blprizrak (blprizrak) wrote,
blprizrak
blprizrak

Category:

Всёвидящая власть

 

Либеральная мораль

В некоторых источниках, которые я просмотрел, Иеремию Бентама (1748 - 1832) называют выдающимся английским философом. Философский словарь, к примеру, представляет его, как английского моралиста и правоведа, одного из теоретиков либерализма. Последнее для нас особенно интересно: чтобы понять либерализм, лучше всего ознакомиться с трудами его основоположников.
Теоретик либерализма Иеремия Бентам был творцом либеральной морали. В чём её особенность, отличие, например, от морали христианской? В основе морали Бентам лежит этический гедонизм. Он считал, что причина любых действий - стремление к удовольствию, а моральность сводил к полезности поступка - что полезно, то и морально. (Подобное толкование морали отнюдь не ушло в прошлое, оно торжествует в наши дни, в нашей стране. Либеральный экономист Н. Шмелёв пишет: "Мы обязаны внедрить во все сферы общественной жизни понимание того, что всё, что экономически неэффективно, - безнравстенно, и, наоборот, что эффективно - то нравственно". Если экономически эффективным окажется концлагерь, то его существование будет нравственным). В определении пользы Бентамом принимались во внимание частные интересы человека. По его мнению, достижение личного преуспеяния, будто бы механически увеличивает общую сумму счастья. Это, исходя из горького опыта последних лет, кажется просто невероятным: российские олигархи добились явного личного преспеяния, но стало ли это источником нашего счастья? К тому же критики не без основания отмечали, что Бентам переоценивал сходство людей в отношении удовольствий и страданий.
Кажется, выдающийся английский философ всё-таки и сам понимал, насколько, мягко говоря, сомнительны его утверждения, и некоторые доброжелательно настроенные к нему комментаторы пишут, что "английский мыслитель отнюдь не предполагал, что все люди именно с помощью «принципа полезности» будут регулировать свое поведение, ибо каждый, как он подчеркивал, стремится максимизировать свое личное счастье, а не действует на основе одного лишь чувства долга. Поэтому «принцип» был прежде всего адресован законодателям и политическим деятелям, способным вносить изменения в общество". Прекрасно! Но только это всё равно ничего не проясняет. Бетран Рассел в "Истории западной философии" по этому поводу резонно замечает: "Если каждый человек гонится за собственным удовольствием, то как мы сможем гарантировать, что законодатель будет заботиться об удовольствии человечества в целом?" У Карла Маркса всё-таки были основания для того, чтобы с ехидством именовать Бентама "гением буржуазной глупости". Но нас в данном случае интересует другое.
Разрыв с христианством у Бентама был вполне сознательным. Моральные теории, основанные на аскетизме, по его мнению, были извращеннием идеи пользы, стремлением к страданию. Более того, Бентам считал, что христианская мораль, опирающаяся на альтруизм, просто-таки опасна для общества, ибо способна нарушить его единство. Это не мешало бы хорошенько усвоить: либерализм вовсе не безраличен к вере, основоположники этого учения считали христианство разрушительным и крайне вредным для капиталистического общества.
Большая советская энциклопедия пишет: "Будучи идеологом буржуазии эпохи промышленного переворота в Англии, Бентам восхвалял "трезвый" буржуазный рассудок и считал естественным и идеальным общественным строем капиталистический строй Англии, а "разумным" человеком - английского буржуа". То есть, с точки зрения Бентама, определение Homo sapiens относится далеко не ко всем представителям рода человеского, и, к примеру, христиане точно в разряд разумных людей не попадают. Трезвый буржуазный рассудок не совместим с верой; Бетран Рассел пишет, что "отказ верить во что-либо без разумных на то оснований привел Бентама к отрицанию религии, включая веру в Бога".
Но это была всего лишь присказка, а сказка впереди...

