July 31st, 2011

Пылающее сердце

Такое кино "ЗВУКИ ШУМА"

 

Давно не смотрел кино с таким удовольствием. Прекрасное  европейское кино (где ставка делается не на спецэффекты), снятое шведскими режиссерами (Ола Симонссон, Йоханнес Стьерне Нильссон). В тихом шведском  городке действует группа музыкальных террористов. Они исполняют эпохальное  произведение под названием «Музыка для города и шести ударников». Инструментами  для исполнения становится все – даже телеведущий, пытающийся вылечить в клинике  свой геморрой… Телеведущий едва не погибает, но это придает музыкальному  произведению особое напряжение.
Ударники музыкального фронта врываются в банк в масках с  криками «Всем сохранять спокойствие – это выступление!» и исполняют интересную  пьесу для банковских аппаратов и штампов. Особенно хорошо вписывается в него  вопль банковского служащего, увидевшего, как в бумагорезательную машину  отправляются пачки банкнот… Музыкальными инструментами становятся бульдозеры,  экскаваторы и даже линии электропередачи. Это оригинальная история о том, как  новаторское искусство может вылиться в экстремистскую деятельность…
Кстати, история этого фильма началась с короткометражного  ролика, выложенного в сети  под названием  «Музыка для одной квартиры и шести ударников».

Пылающее сердце

Смысл денег

Медведь 

Читаю «Ампир В» Виктора Пелевина. И там мне попалось очень интересное толкование эмблемы «партии власти»: «Проезжая в такси по Варшавскому шоссе, я поднимал глаза и видел на стене дома двух медведей под надписью "Единая Россия". Вдруг я вспоминал, что "медведь" - не настоящее имя изображенного животного, а слово-заместитель, означающее "тот, кто ест мед". Древние славяне называли его так потому, что боялись случайно пригласить медведя в гости, произнеся настоящее имя. А что это за настоящее имя, спрашивал я себя, и тут же вспоминал слово "берлога" - место, где лежит… Ну да, бер. Почти так же, как говорят менее суеверные англичане и немцы - "bear". Память мгновенно увязывала существительное с нужным глаголом: бер - тот, кто берет… Все происходило так быстро, что в момент, когда истина ослепительно просверкивала сквозь эмблему победившей бюрократии, такси все еще приближалось к стене с медведями».
Это наблюдение невольно вызывает в памяти еще один интересный факт: «главный раввин России» носит имя Берл. А заглянув, например, на Израильский семейный портал «Israpravda.com» мы можем узнать в разделе «Популярные еврейские имена», что имя «Берл» уменьшительная форма от имени «Бер», которое означает «медведь» на идиш. Оно ассоциируется с силой; соответствует ивритскому имени Дов (медведь). Какое интересное совпадение! И если у нас спросят: «Чей президент правит сейчас Россией?», то мы конечно же ответим: «Медведев!»… Медведев, надо понимать, это тот, кто принадлежит медведю, является его собственностью или подчиненным.

Дойные животные

«Ампир В» Виктора Пелевина – это книга о вампирах, которые являются подлинными хозяевами мира. Старый вампир, обучая молодых всем тонкостям мира, объясняет им устройство мира.

«Энлиль Маратович сказал:
- Человек - дойное животное, его главным занятием должно быть производство пищи для вампиров. Теперь скажите, какое занятие у людей самое главное?
— Деторождение? - предположила Гера.
— Это в цивилизованном мире бывает все реже. И уж точно это не главное занятие человека. Что для человека важнее всего?
— Деньги? - спросил я.
— Ну наконец. А что такое деньги? Вспомни, как представители социальных низов называют хозяев?
— Эксплуататоры?
— Кровососы? - сказала Гера.
Я подумал, что Энлиль Маратович одернет ее, но он, наоборот, довольно хлопнул в ладоши.
— Вот! Умница моя. Именно что сосатели красной жидкости. Хотя красную жидкость никто из них в прямом смысле не сосет. Понимаете?
— Вы хотите сказать… - начала Гера, но Энлиль Маратович не дал ей закончить.
— Да. Именно так. Вампиры уже давно используют не биологическую красную жидкость, а гораздо более совершенный медиум жизненной энергии человека. Это деньги.
— Вы серьезно? - спросил я.
— Более чем. Подумай сам. Что такое человеческая цивилизация? Это ни что иное как огромное производство денег. Человеческие города - просто денежные фабрики, и только по этой причине в них живет такая уйма людей.
— Но там ведь производят не только деньги, - сказал я. - Там…
— Там все время идет бурный рост, - перебил Энлиль Маратович, - хотя не до конца понятно, что именно растет и куда. Но это непонятно что растет и растет, и всех очень волнует, быстрее оно растет, чем у других, или медленнее. Потом оно внезапно накрывается медным тазом, и в стране объявляют национальный траур. А потом оно начинает снова расти. При этом никто - вообще никто из тех, кто в городе живет, - этого непонятно чего ни разу не видел…
Он сделал широкий жест, как бы указывая на панораму невидимого города за стенами.
— Люди производят продукт, о котором не имеют никакого понятия, - продолжал он. - Несмотря на то, что ежедневно думают только про него. Как бы ни называлась человеческая профессия, это просто участок карьера по добыче денег. Человек работает в нем всю жизнь. У него это называется "карьерой", хе-хе… Не подумайте, что я злорадствую, но современное рабочее место в офисе - cubicle - даже внешне похоже на стойло крупного рогатого скота.
Только вместо ленты с кормом перед мордой офисного пролетария стоит монитор, по которому этот корм показывают в дигитальном виде. Что вырабатывается в стойле? Ответ настолько очевиден, что вошел в идиоматику самых разных языков. Человек делает деньги.
— Деньги - это не производимый продукт, - сказал я. - Это просто одно из изобретений, которые делают жизнь проще. Одно из следствий эволюции, которая подняла человека над животными…Энлиль Маратович насмешливо уставился на меня.
— Ты действительно думаешь, что человек поднялся в результате эволюции выше животных?
— Конечно, - ответил я. - А разве нет?
— Нет, - сказал он. - Он опустился гораздо ниже. Сегодня только ушедший от дел миллионер может позволить себе образ жизни животного: жить на природе в самых подходящих для организма климатических условиях, много двигаться, есть экологически чистую пищу, и при этом вообще никогда ни о чем не волноваться. Подумайте: ведь никто из животных не работает.
— А белочки? - спросила Гера. - Они ведь собирают орехи.
— Милая, это не работа. Вот если бы белочки с утра до ночи впаривали друг другу прокисшее медвежье говно, это была бы работа. А собирать орехи - это бесплатный шоппинг. Работают только скоты, которых человек вывел по своему образу и подобию. И еще сам человек. Если, как ты говоришь, задача денег - сделать жизнь проще, почему люди добывают их всю жизнь, пока не превратятся в старческий мусор? Вы серьезно считаете, что человек делает все это для себя? Я вас умоляю. Человек даже не знает, что такое деньги на самом деле.
Он обвел нас с Герой взглядом.
— В то же время, - продолжал он, - понять, что это, совсем несложно. Достаточно задать элементарный вопрос - из чего их добывают?
Мне показалось, что вопрос обращен ко мне.
— В двух словах сформулировать сложно, - сказал я. - На этот счет до сих пор спорят экономисты…
— И пусть спорят дальше. Но для любого карьерного работника это однозначно. Деньги добываются из его времени и сил. В них превращается его жизненная энергия, которую он получает из воздуха, солнечного света, пищи и других впечатлений жизни.
— Вы имеете в виду, в переносном смысле?
— В самом прямом. Человек думает, что добывает деньги для себя. Но в действительности он добывает их из себя. Жизнь устроена так, что он может получить немного денег в личное пользование только в том случае, если произведет значительно больше для кого-то другого. А все, что он добывает для себя, имеет свойство странным образом просачиваться между пальцев…
— Естественно, - сказал я. - Человек стремиться к деньгам, потому что иначе он умрет с голоду. Так уж жизнь устроена.
— Слова правильные, - согласился Энлиль Маратович. - Но я бы чуть поменял их порядок. Тогда изменится акцент.
— А как надо?
— Жизнь устроена таким образом, что человек умрет с голоду, если станет стремиться к чему-то кроме денег. Я как раз и объясняю, кем она так устроена и почему.
— Допустим, - сказала Гера. - Но как именно человек вырабатывает деньги? У коровы есть вымя. А у человека ничего подобного нет.
Энлиль Маратович улыбнулся.
— Кто тебе сказал?
Гера, как мне показалось, смутилась.
— Вы хотите сказать, что у человека есть вымя, как у коровы? - спросила она.
— Именно так.
— Где же оно? - спросила Гера совсем тихо.
— В голове, - сказал Энлиль Маратович и выразительно постучал пальцами по черепу».

Пылающее сердце

Поездка на море

 

