна выручает от экспорта энергоносителей?
В деревне набирают силу разрушительные процессы. За последние два десятилетия произошли драматические негативные изменения.
1.    Впервые за 200 лет пашня брошена на гигантской площади - не обрабатывается около 45 миллионов гектаров (38%). А ведь когда-то за клочок земли брат шел на брата.
2.    Посевная площадь основной продукции - зерновых культур - сократилась с 63 млн. гектаров в 1990 году до 43 млн., то есть на 20 млн. За текущее пятилетие хлеба произведено на 78 миллионов тонн меньше, чем было выращено за такое же время перед земельной реформой. Словом, произошел чудовищный спад выращивания зерна. «Излишки» хлеба появились потому, что его некому стало скармливать. Уничтожено 37 млн. голов крупного рогатого скота, или 63% (в коллективизацию - 3 млн. голов!). Вырезано больше половины свиней, овец и коз. Каждые две фермы из трех разрушены и растащены. Вместо производства 75 кг мяса на душу населения, как было в 1990 году, страна опустилась до 45 (в США - 120 кг). В 2008 году Россия уже завозила мясо из 40 стран мира.
4.   Сломан становой хребет сельского хозяйства - разрушена его материально-техническая база: количество тракторов уменьшилось с 1 млн. 366 тысяч до 455 тыс., в 3 раза; зерноуборочных комбайнов - в 3,5, остальных машин - в 3-4 раза. Вся списанная техника изрезана в металлолом, и около 10 млн. тонн его продано за бесценок окружающим государствам. Своими силами мы способны восстановить отечественный тракторный парк лет через 20.
5.   Сговор производителей минеральных удобрений поднял цены на них так, что они не окупаются прибавкой урожая. В итоге внесение удобрений в почву упало до 1,9 млн. тонн из 16,2 млн. тонн производимых в стране. Дремучим стало выглядеть земледелие, которое нынче ведется в основном без применения удобрений и пестицидов, - важнейших факторов роста производства и главного приема в противостоянии засухам. Зато 80-85% минеральных удобрений продаем иностранным фермерам. Постоянные обещания дотировать для сельского хозяйства удобрения зачастую остаются на бумаге. Да и дотации крохотные.
6.   Приватизация государственной собственности и «подарки» президента привели основную добычу нефти и ее переработку в руки олигархов. Всемирный банк, МВФ, ВТО, другие международные организации требуют поднять цены на энергоносители до уровня западноевропейских. Олигархам это выгодно, и они «идут навстречу друзьям России». Преимущество, смягчающее суровость российского земледелия, потеряно: солярка возросла в цене в 20 раз, техника - в десятки раз. Если для покупки отечественного комбайна в 1990 году надо было продать 85 тонн зерна, в 2005 году - 590 тонн, то в 2009 - 850 тонн!
7.   Тысячи высокопрофессиональных специалистов покинули деревню. Нет работы. Нет денег. Нет жизни. Количество агрономов, инженеров, зоотехников, ветврачей сократилось в десятки раз. Большинство выпускников аграрных университетов и институтов не остаются в сельском хозяйстве. Помните: «Рынок и конкуренция сами отрегулируют производство!»?
8.  После ликвидации двух гигантских министерств - Минсельстроя и Росколхозстроя - количество возводимых объектов в деревне уменьшилось в сотни раз. Включая и дороги.
9.   Земельная реформа обернулась тотальной безработицей и нищетой крестьян. Страна идет ускоренным маршем к такому капитализму, который уничтожает главную силу сельского хозяйства - крестьянство.
10. Необоснованное сокращение финансирования сельскохозяйственной науки (в 12-15 раз) привело к тому, что научное обеспечение превратилось в мифологию прошлого столетия. Российские поля заполонили сорта и гибриды иностранной селекции. Почти полностью на привозных семенах работают свекловоды. Наполовину - кукурузоводы и производители подсолнечника.
11. Усиливается вымирание сельского населения, особенно в центре страны. Исчезли 20 тысяч деревень, тысячи школ, больниц, детских садов. Из-за этого ежегодная смертность по стране превысила рождаемость на 1 млн. человек. Вымирание - это завуалированный геноцид. По данным И.А. Гундарова, («Демографическая катастрофа России»), в 1926-1939 гг. демографические потери составили 12,5 млн. человек, в 1992-2010 гг. - 26 миллионов. В глубинных хозяйствах при организации фермерских предприятий, как правило, 80-90% бывших колхозников или рабочих совхозов остались без работы и без надежды найти ее. Люди растеряны и морально опустошены. За что их предало государство? Почему общество выбросило их? Ведь они вынесли на своих плечах непосильную тяжесть военных и послевоенных лет!»
Но вот как оценивает ситуацию Путин. Он заявил: "Нам нужно сделать все, чтобы помочь нашим сельхозпроизводителям пережить трудности, вызванные неурожаем 2010 года. Сохранить те позитивные тенденции, которые набирают силу в российском АПК". Подумать только - Владимир Владимирович видит какие-то «позитиные тенденции», набирающие силу в сельском хозяйстве! У него особый взгляд жить в стране становится не возможно, а Путин видится процветание. Сайт «Полит.Ру» пишет: «Россия вышла в мировые лидеры по количеству самоубийств. Об этом факте было заявлено в докладе директора ГНЦ Социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского академика Т.Б. Дмитриевой на национальном конгрессе по социальной психиатрии».
И на фоне всей этой катастрофы нам словно бы в издевку демонстрируют какие-то нелепости: Владимир Владимирович нырнул и сразу же обнаружил две амфоры! Ах, какой восторг!
Но появляются вовсе бредовые моменты.
Сайт «Newsru.com» пишет:  «Окончившиеся в Санкт-Петербурге так называемые совместные праймериз "Единой России" и Общероссийского народного фронта (ОНФ) ознаменовались сенсационным и пока никем не отвергнутым предложением. Вначале все было как у взрослых - агитаторы, листовки, буклеты, призывы, портреты, лозунги. Выбрали проходную часть партсписка. Подавляющее большинство пело дифирамбы Фронту и Владимиру Путину, произносились приятные речи. Но потом, как всегда в эйфории любви к мудрым руководителям, дошло до апофеоза - из смиренного раба божьего Владимира Путина предложили не только сотворить кумира, но и сделать из него живую икону, создать "Церковь бога единого - Путина". Желание лицезреть живого Господа во плоти премьера озвучил кандидат Владимир Косолапов, выдвинутый некоммерческой правозащитной организацией "Региональные организаторы социальной справедливости". Он заявил, что в России необходимо создать "Церковь Путина - бога единого". "Путин должен стать духовным отцом новой религии бога единого! Нужно построить храмы для всех людей, где чистить перышки губернаторам и прокурорам", - ораторствовал Косолапов и добавил, что "уже начал собирать деньги на храм Путина - бога единого". Это заявление не вызвало смущения у присутствовавших в зале. Впрочем, власти уже рассказывают, что Владимира Владимировича России послал Бог. В начале июля, выступая на чеченском телевидении, первый замруководителя администрации президента Владислав Сурков заявил о том, что второй президент РФ, ныне премьер-министр Владимир Путин "был послан России судьбой и Господом"».
Может быть, вся эта дичь только снится нам? Хочется просто криком кричать – от ужаса…