Паноптикум
Всё же "гений буржуазной глупости" был не так уж прост. Как пишет Бетран Рассел, Бентам желал создать "социальную систему, которая бы автоматически делала людей добродетельными". Разумеется, - добродетельными в либеральном, а не христианском смысле. Эта идея создания грандиозного механизма по автоматической выделке добродетели нашла воплощение в труде Бентама "Паноптикум", изданного им в конце XVIII века.
Хотя я и не пытаюсь претендовать на исчёрпывающее изучение вопроса, но всё же не могу не отметить одну интересную деталь: данная тема по каким-то соображениям замалчивается, и только в двух источниках, которые я просмотрел, об этом “замечательном” труде есть информация. Вот одно из попавшихся мне коротких описаний: "В 1797 году философ Иеремия Бентам предложил новую модель тюрьмы, известную как Паноптикум, в которой все заключенные должны находиться под круглосуточным наблюдением тюремщика, затаившегося наверху здания; при этом арестованные не способны увидеть своего надсмотрщика".
Это умолчание мне кажется, по крайней мере, странным и незаслуженным. Но зато данный изъян с избытком коммпенсирован в книге французского философа и историка культуры Мишеля Фуко (1926-1984) "Надзирать и наказывать" - в ней "Паноптикуму" посвещена целая глава. Я, наверное, злоупотребляю цитированием, но не могу не привести довольно большую выдержку.
Мишель Фуко описывает принцип "Паноптикона" Бентама: "По периметру - здание в форме кольца. В центре - башня. В башне - широкие окна, выходящие на внутреннюю сторону кольца. Кольцеобразное здание разделено на камеры. В камере два окна: одно выходит внутрь (против соответствующего окна башни), а другое - наружу (таким образом вся камера насквозь просматривается).
Основная цель паноптикума: привести заключенного в состояние сознаваемой и постоянной видимости, которая обеспечивает автоматическое функционирование власти. Устроить таким образом, чтоб надзор был постоянным в своих результатах, даже если он осуществляется с перерывами, чтобы совершенство власти делало необязательным её действительное отправление и чтобы архитектурный аппарат паноптикума был машиной, создающей и поддерживающей отношение власти независимо от человека, который её отправляет, - короче говоря, чтобы заключённые были вовлечены в ситуации власти, носителями которой они сами же являются. Нет нужды в постоянном надзоре, поскольку важно лишь то, чтобы заключённый знал, что за ним наблюдают. Бентам сформулировал принцип, согласно которому власть должна быть видимой и недоступной для проверки. Видимой: заключённый всегда должен иметь перед глазами длинную тень центральной башни, откуда за ним наблюдают. Недоступной для проверки: заключённый никогда не должен знать, наблюдают ли за ним в данный конкретной момент, но должен быть уверен, что такое наблюдение всегда возможно. Паноптикум - машина для разбиения пары "видеть - быть видимым": человек в кольцеобразном здании полностью видим, но сам никогда не видит; из центральной башни надзиратель видит всё, но сам невидим. Паноптикум действует как своего рода лаборатория власти. Благодаря обеспечиваемым им механизмам наблюдения он выигрывает в эффективности и способности воздействовать на поведение людей". Этот проект машины абсолютной власти произвёл такое сильное впечатление на думающих людей, что её образ в виде постоянно преследующего кошмара стал переходить из одной антиутопии в другую. В романе Евгения Замятина "Мы" люди живут в совершенно прозрачных домах - со стеклянными стенами и полами.
В романе Джорджа Оруэлла "1984" прозрачность достигается с помощью телевидения с обратной связью. В каждой комнате установлен телеэкран, который работает на приём и передачу; "Он ловил каждое слово, если его произносили не слишком тихим шепотом; мало того, покуда Уинстон оставался в поле зрения мутной пластины, он был не только слышен, но и виден. Конечно, никто не знал, наблюдают за ним в данную минуту или нет. Часто ли и по какому расписанию подключается к твоему кабелю полиция мыслей - об этом можно было только гадать. Не исключено, что следили за каждым - и круглые сутки. Во всяком случае, подключиться могли когда угодно. Приходилось жить - и ты жил, по привычке, которая превратилась в инстинкт, - с сознанием того, что каждое твое слово подслушивают и каждое твое движение, пока не погас свет, наблюдают". Слово "паноптикум" в переводе с греческого буквально означает "всё-видеть". Для того, чтобы приручить людей к абсолютной прозрачности, её подают в виде игры - популярных реалити-шоу порой с очень красноречивыми названиями - "За стеклом", "Большой Брат". Зрители пока не подозревают, что уже близок тот момент, когда и они окажутся в зоне "всё-видимости". Те, кто предупреждает их об угрозе электронного концлагеря, кажутся странными чудоками, борцами с ветрянными мельницами. И мало кто знает, что проект чудовищной машины власти, от всевидящего ока которой невозможно укрыться, - отнюдь не фантазия, он уже давно создан идеологами либерализма. Просто до сих пор не было средств для воплощения его в жизнь. Но теперь такие технические средства появились...

Subscribe

  • Не проснувшись

    Тяжёлое утро гаснущих снов Серая занавес неба, старушки Девушки, тени, собаки, вороны. Поднимете мне веки! Я не вспомню кто я. Усталое тело…

  • Я живой!

    Ты поймешь мои мысли и чувства? Я ведь вижу, что ты не поймешь… Что наивно считаешь искусством – Только тусклая, мертвая ложь. Я…

  • Мощный союз

    Гэбэшник к себе прижимает Как доллар вдову Солженицына, Год памяти он учреждает: Предательство нынче - традиция. Гэбэшник плешивый прощается С…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment