May 27th, 2011

Пылающее сердце

ВАлгАгрАдское произношение

 Впервые об особенностях нашего произношения я узнал на
первом курсе ВолгИСИ. По итогам первой сессии лучшую группу наградили поездкой
в Киев. В Харькове у нас была пересадка, и я сидел с однокурсницей на вокзале,
о чем-то говорил. И вдруг женщина, сидевшая рядышком, спросила: «Извините, а вы
не из Волгограда?» Я отвечаю: «Да, но как Вы угадали?» Она улыбается: «По
произношению». Я оторопел: мне казалось, по произношению можно определить – с юга
или с севера человек, но чтобы город! К тому же мне всегда казалось, что мы
говорим без каких-либо ярких особенностей. А потом в армии, нас, волгоградцев,
подразнивали ребята из других городов: «Вы так смешно говорите – ВАлгАгрАд».
Пылающее сердце

Любовь и сострадание

 Об этом противоречии кто-то упоминал – не помню кто. «Возлюби ближнего, как самого себя» и «враги ваши ближнее», «не люби ни мира, ни того, что в мире». Тут, конечно, дело в передаче мысли, в том, что зачастую ее трудно перевести в слова, а слушателям ее пересказать. Но все же противоречие ощущается…
Можно сохранить покой в душе, если обрести полную бесстрастность в отношении мира и людей населяющих его. Не привязываться ни к чему, всегда сохранять дистанцию. Воспринимать жизнь, как мимолетный сон, как иллюзию, а людей – как призраков. Но как только полюбишь – что-то или кого-то – сразу теряешь и покой, и равновесие. И дистанцию в отношении мира. И тут есть зависимость, что любовь дарит не только радость. Жизнь так уж устроена, что чем больше любовь – тем больше и боль. Сейчас в большей мере мучаются, страдают именно те, кто любит России, и чем больше любят – тем сильнее и страдают.
Таким образом, получается, что допуская в сердце любовь – настоящую, а не ту разновидность собственничества, – идешь тем самым и на муку. И Христос пошел на крестную муку из-за Любви. И сказал: «Нет больше той любви, чем положить душу за други своя».
У Тургенев пишет: «Хочешь быть спокойным? Знайся с людьми, но живи один, не предпринимай ничего и не жалей ни о чем. Хочешь быть счастливым? Выучись сперва страдать». Так уж это получается - что счастье, полнота жизни и твочества идут под руку с наукой страдания.
И получается, что любящий Богочеловек Христос – есть Бог страдающий…
Пылающее сердце

Пропасть посреди Рая

 У шведской писательницы Сельмы  Лагерлёф (первой женщины, получившей Нобелевскую премию по литературе) есть замечательное сказание о Христе. Оно начинается с того, что Спаситель и апостол Петр возвращаются в Рай после скитания по грешной земле. И это уже мне понравилось – Христос не прибывает постоянно на Небе до Второго пришествия, а в скрытом виде ходе в мире, между нас.
И вот Петр впадает в отчаянье: он узнает, что его мать умерла и попала в ад. Петр хочет покинуть рай. Христос пытается его утешить, но все тщетно – Петр хочет, чтобы его мать вызволили из ад. Христос с грустью выслушивает его, пытается урезонить: «Тот, кто не мог радоваться чужой радости – не будет счастлив в раю», но Петр настаивает на своем и Христос уступает. И тут дается очень примечательное описание рая – оказывается он похож на вулкан, т.е. он располагается на горе, в центре которого находится жерло, уходящее в преисподнюю.  Христос отправляет в эту бездонную пропасть ангела, чтобы поднять оттуда мать Петра. Но когда посланец Господен находит женщину и начинает ее возносить, в нее вцепляются другие грешники. И мать Петра в злобе начинает отрывать от себя одного за другим, и вместе тем, как падают один за другим отверженные, ноша ангела становится все тяжелее. Последней она отрывает от себя женщину, умолявшей ее оставить… После этого ангела уже не может удерживать мать Петра и она падает обратно в ад. Петр обескуражен уведенным: «Как я могу быть счастлив, когда слышу здесь вопли самых дорогих мне и вижу страдания моих собратьев!» И в ответ лик Господень омрачается глубочайшей печалью:
— Ничего бы я так не желал, — сказал Он, — как всем вам даровать рай, полный одного только светлого счастья. Разве ты не понимаешь, что только ради этого я сошел на землю к людям и учил их любить ближних, как самих себя? Ведь без такой любви не найдется ни на земле, ни в небесах места, где не могли бы настигнуть их мучения и горе.
Очень глубокая легенда. По своей природе праведники – наиболее сострадательные и в райских кущах не может быть полного блаженства, пока существуют обреченные, мучащиеся – пусть и по собственной воле. Райское блаженство не может быть полным, пока существует ад. Полноту блаженства мы можем обрести только все вместе… 
Пылающее сердце

Христос среди нас

 Прекрасное "стихотворение в прозе" Тургенева: 
"Я видел себя юношей, почти мальчиком в низкой деревенской церкви. Красными пятнышками теплились перед старинными образами восковые тонкие свечи.
Радужный венчик окружал каждое маленькое пламя. Темно и тускло было в церкви… Но народу стояло передо мною много.
Всё русые, крестьянские головы. От времени до времени они начинали колыхаться, падать, подниматься снова, словно зрелые колосья, когда по ним медленной волной пробегает летний ветер.
Вдруг какой-то человек подошел сзади и стал со мною рядом.
Я не обернулся к нему — но тотчас почувствовал, что этот человек — Христос.
Умиление, любопытство, страх разом овладели мною. Я сделал над собою усилие… и посмотрел на своего соседа.
Лицо, как у всех, — лицо, похожее на все человеческие лица. Глаза глядят немного ввысь, внимательно и тихо. Губы закрыты, но не сжаты: верхняя губа как бы покоится на нижней. Небольшая борода раздвоена. Руки сложены и не шевелятся. И одежда на нем как на всех.
«Какой же это Христос! — подумалось мне. — Такой простой, простой человек! Быть не может!»
Я отвернулся прочь. Но не успел я отвести взор от того простого человека, как мне опять почудилось, что это именно Христос стоит со мной рядом.
Я опять сделал над собою усилие… И опять увидел то же лицо, похожее на все человеческие лица, те же обычные, хоть и незнакомые черты.
И мне вдруг стало жутко — и я пришел в себя. Только тогда я понял, что именно такое лицо — лицо, похожее на все человеческие лица, — оно и есть лицо Христа".
Пылающее сердце

Отдых

 Кошачья сиеста


Голубиная сиеста


Голуби лежат на траве после дождичка.