Пылающее сердце

Энергия бунта

 Читаю материалы о беспорядках в Лондоне, различные оценки, мнения об их характере. Больше всего мне понравилось интервью, которое журналистка Лиана Хоси Би-би-си взяла у участников погромов - двух девочек, распивавших украденное в магазине вино.

1-я девочка: Народ решил взбунтоваться, все прямо с ума посходили: стали бросаться вещами, бутылками, вламываться в магазины - ужас, что творилось! Но это было здорово!

Би-би-си: Что же хорошего?

2-я девочка: Конечно, хорошо!

1-я девочка: Да, здорово...

Би-би-си: Вы говорите, что выпили розового вина?

1-я девочка: Да, в полдесятого утра.

2-я девочка: Аж три бутылки!

Би-би-си: Вы всю ночь выпивали?

1-я девочка: Да. Это все правительство виновато...

2-я девочка: Консерваторы...

1-я девочка: …вот именно или кто там они, не знаю...

2-я девочка: Мы показали полиции, что мы можем.

1-я девочка: Да, именно: мы им показали, на что мы способны.

Би-би-си: Вы думаете, беспорядки продолжатся?

1-я девочка: Будем надеяться.

2-я девочка: Наверняка.

Би-би-си: Почему вы нападаете на местные магазинчики, они же с вами рядом, это же ваши люди...

1-я девочка: Ну, они же богатые - те, у кого есть свой магазин или еще что.

2-я девочка: Именно из-за них это все и происходит сейчас, из-за богатых. И теперь мы показали богатеям, на что мы способны.

Корреспондент Би-би-си Ник Рэйвенскрофт также поговорил с одним из молодых людей, грабивших магазины в Манчестере.

Би-би-си: Почему ты воруешь?

Подросток: Все воруют, и я ворую, что я буду упускать такую возможность, что ли? Это правительство во всем виновато.

Би-би-си: Я не понимаю, где связь между тем, что вы воруете кроссовки, которые вам не по карману, и виной правительства?

Подросток: А что они могут сделать, чтобы остановить нас? Что они сделали за все это время? Арестовали 10 человек? Мне наплевать, я буду грабить, пока меня не поймают.