Садишься в поезд в Волгограде, устраиваешься на полке, а за окном – унылый степной пейзаж. Высохшие деревья, похожи на руки мумий, в агонии устремившиеся в небо, словно пытающиеся дотянуться до Владыки небесного, обрекшего их на гибель, и желтая, безжизненная трава. А средь этого попадаются иногда руины домов и каких-то сельхозпосроек. Одним словом, выезженная земля…
А утром просыпаешься - за окном зелень, - бесконечная, густая, покрывающая горы, которые то отступают, то подходят к самому железнодорожному полотну.
Пока мы были в Головинке, дождь шел почти каждый день. Да еще какие – настоящие ливни, с громом и молнией. Местные, по-видимому, не ведают – что такое полив, Господь так позаботился об этом крае, что с небес обеспечивается необходимая влага. А у нас за весь безумно жаркий июль с неба не упало не капли. И нам не просто приходится поливать, на наших распроклятых дачах полив еще надо добиться. Ни дождя, ни полива – попробую что-нибудь вырастить! И с нас еще за наши страдания берут деньги, да такие словно мы живем на черноземе. На нашей горе до того, как здесь нарезали дачи, ничего, кроме проволочной степной травы не росло. Нам бы еще доплачивать надо, за то, что здесь появились зеленые насаждения. Но сейчас в чудовищных условиях, когда деревья стали сохнуть, появилось огромное количество брошенных дач… Даже родник стал портиться – из крана идет какая-то муть. Рыночные условия – лучшее средство от жизни…
А на море в усадьбе, где мы жили, растут инжир, хурма и даже банановые пальмы… Идешь и видишь вдоль дороги растения, которые продаются у нас в цветочных магазинах, как декоративные, за довольно солидную цену…
Здесь почти нет комаров. В лесу не видно змей. Ни разу не увидел ни одной вороны. Вся эта прелесть досталась нам почему-то. В наш лес зайдешь – и тучи комарья. Весь дубняк заплетают здоровенные пауки. Но надо еще и под ноги все время смотреть, чтобы ненароком не наступить на гадюку в траве.
Но при всех этих прелестях за неделю я от юга порядком устал. Особенно от южных городов. В Сочи много зелени, причем удивительной – тропической, цветущей роскошными цветами – белыми, красными. Иногда от аромата кружилась голова. Но узкие улочки, архитектурная несуразица в застройке, и постоянная курортная людская толчея, в конце концов стали утомлять… Захотелось волгоградской городской ясности и просторности...
При всех южных чудесах, наверное, я там не смог бы жить. Пожалел бы нас Бог, почаще поливал нашу измученную землю дождичком – и большего не надо…
Пылающее сердце

Наступление без сопротивления

 Замминистра финансов России Сергей Шаталов заявил, что пенсионный возраст в России неизбежно будет повышен и это как бы вопрос уже решенный. Но при этом Шаталов желая, видимо, приободрить граждан РФ, сказал, что они «даже ничего не почувствуют». Уважаемый чиновник, с таким же успехом мог бы заявить, что гражданам России повышение пенсионного возраста «даже понравиться». Как было написано в одной кулинарной книге, «раки ЛЮБЯТ, когда их варят живыми».
Я по этому поводу задумался об одной человеческой особенности. Люди со временем утрачивают понимание побед над каким-нибудь злом, которые совершились в прошлом. Например, поколение, испытавшее все ужасы голода, бьется за сытую жизнь для своих детей. И в итоге оно побеждает это зло. Но дети, выросшие в сытости, этой победы не ценят, они считают ее естественной данностью, как небо и солнце. И самое главное - это благополучное поколение не понимает, что победа над голодом требует постоянных усилий, без которых она легко будет утрачена… В итоге рано или поздно случается катастрофа…
Наше благополучное поколение в свое время утратило понимание цены многих социальных достижений. Мои сверстники перестали понимать, что они – результат настоящих битв, очень тяжелых побед. И в итоге мы за свою глупость поплатились – нас растоптали. Причем, процесс втаптывания не закончился – он набирает силу.
Многие наши наивные соотечественники до сих пор думают, что социальные блага, такие, как пенсии, есть некая естественная данность, такое же, как солнце и небо. На самом деле, всеобщее пенсионное обеспечение по историческим меркам появилось очень-очень недавно, и вовсе нет никаких гарантий, что оно не может исчезнуть. Более того, в сложившейся ситуации, как раз созданы гарантии, что пенсии скорее всего – тем или иным способом - будут ликвидированы. Ведь они были результатом определенных побед. Но в мире нет вечных побед, в мире все меняется. Мало добиться победы – ее необходимо постоянно поддерживать. Победа возможна, пока существует сопротивление. Если сопротивления нет, то обстановка начинает стремительно меняться – те, кто еще недавно терпел поражение, начинает развивать стремительное наступление.
Некоторые профсоюзники используют порядком поднадоевшую фразу: «Наступление на права трудящихся». Но от того, что эта фраза затерта до дыр, она не теряет своей справедливости, ведь речь идет о почти военной реальности – некий господствующий класс развивает свое победоносное, триумфальное наступление. И скоро у трудящихся вообще не будет никаких прав. Кроме права на слезы (Бисмарк сказал: «Побежденным мы оставим только глаза, чтобы они могли плакать»).
Уважаемые господа чиновники скоро всем нам доходчиво объяснят, что пенсии – это в принципе социалистическая, тоталитарная дурь, порождение кровавого сталинизма, которое унижает человеческое достоинство. Что свободный гражданин должен сам зарабатывать себе на старость, а не быть иждивенцем у государства (разумеется, данный принцип не должен распространяться на самих уважаемых чиновников). Что не может быть никакого ограничения на продолжительность рабочего дня, и он должен являться результатом свободного договора между  наемным рабочим и работодателем. И вообще, трудиться по 12-14 часов в сутки, как это было до торжества безумных и безбожных социалистических идей, даже полезно для здоровья…
Что должен делать побежденный? Он может оказать сопротивление и изменить ситуацию. Или он может сидеть, плакать и повиноваться… И тогда надо забыть своих правах, о прочих атрибутах полноценного гражданства. Вместо этого будет торжествовать одно старое правило: «Работай, негр, солнце еще высоко!»