?

Log in

No account? Create an account
Небольшое дополнение к информации о финансировании избирательной кампании В.В.Путина

Больше всех

Сайт РБК сообщил: «Путин собрал в избирательный фонд больше прочих кандидатов вместе взятых.
В избирательный фонд президента России Владимира Путина, решившего принять участие в очередных выборах главы государства, уже поступило более 400 млн руб., сообщает Центральная избирательная комиссия (ЦИК), что больше, чем у всех остальных кандидатов на пост президента вместе взятых».
Кто оказался таким щедрым дарителем? «Большую часть средств, поступивших на счет Путина, внесли юридические лица, потратившие на эти цели в общей сложности 400 млн руб. Наиболее крупные взносы сделали партия «Единая Россия» и Краснодарский фонд регионального сотрудничества, а также Московский, Свердловский и Татарстанский фонды поддержки регионального сотрудничества и развития (ФПРСР), вложившие в фонд президент по 28 млн руб., что является максимально разрешенным законом взносом. По 25 млн руб. внесли Кемеровский ФПРСР и Московский областной фонд регионального развития, по 24 млн руб. — Красноярский и Кировский ФПРСР, по 21 млн руб. — Санкт-Петербургский фонд развития и Тюменский ФПРСР, от 2 млн до 15 млн руб. — аналогичные фонды из Тулы, Курска, Самары и других городов и регионов.
Ранее источники РБК сообщали, что основными спонсорами избирательной кампании Путина станут бывшие региональные фонды поддержки «Единой России», а ныне региональные фонды поддержки регионального сотрудничества и развития».
Что собой представляют так называемые «фонд регионального сотрудничества и развития»?
«Pravda.info» сообщает: «Фонды поддержки регионального сотрудничества и развития были преобразованы из региональных фондов поддержки "Единой России" в 2015-2016 годах из-за того, что начали финансировать не только партию, но и различные социальные проекты, пояснил источник РБК. В настоящее время зарегистрированы 73 таких фонда».

[Spoiler (click to open)]Откуда деньжата?
Из каких средств «Единая Россия» жертвует на предвыборную компанию самовыдвиженца? Откуда партия власти получает деньги, ведь это не бизнес-структура, которая сама зарабатывает деньги. В первую очередь – деньги дает государство.
Вот выдержки из материала, опубликованного в блоге Н. Старикова «Сколько стоят России политические партии» от 15.07.2016 года: «Некоторое время назад я опубликовал статью «Стоимость демократии для России», в которой рассказал совершенно открытые данные — сколько стоит в России демократия. Вернее говоря, сколько для России стоят те политические силы, что на выборах  в Думу получают более 3% голосов. А вместе с ними – и бюджетное финансирование. Цифры умопомрачительные – речь идёт о МИЛЛИАРДАХ РУБЛЕЙ в год.
При этом подавляющее большинство граждан нашей страны не имеют об этом ни малейшего понятия. А ведь это многое объясняет…
Один из читателей моего сайта Максим Каракулов тоже заинтересовался этими цифрами. И сделал прекрасный материал с понятными и наглядными диаграммами. Это чистые данные, без какой-либо их интерпретации:

"Мы решили поинтересоваться, как устроены финансы наших партий: сколько они привлекают средств и на что их тратят.
Мы взяли отчёты за 2015 год от пяти самых популярных партий, набравших на прошлых выборах в Думу больше всего голосов. Все эти партии собрали на выборах более 3% голосов и получили государственное финансирование, что нас особенно интересует.

Годовые бюджеты пяти самых популярных партий
Годовой бюджет крупнейшей партии «Единая Россия» больше суммы бюджетов всех остальных партий вместе взятых и составляет более 5.5 млрд. рублей в год. У трёх других партий годовой бюджет превышает 1 млрд. рублей.

Источники денежных поступлений
Бюджеты всех партий наполняются преимущественно за счёт денежных поступлений от государства. Для некоторых партий важным источником финансирования также выступают добровольные пожертвования их сторонников. Остальные источники, включая членские взносы, не играют большой роли. Дальше остановимся подробней только на этих двух самых крупных источниках.


Государственное финансирование
Согласно Федеральному закону РФ о политических партиях, тем партиям, которые на выборах в думу или на выборах президента набрали не менее 3% голосов избирателей, полагается ежегодное финансирование из государственного бюджета.
В итоге, имеем следующие суммы государственного финансирования партий и его относительного распределения между ними.

Единая Россия - 3 млрд. 560 млн. 891 тыс. 070 руб.

КПРФ -  1 млрд. 385 млн. 936 тыс. 200 руб.

Справедливая Россия - 843 млн. 096 тыс. 760 руб.

ЛДПР - 247 млн. 755 тыс. 970 руб.



Денежные поступления от пожертвований

Второй важный источник денежных поступлений для некоторых партий — после государственного финансирования — это добровольные пожертвования своих сторонников. Три четверти всех пожертвований приходится на «Единую Россию». Поступления от пожертвований составляют почти 25% бюджета этой партии.

Единая Россия - 1 млрд. 193 млн. 149 тыс. 636 руб.

ЛДПР - 223 млн. 267 тыс. 997 руб.

Справедливая Россия - 104 млн. 177 тыс. 377 руб.

КПРФ - 31 млн. 346 тыс. 410 руб".

https://nstarikov.ru/wp-content/uploads/2016/07/img_5787fd2743655.png

Оффшорные средства для партии власти

Сайт «Gazeta.ru» 01.09.2015 года опубликовал статью под заголовком «КПРФ просит ЕР выйти из оффшоров». Приведу ее в сокращении:
«Коммунисты исследовали цепочки фирм, делавших пожертвования «Единой России», а также схемы финансирования партии через фонды ее поддержки. В законодательстве существуют пробелы, позволяющие обойти запрет на иностранное финансирование, — к такому выводу пришли в КПРФ. Депутаты Госдумы от Компартии подготовили законопроект, направленный на увеличение прозрачности финансирования политических сил.
П. 3 ст. 30 закона «О политических партиях» запрещает пожертвования от организаций, если у фирмы-жертвователя более 30% иностранной доли. Также запрещена схема, когда фирма-жертвователь учреждена компанией, у которой иностранный учредитель или же учредитель имеет более 30% иностранного уставного капитала. Между тем в России распространены схемы длинных цепочек «фирм-прокладок» между жертвователем и соответствующей оффшорной компанией.
В своем исследовании коммунисты приводят 16 примеров использования оффшоров в финансировании «Единой России» в 2013–2014 годах. Для их поиска они использовали выписки из ЕГРЮЛ, «СПАРК-Интерфакс», данные ГМЦ Росстата и отчета ЕР в ЦИК (http://cikrf.ru/politparty/finance/svodn_otchet_14/EDINAYA.pdf).
Среди примеров:
 - ОАО «Воронежская энергосбытовая компания» (ПАО «ТНС Энерго Воронеж»): в 2013 году внесла пожертвование единороссам в размере 5 млн руб., в 2014-м — 10 млн руб. По данным СПАРК на 31.03.2015, в цепочке собственников есть офшорная компания «Сайфлейк Лимитед» (Кипр).

- Иркутское ОАО энергетики и электрификации в 2014 году пожертвовало ЕР 6,425 млн руб. По данным СПАРК, большей долей компании владеет АО «Евросибэнерго», владельцем которой, в свою очередь, является офшорная компания Eurosibenergo Plc (Кипр).

- ООО «Ирвин 2» (Москва) в 2014 году внесло пожертвование на сумму 500 тыс. руб. Согласно базе СПАРК, компанией владеет ООО «Фармэко» (100%). Зарегистрированная на Кипре компания «Тредлайн Сервисиз ЛТД», в свою очередь, владеет 49% компании ООО «Фармэко» и косвенно 49% компании ООО «Ирвин 2».

- ОАО «Профит Удмуртия» в 2014 году внесло пожертвование в размере 1 млн руб. Основным владельцем ООО является АО «Профит» (другие 50% принадлежат физическим лицам), в свою очередь, принадлежащее ОАО ММК. Его основной владелец, по данным СПАРК, — офшор «Минта Холдинг Лимитед», зарегистрированный на Кипре (имеет долю 87,26%).

- АО «Буреягэсстрой» (Амурская область) в 2014 году пожертвовало партии власти 370 тыс. руб. По данным СПАРК на 31.12.2014, основным владельцем АО «Буреягэсстрой» была АО Группа Е4 (76%), которой владеет зарегистрированная на Кипре компания «Эфорг Ассет Менеджмент Лимитед».

Один из соавторов законопроекта — коммунист Сергей Обухов заявил «Газете.Ru», что «политическую систему необходимо обезопасить от иностранного вмешательства»: «До сих пор не принято жестких мер по деоффшоризации экономики — одни только разговоры идут. Я усматриваю взаимосвязь между отсутствием таких мер и наличием в числе спонсоров «Единой России» компаний с оффшорными собственниками».
В законопроекте левые предлагают ввести запрет на пожертвования партиям и кандидатам от российских юрлиц, которые контролируются через другие юрлица, имеющие долю в их уставном капитале, а также иностранными юрлицами или иностранными гражданами.
«Фирмы с серьезными деньгами в России в основном находятся в оффшорах, поэтому такие организации и попадают в списки жертвователей «Единой России», — объясняет глава юридической службы ЦК КПРФ Вадим Соловьев.
Помимо фирм с оффшорными собственниками, коммунисты намерены бороться и с непрозрачностью фондов поддержки партий. Фонды, в отличие от самих партий, по закону не обязаны обнародовать информацию о жертвователях и размерах внесенных средств, говорится в пояснительной записке к законопроекту. Поэтому политические силы часто пользуются непрозрачными схемами с пожертвованиями не напрямую, а через фонды.
Согласно данным коммунистов, большая часть средств, поступающих ЕР от юрлиц, приходит из фондов, заявленных в сводном финансовом отчете партии как региональные общественные фонды ее поддержки. По данным СПАРК, большинство этих фондов являются региональными общественными фондами поддержки регионального сотрудничества и развития. В списках их учредителей часто значатся одни и те же физические лица.
Законопроектом КПРФ предусмотрено и уменьшение предельной суммы с нынешних 4,3 млн до 500 тыс. руб. пожертвований партиям и в фонды их поддержки в течение года от одного физлица. Источники доходов таких жертвователей тяжело проверить, говорится в пояснительной записке к документу. В пример коммунисты приводят ту же ЕР, у которой, согласно отчетам ЦИК, из 88 жертвователей-физлиц в 2013 году 27 человек внесли пожертвования на сумму более 500 тыс. руб. каждый. Всего ими было внесено (за вычетом возвратов) 33,2 млн руб. — это 83% от общей суммы пожертвований физлиц за год.
Соавтор законопроекта депутат Госдумы Валерий Рашкин на вопрос «Газеты.Ru», почему левые озаботились проверкой финансирования одной лишь «Единой России», обойдя вниманием другие политические силы, заявил, что «все-таки оффшоры использует бизнес рядом с властью»: «Сырьевые олигархи, нефтяники, металлурги. Я предполагаю, что они открывают оффшорные «матрешки» и не платят налоги в обмен на финансирование партии власти, но это только мое предположение».

Вместо послесловия

Росблат сообщил 3 октября 2017 года: «Правительство РФ решило не переводить в юрисдикцию страны из офшоров весь крупный бизнес. Ранее предлагалось провести принудительную деофшоризацию для системообразующих российских компаний.
Как сообщает «Интерфакс» со ссылкой на источник в кабмине, проект постановления получил отрицательное заключение. Чиновники пришли к выводу, что «принудительные меры перевода широкого круга системообразующих организаций в юрисдикцию РФ создаст значительные риски для экономики страны».
Речь шла о 199 юридических лицах, на которые приходится 70% валового национального дохода. В этот список входят «Алроса», «Газпром», «Башнефть», «Норникель», «Роснефть», крупнейшие розничные сети, сотовые операторы и другие компании.
Проект документа предлагал отказать в господдержке и госконтрактах компаниям с российскими активами, которые зарегистрированы в иностранной юрисдикции.
По данным Национального бюро экономических исследований (NBER) США, Россия — в списке мировых лидеров по объему выведенных в офшоры средств. В 2016 году граждане РФ хранили в офшорах около 60 трлн рублей — около 60% ВВП страны».
На серьезном форуме, где должны взвешиваться рациональные доводы, мне хочется выразить некое личное ощущение – от нашей давней истории и от недавней. А ощущение у меня такое, что когда мы пытаемся понять и разложить по полочкам и события столетней давности, и современные, то все время остается некое смутное чувство… неизвестного, словно что-то важное (может быть, самое важное) норовит спрятаться за спиной, и лишь как-то неясно мелькает размытой тенью. Это странное чувство, что с Россией что-то не так, есть какая-та в ней странность. И от того, что мы неким образом сами Россия (хотя сегодня не такая, как сто лет назад), легче не становится, скорее наоборот. Это как с пониманием самого себя. Вот я – хороший или плохой человек? Умный или глупый? Я могу много чего о себе напридумывать, но что эти мои фантазии будут стоить и какое отношение иметь к реальности? Трудно понять самого себя, пока не вступишь в какие-то отношения с другими, лишь понимая других можно начать немного понимать и себя.
[Spoiler (click to open)]Так и с национальной культурой. Какие мы - русские? Хорошие, плохие? Умные, глупые? Что мы есть такое? Чтобы понять это, надо поглядеть - а каковы нерусские, для сопоставления. Поэтому мне интересно читать, например, что пишут о нас иностранцы, не политизированные, не работающие на тот или иной заказ, что особенного они в нас подмечают. Мне поэтому интересно читать про другие народы. Год назад набрал книг о Японии, среди них особенно были интересны сообщения тех русских, что жили в этой стране некоторое время – там приводились очень важные сопоставления культур. Особенно захватила меня книжка Ольги Кругловой «Япония по контракту». Автор - русская женщина-физик, приехавшая по контракту в японский университет. Казалось бы – наука, особенно физика, не имеет национальности, и научная среда, вне зависимости от национальной культуры должна иметь некий, как бы это сказать, космополитический характер. Но нашему ученому пришлось столкнуться с очень специфической атмосферой, которая может нас удивить и при этом приоткрыть что-то в понимании нас самих. Важных наблюдений в этой книге много, но пришлось отобрать лишь несколько, да  и то цитаты получились довольно большие для статьи. Но очень рекомендую прочитать.
Ольга Круглова пишет: «Японская жизнь проходила в молчании. На разговоры был наложен некий всеяпонский запрет. Кем и когда — Бог весть, но исполнялся он неукоснительно. Запрет распространялся на все содержательные разговоры вообще. Разрешены были только разговоры ритуальные.
— Как Вам нравится Япония? — спрашивали японцы.
— О, очень нравится! — отвечала она.
Одобрительная улыбка, кивок… Разговор — церемония, где всё заранее определено. Разговор, который и разговаривать не стоит, потому что в нём нет ни капли того, что думаешь, что чувствуешь. Ни капли смысла. И стоило эту самую каплю добавить, разговор начинало трясти, как по кочкам.
— Как Вам нравится Япония?
— У иностранца здесь возникает много проблем…
Смущённая улыбка, замешательство. Потому что это — неправильный ответ, церемонией не предусмотренный, ставящий японца в тупик.
— Что Вы имеете в виду? Какие проблемы? — удивлялись японцы.
— Ваш язык, например…
— О, наш язык не вызывает никаких проблем! — горячо перебивали её. — Никаких!
Благоразумие советовало на этой стадии остыть и сказать положенное по процедуре:
— О да, никаких проблем!
Альтернативой была изнурительная дискуссия, кончавшаяся неизменно капитуляцией с её стороны и раздражением со стороны противоположной. Её аргументы не слушали, не принимали. Информация в обычном виде здесь вообще воспринималась плохо. Здесь говорили кодами: пароль — ответ. И надо было зашифровать сообщение, облечь его в такую форму, чтобы у слушателя нашлась для него соответствующая ячейка в мозгу.
Словно всем жителям Японских островов выдали инструкцию, что говорить. И все они добросовестно эту инструкцию исполняли. Ей казалось — она всё время разговаривает с одним и тем же человеком. Достаточно было побеседовать с одним японцем, чтобы знать, что скажут остальные. И не стоило трудиться разговаривать. Тем более что разговорить японца нелегко. Должно быть, и японцам было трудно разговаривать с ней — она не умела задавать правильные вопросы, то есть такие, ответы на которые известны заранее. Её несчастным собеседникам приходилось ответы не вспоминать, а придумывать. Её плохо понимали. Нет, не её английскую речь, а её русские мысли. Потому, что здесь не только говорили по-японски, здесь по-японски думали. А она думала по-русски. Но то, что русским казалось обычным, здесь взрывалось, как петарды. Банальные, затрёпанные фразы производили эффект потрясающих откровений.
— Теперь кризис, многие страны переживают экономический спад, — не особенно задумываясь, походя роняла она в профессорском собрании.
Сэнсэй Кумэда в замешательстве переглядывался с сэнсэем Сато, спрашивал строго:
— Какой спад? Что Вы имеете в виду?
Хидэо ронял бумаги из рук, лепетал в ужасе:
— Я не советую Вам так думать! — И извинялся за неё перед коллегами: — Она неправильно выразилась!
Сэнсэи смотрели на неё с опаской, словно она придумала всё это — кризисы, спады… Ей доставалось, как вестнику, которому отрезают язык за дурную весть.
— У Вас очень странная точка зрения на многие вещи! — выговаривал ей Хидэо. — Какие-то кризисы… У нас в Японии всё в порядке!
— Но в Японии экономический спад! Об этом пишут все газеты.
— Не знаю. Мне некогда читать газеты! — раздражённо парировал сэнсэй.
— Но телевизор говорит об этом каждый вечер…
— Я не смотрю телевизор. Мне некогда.
— Но книги…
— Я не читаю книг!
И правда, увидеть человека, читающего книгу, в Японии ей удавалось редко. Люди в автобусах, в метро обычно спали. Редко-редко в дальних поездах кто-то брал в руки газету. Книгу — почти никогда. Студенты предпочитали комиксы. Картинки в них были ужасающие, вроде тех, что малюют на стенах школьных туалетов усатые второгодники, а текста совсем мало.
В доме профессора были только специальные, технические книги и ни одного томика стихов, рассказов или хотя бы сказок. Слушая Хидэо, она пыталась уразуметь невероятное — перед ней стоял человек, который не знал, кто такие Пушкин, Толстой, Шекспир…
— Вы читали сказку о Буратино? — прервала она наставления сэнсэя. Хидэо пожал плечами. — А сказку о Красной Шапочке?
— У меня нет времени читать! — с гордостью повторил Хидэо. — А Вы слишком много времени тратите на всё это: газеты, книги… Не стоит всем этим увлекаться! Книги могут внушить Вам неправильные мысли.
Его покровительственный тон, тон учителя, ясно говорил — она, имеющая время на такие пустые занятия, стоит бесконечно ниже сэнсэя Кобаяси, начинённого исключительно правильными мыслями, почерпнутыми… А кстати, где он мог хоть что-то почерпнуть? Хоть какую-нибудь информацию? Если отсутствовали в его жизни газеты, телевизор, книги… Театр, кино, выставки… А присутствовали только собрания, посещаемые такими же безумно занятыми сэнсэями, как он сам. И у себя в лаборатории Хидэо не имел возможности услыхать что-то новое — он никого не слушал, он только говорил. Это было исключительным правом сэнсэя — говорить, поучать сотрудников. Остальным положено было молчать и слушать. Получалось, сэнсэй информацию только отдавал, ничего не получая взамен. Бедняга, должно быть, пересыхал, как колодец, из которого только черпали воду, не добавляя ни капли. Но его это, кажется, не очень мучило. Он жил, как все, среди таких же, как он, в своей раковине. Жил, не очень интересуясь, что там, за её плотно закрытыми створками».
Такое описание японской жизни интересно будет прочитать русским, которым внушают, что они – нация рабов, привыкшая к покорности. Оказывается, мы смущаем иностранцев своим вольнодумством.
Еще интереснее описания строгой культурной иерархичности японцев, которую нашему ученому было очень трудно принять.
Ольга Круглова пишет:
«— Я придумал тему работы для Вас. Вы будете развивать мою идею! — Хидэо дал ей маленький листок, улыбнулся, приглашая порадоваться вместе. — Правда, очень хорошо? Но для начала почитайте классические работы, — он протянул ей свои старые статьи.
— Классические? — она постаралась не улыбнуться.
Хидэо посмотрел на неё подозрительно, словно угадывая насмешку.
— Мои идеи получили признание во всём мире. Они восходят к фундаментальным основам физики!
Она не удержалась всё-таки, улыбнулась. Написанное на листочке повторяло тему старой работы Хидэо.
— Но это уже было! Давайте попробуем что-то новое! Учтём мои работы!
— Ваши работы? — Хидэо отмахнулся так, словно в комнату влетела муха. — Я вообще не понимаю, чем Вы занимаетесь.
— Я могу Вам объяснить!
— Вы… мне… объяснить?
Брови Хидэо взлетели изумлённо, словно она предлагала нечто несбыточное, дикое. Пока брови опускались на место, она пыталась говорить о том, как выгодно соединить их исследования — этот план она привезла из России в надежде, что его удастся осуществить в Японии, с другом Хидэо. Она ждала восхищения. Но Хидэо смотрел мрачно.
— Это значительно отклоняется от моей идеи. Это что-то мне неизвестное, Ваше… — Он разволновался. — Делайте, как я! Учитесь у меня! Вся моя лаборатория развивает мою идею! Скоро приедет ещё один сотрудник из Китая, говорят, очень способный. Но для меня самое главное, чтобы он развивал мою идею. А иначе я его и видеть не хочу! — Хидэо говорил с горячностью, непозволительной для японца.
— Но я предлагаю просто сделать шаг вперёд в том же направлении…
Хидэо прервал её:
— Моя лаборатория получает деньги от правительства, и я не могу тратить их на что-то постороннее! Чужое!
Она смешалась.
— Конечно, если Вы настаиваете…
— Да, я настаиваю! — он говорил жёстко, зло.
— Но работа, сделанная по принуждению, не может быть хорошей! — она тоже рассердилась.
— Ничего, когда Вы напишите статью, сдадите мне на проверку!
Особенно замечательным было это словечко "проверка". Она зажмурилась, как от пощёчины. Даже в её студенчески-младенческие годы никто не смел обращаться с ней так! А Хидэо как ни в чём ни бывало принялся объяснять ей, как пишутся научные статьи.
— В первой части надо обосновать… — Он решил изобразить что-то на доске. Чтобы понятней было. Приостановился, бросил взгляд на её потускневшее лицо, спросил: — У Вас есть вопросы?
Самое подходящее было бы спросить:
— Ты, голубчик, не белены ли объелся? — Но она не знала, как это по-английски. Можно было спросить и проще: — Ты забыл, что я профессор? И что список моих трудов вдвое длиннее твоего?
А может, он принял её за студентку? Переутомился и перепутал.
— Вертикальные отношения начальник-подчинённый неуместны между нами! Мы равны — два профессора, коллеги!
Хидэо смотрел удивлённо. Он отродясь не слыхивал, чтобы в японской лаборатории водились какие-то коллеги. В японской лаборатории был начальник и все остальные, подчинённые ему. Она же предлагала нечто неизвестное.
— Мы равны. Мы просто стали сотрудниками на время, чтобы работать совместно! Сов-мест-но!
Два места рядом — его и её — пыталась втолковать она Хидэо. А он не понимал. Японская иерархия — чёткая вертикаль. И места рядом с сэнсэем попросту не существовало! Только выше или ниже. Но выше — это уже вне лаборатории, а внутри — только ниже. Вопрос в том, насколько. Едва получив русскую сотрудницу, Хидэо тут же определил её на подобающую полку в соответствии с полом, возрастом, учёной степенью, должностью на родине…
И родину её проклассифицировал.
— Сейчас в России столько проблем…
Сочувствие в голосе Хидэо мешалось с осуждением. Даже с презрением. А вот поджидая к себе в гости американского профессора Кларка, сэнсэй выражал безусловный восторг, независимый от личных достоинств весьма посредственного учёного Кларка. Полка любого американского профессора располагалась высоко, выше самого Кобаяси. А её полка — ниже. Потому что ослабела Россия. И пока её страна будет слабой, ей с этой нижней полки не слезть».
Читаю такую книгу о японцах, начинаешь кое-что понимать и русских… Прочитав эту книгу до конца, я подумал, что если бы, к примеру, японцы с их строгой культурной субординацией, подверглись такой же жесткой, комплексной атаке, как русские в годы реформ, то от них не осталось и следа. Разрушительные импульсы пошли бы по цепочке не встречая сопротивления и полностью испепелили бы страну. С другой стороны, японская культура, скорее всего, и не допустила бы такой катастрофы, как перестройка. Японцы похожи на паровоз, что идет по рельсам. Но если рельсы где-то нарушаться – они уйдут под откос. А русские не паровоз, он такой странный, немного обшарпанный вседорожник, который, буксуя ездит по грязи. Японцы какие-то оформленные – буквально до мелочей, а русские... какие-то рыхлые. Да что японцы! Даже в сравнениями с кавказцами русские кажутся бесформенными, лишенными таких строгих рамок адата. Но в этой самой бесформенности и кроется нечто таинственное.
Мы за последние десятилетия пережили опыт государственного, национального разрушения. Нас пытались распылить, разрушить, причем не слепо, а руководствуюсь очень передовыми социальными наработками, изученным историческим опытом. Т.е. убивали нас очень умно, как говорят, - грамотно. Весь вопрос – почему не до сих пор не убили? В чем проблема?
Надо сказать, что разрушение, слом построек направленным взрывом - тоже искусство (наверное многие видели видео в сети с неудачными подрывами приговоренных к сносу зданий - заряд срабатывает, а постройка все равно стоит). Нужно нанести такие точечные удары в структуру, чтобы она "поплыла". И наш враг метил в такие центры нашей структуры, чтобы «поплыли», а потом распались без следа. Но есть в русской структуре, как мне кажется, что то хитрое и странное - даже для нас самих. Почему мы выжили в госдарственных потрясениях начала прошлого века? Казалось бы - все поползло и шансов не было никаких. Ну, хорошо, пусть тогда была народная крестьянская масса с особым мировоззрением. А городская публика времен перестройки – она то что собой представляла? Но почему мы как-то зацепились за край пропасти в годы реформ? Такое ощущение, что при этих катастрофических сдвигах обнаружилось какое-то неявное культурное ядро, которое при внешней рыхлости нашего народа оказалось устойчивым к агрессивным сверхнагрузкам.  Оно сработало не так, как предсказывал социальный сопромат наших убийц. Что это такое - даже сейчас не совсем понятно.
Вот, к примеру, я вспоминаю, как Салтыков-Щедрин глумился над особенностью русского человека:
"Но глуповцы тоже были себе на уме. Энергии действия они с большою находчивостью противопоставили энергию бездействия.
- Что хошь с нами делай! - говорили одни, - хошь - на куски режь; хошь - с кашей ешь, а мы не согласны!
- С нас, брат, не что возьмешь! - говорили другие, - мы не то что прочие, которые телом обросли! нас, брат, и уколупнуть негде!
И упорно стояли при этом на коленях.
Очевидно, что когда эти две энергии встречаются, то из этого всегда происходит нечто весьма любопытное. Нет бунта, но и покорности настоящей нет. Есть что-то среднее, чему мы видали примеры при крепостном праве. Бывало, попадется барыне таракан в супе, призовет она повара и велит того таракана съесть. Возьмет повар таракана в рот, видимым образом жует его, а глотать не глотает. Точно так же было и с глуповцами: жевали они довольно, а глотать не глотали".
Это конечно выглядит вроде бы жалко и смешно, но потом задумываешься, что этот самый "бунт на коленях" может и не так прост... Таракана видимым образом жуют, но не глотают. И, кажется, что многих тараканов в годы реформ жевали, но не проглотили. Вот что это такое? Конечно, этой из-за этой русской бесформенности, безбашенности и рыхлости мы и упали так-то низко, но может быть благодаря ей и не погибли совсем...


"И съела кузнеца"

По-настоящему я запомнил себя с момента, когда детство кончилось. Это произошло, когда я смотрел по телевизору старый мультфильм: на экране маршировала колонна коротышек, счастливых малышей из советского комикса.
Весело отмахивая руками, коротышки пели:

Но вот пришла лягушка
Зелененькое брюшко,
Зелененькое брюшко,
И съела кузнеца.
Не думал не гадал он,
Никак не ожидал он
Никак не ожидал он
Такого вот конца…

Я сразу понял, о каком кузнеце речь: это был мускулистый строитель нового мира, который взмахивал молотом на старых плакатах, отрывных календарях и почтовых марках. Веселые коротышки отдавали Советскому Союзу последний салют из своего Солнечного города, дорогу в который люди так и не смогли найти.
Глядя на колонну коротышек, я заплакал.
Я понял, что ласковый детский мир, в котором все предметы казались такими же большими, как эти цветы, а счастливых солнечных дорог было столько же, сколько в мультфильме, навсегда остался в прошлом. Он потерялся в траве, где сидел кузнечик, и было понятно, что дальше придется иметь дело с лягушкой - чем дальше, тем конкретней…
У нее действительно было зелененькое брюшко, а спинка была черной, и на каждом углу работало ее маленькое бронированное посольство, так называемый обменный пункт. Взрослые верили только ей, но я догадывался, что когда-нибудь обманет и лягушка - а кузнеца будет уже не вернуть…

[Spoiler (click to open)]
Медведь

Проезжая в такси по Варшавскому шоссе, я поднимал глаза и видел на стене дома двух медведей под надписью "Единая Россия". Вдруг я вспоминал, что "медведь" - не настоящее имя изображенного животного, а слово-заместитель, означающее "тот, кто ест мед". Древние славяне называли его так потому, что боялись случайно пригласить медведя в гости, произнеся настоящее имя. А что это за настоящее имя, спрашивал я себя, и тут же вспоминал слово "берлога" - место, где лежит… Ну да, бер. Почти так же, как говорят менее суеверные англичане и немцы - "bear". Память мгновенно увязывала существительное с нужным глаголом: бер - тот, кто берет… Все происходило так быстро, что в момент, когда истина ослепительно просверкивала сквозь эмблему победившей бюрократии, такси все еще приближалось к стене с медведями.