Эти интервью прекрасно передают настроения бунтующей молодежи – она словно бы оказалась погруженной в атмосферу большого праздника. Дед Мороз, которого долго ждали, наконец, пришел – с большим мешком подарков. Причем трудно сказать, что доставляет молодым людям больший восторг – возможность грабить или разрушать?
В Манчестере толпа из примерно ста подростков ограбила магазины в центре, начав с магазинов модной одежды. Толпа разграбила и подожгла магазин «Swarovski», несколько сотовых салонов, супермаркет «Marks & Spencer» и ряд других, помельче. После этого толпа отправилась громить главную улицу города, аналог московской Тверской.
В Ливерпуле подростки не ограничились битьем витрин - в ход пошла тяжелая строительная техника. С помощью угнанного со стройки экскаватора были атакованы двери почтового отделения. Затем начались поджоги, и бросание камнями в прибывшую полицию. В Уэст-Бромвиче сотни бунтовщиков неистовствовали в центре города. Одному из задержанных (он яростно кидал камнями в полицейскую машину) – всего 12 лет.
О том, почему все это случилось, сейчас пишут много.
«Новая газета»: «Молодым жителям бедных районов нечего терять, и они не чувствуют себя связанными общественными нормами. Они плюют на общество, в котором они изгои. В Тоттенхэме и Хакни, где вспыхнули лондонские беспорядки, отмечен самый высокий в Лондоне уровень безработицы. Эксперты связывают происшедшее на окраине Лондона со значительным падением уровня жизни в городе, реакцией радикальных слоев молодежи на невозможность устроиться на работу, подорожанием потребительской корзины. «Здесь мы против них, против полиции, системы», — сказал на телекамеру один из подростков в маске. Их называют молодыми людьми, которым нечего терять».
Помните определение классиков? Пролетарий – это класс, которому нечего тереть, кроме цепей. Это особое революционное состояние – ощущение полной опустошенности и ограбленности – материальной и духовной.
«Комсомольская правда» пишет: «Разные левые организации отмечают, что в Европе давно плюнули на молодежь, на ее образование, духовное воспитание, и не обеспечивают ее работой. Вот и получили погромы. Еще до нынешних беспорядков меры жесткой экономии коалиционного правительства Дэвида Кэмерона, в том числе сокращение государственного финансирования школ и университетов и пенсионная реформа, вызвали самую массовую волну протестов в Великобритании за последние 20 лет. Бастовали сотни тысяч преподавателей, студентов и их родителей, а также сотрудники других сфер государственного сектора. Половина образовательных учреждений страны были вынуждены закрыться из-за повышения платы за образование почти втрое. Самыми уязвимыми в рамках программы сокращения бюджетных расходов оказались та самая небогатая молодежь, представители которой сегодня составляют основу злобствующих погромщиков и мародеров».
ИА Росбалт пишет: «Политолог Александр Рар считает, безработица и отсутствие перспектив, особенно у молодежи, вызывают не только недовольство, но и агрессию, которая накапливается и вырывается наружу в виде такого рода бунтов».
Сказано: отброшенный камень – краеугольный. Люди, вытесненные на обочину жизни, превращаются во взрывоопасный материал, и то, что сэкономили на урезание социальных расходов, будет потрачено на ликвидацию последствия бунтов...
Капитализм создал массы людей, которые лишены не только доступа к социальным благам, но и какой-либо сопричастности к общему делу. Они действительно никто. Стерта сама шкала ценностей, которая могла бы придавать смысл их существованию, они обитают в вакууме, в пустоте. И вся человеческая энергия, которая могла бы стать творческой, ушла в ненависть, дремлющую до поры до времени. В Лондоне необходим был только повод, а как только началось веселье – то о нем все забыли…
Лондонские детишки не просто грабили – они громили цивилизацию, от которой они полностью отчуждены. Им ничего не жалко. И говорить о нарушения каких-либо норм – моральных и общественных - в данном случае лицемерно. Какие нормы соблюдались, когда этих ребят делали изгоями? Они не чувствуют себя частью общества, они вытолкнуты из него. Почему они должны соблюдать какие-то нормы? Почему они должны играть по правилам, если с ними обходятся вне всяких правил?
И главный вопрос, который многих сейчас мучает – возможно ли что-нибудь подобное в России? Если судить по тому, что власть организует специальную правительственную комиссию, то ясно, как она отвечает на данный вопрос… Глава МВД собирается контролировать молодежные интересы – музыку, которую она слушает, книжки, которую она читает и т.д. К чему приведет подобное желание влезть в молодежные дела – понятно. На «Русской службе новостей» сказали, что по данным соцопроса молодежь главную угрозу для себя видит в работниках правоохранительных органов, и очередное усиление «борьбы с экстремизмом» только усугубит ситуацию. Это все равно, что тушить пожар бензином. Власть едва ли не ежедневно своими действия создает тысячи повод для ненависти к себе, и в такой обстановке справится с настроениями в обществе полицейскими методами, очередным закручиванием гаек – невозможно. Просто ярости станет больше вот и все.
Социологи  РАН провели большой опрос об отношении граждан России к 20 годам реформ. Главный его результат: у русских сложилось ощущение того, что они лишены будущего. Человек – это сгусток энергии, ему необходимо пространство для реализации. Если же его этой возможности лишают, вся его энергия уйдет в деструктивное русло. Все, что власть не смогла канализировать в творческую работу, уйдет в черную, мрачную энергию бунта, которая накапливает смою мощь под внешней оболочки стабильности. И нужен только повод, чтобы она вырвалась на свободу. И тогда будет поздно говорить о моральных нормах – о морали следовало думать при проведении человеконенавистнических реформ…

Пылающее сердце

Безысходность рождает бунт

 Беспорядки устраивают не от желания похулиганить, а из-за бедности и от безысходности

В блогах и СМИ обсуждается вероятность возникновения подобия лондонского бунта в Москве.
По мнению Александра Тарасова, директора Центра новой социологии «Феникс», причины протестов в Лондоне — отнюдь не бесконтрольность безработных мигрантов, до которых не может дотянутся полиция:

— В Великобритании неолиберальное правительство довело до нищеты огромное количество населения. Они лишили молодёжь перспектив — те, кто бунтует, прекрасно знают, что никакого будущего у них нет. Расовые, национальные, анклавные противоречия тут абсолютно не при чём. Тоттенхем, или Хакни, где начались эти беспорядки — это не чёрные гетто. Там доля неаглосаксонского населения — от 20 до 40%. Это люди из всех стран, не только из чёрной Африки или Ближнего Востока.

«СП»: — То есть это не национальные бунты, а социальный протест?

— Да, это социальный бунт. И он происходит в тех же самых районах, где уже бунтовали 30 лет назад при Маргарет Тэтчер. Тогда она довела страну до массовых молодёжных беспорядков. Начиналось там же — в достаточно бедных районах с высокой безработицей. В это же время она додушивала шахтёрское движение. Сейчас на улицы вышли дети тех, кто протестовал при Тэтчер. Если тех оставили без работы, то новое поколение уже лишили всяких перспектив.

«СП»: — В России — неважно кто выйдет на улицы — возможен подобный социальный протест?

— У нас Москва выступает как коллективный паразит и коллективный эксплуататор всей остальной страны. Сюда приходят все основные денежные потоки и здесь же они задерживаются. За счёт этого существует и стремление перебраться в Москву — сейчас в ней живёт 10% населения страны. Это безумие! Такое бывает только в странах третьего мира, когда в деревне нищета, и шанс выжить есть только в столице.
Раздают деньги банкам, например, — почему банкам? Сейчас резервы меньше, многие отрасли разорились, окончательно загибается оборонка — и, значит, общая ситуация может резко ухудшится.
В России такой бунт может случиться даже в Подмосковье. Стоит переехать МКАД, и разница становится очевидно. И стоит ухудшиться экономическому положению, ситуация может выйти из под контроля. А сейчас все ждут второй-третьей волны кризиса, и все действия властей по избежанию новых экономических потрясений выглядят даже не глупыми — беспомощными.
А как раз в Подмосковье достаточно много оборонных предприятий. И вот они закрываются — Москва же всех не вместит и не прокормит. А в Подмосковье живёт очень большое количество людей как из русскоязычных регионов, так и из регионов Северного Кавказа. Многие, вместо того, чтобы жить гастарбайтерами в Москве, на все деньги покупают жильё за МКАДом, но работают в столице. И вот представьте, что работы у этих людей не стало.
В пример можно привести Фрязино, Болшево, Долгопрудный, и более далекие города — Серпухов, Подольск. В Подольске, например, была очень тяжёлая ситуация с наркоманией — и те, у кого была такая возможность, продали свои квартиры и переехали в Москву. А заселились туда люди, которые позволить себе жильё в столице уже не могут.

«СП»: — Подмосковные новые спальники — это готовые гетто. Там часто нет ничего, кроме собственно жилья — ни детских садов, ни школ, ни поликлиник, даже магазины открываются много позже, чем сдаются эти «коробки». Никакой инфраструктуры, кроме, например, электрички. Нет ни образования, ни рабочих мест, ни досуга, ни культуры — и единственное, чем там можно заниматься молодёжи, это собираться вот в такие банды.

— Да, других вариантов нет. Единственное, что там может возникнуть — это полукриминальные по своей сути компании. Если вернуться к парижским беспорядкам, то там есть интересные примеры: в одних кварталах дешёвого жилья было спокойно, а в таких же через дорогу всё горело.
Потом выяснилось, что ранее для экономии госсредств сокращали разнообразные программы молодёжного досуга — клубы, кинотеатры, места под музыкальные группы, видеостудии, и так далее. И там, где их свернули, и вспыхнули беспорядки. А там, где было место для осмысленной траты времени — там всё было спокойно. Местная молодёжь даже себя ощущала более крутой, чем соседи — у них что-то есть своё, а там, через дорогу, можно только пить и колоться. И вот последние как раз машины и поджигали. При том, что ненависть к полиции была одинакова и там, и там.

«СП»: — Если всё же Россия забурлит, то где и когда?

— Сейчас на носу большие выборы, и у меня полное ощущение того, что власти готовы влить значительные средства, лишь бы сгладить и загасить все противоречия. А что будет после — неизвестно, возможно, что-то неожиданное и непредсказуемое.
И как себя поведёт власть, тоже зависит от многих факторов. Возможно, устроят что-нибудь вроде башкирского Благовещенска, когда ОМОН избил целый город. Нужно смотреть, насколько местная власть привыкла воровать, насколько она срослась с криминалом, в конце концов — насколько глупы чиновники на местах. ("Свободная пресса")