Зло

"Люди издавна верили, что в мире торжествует зло, а добро вознаграждается после смерти. Получалось своего рода уравнение, связывавшее землю и небо. В наше время уравнение превратилось в неравенство. Небесное вознаграждение кажется сегодня явным абсурдом. Но торжества зла в земном мире никто не отменял. Поэтому любой нормальный человек, ищущий на земле позитива, естественным образом встает на сторону зла: это так же логично, как вступить в единственную правящую партию".

Реклама вампиров


— Позвольте не поверить, Энлиль Маратович, - сказала Гера. - Мне кажется… То есть не кажется, а я совершенно уверена, что в мире уже много лет идет пиар-кампания по реабилитации вампиров. Взять хотя бы этих мобильных вампиров. Дураку ведь понятно, что это реклама вампиров, а не реклама тарифов… А про Голливуд я вообще не говорю.
Я сразу же понял, что она права. Мне пришло в голову огромное количество примеров, которые подтверждали ее слова. По какой-то странной причине люди были склонны идеализировать вампиров. Нас изображали тонкими стилистами, мрачными романтиками, задумчивыми мечтателями - всегда с большой дозой симпатии. Вампиров играли привлекательные актеры; в клипах их с удовольствием изображали поп-звезды. На Западе и на Востоке селебритиз не видели в роли вампира ничего зазорного. Это действительно было странно - растлители малолетних и осквернители могил стояли куда ближе к среднему человеку, чем мы, но никакой симпатии человеческое искусство к ним не проявляло. А на вампиров изливался просто фонтан сочувственного понимания и любви… Только сейчас я понял, в чем дело. Удивительно было, как я не догадался сам.
— Так и есть, - сказал Энлиль Маратович. - Все вампиры мира регулярно скидываются на очередной фильм о вампирах, чтобы никто из людей не задумался, кто и как сосет их красную жидкость на самом деле. Но это, конечно, не будет продолжаться вечно. Настанет день, когда симфония человека и вампира перестанет быть тайной. И к этому дню надо заранее готовить общественное мнение.


Человек - дойная скотина
- Человек - дойное животное, его главным занятием должно быть производство пищи для вампиров. Верно?
— Верно.
— Теперь скажите, какое занятие у людей самое главное?
— Деторождение? - предположила Гера.
— Это в цивилизованном мире бывает все реже. И уж точно это не главное занятие человека. Что для человека важнее всего?
— Деньги? - спросил я.
— Ну наконец. А что такое деньги?... Вспомни, как представители социальных низов называют хозяев?
— Эксплуататоры?
— Кровососы? - сказала Гера.
Я подумал, что Энлиль Маратович одернет ее, но он, наоборот, довольно хлопнул в ладоши.
— Вот! Умница моя. Именно что сосатели красной жидкости. Хотя красную жидкость никто из них в прямом смысле не сосет. Понимаете?
— Вы хотите сказать… - начала Гера, но Энлиль Маратович не дал ей закончить.
— Да. Именно так. Вампиры уже давно используют не биологическую красную жидкость, а гораздо более совершенный медиум жизненной энергии человека. Это деньги.
— Вы серьезно? - спросил я.
— Более чем. Подумай сам. Что такое человеческая цивилизация? Это ни что иное как огромное производство денег. Человеческие города - просто денежные фабрики, и только по этой причине в них живет такая уйма людей.
— Но там ведь производят не только деньги, - сказал я. - Там…
— Там все время идет бурный рост, - перебил Энлиль Маратович, - хотя не до конца понятно, что именно растет и куда. Но это непонятно что растет и растет, и всех очень волнует, быстрее оно растет, чем у других, или медленнее. Потом оно внезапно накрывается медным тазом, и в стране объявляют национальный траур. А потом оно начинает снова расти. При этом никто - вообще никто из тех, кто в городе живет, - этого непонятно чего ни разу не видел…
Он сделал широкий жест, как бы указывая на панораму невидимого города за стенами.
— Люди производят продукт, о котором не имеют никакого понятия, - продолжал он. - Несмотря на то, что ежедневно думают только про него. Как бы ни называлась человеческая профессия, это просто участок карьера по добыче денег. Человек работает в нем всю жизнь. У него это называется "карьерой", хе-хе… Не подумайте, что я злорадствую, но современное рабочее место в офисе - cubicle - даже внешне похоже на стойло крупного рогатого скота.
Только вместо ленты с кормом перед мордой офисного пролетария стоит монитор, по которому этот корм показывают в дигитальном виде. Что вырабатывается в стойле? Ответ настолько очевиден, что вошел в идиоматику самых разных языков. Человек делает деньги.
— Деньги - это не производимый продукт, - сказал я. - Это просто одно из изобретений, которые делают жизнь проще. Одно из следствий эволюции, которая подняла человека над животными…
Энлиль Маратович насмешливо уставился на меня.
— Ты действительно думаешь, что человек поднялся в результате эволюции выше животных?
— Конечно, - ответил я. - А разве нет?
— Нет, - сказал он. - Он опустился гораздо ниже. Сегодня только ушедший от дел миллионер может позволить себе образ жизни животного: жить на природе в самых подходящих для организма климатических условиях, много двигаться, есть экологически чистую пищу, и при этом вообще никогда ни о чем не волноваться. Подумайте: ведь никто из животных не работает.
— А белочки? - спросила Гера. - Они ведь собирают орехи.
— Милая, это не работа. Вот если бы белочки с утра до ночи впаривали друг другу прокисшее медвежье говно, это была бы работа. А собирать орехи - это бесплатный шоппинг. Работают только скоты, которых человек вывел по своему образу и подобию. И еще сам человек. Если, как ты говоришь, задача денег - сделать жизнь проще, почему люди добывают их всю жизнь, пока не превратятся в старческий мусор? Вы серьезно считаете, что человек делает все это для себя? Я вас умоляю. Человек даже не знает, что такое деньги на самом деле.
Он обвел нас с Герой взглядом.
— В то же время, - продолжал он, - понять, что это, совсем несложно.
Достаточно задать элементарный вопрос - из чего их добывают?
Мне показалось, что вопрос обращен ко мне.
— В двух словах сформулировать сложно, - сказал я. - На этот счет до сих пор спорят экономисты…
— И пусть спорят дальше. Но для любого карьерного работника это однозначно. Деньги добываются из его времени и сил. В них превращается его жизненная энергия, которую он получает из воздуха, солнечного света, пищи и других впечатлений жизни.
— Вы имеете в виду, в переносном смысле?
— В самом прямом. Человек думает, что добывает деньги для себя. Но в действительности он добывает их из себя. Жизнь устроена так, что он может получить немного денег в личное пользование только в том случае, если произведет значительно больше для кого-то другого. А все, что он добывает для себя, имеет свойство странным образом просачиваться между пальцев…
— Естественно, - сказал я. - Человек стремиться к деньгам, потому что иначе он умрет с голоду. Так уж жизнь устроена.
— Слова правильные, - согласился Энлиль Маратович. - Но я бы чуть поменял их порядок. Тогда изменится акцент.
— А как надо?
— Жизнь устроена таким образом, что человек умрет с голоду, если станет стремиться к чему-то кроме денег. Я как раз и объясняю, кем она так устроена и почему.
— Допустим, - сказала Гера. - Но как именно человек вырабатывает деньги? У коровы есть вымя. А у человека ничего подобного нет.
Энлиль Маратович улыбнулся.
— Кто тебе сказал?
Гера, как мне показалось, смутилась.
— Вы хотите сказать, что у человека есть вымя, как у коровы? - спросила она.
— Именно так.
— Где же оно? - спросила Гера совсем тихо.
Я не удержался и посмотрел на ее грудь. Это не укрылось от Энлиля Маратовича.
— В голове, - сказал он, и, глядя на меня, выразительно постучал пальцами по черепу.

Халдеи

— Кто такие халдеи? - спросил я.
— Это члены организации, которая сопрягает мир вампиров с миром людей.
Обычно ее называют "Гильдия Халдеев", но ее официальное название - "Общество Садовников".
— Зачем они нужны?
— Людей надо держать в узде. Этим и занимаются халдеи. Уже много тысяч лет. Это наш управляющий персонал.
— Как они управляют людьми?
— Через структуры власти, в которые входят. Гильдия халдеев контролирует все социальные лифты. Без ее ведома человек может подняться только до определенной карьерной ступеньки.
— Понятно, - сказал я, - масонский заговор? Мировое правительство?
— Типа того, - улыбнулся Митра. - Человеческая конспирология - весьма полезная для нас вещь. Люди знают - есть какое-то тайное общество, которое всем управляет. А о том, что это за общество, с давних пор спорят все газеты. И, как ты понимаешь, будут спорить и дальше.

Суть происходящего на политической сцене

— Слушайте, - сказал я, - а может вы скажете, кому из наших молодых политиков можно верить? Я ведь не только вампир. Я еще и гражданин своей страны.
Седой халдей переглянулся с Самарцевым.
— Э, - сказал Самарцев, - да ты, я вижу, провокатор не хуже меня… Знаешь, что такое "уловка-22"?
Это я помнил из дискурса.
— Примерно, - ответил я. - Это ситуация, которая, если так можно выразиться, исключает саму себя. Мертвая логическая петля, из которой нет выхода. Из романа Джозефа Хеллера.
— Правильно, - сказал Самарцев. - Так вот, "уловка-22" заключается в следующем: какие бы слова ни произносились на политической сцене, сам факт появления человека на этой сцене доказывает, что перед нами бл.дь и провокатор. Потому что если бы этот человек не был бл.дью и провокатором, его бы никто на политическую сцену не пропустил - там три кольца оцепления с пулеметами. Элементарно, Ватсон: если девушка сосет х.. в публичном доме, из этого с высокой степенью вероятности следует, что перед нами проститутка. Ведь мы с вами интеллигентные люди. А значит, взявшись за руки все вместе, мы до смерти залижем в жопу любую диктатуру. Если, конечно, не сдохнем раньше времени с голоду.
Специалист по молодежной культуре тихо добавил:
— Залижем любую, кроме анонимной.
Самарцев пнул его локтем в бок.
— Ну ты замучил своей молодежной прямотой.
Видимо, удар локтем окончательно разбудил молодежного специалиста.
— А насчет молодых политиков, - сказал он, - толковые ребята есть. Пусть никто не сомневается. И не просто толковые. Талантищи. Новые Гоголя просто. Один недавно пятьсот мертвых душ по ведомости провел. Три раза подряд. Сначала как фашистов, потом как пидарасов, а потом как православных экологов. В общем, на кого страну оставить, найдем.
— Нарекаю тебя Коловратом! - крикнул Самарцев мне вслед, - Зиг Хайль!
цев пнул его локтем в бок.
— Ну ты замучил своей молодежной прямотой.
Видимо, удар локтем окончательно разбудил молодежного специалиста.
— А насчет молодых политиков, - сказал он, - толковые ребята есть. Пусть никто не сомневается. И не просто толковые. Талантищи. Новые Гоголя просто. Один недавно пятьсот мертвых душ по ведомости провел. Три раза подряд. Сначала как фашистов, потом как пидарасов, а потом как православных экологов. В общем, на кого страну оставить, найдем.
— Нарекаю тебя Коловратом! - крикнул Самарцев мне вслед, - Зиг Хайль!

Ненависть господ

Небольшой урок классовой борьбы

Цвет нации и отребье

Мы, поколение позднего СССР, были непугаными идиотами, которые уже ничего не понимали, и не хотели понимать. Нам преподавали основы марксизма-ленинизма, говорили о классовой борьбе, об эксплуатации, но до нас суть этой теории не вполне доходила. Я помню, что тогда говорили мои друзья, что-то вроде: «На Западе эксплуатация, но как там живут! Какие магазины, какие шмотки, какая музыка! Какая эксплуатация? Нас бы так кто поэксплуатировал! А капиталист – он же крепкий хозяин, который умеет работать!»
Мы уже созрели для всех прелестей капитализма, в который нас скоро и погрузили, и тогда на своей шкуре испытали – что это такое. Но теперь, чтобы мы не очнулись, не прочухались, нас кормят уже другой теорией: что, оказывается, никакой классовой борьбы не существуют, что классовую рознь посеяли большевики, дабы нарушить вековую гармонию сословий и построить «ужасный советский концлагерь». Вот М.В. Назаров пишет в книге «Вождю Третьего Рима»: «Большевики же сделали ставку на поражение России в этой войне для превращения внешней войны в гражданскую и много сделали для разложения Русской армии, поощрения сепаратизмов и разжигания классовой ненависти под лозунгом «Грабь награбленное!»».
Классовую ненависть разожгли искусственно! Понимаете? А так-то никто не заботился так хорошо о народе, как капиталисты и дворяне, которые были «цветом нации». Идея, что большевики изгнали из России именно «цвет нации», в результате чего произошла «генетическая деградация» народа, повторяется на разные лады.
Например, Ксения Собчак объяснила в интервью для издания «Собеседник», что сейчас Россия — это «страна генетического отребья»: «Я бы не сбрасывала со счетов 1917 год. А потом 1937-й. Два подряд уничтожения элиты, плюс война, плюс регулярные послевоенные проработочные кампании – а травить у нас очень умеют – привели к тому, что Россия стала страной генетического отребья. К так называемому образованному слою у нас принадлежит один процент населения».
Вот оно как - элиту старой России уничтожили, осталось лишь отребье. А сейчас и вовсе - лишь один процент образованных на всю большую страну!

[Spoiler (click to open)]Испытание меча

На этом фоне хочется хоть какого-то возвращение к реальности. Тут трудно сразу обобщить материал, слишком много надо будет сказать, поэтому я приведу кое-какие яркие картинки – из разных стран и времен.
Начну с Японии. Видели ли вы фильм Такеши Китано «Затойчи»? Там есть интересный эпизод: стоят два самурая, мимо проходит слепой старик. Один самурой говорит другому: «Испытай на нем меч». И тот уже замахнулся, да старичок оказался не прост… О чем тут идет речь? О реальных исторических фактах. В японском языке есть слово «цудзигири». На русский язык его нельзя перевести дословно, однако можно объяснить суть: «До середины 17 века самураи не сталкивались с проблемой испытания мечей. Постоянные войны предоставляли им возможность проверять оружие в деле. Даже появилась поговорка: «Купленный утром меч должен быть использован до заката солнца». Но в мирное время периода Токугава всё переменилось. Боевые мечи прежних эпох стали семейными реликвиями, по сравнению с которыми новые мечи не имели ни истории, ни заслуг. Тем не менее, эти мечи являлись оружием, и каждый самурай хотел быть уверен в надёжности и остроте своего клинка. Испытание мечей на живых простолюдинах породило явление особого уличного убийства — цудзугири. Некоторые самураи не видели ничего плохого в убийстве нищего или запоздалого прохожего. Классу воинов указом сёгуна было дано право вершить самосуд при угрозе их чести. Один самурай однажды стал свидетелем представления уличного театра, когда актёр прыгал, изображая кузнечика. Самурай усмотрел в этом пародию на себя, и актёр мгновенно был зарублен. Другая история рассказывает о том, как спящий ночью на обочине дороги нищий был зарублен мечём, хозяин которого пытался должным образом провести испытание клинка. Рассказчик делает вывод: «Для низкого человека вроде меня нет спокойного отдыха, плохой человек может убить и меня, пока я сплю». Наконец, один из сёгунов Токугава иногда выходил ночью на улицы Эдо, чтобы поупражняться в фехтовании на случайных прохожих».
Так вот, понимаем ли мы, непуганые идиоты, природу «гармоничных отношений» между сословиями, которую сейчас воспевают защитники «старых добрых времен»? Вжик мечом и встречный простолюдин падает без головы, а господин, довольный испытанием, идет дальше – с проверенным оружием. В семью убитого приходит горе, но кто они? Нелюди, двуногий скот…
Но это Восток, а, может быть, в христианской Европе было все иначе?


«Любо видеть мне народ голодающим, раздетым…»

Жил в Средние века замечательный трубадур, один из крупнейших поэтов Прованса - Бертран де Борн (около 1140 — не позднее 1215). Википедия сообщает: «Бертран де Борн являлся и в своей жизни и в своём творчестве ярким представителем идеологии феодального рыцарства».
Этот замечательный поэт христианской Европы оставил нам такие строки:

Сирвента

Мужики, что злы и грубы,
На дворянство точат зубы,
Только нищими мне любы!
Любо видеть мне народ
Голодающим, раздетым,
Страждущим, не обогретым!
Пусть мне милая солжёт,
Ежели солгал я в этом!

Нрав свиньи мужик имеет,
Жить пристойно не умеет,
Если же разбогатеет,
То безумствовать начнёт.
Чтоб вилланы не жирели,
Чтоб лишения терпели,
Надобно из года в год
Век держать их в чёрном теле.

Кто своих вилланов холит,
Их ни в чём не обездолит
И им головы позволит
Задирать — безумен тот.
Ведь виллан, коль укрепится,
Коль в достатке утвердится,
В злости равных не найдёт —
Всё разрушить он стремится.

Если причинят виллану
Вред, увечье или рану,
Я его жалеть не стану —
Недостоин он забот!
Если кто о нём хлопочет,
Он тому помочь не хочет
Хоть немножко в свой черёд.
Злобой он себя порочит.

Люд нахальный, нерадивый,
Подлый, скаредный и лживый,
Вероломный и кичливый!
Кто грехи его сочтёт?
Он Адаму подражает,
Божью волю презирает,
Заповедей не блюдёт!
Пусть Господь их покарает!

1195 год.

Это просто гимн лютой ненависти к народу! Пусть господин Назаров объяснит, кто вдохновлял на эти строки трубадура Бертрана де Борна!
Приведу выдержку из статьи К. А. Иванова «Бертран де Борн»: «Социальные воззрения Бертрана были те же, которые господствовали в его среде, он далеко не представлял в этом отношении исключения. Припомним следующие слова Грановского: "В средневековой Европе не было народов в настоящем смысле слова, а были враждебные между собой сословия, начало которых восходит к эпохе распадения Западной Римской империи и занятия ее областей германскими племенами. Из пришельцев образовались почти исключительно высшие, из покоренного или туземного населения - низшие классы новых государств. Насильственное основание этих государств провело резкую черту между их составными частями. Граждане французской общины принимали к сердцу дела немецких или итальянских городов, но у них не было почти никаких общих интересов с феодальной аристократией собственного края. В свою очередь барон редко унижал себя сознанием, что в городе живут его соотечественники. Он стоял неизмеримо выше их и едва ли с большим высокомерием смотрел на беззащитного и бесправного виллана" ( Грановский. Людовик IX).
…Мы уже видели сейчас, как относились феодалы к беззащитному и бесправному крестьянству. Так подготавливалась веками та почва, на которой выросла страшная Жакерия".
Таким образом, «социальная гармония» средневековой Европы напоминала реалии свирепой оккупации, и все это потом взрывалось в революционных пожарищах – низы, ничего не забывшие, мстили ненавистным верхам…
Но это бездуховный Запад, а в нашем богоспасаемом, православном Отечестве все было иначе?


Насиловать все, что шевелится

Приведу фрагмент ролика с участием Егор Яковлев на канале "Цифровая История": «Небывалый всплеск насилия, который поднялся в 1917 году и продолжался в течение долгого времени (1937 год был рецидивом этого всплеска) уходит корнями в отечественную историю, в события крепостного права. Крепостное право отменили в 1861 году, но жизнь крестьян улучшалась очень медленно, ненависть в них с каждым годом накапливалась. Вся эта крестьянская масса, которая подвергалась невиданным истязаниям в течение многих лет крепостного права, к сожалению, априори не могла оставить никаких нормативных источников о своих страданиях, не могла какая-нибудь крестьянка написать подобие «Архипелага Гулага» или «Окаянных дней» Ивана Алексеевича Бунина. Это были неграмотные люди. Единственный источник, который сохранил указание на эти страдания - русские народные песни. Об этом, кстати, очень интересно писал Михаил Иванович Глинка. А вот если бы мы имели произведения о крепостном праве, написанные крепостными крестьянами, то совсем по-другому смотрели на этот на этот вопрос. Ну а великая русская литература по касательной, но тоже этот сюжет задевала. Если мы возьмем, например, «Дубровского», то прочтем: помещик Троекуров содержал публичный дом из крестьянок. И он сладострастным взглядом осматривал молодых селянок, отбирая их для участия в этом предприятии. Периодически некоторых выдавал замуж и брал новеньких, у него всегда жили 16 девушек. И масштабы подобного насилия, в том числе и сексуального, были огромными. Нам сложно их оценить, но есть государственные документы, донесения с примерами сексуального насилия над крестьянскими детьми. То есть, помещики себя никак не сдерживали. Это относится, конечно, к первой половине 19 века, после крепостного отмены крепостного права всё это пошло на убыль, но не настолько, чтобы картина изменилась разительно. Если мы заглянем, например, в статью Льва Николаевича Толстого о голоде,  то там он прямо пишет: у нас фактически до сих пор существует два различных народа, две касты,  разница между которыми такая же как между кшатрием и париями».

«Нет страшной казни, которой мы не желали бы им»

Сергей Георгиевич Кара-Мурза пишет о характере Гражданской войны в России: «В 1990 г. тиражом 400 000 экземпляров в издательстве "Советский писатель" была издана книга И.А.Бунина "Окаянные дни". Потом были и другие массовые издания, но и этот тираж "накрыл" активную часть интеллигенции. Редко кто из политиков всех цветов в последние годы перестройки и после нее не помянул эту книгу как выражение мудрости и высокого чувства русского писателя-патриота. Чуть ли не истина о революции и первом году советской власти, урок всем патриотам. Эта книга дышит дикой ненавистью к "русскому простонародью". Ее обязательно надо прочесть тем, кто заинтересованы в нашей теме.
Бунин изображает "окаянные дни" с такой позиции, которую просто немыслимо разделять русскому патриоту. Ведь в Бунине говорит прежде всего сословная злоба и социальный расизм. И ненависть, которую не скрывают - святая ненависть. К кому же? К народу.
Читаем у Бунина: "В Одессе народ очень ждал большевиков - "наши идут"... Какая у всех [у "всех" из круга Бунина – К-М ] свирепая жажда их погибели. Нет той самой страшной библейской казни, которой мы не желали бы им. Если б в город ворвался хоть сам дьявол и буквально по горло ходил в их крови, половина Одессы рыдала бы от восторга".
Смотрите, как Бунин воспринимает, чисто физически, тех, против кого в сознании и подсознании его сословия уже готовилась гражданская война. Он описывает рядовую рабочую демонстрацию в Москве 25 февраля 1918 года, когда до реальной войны было еще далеко:
"Знамена, плакаты, музыка - и, кто в лес, кто по дрова, в сотни глоток:
- Вставай, подымайся, рабочай народ!
Голоса утробные, первобытные. Лица у женщин чувашские, мордовские, у мужчин, все как на подбор, преступные, иные прямо сахалинские.
Римляне ставили на лица своих каторжников клейма: "Cave furem". На эти лица ничего не надо ставить, - и без всякого клейма все видно...
И Азия, Азия - солдаты, мальчишки, торг пряниками, халвой, папиросами. Восточный крик, говор - и какие мерзкие даже и по цвету лица, желтые и мышиные волосы! У солдат и рабочих, то и дело грохочущих на грузовиках, морды торжествующие".
И дальше, уже из Одессы: "А сколько лиц бледных, скуластых, с разительно ассиметричными чертами среди этих красноармейцев и вообще среди русского простонародья, - сколько их, этих атавистических особей, круто замешанных на монгольском атавизме! Весь, Мурома, Чудь белоглазая...".
Здесь - представление всего "русского простонародья" как биологически иного подвида, как не ближнего. Это - извечно необходимое внушение и самовнушение, снимающее инстинктивный запрет на убийство ближнего, представителя одного с тобой биологического вида. Это, кстати, и есть самая настоящая русофобия.
Кстати, эта ненависть элиты к русскому простонародью не утихла даже после Отечественной войны, когда наш народ представлял собой "нацию инвалидов и вдов". Как они ждали, чтобы начавшаяся холодная война переросла в горячую! Вот что пишет, в эмиграции, любимая нашими демократами писательница Н.Берберова в 1947 г. Керенскому: "Для меня сейчас "русский народ" это масса, которая через 10 лет будет иметь столько-то солдат, а через 20 – столько-то для борьбы с Европой и Америкой… Что такое "его достояние"? Цепь безумств, жестокостей и мерзостей" (27 февраля). И позже: "Одно утешение: что будущая война будет первая за много десятилетий необходимая и нужная" (6 ноября)».
А потом они все-таки взяли реванш за все свои поражения и набросились на нас. И какие энергии струятся там на верху современной российской элиты (нового «цвета нации»), чем дышат новые господа?

Два народа: «России мешают русские».

Александр Проханов несколько лет назад сообщил нам: «Мне только сейчас сказали – это удивительная вещь, - что в недрах современной элиты (кремлевской и партийной) народ наш называют перхотью. Вот мы с вами перхоть. И все, что адресовано в нашу сторону, адресовано в сторону перхоти».
Может быть, Проханов сгущает краски, что-то преувеличивает? Олигархи, чиновники конечно все-таки стараются быть сдержанными в своих высказываниях, но вот либеральная интеллигенция не боится откровенных формулировок. Вот как они воспринимают наш народ:
- Виктор Шендерович, журналист: «Русскому народу многим вещам надо учиться. Он только начал этому учиться. Этому учатся довольно долго. Как человек учится некоторое время пИсать, да? Спускать за собой воду, мыть руки. Он учится этому».
- Божена Рынска: «Мне русский народ за редкими исключениями глубоко неприятен».
Андрей Макаревич, певец: «Для того, чтобы думать, надо, чтобы думать кто-то научил в свое время. Боюсь, что в массе своей наше население этим не сильно страдает... Как были рабами, так рабами и остались…».
- Елена Хейдиз, художница: «…меня от дебилов тошнит, от русских дебилов, у которых нет ничего за душой кроме болтовни и претензии на «великость», вы – ничтожные дешевые глупые уроды, о которых стыдно даже марать руки».
- Евгения Чирикова: «Российские люди во многом похожи на крупный рогатый скот».
- Игорь Калинец, поэт: «Русские — это народ-палач, нация, не имеющая ничего святого».
Они так говорят о нас. Но кто они, кто так нас судит? Они прямо говорят: «Мы – другой народ, который не имеет ничего общего с этим быдлом, с этими скотами».
- Михаил Шишкин: «У нас очень странная ситуация: существуют два народа, называющиеся русскими, говорящие по-русски и населяющие одну и ту же территорию, но абсолютно разные по менталитету».
- Андрей Мальгин: «Страна действительно разделилась на две части. С одной стороны — поганые совки. Поставь такого в любом месте земного шара в любую толпу, сразу узнаешь: совок. Не затеряется. С другой стороны: люди с чувством собственного достоинства и со следами интеллекта на лице. Цивилизованные люди. Как до сих пор эти две России уживались друг с другом, совершенно непонятно. И как они в дальнейшем будут уживаться».
- Борис Акунин, писатель: «В России живут бок о бок два отдельных, нисколько не похожих народа, и народы эти с давних пор люто враждуют между собой. Есть Мы и есть Они. У Нас свои герои: ...Мандельштам, Пастернак, Сахаров. У Них — свои: Иван Грозный, Сталин, Дзержинский... Друг друга представители двух наций распознают с первого взгляда и в ту же секунду испытывают приступ острой неприязни. Нам не нравится в Них все: как Они выглядят, разговаривают, держатся, радуются и горюют, одеваются и раздеваются. Нас тошнит от их любимых певцов, фильмов и телепередач. Они платят Нам той же монетой, и еще с переплатой... Вот что делать с этой реальностью? Поубивать друг друга?»
Вы слышите – что транслируют эти господа? Там рвется темная, глухая ярость, такая же, как у Бунина. А какой порядок в России может построить этот особый, малый народ, захвативший власть? Конечно же он создаст порядок, который будет продиктован этой яростью, этой ненавистью.
- Юлия Латынина: «Чернь во все времена остается чернью... Я являюсь известным противником всеобщего избирательного права... То, что сейчас называется «народом», показывает, что чернь всегда остается чернью».
- Валерия Новодворская: «Я абсолютно не могу себе представить, как можно любить русского... Апартеид — нормальная вещь. Гражданские права существуют для людей просвещенных, сытых, благовоспитанных и уравновешенных. В зоне все откровеннее. Там есть права для всех, кроме как для «опущенных», «для петухов». И дело здесь не в физиологии, а в силе духа, в моральном уровне. Жалкие, несостоятельные в духовном плане, трусливые спят у параши и никаких прав не имеют. Если таким давать права, понизится общий уровень человечества. Так что апартеид — это правда, а какие-то всеобщие права человека — ложь. Русские в Эстонии и Латвии доказали своей тягой назад в СССР, своим пристрастием к красным флагам, что их нельзя с правами пускать в европейскую цивилизацию. Их положили у параши и правильно сделали».
То есть, для начала они хотят апартеида, но это для начала. Апартеид не удовлетворит их ненависти, они хотят другого:
- Игорь Юргенс, профессор ВШЭ: «России мешают русские».
Русские – главная проблема России с их точки зрения. А что надо сделать с этой проблемой?
- Юрий Пивоваров, историк: «….Вообще пора перестать жалеть так называемый народ. Народом, напомню, на Руси полагали малообразованное и малокультурное большинство».
Дмитрий Быков: «Россия — бросовая страна с безнадежным населением. Большая часть российского населения ни к чему не способна, перевоспитывать ее бессмысленно, она ничего не умеет и работать не хочет. Российское население неэффективно. Надо дать ему возможность спокойно спиться или вымереть от старости, пичкая соответствующими зрелищами».
Артемий Троицкий: «Я считаю русских мужчин в массе своей животными, существами даже не второго, а третьего сорта. Когда я вижу их — начиная от ментов, заканчивая депутатами, то считаю, что они, в принципе, должны вымереть… На самом деле, этой породы мне совершенно не жалко. И, вместо той, которая вымрет (а она вымрет), вырастет новая поросль нормальных мужчин — чистых, опрятных, умных…»
Понимаете, что они хотят? Чтобы ненавистное быдло вымерло, исчезло с лица земли. Только это может утолить ненависть господ. Вот вам и политика народосбережения.





 

Moroccan Soul

Profile

Пылающее сердце
blprizrak
blprizrak

Latest Month

January 2018
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel